ЗАКРЕПЛЕНИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В ПРОИЗВОДСТВЕ ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Т.В.Казина

Данная статья посвящена научному исследованию такой стадии доказывания, как закрепление доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях. Определяя перечень стадий, необходимых для разрешения дела об административном правонарушении и вынесения законного решения, автор рассматривает проблемы фиксации фактических данных. В статье отмечается возрастающая роль электронных документов в доказательственной базе.

Ключевые слова: стадия доказывания, фиксация доказательств, электронные документы, технические средства фиксации фактических данных, дело об административном правонарушении.

 

В КоАП РФ не раскрыты ни понятие стадии доказывания, ни содержание процессов сбора, проверки и оценки доказательств. Между тем вопросы, касающиеся стадий доказывания, в Уголовно-процессуальном и Гражданско-процессуальном кодексах рассмотрены более подробно.

В главе 26 КоАП РФ используются следующие названия процессуальных действий: выяснение обстоятельств предмета доказывания (ст. 26.1), истребование сведений (26.10), оценка доказательств (26.11). Оценка доказательств по правилам ст. 26.11 КоАП РФ объединяет две стадии доказывания: исследование и оценку полученных доказательств. Следует отметить, что перечень процессуальных действий по осуществлению доказывания. Представленный в ст. ст. 26.1, 26.10, 26.11 КоАП РФ, не в полной мере раскрывает сущность и специфику доказывания в производстве по делам об административных правонарушениях. В связи с этим представляется целесообразным указать в КоАП РФ обнаружение, восстановление, процессуальное закрепление, исследование и оценку доказательств как стадии доказывания.

Безусловно, одной из важнейших стадий доказывания, которую необходимо выделить, является процессуальное закрепление доказательств. Под процессуальным закреплением доказательств понимается их фиксирование в установленной административно-процессуальным законом форме. Доказательства, полученные в результате процессуальных действий, закрепляются путем составления протокола. Приобщение вещественных доказательств осуществляется по результатам их осмотра, что оформляется соответствующим протоколом, а также специальным постановлением (решением). Иные документы приобщаются к материалам дела об административном правонарушении соответствующим решением.

Выявленное доказательство не обладает ценной доказательственной информацией, если оно не закреплено в надлежащей форме. Пример тому — дела, прекращенные производством из-за отсутствия состава правонарушения по факту отсутствия надлежаще оформленного процессуального доказательства.

Необходимо подчеркнуть, что в процессе разбирательства по делу об административном правонарушении субъект административной юрисдикции и лица, участвующие в деле, принимают активное участие в исследовании каждого доказательства. По факту выявления ненадлежаще оформленного доказательства участники судебного разбирательства вправе ставить перед судом вопрос о признании данного доказательства недопустимым.

В качестве примера последствий ненадлежащего соблюдения процессуального закрепления формы доказательств можно привести следующее. В производстве по делам об административных правонарушениях как доказательственный материал используются письменные объяснения свидетеля, предупрежденного по ст. 17.9 КоАП РФ. Однако при отсутствии отметки в протоколе опроса о предупреждении свидетеля об административной ответственности за дачу ложных свидетельских показаний либо за отказ от них и неявку указанного свидетеля в суд для дачи свидетельских показаний данные письменные объяснения не будут иметь доказательственного значения. Рапорт сотрудника правоохранительного органа без визы руководителя о приобщении данного документа к материалам дела также не будет являться доказательством по рассматриваемому делу об административном правонарушении, поскольку он не оформлен в надлежащем процессуальном порядке.

В связи с тем что в КоАП РФ отсутствует исчерпывающий перечень фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию, отсутствуют и требования к процессуальному закреплению некоторых видов доказательств. Так, схема административного правонарушения, оформленная без подписей понятых и лица, привлекаемого к административной ответственности, в настоящее время включается многими судьями в доказательственный материал. Однако данный рисунок-схема не всегда обладает должной доказательственной информацией, поскольку в нем могут отсутствовать необходимые процессуальные реквизиты: точные координаты, расположение предметов и людей относительно друг друга, а также многое другое. Но самое главное — с данным спорным документом может быть незнакомо лицо, в отношении которого возбуждено производство по делу об административном правонарушении, в связи с чем оно лишено возможности полноценно осуществлять свою защиту. При этом необходимо отметить, что рисунок-схема может стать полноценным доказательством по делу об административном правонарушении при соблюдении нескольких условий: данный документ должен содержать подпись лица, в отношении которого ведется производство по делу; для составления схемы привлекаются понятые; рисунок-схема должен иметь привязку к местности, на которой выявлено административное правонарушение.

Глобализация процесса доказывания во всех отраслях права требует развития и внедрения информационных технологий в юрисдикционную сферу деятельности Российского государства.

В связи с развитием электроники и проникновением ее в быт людей расширяется возможность фиксирования фактов с помощью аудио-, видеозаписей и других средств, причем порой с более высоким качеством по сравнению с тем, которое возможно при использовании уже привычных носителей информации. Ученые, рассматривая теоретические вопросы теории доказательств, предлагали уже во второй половине XX в. расширить перечень средств доказывания, что было обусловлено развитием научно-технического прогресса. Не случайно все более актуальной становится проблема использования электронных документов в качестве доказательств в производстве по делам об административных правонарушениях.

ГПК РФ — единственный из процессуальных кодексов, который выделяет специальную статью, раскрывающую понятия «аудио- и видеозаписи» как доказательства в гражданском процессе, не указывая при этом, что относит их к письменным доказательствам (ст. 77). Данной статьей регламентируется, что лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи.

В АПК РФ законодатель в статье, посвященной письменным доказательствам, в ч. 3 ст. 75, причисляет к данному виду доказательств и документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, а также документы, подписанные электронной цифровой подписью или иным аналогом собственноручной подписи.

Таким образом, законодатель в действующих процессуальных кодексах не регламентирует новый вид доказательств, полученных путем использования компьютерной или иной электронной техники. Он либо именует их документами (причем с оговоркой «иные»), либо причисляет к письменным видам доказательств.

С моей точки зрения, выделение электронных документов продиктовано требованием времени, юридически обоснованно и будет способствовать на практике индивидуализации доказательства. Выявлению его природных особенностей. Выявление особенностей источников, полученных с помощью научно-технических средств, непременно скажется на качестве оценки совокупности доказательств, что в итоге отразится на сокращении сроков рассмотрения дел об административных правонарушениях. Появление электронных видов доказательств призвано облегчить доказывание и сделать выводы правоприменителя по разрешаемому делу лишенными иного толкования, чем это указано в описательно-мотивировочной части постановления.

Однако в некоторых случаях электронный документ может усложнить процедуру рассмотрения дела, если данные видеофиксации противоречат другим доказательствам по делу.

Так, в материалах дела об административном правонарушении из доказательств присутствовали протокол об административном правонарушении и видеофиксация, находящаяся на CD-диске. При исследовании фактических обстоятельств судом было установлено, что в протоколе об административном правонарушении указано транспортное средство, марка которого не совпадает с маркой автомашины, запечатленной на видеосъемке. При этом личностные данные лица, привлекаемого к административной ответственности, и субъект видеозаписи совпадают в одном лице. У видеофиксации отсутствуют данные о дате, времени съемки, отсутствует привязка по местности, в связи с чем невозможно установить, когда производилась запись выявленного нарушения. Лицо, привлекаемое к ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, пояснило, что автомашина, марка и идентификационные номера которой значатся по тексту протокола об административном правонарушении, в указанные время и дату находилась на гарантийном обслуживании в сервис-центре, о чем имеется ответ на запрос суда, следовательно, он на ней управлять не мог. Кроме того, на видеофиксации изображен другой автомобиль. В ходе опроса лица, привлекаемого к административной ответственности, выяснилось, что оно имеет в собственности несколько транспортных средств, в том числе и указанный по тексту протокола и запечатленный на видео. Установить достоверно, в какое время и дату оно управляло транспортным средством, зафиксированным на видео, не представилось возможным. В связи с тем что все неустранимые сомнения, возникающие в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении, толкуются в пользу лица, привлекаемого к административной ответственности, производство по делу было прекращено из-за отсутствия состава административного правонарушения.

Определенные проблемы истинности доказательств, закрепленных в электронной форме, состоят в том, что аудио- и видеозаписи с помощью существующих технических приемов можно изменить, исказив их содержание. Это достигается путем стирания части информации на магнитной ленте или диске, переписи информации в ином режиме (замедленном или ускоренном), добавлении части записи и т.д. Искажение сведений на магнитных носителях порой осуществляется весьма профессионально и бывает трудно распознаваемым.

В качестве гарантии против изменения или уничтожения аудио- и видеозаписей, приобщенных к делу об административном правонарушении в качестве судебных доказательств, установлена обязанность суда сохранять их в неизменном состоянии. Это означает, что электронные носители информации должны быть запечатаны и храниться в суде в таких условиях, которые исключали бы доступ к ним лиц, участвующих в деле, представителей, посторонних лиц до момента исследования доказательств в судебном заседании.

В отношении информации, составляющей содержание электронного документа, всегда должна существовать возможность ее идентификации и аутентификации, т.е. должна существовать возможность проверки достоверности документа. Под идентификацией электронного документа понимают возможность установления того, что он действительно получен от лица, которое, например, обозначено в нем в качестве отправителя. Под аутентификацией электронного документа обычно понимают возможность проверки целостности и неизменности содержания электронного документа.

КоАП РФ не предоставляет приоритет какому-либо виду доказательства, однако на практике при исследовании доказательств в ходе рассмотрения дела об административном правонарушении зачастую приоритет отдается видеофиксации. Такой подход считаем недопустимым.

Электронные документы необходимо отразить в КоАП РФ как особый вид доказательств. Представляется, что электронный документ должен быть представлен как документ, содержащий информацию, имеющую отношение к делу об административном правонарушении, зафиксированную на материальном носителе и полученную с соблюдением процессуального порядка собирания.

Особо следует сказать о показаниях специальных технических средств (ст. 26.8 КоАП РФ), которые, на мой взгляд, следует относить к смешанным доказательствам, поскольку они оформляются сразу из двух источников: личного и вещественного. Их нельзя однозначно отнести к личным доказательствам, поскольку в его формировании непосредственного участия сознание человека не принимало. Однако сознание человека участвует в составлении программ для работы специальных технических средств, в их поверке на предмет соответствия стандартам, а также в расшифровке данных, полученных при использовании этих технических средств. Показания специальных технических средств не могут быть вещественным доказательством, поскольку они не являются предметом или его частью. Необходимо отметить, что документ — показания специальных технических средств — может быть вещественным доказательством только в том случае, если он обладает специфическими особенностями (подчистка, подделка, исправление и т.п.).

В соответствии со ст. ст. 26.2, 26.8 КоАП РФ показания специальных технических средств считаются доказательствами по делу об административном правонарушении. В КоАП РФ определены требования к специальным средствам измерения. Такие приборы должны быть утверждены в установленном порядке в качестве средств измерения, иметь соответствующие сертификаты и пройти метрологическую поверку (ч. 1 ст. 26.8 КоАП РФ). Порядок утверждения технических средств в качестве средств измерения определен Федеральным законом от 26 июня 2008 г. N 102-ФЗ «Об обеспечении единства измерений» (ред. от 13.07.2015) . Следует отметить, что измерения должны осуществляться в соответствии с аттестованными в установленном порядке методиками. Хотя КоАП РФ не указывает на обязанность соблюдения методики измерения, проведение измерения в отсутствие аттестованной методики измерения либо с ее нарушением представляется неправомерным. Показания специальных технических средств, полученные с нарушением указанных требований, должны признаваться недопустимыми доказательствами по делу об административном правонарушении в силу ч. 3 ст. 26.2 КоАП РФ.

———————————

Федеральный закон от 26 июня 2008 г. N 102-ФЗ «Об обеспечении единства измерений» (ред. от 13.07.2015) // СПС «КонсультантПлюс».

Сведения о поверке контрольно-измерительного прибора, служащего для определения скоростного режима транспортных средств, при разных обстоятельствах могут быть оценены правоприменителем как положительно, так и подвергнуты критике. Так, в материалах дела об административном правонарушении помимо свидетельства о поверке контрольно-измерительного прибора имеются протокол об административном правонарушении и видеофиксация осуществления скоростного режима водителем. Несмотря на тот факт, что водитель не признает вины в совершении административного правонарушения, достаточность материала позволяет сделать положительный вывод о виновности лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. о наличии признаков административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.9 КоАП РФ.

В других материалах дела об административном правонарушении, кроме протокола об административном правонарушении и свидетельства о поверке контрольно-измерительного прибора, иных письменных доказательств не имеется. В случае непризнания лицом, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, вины в совершении данного административного правонарушения и отсутствия полноты доказательственного материала доводы правоприменителя в результате оценки совокупности доказательств на основе принципа внутреннего убеждения будут иными. Как правило, недостаточность доказательственного материала по делу об административном правонарушении влечет за собой вывод об отсутствии в действиях лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, признаков административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.9 КоАП РФ. В таком случае выносится постановление о прекращении производства по разрешаемому делу.

Таким образом, технические средства фиксации фактических данных по делам об административных правонарушениях призваны систематизировать доказательственную базу и, как следствие, облегчить работу правоприменителя. Данный аспект подтверждает важность выделения в производстве по делам об административных правонарушениях такой стадии доказывания, как процессуальное закрепление доказательств.

Российский судья. -2016. — № 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code