Постановление ЕСПЧ от 17.09.2015 «Дело «Сергеев (Sergeyev) против Российской Федерации» (жалоба N 29699/09)

По делу обжалуется жалоба заявителя на бесчеловечные условия содержания под стражей и на то, что не было обеспечено участие защитника при рассмотрении его дела в суде кассационной инстанции. По делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в совокупности с подпунктом «c» пункта 3 статьи 6 Конвенции.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО «СЕРГЕЕВ (SERGEYEV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <1>
(Жалоба N 29699/09)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>

(Страсбург, 17 сентября 2015 г.)
———————————

<1> Перевод с английского Д.Г. Николаева.

<2> Настоящее Постановление вступило в силу 17 сентября 2015 г. в соответствии с пунктом 2 статьи 28 Конвенции (примеч. редактора).

 

По делу «Сергеев против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Комитетом в составе:

Ханлара Гаджиева, Председателя Комитета,
Юлии Лаффранк,
Эрика Месе, судей,
а также при участии Андре Вампаша, заместителя Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 25 августа 2015 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА

  1. Дело было инициировано жалобой N 29699/09, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Российской Федерации Сергеем Федоровичем Сергеевым (далее — заявитель) 9 апреля 2009 г.
  2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.
  3. 19 мая 2014 г. жалоба в части условий содержания под стражей и отсутствия защитника заявителя в ходе кассационного разбирательства была коммуницирована властям Российской Федерации, а в остальной части жалоба была объявлена неприемлемой для рассмотрения по существу.

 

ФАКТЫ

  1. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
  1. Заявитель родился в 1969 году и проживает в г. Москве.
  1. УГОЛОВНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

 

  1. 13 августа 2008 г. Таганский районный суд г. Москвы признал заявителя виновным в получении взятки и приговорил его к трем годам лишения свободы.
  2. Заявитель обжаловал приговор. 13 октября 2008 г. Московский городской суд, рассмотрев жалобу, изменил приговор. Он переквалифицировал деяние как превышение должностных полномочий и сократил срок лишения свободы до 1,5 лет. Прокурор присутствовал на слушании и делал устные заявления. Заявитель также присутствовал на слушании, однако не был представлен адвокатом. Впоследствии в ту же дату его адвокат просил Московский городской суд рассмотреть дело в его отсутствие.

 

  1. УСЛОВИЯ СОДЕРЖАНИЯ ПОД СТРАЖЕЙ

 

  1. С 21 ноября 2007 г. по 3 ноября 2008 г. заявитель содержался в Следственном изоляторе N ИЗ-77/2 г. Москвы <3>. Изолятор был переполнен.

———————————

<3> Так в тексте. По-видимому, имеется в виду Федеральное казенное учреждение «Следственный изолятор N 2 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по г. Москве» (также известен как «Бутырка») (примеч. редактора).

 

  1. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

  1. Краткий обзор соответствующего внутригосударственного законодательства и практики изложен в Постановлении Европейского Суда по делу «Шулепов против Российской Федерации» (Shulepov v. Russia) от 26 июня 2008 г., жалоба N 15435/03 <4>, §§ 17 — 20.

———————————

<4> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2009. N 6 (примеч. редактора).

 

ПРАВО

  1. ХОДАТАЙСТВО ВЛАСТЕЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ ИСКЛЮЧЕНИИ ЖАЛОБЫ НА ОСНОВАНИИ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ ИЗ СПИСКА ДЕЛ, ПОДЛЕЖАЩИХ РАССМОТРЕНИЮ ЕВРОПЕЙСКИМ СУДОМ

 

  1. Заявитель жаловался, что условия его предварительного заключения противоречили статье 3 Конвенции, которая предусматривает:

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

  1. Власти Российской Федерации выступили с односторонним ходатайством 18 ноября 2014 г. В частности, они признали, что условия содержания под стражей в следственном изоляторе не соответствовали требованиям статьи 3 Конвенции, и выразили готовность выплатить заявителю 4 935 евро в качестве справедливой компенсации. Они также просили Европейский Суд исключить жалобу из списка дел в соответствии со статьей 37 Конвенции. В оставшейся части ходатайства указывалось следующее:

«Таким образом, власти предлагают Европейскому Суду прекратить производство по делу. Они предлагают Европейскому Суду принять настоящее заявление в качестве «любой другой причины», оправдывающей исключение жалобы из списка дел, подлежащих рассмотрению в соответствии с подпунктом «c» пункта 1 статьи 37 Конвенции.

Сумма, покрывающая материальный ущерб и моральный вред, упомянутая выше, а также расходы и издержки освобождаются от уплаты налогов, которые могут быть начислены на эту сумму. Она будет выплачена в течение трех месяцев со дня уведомления о решении, принятом Европейским Судом в соответствии с пунктом 1 статьи 37 Конвенции. В случае неуплаты этой суммы в указанный трехмесячный срок власти Российской Федерации обязуются уплатить на эту сумму простые проценты с момента истечения этого срока до момента выплаты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента.

Выплата будет представлять собой окончательное урегулирование дела в соответствующей части».

  1. Заявитель не согласился с предложением властей Российской Федерации.
  2. Европейский Суд напоминает, что статья 37 Конвенции предусматривает, что он может на любой стадии разбирательства принять решение о прекращении производства по делу, если обстоятельства ведут к одному из заключений, определенных в подпунктах «a» — «c» пункта 1 статьи 37 Конвенции. В частности, подпункт «c» пункта 1 статьи 37 Конвенции позволяет Европейскому Суду прекращать производство по делу:

«…по любой другой причине, установленной Судом, если дальнейшее рассмотрение жалобы является неоправданным».

  1. Он также напоминает, что при определенных обстоятельствах он может исключить жалобу из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом, в соответствии с подпунктом «c» пункта 1 статьи 37 Конвенции, на основании одностороннего ходатайства государства-ответчика, даже если заявитель желает, чтобы рассмотрение дела было продолжено.
  2. В этих целях Европейский Суд внимательно рассмотрит ходатайство в свете принципов, выработанных в его прецедентной практике, в частности, в деле Тахсина Аджара (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Тахсин Аджар против Турции» (Tahsin Acar v. Turkey), жалоба N 26307/95, §§ 75 — 77, ECHR 2003-VI, Решение Европейского Суда от 26 июня 2007 г. по делу «Компания «ВАЗА Спулка з о.о.» против Польши» (WAZA Spolka z o.o. v. Poland), жалоба N 11602/02, и Решение Европейского Суда по делу «Сульвиньская против Польши» (Sulwinska v. Poland), жалоба N 28953/03).
  3. Прежде всего Европейский Суд отмечает, что с первого постановления, касающегося бесчеловечного и унижающего достоинство содержания в следственных изоляторах Российской Федерации (см. Постановление Европейского Суда по делу «Калашников против Российской Федерации» (Kalashnikov v. Russia), жалоба N 47095/99 <1>, ECHR 2002-VI), он устанавливал сходные нарушения в более чем сотне дел против Российской Федерации. Отсюда следует, что доводы настоящей жалобы основаны на ясной и обширной прецедентной практике Европейского Суда.

———————————

<1> См.: Путеводитель по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год (примеч. редактора).

 

  1. Возвращаясь далее к природе признаний, содержащихся в ходатайстве властей Российской Федерации, Европейский Суд признает, что власти Российской Федерации не оспаривали утверждения заявителя и прямо признали нарушение вышеупомянутого положения Конвенции.
  2. Что касается предлагаемого возмещения заявителю, власти Российской Федерации обязались уплатить компенсацию материального ущерба и морального вреда, а также судебных расходов и издержек. Даже если метод подсчета, проведенный властями Российской Федерации в части жалоб на условия содержания под стражей не соответствует в точности руководству Европейского Суда в пилотном постановлении (см. Постановление Европейского Суда по делу «Ананьев и другие против Российской Федерации» (Ananyev and Others v. Russia) от 10 января 2012 г., жалобы N 42525/07 и 60800/08 <2>), важно то, что предложенная сумма не является необоснованной в сравнении с компенсациями, присужденными Европейским Судом в сходных делах (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Коккьярелла против Италии» (Cocchiarella v. Italy), жалоба N 64886/01, § 105, ECHR 2006-V). Власти Российской Федерации обязались произвести выплату этой суммы в течение трех месяцев после решения Европейского Суда с уплатой процентов в случае просрочки платежа.

———————————

<2> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. N 8 (примеч. редактора).

 

  1. Таким образом, Европейский Суд полагает, что дальнейшее рассмотрение дела в части указанных выше жалоб не является оправданным. Поскольку Комитет министров осуществляет надзор в соответствии с пунктом 2 статьи 46 Конвенции за исполнением постановлений, затрагивающих те же вопросы, Европейский Суд также удовлетворен тем, что уважение прав человека, определенных Конвенцией (а именно пунктом 1 статьи 37 Конвенции), не требует продолжения рассмотрения этой части заявления. В любом случае решение Европейского Суда не исключает решение, которое он может принять о восстановлении в соответствии с пунктом 2 статьи 37 жалобы в данной части в списке дел, если власти Российской Федерации не исполнят условия своего одностороннего ходатайства (см. Решение Европейского Суда по делу «Йосипович против Сербии» (Josipovic v. Serbia) от 4 марта 2008 г., жалоба N 18369/07, и Решение Европейского Суда по делу «Алексенцева и 28 других лиц против Российской Федерации» (Aleksentseva and 28 Others v. Russia) от 23 марта 2006 г., жалобы N 75025/01 и др. <1>).

———————————

<1> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2009. N 2 (примеч. редактора).

 

  1. На основании вышеизложенного целесообразно исключить жалобу в части, указанной выше, из списка дел, подлежащих рассмотрению Европейским Судом.

 

  1. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ

 

  1. Заявитель жаловался, что его право на справедливое разбирательство дела было нарушено, поскольку он не имел представителя на заседании суда кассационной инстанции. Он ссылался на пункт 1 и подпункт «c» пункта 3 статьи 6 Конвенции, соответствующие части которых предусматривают:

«1. Каждый… имеет право на справедливое… разбирательство дела… независимым и беспристрастным судом…

  1. 3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

…(c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника…».

 

  1. ПРИЕМЛЕМОСТЬ ЖАЛОБЫ

 

  1. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении подпункта «a» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

  1. СУЩЕСТВО ЖАЛОБЫ

 

  1. Власти Российской Федерации утверждали, что адвокат был надлежащим образом уведомлен о дате слушания по кассационной жалобе, однако просил городской суд рассмотреть дело в его отсутствие, а заявитель имел возможность привести свои доводы лично. Они далее отметили, что суд кассационной инстанции сократил срок лишения свободы. Наконец, власти Российской Федерации добавили, что заявитель не ходатайствовал о переносе слушания или назначении другого адвоката.
  2. Заявитель настаивал на своей жалобе. Он утверждал, в частности, что ходатайствовал о назначении другого адвоката.
  3. Европейский Суд отмечает, что отсутствие адвоката на заседаниях судов кассационной инстанции является обычным предметом рассмотрения в делах против Российской Федерации и устоявшейся прецедентной практике Европейского Суда (см. Постановление Европейского Суда по делу «Самошенков и Строков против Российской Федерации» (Samoshenkov and Strokov v. Russia) от 22 июля 2010 г., жалобы N 21731/03 и 1886/04 <2>, Постановление Европейского Суда по делу «Синичкин против Российской Федерации» (Sinichkin v. Russia) от 8 апреля 2010 г., жалоба N 20508/03 <3>, Постановление Европейского Суда по делу «Шугаев против Российской Федерации» (Shugayev v. Russia) от 14 января 2010 г., жалоба N 11020/03 <4>, Постановление Европейского Суда по делу «Шилбергс против Российской Федерации» (Shilbergs v. Russia) от 17 декабря 2009 г., жалоба N 20075/03 <5>, Постановление Европейского Суда по делу «Потапов против Российской Федерации» (Potapov v. Russia) от 16 июля 2009 г., жалоба N 14934/03 <6>, Постановление Европейского Суда по делу «Григорьевских против Российской Федерации» (Grigoryevskikh v. Russia) от 9 апреля 2009 г., жалоба N 22/03 <7>, Постановление Европейского Суда по делу «Тимергалиев против Российской Федерации» (Timergaliyev v. Russia) от 14 октября 2008 г., жалоба N 40631/02 <8>, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Шулепов против Российской Федерации»).

———————————

<2> См.: там же. 2011. N 7 (примеч. редактора).

<3> См.: там же. 2010. N 9 (примеч. редактора).

<4> См.: там же. 2010. N 6 (примеч. редактора).

<5> См.: Российская хроника Европейского Суда. 2010. N 3 (примеч. редактора).

<6> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. N 11 (примеч. редактора).

<7> См.: там же. 2010. N 2 (примеч. редактора).

<8> См.: там же. 2009. N 9 (примеч. редактора).

 

  1. Европейский Суд напоминает, что согласно статье 51 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) участие защитника является обязательным, если подозреваемый или обвиняемый прямо не откажется от него, за исключением определенных категорий дел, не допускающих такого отказа (см. § 8 настоящего Постановления). Нет каких-либо указаний на то, что заявитель намеревался отказаться от представительства адвокатом во время кассационного разбирательства, и городской суд был уведомлен, что его адвокат не будет присутствовать и что, с учетом уведомления в последний момент, заявитель не сможет нанять другого адвоката.
  2. Стороны не пришли к согласию в вопросе о том, ходатайствовал ли заявитель перед судом кассационной инстанции о переносе заседания. Сложно установить, действительно ли заявитель затрагивал этот вопрос, так как протокол во время кассационного разбирательства не велся. Однако поскольку очевидно, что заявитель не имел юридического представителя во время заседания суда кассационной инстанции, городской суд имел несколько вариантов действий (см. Постановление Европейского Суда по делу «Баллиу против Албании» (Balliu v. Albania) от 16 июня 2005 г., жалоба N 74727/01, § 35). Он мог или назначить другого адвоката, как предусмотрено подпунктом 1 части первой статьи 51 УПК РФ, или отложить заседание по собственной инициативе для обеспечения участия защитника впоследствии. Тем не менее, как видно, городской суд не сделал ни того, ни другого.
  3. Европейский Суд напоминает, что принцип справедливого разбирательства предусматривает, в частности, чтобы каждой стороне была предоставлена разумная возможность изложить свою позицию при условиях, которые не ставят ее в положение существенного неудобства по сравнению с другой стороной (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Шилбергс против Российской Федерации», § 100). С учетом участия прокурора в кассационном разбирательстве и отсутствия со стороны городского суда действий в отношении затруднительного положения заявителя, который остался без юридического представительства во время заседания по кассационной жалобе, где могли рассматриваться вопросы права, Европейский Суд полагает, что принцип справедливого разбирательства не был соблюден.
  4. Соответственно, по делу было допущено нарушение требований пункта 1 и подпункта «c» пункта 3 статьи 6 Конвенции.

 

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

  1. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 

  1. УЩЕРБ

 

  1. Заявитель требовал 1 000 000 евро в качестве компенсации морального вреда.
  2. Власти Российской Федерации не представили комментариев по этому поводу.
  3. Европейский Суд присуждает заявителю 4 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

  1. СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ И ИЗДЕРЖКИ
  1. Заявитель не предъявлял требований по данному основанию.
  1. ПРОЦЕНТНАЯ СТАВКА ПРИ ПРОСРОЧКЕ ПЛАТЕЖЕЙ

 

  1. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

 

1) принял к сведению условия ходатайства властей Российской Федерации и средства обеспечения принятых в нем обязательств и решил прекратить производство по жалобе в соответствии с подпунктом «c» пункта 1 статьи 37 Конвенции, что касается жалобы в соответствии со статьей 3 Конвенции;

2) объявил жалобу приемлемой в части отсутствия представительства во время заседания суда кассационной инстанции;

3) постановил, что имело место нарушение пункта 1 и подпункта «c» пункта 3 статьи 6 Конвенции в части отсутствия юридического представительства заявителя во время кассационного разбирательства;

4) постановил, что:

(a) государство-ответчик обязано в течение трех месяцев выплатить заявителю 4 000 евро (четыре тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда, а также любой налог, начисляемый на указанную сумму, подлежащие переводу в валюту государства-ответчика по курсу, который будет установлен на день выплаты;

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эту сумму должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 17 сентября 2015 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Комитета Суда
ХАНЛАР ГАДЖИЕВ
Заместитель Секретаря Секции Суда
АНДРЕ ВАМПАШ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code