СОКРАЩЕНИЕ ПОДСУДНОСТИ СУДА ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ


А.И.Ротар, К.С.Марикина

Суд присяжных заседателей во все времена вызывал споры о необходимости его существования. В настоящее время четко прослеживается тенденция законодателя к сокращению подсудности присяжных заседателей, что неоднозначно воспринимается в обществе. Анализ поправок, внесенных в УПК РФ и мнений авторов указывает на отсутствие единой позиции по обозначенной проблеме.

Ключевые слова: суд присяжных заседателей, подсудность.
В России официально суды присяжных впервые были введены в результате проведения Судебной реформы 1864 г. императором Александром II. Упраздненные в 1917 г., они возродились уже в новой России в 1993 г.

В настоящее время большую актуальность приобрела проблема сокращения подсудности суда присяжных заседателей, эта тема стала особо обсуждаема в последние годы как в среде практических работников, так и в научных кругах.

В первоначальной редакции УПК РФ суду присяжных заседателей были подсудны все уголовные дела по тяжким и особо тяжким преступлениям, всего более 50 составов преступлений. Это в основном квалифицированные и особо квалифицированные составы таких преступлений, как: убийство, похищение человека, изнасилование, террористический акт, захват заложника, организация незаконного вооруженного формирования, бандитизм, организация преступного сообщества, и др.

Мы провели подробный анализ федеральных законов, которыми в подсудность данного состава суда были внесены изменения.

ФЗ РФ от 30 декабря 2008 г. № 321-ФЗ [1] из составов преступлений, по которым могли быть заявлены ходатайства о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, были исключены такие преступления , как: террористический акт, захват заложника, организация незаконного вооруженного формирования, массовые беспорядки, государственная измена, шпионаж, насильственный захват власти, вооруженный мятеж, диверсия, всего — 9 составов.

ФЗ РФ от 29.12.2010 г № 433-ФЗ [2] из подсудности присяжных были исключены уголовные дела о преступлениях, составляющих сведения о государственной тайне, а также уголовные дела в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи федерального суда, мирового судьи.

Далее в УПК РФ были внесены изменения, направленные на сокращение подсудности уголовных дел, рассматриваемых в областном и равном ему суде, что автоматически сократило подсудность суда присяжных. Так, были исключены такие составы преступлений (всего более 20 составов), как получение, дача взятки, преступления против правосудия (неуважение к суду, незаконное привлечение к уголовной ответственности, освобождение от уголовной ответственности), принуждение к даче показаний, провокация взятки или коммерческого подкупа и др.

В связи с последними поправками, введенными ФЗ РФ от 28.12.2013 г № 432-ФЗ [3] из подсудности присяжных было изъято еще несколько составов. Это составы преступлений против половой свободы и половой неприкосновенности (ч. 4 и 5 ст. 131, 132, ч. 6 ст. 134 УК РФ).

Таким образом, на сегодняшний день в подсудности присяжных осталось около 20 составов преступлений. То есть всего с 2008 г число составов, подсудных суду с участием присяжных, уменьшилось примерно на 65 %.

Из вышесказанного мы видим, что количество преступлений подсудных суду присяжных заседателей сокращается как напрямую (как, например, изъятие уголовных дел о фактах терроризма, изнасилования), так и косвенно, т. е. при сокращении предметной подсудности судов края и области (поскольку автоматически сокращается подсудность и присяжных).

Нужно отметить, что единство мнений по вопросу о сокращении подсудности присяжных отсутствует.

Большой спор вызвало исключение из подсудности судов присяжных преступлений террористической направленности. Этот вопрос был предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ (КС РФ), который признал конституционным внесение изменений в УПК РФ в части сокращения подсудности присяжных. В Постановлении от 19 апреля 2010 г. № 8-П [4] разъяснено: «Право обвиняемого на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей не относится к числу основных прав, неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения. Данное право не входит в основное содержание конституционного права на судебную защиту, которое не подлежит изменению, а выступает в качестве одной из его возможных процессуальных гарантий». Исключение из подсудности судов присяжных преступлений террористической направленности КС РФ объясняет тем, террористическая деятельность направлена на создание реальной угрозы для жизни и здоровья как населения, так и участников уголовного судопроизводства, и может оказывать серьезное воздействие и отрицательно влиять на способность входящих в состав суда лиц к принятию адекватных решений.

Изъятие из подсудности суда с участием присяжных заседателей дел о терроризме и связанных с ним преступных деяниях, таких, как вооруженный мятеж и насильственный захват власти, вызывается их повышенной сложностью и спецификой самих преступлений, чем в современных условиях предопределяется правомочие именно профессиональных судей делать вывод о виновности или невиновности подсудимых на основе исследования фактических обстоятельств и оценки собранных доказательств.
При вынесении данного Постановления были высказаны два особых мнения судьями КС РФ, которые не согласны с общим мнением судей данного суда. Так, судья В. Г Ярославцев считает, что исключение из подсудности данной категории уголовных дел не соответствует Конституции РФ, и объясняет это тем, что, сократив число уголовных дел, отнесенных к подсудности присяжных заседателей, федеральный законодатель проигнорировал волю многонационального народа России, который, приняв Конституцию РФ, определил, что суд с участием присяжных заседателей является преимущественной формой отправления правосудия при рассмотрении указанной категории преступлений впредь до отмены смертной казни. Он говорит о том, что сокращение дел, подсудных присяжным заседателям существенно нарушает как конституционное право граждан на участие в отправлении правосудия, так и конституционное право граждан на судебную защиту, так как данное снижение уровня гарантий не может рассматриваться как допустимое ограничение прав.

Безусловно, большой резонанс вызвало недавнее исключение из подсудности присяжных уголовных дел о преступлениях против половой свободы и половой неприкосновенности несовершеннолетних. Как сказано в пояснительной записке к федеральному закону, которым были внесены изменения: «Это объясняется тем, что мнение суда присяжных заседателей о показаниях несовершеннолетнего потерпевшего и иных полученных с его участием доказательствах по уголовному делу должно формироваться с учетом специальных знаний о психологических особенностях несовершеннолетних потерпевших разного возраста. Таким образом, будет реализована одна из основных задач уголовного судопроизводства, которая заключается в максимальной защите прав и интересов несовершеннолетних потерпевших от дополнительных психологических страданий в связи с публичным рассмотрением уголовного дела, а также неоднократным повторением информации о совершенных в отношении ребенка действиях насильственного характера».

В юридической литературе нет однозначного мнения по вопросу о сокращении подсудности присяжных заседателей. Встречаются как противники, так и те, кто поддерживают сокращение юрисдикции присяжных заседателей.

Противниками являются, например, Ю. Дмитриев (доктор юридических наук, академик РАЕН, почетный профессор Европейского университета, член-корреспондент РАО), который говорит о том, что сокращение юрисдикции судов присяжных — это очередное наступление на конституционные права человека — право на участие в правосудии. По его мнению, сначала законодатель, а затем и КС РФ пошли на поводу у спецслужб, которые занимаются расследованием данной категории дел [9].

Л.А. Блажнова, практикующий адвокат г Саратова, тенденцию сокращения юрисдикции суда с участием присяжных заседателей аналогично рассматривает как нарушение конституционных норм и международной практики и объясняет это политическими причинами и говорит о том, что «если идет тенденция к сворачиванию судов присяжных — это тревожный синдром, свидетельствующий о том, что государство становится деспотичным, тоталитарным» [6, с. 30].

В. В. Конин (адвокат Адвокатской палаты Калининградской области, заведующий кафедрой международного права Калининградского филиала Международного университета в Москве, кандидат юридических наук) в тенденции сокращения количества составов преступлений, подсудных суду с участием присяжных заседателей видит «…стремление власти ограничить право народа РФ на управление государством посредством участия в осуществлении правосудия. Причина здесь одна: большое, на взгляд власти и правоохранительных органов, количество оправдательных приговоров. А между тем, суд с участием присяжных заседателей как институт гражданского общества позволяет сделать судебную систему более открытой, более справедливой, поднять ее авторитет» [12, с. 23].

Однако не менее веские доводы приводят и те, кто поддерживают данную тенденцию. Например, В.М. Быков (доктор юридических наук профессор) говорит о том, что в соответствии со ст. 17 УПК судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Поскольку присяжные заседатели заведомо не могут знать закон, которым они должны руководствоваться при оценке доказательств, то трудно ожидать, что вынесенный ими вердикт будет законным, обоснованным и справедливым. В.М. Быков считает, что суд присяжных в его сегодняшнем виде является неэффективным [8, с. 41].

Также С. Ефименко указывает на то, что «незнание законов и непонимание их смысла делает невозможным надлежащее отправление правосудия коллегией присяжных заседателей» [10, с. 42].

И.Н. Алексеев обоснованно, по нашему мнению, считает, что налицо полная непредсказуемость приговоров, выносимых судом с участием присяжных заседателей, как при осуждении, так и при оправдании подсудимых [5, с. 53].

В последних приведенных высказываниях смущает то, что, согласно УПК РФ, свое решение по поставленным вопросам присяжные не обосновывают, тем более от присяжных не требуется знание законов, поскольку они привлекаются только для разрешения фактических обстоятельств уголовного дела. В этом и состоит особенность данной формы судебного разбирательства.

Известный процессуалист, профессор В.П. Божьев, комментируя Постановление Пленума Верховного Суда РФ о производстве в суде с участием присяжных заседателей, справедливо указывает: «…очевидно и другое: присяжные заседатели ни в первом, ни при повторном рассмотрении не в состоянии (по уровню своих знаний) решить вопрос о виновности подсудимых по сложным, многотомным делам» [7, с. 7].

Споры по обозначенным нами вопросам происходят и в политических кругах. Так, член Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи, член фракции «Справедливая Россия» Илья Пономарев выступает противником «любого сокращения поля юрисдикции суда присяжных», поскольку суть этой инстанции в том и состоит, чтобы судебные решения зависели от «гласа народа», отражающего позицию общества [11].

Член Комитета Совета Федерации по образованию и науке, представитель в СФ от исполнительного органа госвласти Калужской области Валерий Сударенков также считает неверным направление на сужение юрисдикции суда присяжных. «Присяжные заседатели — это представители народа, чем этот суд и ценен, поскольку люди-непрофессионалы оценивают преступление душой. Задача же следствия собрать такие доказательства вины, чтобы у присяжных не возникло сомнений» [11].

Сторонники сокращения подсудности присяжных заседателей отвечают им на это следующим. Например, член Комитета Совета Федерации по делам СНГ, представитель в СФ от администрации Курганской области Олег Пантелеев говорит: «Присяжные не должны рассматривать дела по убийствам, произошедшим на почве национальной, религиозной или расовой ненависти». По его мнению, людей, совершивших такие преступления, «необходимо судить по всей строгости закона, а присяжные заседатели могут быть предвзяты в своих суждениях» [11].

Депутат Мосгордумы Иван Новицкий утверждает: «При всем уважении к судам присяжных, я все-таки полагаю, что они не обладают той квалификацией, которая необходима при рассмотрении подобных дел» [11].

Приведенные нами позиции судей КС РФ, политиков, представителей науки, практических работников показывают на отсутствие единого мнения по этому, действительно сложному вопросу, обоснованно ли сокращение подсудности суда присяжных заседателей. Тенденция законодателя показывает устойчивую линию на сокращение уголовных дел, которые могут быть рассмотрены с участием присяжных заседателей. На наш взгляд, безусловно, преступления об актах террористического характера и факты изнасилования подростков, многие другие преступления должны рассматриваться профессиональными судьями по причине сложности для восприятия обстоятельств, которые должны быть восприняты при рассмотрении уголовного дела.

Нередко за оправдательными вердиктами стоит непонимание присяжными страшных преступлений и в тех случаях, когда для профессиональных участников налицо доказанность как преступного деяния, так и участия в нем подсудимого и его виновности, присяжные, к сожалению, выносят оправдательный вердикт. При всем сказанном, сокращение подсудности присяжных должно происходить только под контролем общественности, в том числе возможного конституционного контроля, который является гарантией от необоснованного ограничения прав участников процесса (в данном случае — обвиняемых лиц — на заявление ходатайства о рассмотрении уголовного дела в составе присяжных заседателей).

Библиографический список

1. Федеральный Закон РФ от 30.12.2008 г. № 321-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам противодействия терроризму» // СЗ РФ. — 2009. — № 1. — Ст. 29.
2. Федеральный Закон РФ от 29.12.2010 г № 433-ФЗ (ред. от 23.07.2013 г) «О внесении изменений в УПК РФ и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) РФ» // СЗ РФ. — 2011. — № 1. — Ст. 45.
3. Федеральный Закон РФ от 28.12.2013 г № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в целях совершенствования прав потерпевших в уголовном судопроизводстве» // СЗ РФ. — 2013. — № 52 (ч. I). — Ст. 6997.
4. Постановление Конституционного Суда РФ от 19.04.2010 г № 8-П «По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 части второй статьи 30 и части второй статьи 325 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Р.Р. Зайнагутдинова, Р.В. Кудаева, Ф.Р. Фай- зулина, А.Д. Хасанова, А.И. Шаваева и запросом Свердловского областного суда» // Вестник Конституционного Суда РФ. — 2010. — № 3.
5. Алексеев И.Н. Суд присяжных заседателей как угроза российской правовой системе // Уголовный процесс. — 2005. — № 5. — С. 53.
6. Блажнова Л.А. Политические игры с современным судом Присяжных заседателей // Евразийская Адвокатура. — 2013. — № 3 (4). — С. 30.
7. Божьев В. Пленум Верховного Суда РФ о производстве в суде с участием присяжных заседателей // Законность. — 2006. — № 4. — С. 7.
8. Быков В.М. Проблемы суда с участием присяжных заседателей // Российская юстиция. — 2013. — № 7. — С. 41.
9. Дмитриев Ю. Зачем России суд присяжных? [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www.klerk.ru/ columnists/dmitriev/150212.
10. Ефименко С. Социально-экономические препятствия функционированию суда присяжных // Законность. — 2007. — № 4. — С. 42.
11. Новицкий И. Имеет ли преступление национальность? — Мнения парламентариев [Электронный ресурс]. — Режим доступа: regions.ru/news/2296085.
12. Конин В.В. Некоторые вопросы истории Российского суда с участием присяжных заседателей и его значение для современного уголовного судопроизводства / В.В. Конин, И.Н. Эсмантович // Адвокат. — 2013. — № 9. — С. 23.

Вестник Северо-Восточного государственного университета
Магадан 2014. Выпуск 22

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code