Постановление ЕСПЧ от 15.10.2015 «Дело «Истомин (Istomin) против Российской Федерации» (жалоба N 31691/10)

По делу обжалуется жалоба на чрезмерный срок предварительного содержания заявителя под стражей в связи с обвинением его в совершении преступления, заключение заявителя под стражу без достаточных оснований. По делу допущено нарушение требований пункта 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
«ДЕЛО «ИСТОМИН (ISTOMIN) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <1>
(Жалоба N 31691/10)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>

(Страсбург, 15 октября 2015 г.)
———————————

<1> Перевод с английского к.ю.н. Н.В. Прусаковой.

<2> Настоящее Постановление вступило в силу 15 октября 2015 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 28 Конвенции (примеч. редактора).

 

По делу «Истомин против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Комитетом в составе:

Ханлара Гаджиева, Председателя Комитета,
Линос-Александра Сисилианоса,
Дмитрия Дедова, судей,
а также при участии Андре Вампаша, заместителя Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 22 сентября 2015 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:

ПРОЦЕДУРА

  1. Дело было инициировано жалобой N 31691/10, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Российской Федерации Александром Сергеевичем Истоминым (далее — заявитель) 10 мая 2010 г.
  2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.
  3. 18 марта 2014 г. жалоба, касающаяся длительности предварительного содержания под стражей, была коммуницирована властям Российской Федерации, остальная часть жалобы была признана неприемлемой для рассмотрения по существу.

 

ФАКТЫ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

  1. Заявитель родился в 1969 году и содержится под стражей в г. Мозжуха Кемеровской области.
  2. 15 июля 2009 г. заявитель был задержан по подозрению в растрате в крупном размере.
  3. 16 июля 2009 г. ему было предъявлено обвинение.
  4. 17 июля 2009 г. Центральный районный суд г. Кемерово принял решение о заключении заявителя под стражу на время расследования. Судья решил, что (1) заявителю предъявлено обвинение в тяжком преступлении, (2) его причастность к растрате подтверждается доказательствами, содержащимися в деле, (3) он может оказывать давление на свидетелей или (4) может препятствовать ходу расследования.
  5. 10 ноября 2009 г. Заводской районный суд г. Кемерово продлил срок содержания заявителя под стражей. Суд ссылался на тяжесть обвинений и счел, что заявитель может угрожать свидетелям или препятствовать ходу расследования. Он также решил, что заявитель может возобновить преступную деятельность или скрыться.
  6. 26 ноября 2009 г. Кемеровский областной суд оставил решение о продлении срока содержания под стражей от 10 ноября 2009 г. без изменений.
  7. Заявитель находился под стражей во время расследования и суда вплоть до своего освобождения 24 июня 2010 г.
  8. 5 ноября 2013 г. заявитель был признан виновным в совершении преступления.

 

ПРАВО

  1. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ ПУНКТА 3 СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ

 

  1. Заявитель, ссылаясь на пункт 3 статьи 5 Конвенции, жаловался на то, что срок его предварительного содержания под стражей был чрезмерным и решение о заключении под стражу не было основано на относимых о достаточных основаниях. Пункт 3 статьи 5 Конвенции гласит:

«Каждый задержанный или заключенный под стражу в соответствии с подпунктом «c» пункта 1 настоящей статьи… имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда. Освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд».

 

  1. ПРИЕМЛЕМОСТЬ ЖАЛОБЫ

 

  1. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не был заинтересован в дальнейшем рассмотрении жалобы, поскольку он не уведомил Европейский Суд о принятии окончательного решения по уголовному делу. Они также считали, что Европейский Суд не должен принимать во внимание период содержания под стражей после 10 мая 2010 г., даты подачи заявителем настоящей жалобы.

 

  1. Заинтересованность заявителя в дальнейшем рассмотрении жалобы

 

  1. Настоящее дело касается предположительно чрезмерной длительности предварительного содержания заявителя под стражей. Подав жалобу в Европейский Суд, заявитель жаловался на ситуацию, в которой он уже находился некоторое время. При таких обстоятельствах любое развитие производства по уголовному делу не влияло на проблему, на которую он жаловался, поскольку на тот момент он уже провел под стражей значительное время. Соответственно, Европейский Суд не может признать, что отсутствие информации о приговоре в отношении заявителя может оказать решающее влияние на постановление Европейского Суда или препятствовать рассмотрению дела.
  2. В настоящем деле заявитель поддерживал связь с Европейским Судом, сообщая ему о развитии ситуации вплоть до своего освобождения. Европейский Суд, таким образом, не видит каких-либо обстоятельств в поддержку доводов властей Российской Федерации о том, что заявитель не заинтересован в дальнейшем рассмотрении дела. Он признает доводы властей Российской Федерации несущественными и отклоняет их.

 

  1. Срок предварительного содержания под стражей

 

  1. Согласно устоявшейся практике Европейского Суда срок, который должен приниматься во внимание для целей пункта 3 статьи 5 Конвенции, прекращается с момента освобождения заявителя из-под стражи или вынесения приговора судом первой инстанции (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Идалов против Российской Федерации» (Idalov v. Russia) от 22 мая 2012 г., жалоба N 5826/03 <1>, § 112, а также Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Лабита против Италии» (Labita v. Italy), жалоба N 26772/95, §§ 145 — 147, ECHR 2000-IV).

———————————

<1> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2013. N 5 (примеч. редактора).

 

  1. В настоящем деле заявитель был задержан 15 июля 2009 г., а освобожден из-под стражи 24 июня 2010 г. Таким образом, его содержание под стражей длилось 11 месяцев и девять дней.

 

  1. Выводы

 

  1. Учитывая вышеизложенное, Европейский Суд признает, что он вправе рассматривать жалобу в отношении срока содержания под стражей в период с 15 июля 2009 г. по 24 июня 2010 г. Жалоба, касающаяся этого периода, не является явно необоснованной, она также не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

  1. СУЩЕСТВО ЖАЛОБЫ

 

  1. Власти Российской Федерации признали, что предварительное содержание заявителя под стражей в период с 15 июля 2009 г. по 10 мая 2010 г. нарушало требования, установленные пунктом 3 статьи 5 Конвенции.
  2. Заявитель настаивал на доводах своей жалобы.
  3. Европейский Суд неоднократно рассматривал жалобы против Российской Федерации, касающиеся сходных жалоб на нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции и признавал, что имело место нарушение этих положений в связи с тем, что суды Российской Федерации продлевали срок содержания, ссылаясь, главным образом, на тяжесть предъявленных обвинений и используя однотипные формулировки, не рассматривая особой ситуации заявителей, а также возможность применения иной меры пресечения (см. среди многих прочих примеров Постановление Европейского Суда по делу «Мамедова против Российской Федерации» (Mamedova v. Russia) от 1 июня 2006 г., жалоба N 7064/05 <1>, Постановление Европейского Суда по делу «Пшевечерский против Российской Федерации» (Pshevecherskiy v. Russia) от 24 мая 2007 г., жалоба N 28957/02 <2>, Постановление Европейского Суда по делу «Шухардин против Российской Федерации» (Shukhardin v. Russia) от 28 июня 2007 г., жалоба N 65734/01 <3>, Постановление Европейского Суда по делу «Белов против Российской Федерации» (Belov v. Russia) от 3 июля 2008 г., жалоба N 22053/02, Постановление Европейского Суда по делу «Александр Макаров против Российской Федерации» (Aleksandr Makarov v. Russia) от 12 марта 2009 г., жалоба N 15217/07 <4>, Постановление Европейского Суда по делу «Ламажик против Российской Федерации» (Lamazhyk v. Russia) от 30 июля 2009 г., жалоба N 20571/04 <5>, Постановление Европейского Суда по делу «Макаренко против Российской Федерации» (Makarenko v. Russia) от 22 декабря 2009 г., жалоба N 5962/03 <6>, Постановление Европейского Суда по делу «Гультяева против Российской Федерации» (Gultyayeva v. Russia) от 1 апреля 2010 г., жалоба N 67413/01 <7>, Постановление Европейского Суда по делу «Логвиненко против Российской Федерации» (Logvinenko v. Russia) от 17 июня 2010 г., жалоба N 44511/04 <8>, Постановление Европейского Суда по делу «Сутягин против Российской Федерации» (Sutyagin v. Russia) от 3 мая 2011 г., жалоба N 30024/02 <9>, Постановление Европейского Суда по делу «Романова против Российской Федерации» (Romanova v. Russia) от 11 октября 2011 г., жалоба N 23215/02 <10>, а также Постановление Европейского Суда по делу «Валерий Самойлов против Российской Федерации» (Valeriy Samoylov v. Russia) от 24 января 2012 г., жалоба N 57541/09 <11>).

———————————

<1> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2006. N 12 (примеч. редактора).

<2> См.: там же. 2007. N 11 (примеч. редактора).

<3> См.: там же. 2008. N 5 (примеч. редактора).

<4> См.: Российская хроника Европейского Суда. 2010. N 1 (примеч. редактора).

<5> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. N 12 (примеч. редактора).

<6> См.: там же. 2010. N 12 (примеч. редактора).

<7> См.: там же. 2010. N 9 (примеч. редактора).

<8> См.: там же. 2011. N 1 (примеч. редактора).

<9> См.: там же. 2012. N 5 (примеч. редактора).

<10> См.: Российская хроника Европейского Суда. 2012. N 4 (примеч. редактора).

<11> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. N 11 (примеч. редактора).

 

  1. Возвращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Европейский Суд не видит оснований отступать от ранее сделанных им выводов. Европейский Суд полагает, что суды Российской Федерации продлевали срок содержания заявителя под стражей по основаниям, которые, хотя и являлись «относимыми», но не могут быть признаны «достаточными». При таких обстоятельствах он не видит необходимости в рассмотрении вопроса о том, проводилось ли производство по делу «с особым усердием».
  2. Следовательно, имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции.

 

  1. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

 

  1. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 

  1. УЩЕРБ

 

  1. Заявитель требовал 850 000 евро в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда.
  2. Власти Российской Федерации указали, что отсутствует причинно-следственная связь между признанным нарушением и заявленным материальным ущербом и что заявитель не обосновал свои требования. Они также считали чрезмерной сумму компенсации морального вреда, учитывая практику Европейского Суда.
  3. Европейский Суд не установил причинно-следственной связи между признанным нарушением и заявленным материальным ущербом, таким образом, он отклоняет эти требования. С другой стороны, он присуждает заявителю 1 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

  1. СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ И ИЗДЕРЖКИ

 

  1. Заявитель не представил каких-либо требований в этой связи, поэтому Европейский Суд не присуждает ему каких-либо сумм по данному основанию.

 

  1. ПРОЦЕНТНАЯ СТАВКА ПРИ ПРОСРОЧКЕ ПЛАТЕЖЕЙ

 

  1. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

На основании изложенного Суд единогласно:

 

1) объявил жалобу, касающуюся чрезмерной длительности предварительного содержания под стражей, приемлемой для рассмотрения по существу;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 3 статьи 5 Конвенции;

3) постановил, что:

(a) государство-ответчик в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу обязано выплатить заявителю 1 000 евро (одну тысячу) евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, начисляемые на указанную сумму,

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эту сумму должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период невыплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 15 октября 2015 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Комитета Суда
ХАНЛАР ГАДЖИЕВ
Заместитель Секретаря Секции Суда
АНДРЕ ВАМПАШ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code