Постановление Суда по интеллектуальным правам от 14.06.2016 N С01-307/2016 по делу N А71-4061/2015

Требование: О взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки и исключительных авторских прав на аудиовизуальные произведения.

Обстоятельства: Истец ссылается на то, что на основании лицензионного договора обладает исключительными правами на произведения изобразительного искусства. У ответчика представителем истца были приобретены товары, на которых воспроизведены изображения, сходные до степени смешения с товарными знаками истца.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку части аудиовизуального произведения являются как объектами авторского права, так и товарными знаками, доказательств, свидетельствующих о правомерности использования предпринимателем спорных объектов исключительных прав, не представлено.

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 июня 2016 г. по делу N А71-4061/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 8 июня 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 14 июня 2016 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий судья — Тарасов Н.Н.,

судьи — Силаев Р.В., Снегур А.А.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Кулемина Александра Михайловича (г. Воткинск, ОГРН 304182815300055) на решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 27.10.2015 (судья Мелентьева А.Р.) и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2016 (судьи Гребенкина Н.А., Григорьева Н.П., Дружинина Л.В), принятые в рамках дела N А71-4061/2015

по иску общества с ограниченной ответственностью «Маша и Медведь» (Москва, ул. Годовикова, д. 9, стр. 3, 129085, ОГРН 1107746373536) к индивидуальному предпринимателю Кулемину Александру Михайловичу о взыскании 100 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав на товарные знаки и исключительных авторских прав на аудиовизуальные произведения,

при участии в деле третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований: общества с ограниченной ответственностью Студия «Анимаккорд» (ул. Годовикова, д. 9 стр. 3, Москва, 129085, ОГРН 1087746191917), Червяцова Дениса Анатольевича (Зеленоград), Кузовкова Олега Геннадьевича (Москва) и Богатырева Василия Владимировича (Москва).

Лица, участвующие в деле, своих представителей в судебное заседание не направили, уведомлены надлежащим образом.

Суд по интеллектуальным правам

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Маша и Медведь» (далее — общество) обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с иском к индивидуальному предпринимателю Кулемину Александру Михайловичу (далее — предприниматель) о взыскании 100 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав, в том числе: по 10 000 рублей за нарушение исключительных прав на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 388156, N 388157 и N 385800, по 10 000 рублей за нарушение исключительных прав на аудиовизуальные произведения «Первая встреча», «Позвони мне, позвони», «День варенья», «Весна пришла», «Ловись, рыбка», «До весны не будить», «Граница на замке»; а также о взыскании 52 руб. 50 коп. судебных издержек, составляющих почтовые расходы по направлению копии искового заявления ответчику.

Кроме того, истцом было заявлено требование о взыскании с ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами на всю взыскиваемую сумму по учетной ставке (ставке рефинансирования) Центрального банка Российской Федерации 8,25% годовых с момента вступления судебного акта в законную силу и до его фактического исполнения.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Богатырев Василий Владимирович, Кузовков Олег Геннадьевич, Червяцов Денис Анатольевич, общество с ограниченной ответственностью Студия «Анимаккорд» (далее — общество Студия «Анимаккорд»).

Решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 27.10.2015, иск удовлетворен частично, в размере 20 000 рублей, в том числе 10 000 рублей — компенсации за нарушение исключительных имущественных прав на товарные знаки, 10 000 рублей — компенсации за нарушение исключительных авторских прав на аудиовизуальное произведение — детский мультипликационный сериал «Маша и Медведь», в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2016 решение от 27.10.2015 изменено, резолютивная часть решения изложена в следующей редакции: «Исковые требования удовлетворить. Взыскать с индивидуального предпринимателя Кулемина Александра Михайловича (ОГРН 304182815300055, ИНН 182800231043) в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Маша и Медведь» (ОГРН 1107746373536, ИНН 7717673901) 100 000 (сто тысяч) рублей компенсации за нарушение исключительных прав; а также 52 (пятьдесят два) рубля 50 копеек судебных издержек, 4 000 (четыре тысячи) рублей в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины по иску».

Не согласившись с принятыми по делу судами первой и апелляционной инстанций судебными актами, ответчик обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой, указывает на несоответствие выводов судов, содержащихся в решении и постановлении, фактическим обстоятельствам дела, установленным арбитражными судами первой и апелляционной инстанций, и имеющимся в деле доказательствам, нарушение норм процессуального права, просит обжалуемые судебные акты отменить, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, которым в удовлетворении требований истца отказать.

Кроме того, заявитель кассационной жалобы указал на наличие безусловных оснований для отмены обжалуемых судебных актов, предусмотренных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В частности, предприниматель отметил, что не получал по независящим от него обстоятельствам извещения о рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции, не мог представить свои возражения, считает данные обстоятельства нарушающими его права на справедливое судебное разбирательство.

Лица, участвующие в деле, извещенные надлежащим образом о месте и времени рассмотрения кассационной жалобы, своих представителей в судебное заседание суда кассационной инстанции не направили, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

В соответствии с частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность судебных актов, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статей 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения арбитражными судами первой и апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых решении и постановлении, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, не находит правовых оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных актов арбитражных судов первой и апелляционной инстанции в силу следующих обстоятельств.

Как усматривается из материалов дела и установлено судами, 17.04.2013 у предпринимателя, осуществляющего предпринимательскую деятельность в ТЦ «Пароход», расположенном по адресу: Удмуртская Республика, г. Воткинск, ул. П.И. Шувалова, д. 3, представителем общества были приобретен товары; наклейка, на которой воспроизведены: изображения «Маша» и «Медведь», сходные до степени смешения с товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 388157 и N 385800, надпись «Маша и Медведь», изображение которой сходно до степени смешения с товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 388156, части аудиовизуальных произведений «Первая встреча», «Позвони мне, позвони», «День варенья», «Весна пришла», а также закладки магнитные в количестве 4 штук на которых воспроизведены части аудиовизуальных произведений «Ловись, рыбка», «До весны не будить», «Граница на замке», «Кто не спрятался, я не виноват» и произведения изобразительного искусства — рисунок «Маша» и рисунок «Медведь». Покупка, произведенная в целях самозащиты гражданских прав, подтверждена товарным чеком от 17.04.2013 на сумму 44 рубля 10 копеек, выданным от имени предпринимателя и содержащим его реквизиты (ИНН 182800231043), а также диском с видеозаписью реализации товара ответчиком.

Спорный товар и товарный чек от 17.04.2013 были представлены истцом в материалы дела.

Вместе с тем, судом первой инстанции было установлено, что правообладателем исключительного права на аудиовизуальные произведения анимационный сериал «Маша и Медведь» и, в частности серий: «Первая встреча» (прокатное удостоверение N 214005809), «Позвони мне, позвони» (прокатное удостоверение N 214005310), «День варенья» (прокатное удостоверение N 214007710), «Весна пришла» (прокатное удостоверение N 214020109), «Ловись, рыбка» (прокатное удостоверение N 214019209), «До весны не будить» (прокатное удостоверение N 214015909), «Граница на замке» (прокатное удостоверение N 214013510), «Кто не спрятался, я не виноват» (прокатное удостоверение N 214019610), является общество, что подтверждается договором об отчуждении исключительного права от 08.06.2010 N 010601-МиМ о передаче обществом Студия «Анимаккорд» обществу исключительных прав на названные аудиовизуальные произведения, договорами авторского заказа с композитором Богатыревым В.В., режиссером и сценаристом Кузовковым О.Г., а также трудовым договором от 03.03.2008 N 6 с режиссером Червяцовым Д.А.

Кроме того, общество является правообладателем товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 388156 (надпись «Маша и Медведь») дата приоритета 19.01.2009, дата регистрации — от 25.09.2009, N 388157 (изображение «Маша»), дата приоритета от 20.01.2009, дата регистрации — 31.08.2009; N 385800 (изображение «Медведь), дата приоритета от 20.01.2009, дата регистрации — 05.08.2009.

Правовая охрана указанным товарным знакам предоставлена в отношении ряда товаров и услуг, в том числе, товаров 16-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее — МКТУ).

Вместе с тем общество обладает на основании лицензионного договора от 08.06.2010 N ЛД-1/2010 исключительными правами на произведения изобразительного искусства — рисунок «Медведь» и рисунок «Маша».

Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования в части взыскания компенсации, исходил из обоснованности заявленных требований, доказанности факта нарушения ответчиком исключительных прав истца.

В части требования о начислении процентов на всю взысканную сумму с момента вступления решения в законную силу до его фактического исполнения судом первой инстанции отказано, связи с признанием не подлежащим применению пункта 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.04.2014 N 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта».

При вынесении обжалуемого решения суд первой инстанции руководствовался следующим.

Согласно пункту 1 статьи 1229 ГК РФ гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (статья 1233), если названным Кодексом не предусмотрено иное. Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением). Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных названным Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными этим Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную ГК РФ, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим Кодексом.

Вместе с тем в соответствии с пунктом 1 статьи 1263 ГК РФ аудиовизуальным произведением является произведение, состоящее из зафиксированной серии связанных между собой изображений (с сопровождением или без сопровождения звуком) и предназначенное для зрительного и слухового (в случае сопровождения звуком) восприятия с помощью соответствующих технических устройств. Аудиовизуальные произведения включают кинематографические произведения, а также все произведения, выраженные средствами, аналогичными кинематографическим (теле- и видеофильмы и другие подобные произведения), независимо от способа их первоначальной или последующей фиксации.

В силу пункта 1 статьи 1259 ГК РФ аудиовизуальные произведения относятся к объектам авторских прав.

Пунктом 1 статьи 1270 ГК РФ предусмотрено, что исключительное право использовать произведение в соответствии со статьей 1229 названного Кодекса в любой форме и любым не противоречащим закону способом (исключительное право на произведение), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи, принадлежит автору произведения или иному правообладателю.

При этом из пункта статьи 1263 ГК РФ следует, что авторами аудиовизуального произведения являются: 1) режиссер-постановщик;

2) автор сценария; 3) композитор, являющийся автором музыкального произведения (с текстом или без текста), специально созданного для этого аудиовизуального произведения.

Каждый автор произведения, вошедшего составной частью в аудиовизуальное произведение, как существовавшего ранее (автор произведения, положенного в основу сценария, и другие), так и созданного в процессе работы над ним (оператор-постановщик, художник-постановщик и другие), сохраняет исключительное право на свое произведение, за исключением случаев, когда это исключительное право было передано изготовителю или другим лицам либо перешло к изготовителю или другим лицам по иным основаниям, предусмотренным законом (пункт 5 статьи 1263 ГК РФ).

Пунктом 4 названной статьи предусмотрено, что права изготовителя аудиовизуального произведения, то есть лица, организовавшего создание такого произведения (продюсера), определяются в соответствии со статьей 1240 ГК РФ.

При этом из пункта 1 статьи 1240 ГК РФ следует, что лицо, организовавшее создание сложного объекта, включающего несколько охраняемых результатов интеллектуальной деятельности (в том числе аудиовизуального произведения), приобретает право использования указанных результатов на основании договоров об отчуждении исключительного права или лицензионных договоров, заключаемых таким лицом с обладателями исключительных прав на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности. В случае, когда лицо, организовавшее создание сложного объекта, приобретает право использования результата интеллектуальной деятельности, специально созданного или создаваемого для включения в такой сложный объект, соответствующий договор считается договором об отчуждении исключительного права, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

В соответствии со статьей 1295 ГК РФ авторские права на произведение науки, литературы или искусства, созданное в пределах, установленных для работника (автора) трудовых обязанностей (служебное произведение), принадлежат автору, а исключительное право на служебное произведение принадлежит работодателю, если трудовым или гражданско-правовым договором между работодателем и автором не предусмотрено иное.

В силу статьи 1288 ГК РФ по договору авторского заказа одна сторона (автор) обязуется по заказу другой стороны (заказчика) создать обусловленное договором произведение науки, литературы или искусства на материальном носителе или в иной форме. Договором авторского заказа может быть предусмотрено отчуждение заказчику исключительного права на произведение.

В случае, когда договор авторского заказа предусматривает отчуждение заказчику исключительного права на произведение, которое должно быть создано автором, к такому договору соответственно применяются правила названного Кодекса о договоре об отчуждении исключительного права, если из существа договора не вытекает иное.

При этом пунктом 1 статьи 1484 ГК РФ лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 ГК РФ любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пунктом 2 указанной статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: 1) на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; 2) при выполнении работ, оказании услуг; 3) на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; 4) в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; 5) в сети «Интернет», в том числе в доменном имени и при других способах адресации (пункт 2 статьи 1484 ГК РФ).

Пунктом 3 статьи 1484 ГК РФ установлено, что никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

По смыслу нормы статьи 1515 ГК РФ нарушением исключительного права владельца товарного знака признается использование не только тождественного товарного знака, но и сходного с ним до степени смешения обозначения.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах», при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права или смежных прав, суду необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований законодательства об авторском праве и смежных правах при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Истец должен подтвердить факт принадлежности ему авторского права и (или) смежных прав или права на их защиту, а также факт использования данных прав ответчиком.

Вместе с тем, право истца на товарные знаки с изображениями «Маша» и «Медведь» и товарный знак со словесным обозначением «Маша и Медведь», авторские права на аудиовизуальное произведение — мультипликационный сериал «Маша и Медведь», а также на произведение изобразительного искусства — рисунок «Медведь» нашли свое объективное подтверждение представленными в дело доказательствами и сторонами по делу не оспариваются.

В силу изложенного, суд первой инстанции установил, что части аудиовизуального произведения — мультипликационного сериала «Маша и Медведь» являются как объектами авторского права, так и товарными знаками, и пришел к обоснованному выводу о незаконности распространения ответчиком товаров, содержащих спорные изображения.

Согласно пункту 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 5, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Пленум N 5/29) в силу пункта 3 статьи 1250 ГК РФ отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применения в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. При этом судам надлежит иметь в виду, что указанное правило подлежит применению к способам защиты соответствующих прав, не относящимся к мерам ответственности.

Ответственность за нарушение интеллектуальных прав (взыскание компенсации, возмещение убытков) наступает применительно к статье 401 ГК РФ.

Согласно части 3 названной статьи, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

Таким образом, в сфере предпринимательской деятельности обстоятельством, освобождающим от ответственности, является лишь воздействие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

В силу статьи 1301 ГК РФ в случаях нарушения исключительного права на произведение автор или иной правообладатель наряду с использованием других применимых способов защиты и мер ответственности, установленных названным Кодексом (статьи 1250, 1252 и 1253), вправе в соответствии с пунктом 3 статьи 1252 этого Кодекса требовать по своему выбору от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации: в размере от десяти тысяч рублей до пяти миллионов рублей, определяемом по усмотрению суда; в двукратном размере стоимости экземпляров произведения или в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения.

При этом в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о правомерности использования предпринимателем спорных объектов исключительных прав.

В данном случае с учетом незначительной стоимости товара, нарушения прав истца гражданином, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, характера предпринимательской деятельности ответчика (розничная торговля товарами потребительского спроса), суд первой инстанции пришел к выводу, что взыскание компенсации в заявленном истцом минимальном размере, установленном положениями статьи 1515 ГК РФ, в достаточной мере отвечает принципам разумности и справедливости, соразмерности последствиям нарушения подлежит удовлетворению в полном объеме.

Однако, отказывая в части заявленных истцом требований, суд первой инстанции, учитывая, что истец просил взыскать с ответчика компенсацию в размере по 10 000 рублей за нарушение исключительных прав в отношении каждой серии сериала «Маша и Медведь», пришел к выводу о том, что использование на спорном товаре отдельных частей (кадров из разных серий) мультипликационного сериала свидетельствует о нарушении права истца в отношении мультипликационного сериала «Маша и Медведь» в целом, за которое сумма компенсации составляет 10 000 рублей.

Кроме того, установив, что на приобретенных у ответчика наклейке и магнитных закладках имеются изображения персонажей «Маша» и «Медведь», являющихся в данном случае составной и неотъемлемой частью произведения (зафиксированный кадр из мультсериала, героями которого они являются), суд первой инстанции, посчитав, что указанные персонажи в данной ситуации не использованы в качестве отдельных объектов для индивидуализации товара, не могут рассматриваться как отдельные объекты интеллектуальных прав, сделал вывод о том, что истцом подтвержден факт нарушения ответчиком его интеллектуальных прав на аудиовизуальное произведение — мультипликационный сериал «Маша и Медведь» и один товарный знак в виде словесного сочетания «Маша и Медведь», которое не является составной и неотделимой частью кадра и является отдельным объектом интеллектуальных прав, удовлетворив требование истца о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав частично, в размере 20 000 рублей.

Суд апелляционной инстанции, изменяя решение суда первой инстанции, не согласился с вышеизложенным выводом суда первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно представленных данных истца, продажа спорного товара — наклейки и магнитных закладок, на которых воспроизведены изображения «Маша», «Медведь», имеется надпись «Маша и Медведь», нарушает принадлежащие обществу исключительные права на соответствующие товарные знаки и авторские права на аудиовизуальные произведения «Первая встреча»; «Позвони мне, позвони»; «День варенья»; «Весна пришла»; «Ловись, рыбка»; «До весны не будить»; «Граница на замке».

Судом апелляционной инстанции признаны заслуживающими внимания доводы апелляционной жалобы истца о том, что истец в рамках настоящего дела обратился в суд с иском о взыскании компенсации не за сериал «Меша и Медведь», а за незаконное использование аудиовизуальных произведений — «Первая встреча»; «Позвони мне, позвони»; «День варенья»; «Весна пришла»; «Ловись, рыбка»; «До весны не будить»; «Граница на замке».

Вместе с тем суд апелляционной инстанции, установив, что названные аудиовизуальные произведения являются отдельными объектами авторского права, поскольку каждая серия уникальна, отклонил выводы суда первой инстанции о том, что в данном случае имеет место нарушение прав в отношении одного произведения — многосерийного анимационного сериала «Маша и Медведь», а не нескольких отдельных аудиовизуальных произведений.

Суд кассационной инстанции полагает необходимым указать, что в данной части судебные акты не обжалуются.

Кроме того, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что ответчик использовал обозначения, сходные до степени смешения с товарными знаками истца, без разрешения последнего, следовательно, нарушил исключительные права общества «Маша и Медведь» на принадлежащие ему товарные знаки.

Кроме того суд апелляционной инстанции указал, что законодательно закреплена правовая охрана и ответственность за нарушение для каждого из объектов интеллектуальных прав. Следовательно, вопреки выводам суда первой инстанции, размещение нескольких объектов исключительных прав образует несколько самостоятельных нарушений исключительных прав на каждый из объектов. Поскольку истцом заявлено требование о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав истца на товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 388156, 388157 и 385800, в отношении каждого из спорных объектов судом установлены факты нарушения исключительных прав общества «Маша и Медведь», выводы суда первой инстанции о том, что персонажи «Маша» и «Медведь» в данной ситуации не использованы в качестве отдельных объектов для индивидуализации товара, не могут рассматриваться как отдельные объекты интеллектуальных прав, судом апелляционной инстанции отклонены как основанные на неверном толковании норм права.

В связи с вышеизложенным, учитывая совершенные ответчиком нарушения исключительных прав истца на три товарных знака и на семь объектов авторского права, принимая во внимание, что истцом заявлено требование о взыскании минимального размера компенсации за каждый объект интеллектуальной собственности, исходя из конкретных обстоятельств дела, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о соразмерности заявленной истцом суммы компенсации в общем размере 100 000 рублей (по 10 000 рублей за нарушение прав на каждый товарный знак и по 10 000 рублей за нарушение исключительных прав на каждое аудиовизуальное произведение: «Первая встреча»; «Позвони мне, позвони»; «День варенья»; «Весна пришла»; «Ловись, рыбка»; «До весны не будить»; «Граница на замке»).

Довод жалобы ответчика о том, что приобщенная к материалам дела видеосъемка является постановочной, несостоятелен. Факт продажи ответчиком спорного товара подтверждается кроме видеозаписи, товарным чеком, который позволяет установить дату продажи, наименование товара и продавца. Указанные доказательства в соответствии со статьей 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации являются допустимыми, достоверность их не оспорена, о фальсификации представленных в материалы дела доказательств не заявлено, вместе с тем данный довод был предметом рассмотрения в суде первой инстанции, ему дана надлежащая правовая оценка, в силу чего судом кассационной инстанции отклоняется, поскольку направлен на переоценку доказательств.

В кассационной жалобе заявитель сослался на не извещение его судом апелляционной инстанции о времени и месте судебного разбирательства.

В силу части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, извещаются арбитражным судом о принятии искового заявления или заявления к производству и возбуждении производства по делу, о времени и месте судебного заседания путем направления копии судебного акта не позднее, чем за пятнадцать дней до начала судебного заседания.

Согласно части 1 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, считаются извещенными надлежащим образом, если к началу судебного заседания арбитражный суд располагает сведениями о получении адресатом копии определения о принятии искового заявления или заявления к производству и возбуждении производства по делу, направленной ему в порядке, установленном названным Кодексом, или иными доказательствами получения лицами, участвующими в деле, информации о начавшемся судебном процессе.

Определение Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2015 о принятии апелляционной жалобы к производству было направлено судом ответчику по адресу: 427430, г. Воткинск, ул. Шувалова, д. 3. Между тем конверт, содержащий копию данного судебного акта, был возвращен в суд органом почтовой связи с отметкой «истек срок хранения».

Таким образом, судом апелляционной инстанции были предприняты все зависящие от него меры для извещения предпринимателя о времени и месте судебного заседания.

В соответствии с пунктами 2 и 3 части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, и иные участники арбитражного процесса также считаются извещенными надлежащим образом арбитражным судом, если, несмотря на почтовое извещение, адресат не явился за получением копии судебного акта, направленной арбитражным судом в установленном порядке, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд, или копия судебного акта не вручена в связи с отсутствием адресата по названному адресу, о чем организация почтовой связи уведомила арбитражный суд с указанием источника данной информации.

Кроме того, суд кассационной инстанции принимает во внимание разъяснения о порядке и способе извещения лиц, участвующих в деле, содержащиеся в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 N 12 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» в редакции Федерального закона от 27.07.2010 N 228-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации».

Пунктом 5 указанного Постановления разъяснено, что при наличии в материалах дела уведомления о вручении лицу, участвующему в деле, либо иному участнику арбитражного процесса копии первого судебного акта по рассматриваемому делу либо сведений, указанных в части 4 статьи 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, такое лицо считается надлежаще извещенным при рассмотрении дела судом апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, если судом, рассматривающим дело, выполняются обязанности по размещению информации о времени и месте судебных заседаний, совершении отдельных процессуальных действий на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет в соответствии с требованиями абзаца второго части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Определение Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2015 о принятии апелляционной жалобы к производству, направленное судом ответчику, было также в установленном законом порядке опубликовано 11.12.2015 на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в сети Интернет в соответствии с требованиями части 2 статьи 228 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Кроме того, суд кассационной инстанции принимает во внимание, что Кулемин А.М. принимал лично участие в судебных заседания суда первой инстанции, что подтверждается протоколами судебных заседаний от 11.08.2015 и от 20.10.2015.

С учетом вышеизложенного, суд кассационной инстанции приходит к выводу, что судом апелляционной инстанции соблюдены правила о надлежащем извещении, предусмотренные статьями 121 — 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, оснований, предусмотренных пунктом 2 части 4 статьи 288 Кодекса, для отмены судебных актов по настоящему делу не имеется.

В силу изложенных доводов исковые требования судами удовлетворены правомерно, методологические подходы судов соответствуют правовым позициям, изложенным в пунктах 10, 32 и 36 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015.

Иная оценка заявителем кассационной жалобы представленных в дело доказательств не свидетельствует о наличии судебной ошибки, влекущей за собой необходимость в отмене обжалуемых судебных актов.

Правовых оснований для переоценки выводов судов суд кассационной инстанции не усматривает в силу своих процессуально ограниченных полномочий.

В силу изложенного суд кассационной инстанции считает, что судебными инстанциями при рассмотрении спора правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, полно, всесторонне и объективно исследованы представленные доказательства в их совокупности, с учетом доводов и возражений лиц, участвующих в деле, и сделаны правильные выводы, соответствующие фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, а иные доводы кассационной жалобы направлены на переоценку доказательств, в связи с чем судом кассационной инстанции отклоняются как не основанные на материалах дела и нормах закона.

При этом суд кассационной инстанции принимает во внимание, что материалы дела и кассационной жалобы не содержат указания о том, что в ходе судебного разбирательства заявлялось о фальсификации представленных в дело доказательств.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебных актов, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба — без удовлетворения.

Руководствуясь статьями 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 27.10.2015 по делу N А71-4061/2015 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.01.2016 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Кулемина Александра Михайловича — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья
Н.Н.ТАРАСОВ
Судья
Р.В.СИЛАЕВ
А.А.СНЕГУР

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code