НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОРРУПЦИИ И ЕГО КРИМИНОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ

Л.В. Кузнецова

Определение коррупции в ФЗ РФ «О противодействии коррупции» позволяет упорядочить изучение ее видов и состояния в соответствующих отраслях. Для криминологии это означает появление твердой методологической основы статистического изучения данного социально-правового явления, криминализации и декриминализации деяний, прогнозирования и планирования общих и специальных мер противодействия коррупции.

Ключевые слова: коррупция, признаки, виды, междисциплинарное изучение, статистическое изучение, криминализация, декриминализация, предупреждение, прогнозирование, планирование.
В курсе криминологии понятие коррупции изучается в рамках темы «Коррупционная преступность». Системное изучение темы предполагает исследование понятия, состояния (уровня, структуры, динамики), личности коррупционных преступников, причин и условий, а также мер предупреждения. Для понимания коррупционной преступности необходимо изучение понятий «коррупция», «коррупционное преступление», основанных на общепризнанных принципах и нормах международного права и нормах российского права.

Россия ратифицировала несколько международных соглашений о противодействии коррупции.

В Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию дано понятие «публичное должностное лицо». Им охватываются определения «должностное лицо», «публичный служащий», «мэр», «министр» или «судья», существующие в национальном праве государства, в котором данное лицо отправляет свою должность, как они применяются в уголовном праве этого государства [2, ст. 3424].

В ст. 15 Конвенции ООН против коррупции под коррупционными действиями понимается обещание, предложение или предоставление публичному должностному лицу, лично или через посредников, какого-либо неправомерного преимущества для самого должностного лица или иного физического или юридического лица, с тем, чтобы это должностное лицо совершило какое-либо действие или бездействие при выполнении своих должностных обязанностей, либо вымогательство или принятие публичным должностным лицом, лично или через посредников, какого-либо неправомерного преимущества для самого должностного лица или иного физического или юридического лица, с тем, чтобы это должностное лицо совершило какое-либо действие или бездействие при выполнении своих должностных обязанностей [3, ст. 3882; 4, ст. 1231].

Названные документы не содержат единых дефиниций «коррупция» и «коррупционное преступление», но в них отражены характер, конкретные формы и виды коррупционных действий и их обстоятельств, мотивы действий, признаки субъектов правонарушений.
Ратификация международных документов в рассматриваемой сфере позволила принять в 2008 г базовый документ — ФЗ РФ «О противодействии коррупции» [6, ст. 6228], в котором регламентировано понятие, устанавливаются основные принципы противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения и борьбы с ней минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений.

Первая статья названного закона определяет коррупцию, с одной стороны, как злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление  полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства. Цели действий — получение выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц. С другой стороны, действие выражается в незаконном предоставлении перечисленной выгоды указанному лицу другими физическими лицами. По смыслу регламентации, субъектами могут быть как физи-ческие, так и юридические лица.

Поясняя дефиницию, необходимо выделить следующие характеристики:
Во-первых, по смыслу регламентации в понятие коррупции включены не только преступные деяния, но и содержащие признаки административных, дисциплинарных и гражданских правонарушений, т. е. закон носит рамочный характер. Некоторые из указанных действий могут содержать признаки любых видов правонарушений (например, злоупотребление служебным положением), другие — только преступления (например, взяточничество ), т. е. по смыслу данного регулирования характер коррупционных действий выходит за рамки не только взяточничества, но и за рамки преступного деяния. Конкретные виды коррупционных правонарушений содержатся в соответствующих отраслях Российского законодательства.

Во-вторых, перечень действий не является закрытым — «иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства». Именно открытый перечень действий дает возможность вносить изменения и дополнения в соответствующие отрасли Российского законодательства с учетом появления новых форм общественно опасных коррупционных действий, перемещения их из одних видов правонарушений в другие, исключения из правонарушений в связи с отпадением общественной опасности.

В-третьих, следует особо подчеркнуть указание на характер действий — использование должностного положения вопреки законным интересам общества и государства.
В-четвертых, перечисленные действия должны быть совершены в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя, для третьих лиц, в интересах юридических лиц.
В-пятых, субъектами коррупционных действий могут быть как физические лица, наделенные должностными полномочиями в публичной или частной сфере, так и совершенные от имени или в интересах юридического лица.

В данном понятии использованы два принципа его определения — описательный (перечисление характера действий) и обобщения признаков (содержание цели и субъекта).

Таким образом, из смысла определения ФЗ РФ «О противодействии коррупции» ответственность за коррупционные преступления регламентируется только уголовным законодательством. Действующий УК РФ прямо в статьях или с учетом фактических обстоятельств заключает в себя значительное число коррупционных деяний, предусмотренных в гл. 19, 21, 23 и 30 и другими главами. Это широкий круг общих, специальных или альтернативно-должностных преступлений, а также преступлений против службы в коммерческих и иных организациях: некоторые преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина (воспрепятствование осуществлению избирательных прав, фальсификация избирательных документов и др.); преступления против собственности (присвоение или растрата и др.); преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (злоупотребления полномочиями, коммерческий подкуп и др.); должностные преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (взяточничество, служебный подлог и др.).

Законодательное определение коррупции, в том числе и коррупционного преступления, позволяет дать определение коррупционной преступности как системы коррупционных преступлений, совершенных на определенной территории за определенный период времени.

Криминологическое изучение состояния коррупционной преступности предполагает включение в оценку ее уровня не только зарегистрированной, но и латентной составляющей. Кроме того, В. В. Лунеев, рассматривая понятие коррупции, считает, что она охватывает совокупность общественно опасных деяний, как криминализированных, так и не криминализированных, но признанных преступными в мировой практике [10, с. 67-71]. В качестве таких примеров можно привести широко распространенные, но не включенные в УК РФ коррупционный лоббизм, коррупционный фаворитизм, коррупционный протекционизм, коррупционный непотизм и т. п.

В публикациях, посвященных противодействию коррупции, в целом дается позитивная оценка определения понятия коррупции в ФЗ «О противодействии коррупции». Это значение можно оценивать в разных плоскостях:

1. Принятие федерального закона, в котором имеется дефиниция «коррупция», а также ратификация ряда международных правовых документов, содержащих общепризнанные антикоррупционные нормы, дали мощный импульс развитию государственной антикоррупционной политики, а также правовой и организационной основы противодействия коррупции. В научно-практической литературе отмечается, что на настоящий момент в России создана правовая и организационная базы противодействия коррупции. В публикациях приводится анализ изменений в законодательство, вносятся многочисленные предложения по дальнейшему его совершенствованию, в том числе и предложения по усовершенствованию дефиниции ФЗ РФ «О противодействии коррупции» [17, с. 7-14].

2. Принятое определение потребовало от российского научного сообщества переосмысления дефиниции в международных документах. Многочисленные публикации по теме свидетельствуют, что в понятии коррупции имеются большие разногласия и между государствами, и между международными организациями. Отмечается, что в документах ООН, Совета Европы и других международных организаций отсутствует единый понятийный аппарат. Его отсутствие отрицательно сказывается на правоприменительной практике, поскольку не позволяет определить четкие рамки данного явления, сформировать целостное представление о нем [15, с. 7]. В этой связи высказывается мысль о необходимости международному сообществу в лице ООН разработки единого перечня юридико-технических критериев (правил), которые должны применяться при подготовке законопроектов по противодействию коррупции. Это позволит избежать полисемии в формулировании основных правовых положений, используемых в процессе подготовки и принятия международных актов [11, с. 3944].
Сравнительное изучение признаков коррупции ставит вопросы о необходимости углубления процесса имплементации норм о понятии публичного должностного лица, о целях получения незаконного вознаграждения, о правовых основаниях оценки общественно опасных деяний в качестве коррупционных [14].

3. Законодательное определение коррупции позволяет совершенствовать ответственность за различные виды коррупционных правонарушений в соответствии с конкретными социально-экономическими, идеологическими, политическими, правовыми факторами. Изучение коррупции и коррупционных правонарушений получает свою основу в общей теории права, отраслевых правовых и междисциплинарных науках. В частности, изучение коррупции в рамках науки девиантологии позволяет отграничить коррупционные правонарушения от коррупционных действий, нарушающих нравственные, этические, корпоративные нормы. Как пишет И.Н. Пустовалова, «.по мере продвижения общества к правовому государству, удельный вес нравственно-этических элементов в содержании обязанностей государственных служащих будет неуклонно возрастать. Эта тенденция достаточно хорошо прослеживается в Федеральной программе «Реформирование и развитие системы государственной службы РФ (2009-2013 гг.)», Общих принципах служебного поведения государственных служащих [9, с. 470], нормативно-правовых актах, регламентирующих государственную службу на разных уровнях.

Криминологическое изучение коррупции на основе использования статистических, социологических и психологических методов позволяет устанавливать ее взаимосвязь с конкретно-историческими условиями общества (экономическими, идеологическими, политическими, правовыми и др.). Принятие антикоррупционного законодательства активизировало изучение зарубежной практики  противодействия коррупции [13].

Отраслевое изучение отдельных видов коррупционных правонарушений способствует, с одной стороны, совершенствованию законодательства по противодействию коррупции с точки зрения его эффективности, а с другой — дает конкретные материалы для собственно криминологического изучения коррупции. Таким образом, криминологическое изучение коррупции позволяет вносить обоснованные предложения о внесении изменений и дополнений не только в Уголовный кодекс РФ, но и (в рамках общей превенции) в регулирующие отрасли права. Разрабатываемые в криминологии общие меры предупреждения коррупционной преступности, кроме правовых, включают в себя в комплексе также экономические, нравственно-психологические, политические, в том числе организационно- управленческие и др.

4. Определение коррупционной преступности в федеральном законе позволяет поставить на научную основу статистическое изучение уровня, структуры и динамики коррупционной преступности. Статистический метод является основным в криминологическом изучении, в том числе и состояния коррупционной преступности. Системное статистическое изучение началось с 2006 г., когда впервые были утверждены перечни статей, используемых для формирования статистической отчетности. В 2013 г. такой документ был принят в четвертый раз — Указание Генерального Прокурора РФ № 387 и Министерства внутренних дел № 11 «О введении в действие Перечня статей УК РФ, используемых при формировании статистической отчетности». Согласно перечню № 23 данного документа к преступлениям коррупционной направленности относятся противоправные деяния только при наличии четырех групп критериев:
— наличие надлежащих субъектов уголовно наказуемых деяний, к которым относятся лица, указанные в примечаниях к ст. 285 и 201 УК РФ;
— связь деяния со служебным положением субъекта, отступлением от его прямых прав и обязанностей;
— обязательное наличие у субъекта корыстного мотива (деяние связано с получением им имущественных прав и выгод для себя или для третьих лиц);
— совершение преступления только с прямым умыслом.

Наличие всех перечисленных критериев в составах ст. 141.1, 184, 204, п. «а» ч. 2 ст. 226.1, п. «б» ч. 2 ст. 229.1, ст. 289, 290, 291, 291.1 (всего девять составов) позволило отнести их к коррупционным преступлениям без дополнительных условий.

Большая часть преступлений будет относиться к коррупционным при наличии дополнительных условий, указанных в п. 2.14.1 названного перечня. Таковыми могут быть преступления в статьях: п. «б» ч. 3 ст. 188, ст. 174, 174.1, 175, ч. 3 ст. 210, ст. 294, 295, 296, 302, 307, 309, п. «а» и «б» ч. 2 ст. 141, ч. 2 ст. 142, ст. 170, 201, 202, 285, 285.1, 285.2, 285.3, ч. 1 и 2 п. «в» ч. 3 ст. 286, ст. 292, 305, п. «в» ч. 3 ст. 226, ч. 3 ст. 226.1, ч. 2 ст. 228.2, п. «в» ч. 2 ст. 229, ч. 3 и 4 ст. 229.1, ч. 4 ст. 188, ч. 3 и 4 ст. 183, п. «б» ч. 3 ст. 228.1, ст. 159 (за исключением случаев, указанных в п. 3.6), 169, 178, 179 (всего 40 составов).

Дополнения УК РФ новыми видами коррупционных преступлений предполагают внесение соответствующих изменений в данные перечни. Таким образом, и для научного изучения, и для правоприменительной практики, и для формирования статистического учета и отчетности появилась твердая нормативная основа.

Проведенное изучение понятий «коррупция», «коррупционное преступление», «коррупционная преступность» позволяет сделать несколько выводов:
Определение коррупции в ФЗ РФ «О противодействии коррупции» имеет большое теоретическое и практическое значение. Это дает возможность поставить изучение его современных проявлений на междисциплинарную научную основу в рамках как правовых (административных, гражданских, уголовно-правовых), так и неправовых гуманитарных дисциплин (психологических, экономических, социологических, политологических и др.).

Определенность в понятии коррупции позволяет упорядочить изучение ее видов и состояния в соответствующих отраслях. Для криминологии это означает появление твердой методологической основы статистического изучения данного явления в целях криминализации и декриминализации коррупционных деяний, криминологического прогнозирования и планирования общего и специального предупреждения коррупционной преступности.

Библиографический список

1. Конституция Российской Федерации [принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.: с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 г. № 6 — ФКЗ, от 30.12.2008 г. № 7. — ФКЗ] // Собрание законодательства РФ. — 26.01.2009 г. — № 4. — Ст. 445.
2. Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию [принята 27 января 1999 г. Ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 25.07.2006 г. № 125-ФЗ «О ратификации Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию» и вступила в силу для России первого февраля 2007 г.] // Собрание Законодательства РФ. — 2006. — № 31 (ч. 1). — Ст. 3424.
3. Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности [принята в г. Палермо 15 ноября 2000 г., ратифицирована ФЗ от 26 апреля 2004 г. и вступила в силу для России 25 июня 2004 г] // Собрание законодательства РФ. — 2004. — № 40. — Ст. 3882.
4. Конвенция ООН против коррупции [принята 31 октября 2003 г., ратифицирована ФЗ от 8 марта 2006 г. и вступила в силу для России 8 июня 2006 г).] // Собрание законодательства РФ. — 2006. — № 12. — Ст. 1231.
5. Уголовный кодекс Российской Федерации [Федеральный закон от 13.06.1966 г. № 63-ФЗ: принят ГД ФС РФ 24.05.1996 г: по состоянию на 12.11.2012 г] // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.
6. Федеральный Закон РФ «О противодействии коррупции» [Федеральный Закон РФ от 25.12.2008 г № 273-ФЗ (ред. от 03.12.2012) г] // «Собрание законодательства РФ». — 2008. — № 52 (ч. 1). — Ст. 6228.
7. Указание Генерального Прокурора РФ и Министерства внутренних дел «О введении в действие Перечня статей УК РФ, используемых при формировании статистической отчетности» [Приказ Генерального Прокурора № 15-11 и Министерства внутренних дел № 2 от 15.02.2012 г.] // СПС «Консультант-Плюс».
8. Лунеев В.В. Курс мировой и российской криминологии. Общая часть / В.В. Лунеев. — Изд. 2-е. — М. : «Юрайт», 2012. — Т. 2. — С. 470.
9. Маршакова Н.Н. Понятие коррупции в международно-правовых актах // Российская юстиция. — 2010. — № 11. — С. 67-71.
10. Пустовалова И.Н. Идеологические детерминанты коррупции // Административное и муниципальное право. — 2010. — № 9. — С. 39-44.
11. Ростовцева Ю.В. Административная ответственность за коррупционные правонарушения в системе государственной службы // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2012. — № 3. — С. 47-52.
12. Тюнин В.И. Уголовно-правовые средства борьбы с коррупцией и их трансформация в системе мер противодействия преступности // Уголовный процесс. — 2009. — № 11.
13. Цирин А.М. Перспективные направления развития законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции // Журн. рос. права. — 2011. — № 2.
14. Уголовное законодательство зарубежных государств в борьбе с коррупцией / под ред. И.С. Власова. — М., 2009. — С. 7.
15. Хабриева Т.Я. Коррупция и право: доктринальные подходы к постановке проблемы // Журн. рос. права. — 2012. — № 6. — С. 5-17.
16. Хабриева Т.Я. Научно-правовые проблемы противодействия коррупции // Журн. рос. права. — 2012. — № 7. — С. 7-14.
17. Цирин А.М. Перспективные направления развития законодательства Российской Федерации о противодействии коррупции // Журн. рос. права. — 2011. — № 2. — С. 12-24.

Вестник Северо-Восточного государственного университета
Магадан 2014. Выпуск 22

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code