Определение Верховного Суда РФ от 09.06.2016 по делу N 305-ЭС16-1712, N А41-5917/2015

Требование: О взыскании убытков.

Обстоятельства: Истец ссылается на то, что ответчиком была поставлена продукция, не соответствующая ветеринарным требованиям. Предприятие истца признано инфицированным объектом, в связи с чем истец уничтожил продукцию, а также осуществил мероприятия по дезинфекции и дератизации, в связи с чем понес убытки.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку факт поставки истцу недоброкачественной продукции (с вирусом АЧС) и наличие причинно-следственной связи между возникновением у истца убытков и виновными действиями ответчика установлены.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 9 июня 2016 г. N 305-ЭС16-1712

Резолютивная часть определения объявлена 02.06.2016.

Полный текст определения изготовлен 09.06.2016.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Кирейковой Г.Г.,

судей Зарубиной Е.Н., Разумова И.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Мясоперерабатывающий комбинат «АгроФуд» на постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.12.2015 по делу N А41-5917/2015 Арбитражного суда Московской области.

В судебное заседание явились:

от общества с ограниченной ответственностью «Мясоперерабатывающий комбинат «АгроФуд» — Гуляева Т.А. (доверенность от 14.09.2015);

от общества с ограниченной ответственностью «Черкизово-Свиноводство» — Бевзенко Р.С., Воробьев Ю.А., Лебедева Е.В., Чернова А.И. (доверенности от 26.05.2016 N Д26/056/ЧС/1), Гетманов А.Н. (по доверенности от 25.01.2016 N Д25/016/ЧС/1).

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кирейковой Г.Г., объяснения представителей сторон, изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

общество с ограниченной ответственностью «Мясоперерабатывающий комбинат «АгроФуд» (далее — комбинат) обратилось в Арбитражный суд Московской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью Торговый дом «Мясное царство» (далее — торговый дом), обществу с ограниченной ответственностью «Орелсельпром» (далее — ООО «Орелсельпром»), закрытому акционерному обществу «Орелсельпром» (далее — ЗАО «Орелсельпром») о солидарном взыскании 77 743 690 руб. 10 коп. убытков (с учетом уточнения требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Управление Россельхознадзора по Орловской и Курской областям.

Решением Арбитражного суда Московской области от 13.05.2015 (судья Саенко М.В.) производство по делу в отношении ЗАО «Орелсельпром» прекращено в связи с реорганизацией в форме присоединения к ООО «Орелсельпром»; в удовлетворении иска отказано.

Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 17.09.2015 (судьи Иванова Л.Н., Ханашевич С.К., Юдина Н.С.) решение суда первой инстанции отменено в части отказа в удовлетворении иска; с ООО «Орелсельпром» и торгового дома солидарно в пользу комбината взысканы убытки в сумме 77 743 690 руб. 10 коп.

Постановлением Арбитражного суда Московского округа от 09.12.2015 (судьи Жуков А.В., Антонова М.К., Егорова Т.А.) постановление апелляционного суда в части солидарного взыскания убытков отменено. С торгового дома в пользу комбината взыскано 135 497 руб. ущерба и 6 775 руб. упущенной выгоды.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, комбинат, ссылаясь на существенные нарушения судом округа норм материального и процессуального права, просил отменить постановление округа и принять новое решение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кирейковой Г.Г. от 04.05.2016 кассационная жалоба комбината с делом N А41-5917/2015 переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Судом в порядке процессуального правопреемства произведена замена ответчиков по делу — торгового дома и ООО «Орелсельпром» — на общество с ограниченной ответственностью «Черкизово-Свиноводство» (далее — ООО «Черкизово-Свиноводство»).

В судебном заседании представитель комбината поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе, и уточнил просительную часть жалобы, настаивая на отмене постановления суда округа и оставлении в силе постановления суда апелляционной инстанции.

Ответчик представил отзыв, в котором, считая доводы комбината несостоятельными, просит постановление суда округа оставить без изменения.

Представители ООО «Черкизово-Свиноводство» доводы отзыва поддержали. По мнению представителей ООО «Черкизово-Свиноводство», в рассматриваемом случае отсутствует прямая причинно-следственная связь между поставкой животных по договору от 05.02.2014 N 9-19 и последующими убытками истца. Представители ссылались на то, что убытки образовались у комбината вследствие реквизиции продукции по решению органа государственной власти, в связи с чем комбинат не лишен возможности возместить свои потери в рамках статьи 242 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс) и статьи 19 Закона Российской Федерации от 14.05.1993 N 4979-1 «О ветеринарии» (далее — Закон о ветеринарии).

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что жалоба подлежит удовлетворению.

Как установлено судами и следует из материалов дела, между торговым домом и комбинатом заключен договор поставки от 05.02.2014 N 9-19, по условиям которого торговый дом обязался передать в собственность комбинату, а комбинат — принять и оплатить свиней в живом весе, свинину на кости, продукты переработки свинины и субпродукты, не подвергавшиеся термической обработке (продукцию).

Во исполнение принятых обязательств по указанному договору торговый дом поставил комбинату продукцию в объемах согласно счету-фактуре от 25.12.2014 N Б00000748 на общую сумму 1 023 840 руб., представив ветеринарное свидетельство от 25.12.2014 N 0090961.

Расчеты во исполнение положений пункта 5.4 договора произведены в порядке 100% предоплаты.

26.12.2014 главный ветеринарный инспектор Губкинского городского округа получил информацию о подозрении на заболевание африканской чумой свиней (далее — АЧС) в хозяйстве комбината, в связи с чем на указанном предприятии произведен отбор проб продукции для проведения лабораторного исследования.

В результате лабораторных исследований согласно протоколу от 28.12.2014 N 12019-12027 установлено, что в отобранных пробах мяса свиней, принадлежащих хозяйствам «Орелсельпром», расположенным в Мценском районе Орловской области, обнаружена инфекция АЧС.

Постановлением губернатора Белгородской области от 31.12.2014 N 111 (далее — постановление N 111) хозяйство комбината признано инфицированным объектом, утвержден план мероприятий по недопущению распространения АЧС, одной из мер которого являлось уничтожение всей продукции истца, включая продукцию, поставленную торговым домом по договору.

Во исполнение требований указанного постановления комбинат в период с 02.01.2015 по 04.01.2015 уничтожил продукцию, а также осуществил мероприятия по дезинфекции и дератизации, что подтверждается актами уничтожения мяса, мясосырья и продукции, выработанной комбинатом в связи с подтверждением заражения вирусом АЧС.

Поскольку направленные комбинатом торговому дому претензии от 29.12.2014 N П/14-012 и от 04.01.2015 N П/15-001 оставлены без удовлетворения, истец обратился в арбитражный суд.

Ссылаясь на то, что в соответствии с опубликованными на официальном сайте Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору от 31.12.2014 сведениями выявлено наличие в свинопоголовье ООО «Орелсельпром» возбудителя АЧС, о чем последний знал, поскольку поставлял на утилизацию без согласования с управлением ветеринарии Курской области в период с 22.12.2014 по 24.12.2014 трупы свиней, зараженных АЧС, комбинат просил взыскать с ответчиков (поставщика и производителя) убытки, связанные с ликвидацией очага заражения, стоимость утилизированной продукции и неполученные доходы по причине простоя предприятия.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из недоказанности совокупности условий, свидетельствующих о возникновении права требования взыскания убытков с ответчиков в солидарном порядке.

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о поставке комбинату по договору поставки товара ненадлежащего качества, что подтверждено неоднократными лабораторными исследованиями отобранных проб поставленной продукции, а проведенные исследования проб товаров, поставленных другими поставщиками, не подтвердили наличие вируса. Установив причинно-следственную связь между возникновением у истца убытков и неправомерными действиями ответчиков, проверив размер убытков и признав его обоснованным, апелляционный суд взыскал убытки солидарно, указав на то, что в соответствии со статьей 18 Закона о ветеринарии ООО «Орелсельпром», являющееся производителем свиней и лицом, ответственным за выпуск безопасных в ветеринарно-санитарном отношении товаров, является солидарным с поставщиком должником.

Отменяя постановление апелляционного суда, суд округа указал, что статья 18 Закона о ветеринарии не устанавливает солидарную ответственность за качество поставляемых товаров производителей продуктов животноводства по отношению к ответственности поставщика в рамках договора поставки.

Суд округа сделал вывод о том, что возмещению комбинату в качестве прямого ущерба подлежит только стоимость поставленной ответчиком в рамках договора продукции, в отношении которой установлен факт заражения вирусом АЧС (9 свиней). При определении размера упущенной выгоды суд округа исходил из 5% прибыли, полученной комбинатом по результатам деятельности в 2014 году, что по расчетам суда кассационной инстанции составило 6775 руб.

В остальной части требования комбината суд округа счел не подлежащими удовлетворению, указав, что убытки, причиненные в связи с уничтожением животных, осуществленным на основании акта органа государственной власти, подлежат возмещению за счет средств региональных бюджетов.

Между тем судом округа не учтено следующее.

В соответствии с положениями статьи 309 Гражданского кодекса обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

В силу части 1 статьи 393 Гражданского кодекса должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Согласно статье 15 Гражданского кодекса лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса).

Факт поставки комбинату недоброкачественной продукции (с вирусом АЧС), равно как и наличие причинно-следственной связи между возникновением у истца убытков и виновными действиями поставщика, установлен судом апелляционной инстанции на основании имеющихся в деле доказательств и судом кассационной инстанции подтвержден. С учетом указанного и полномочий кассационной инстанции довод ответчика об обратном отклоняется.

Ответчиками вопреки требованиям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено доказательств того, что показатели падежа свиней (произошедшего на одной откормочной площадке) в период с 18.12.2014 по 26.12.2014 находились в пределах допустимой нормы естественного падежа, не вызывали подозрений на заболевание свиней АЧС и не требовали принятия мер для исключения таких подозрений, предусмотренных пунктом 3.1 Инструкции о мероприятиях по предупреждению и ликвидации африканской чумы свиней, утвержденной Главным управлением ветеринарии Министерства сельского хозяйства СССР от 21.11.1980 (далее — Инструкция), в том числе путем прекращения реализации животных.

Африканская чума свиней приказом Минсельхоза РФ от 19.12.2011 N 476 «Об утверждении перечня заразных, в том числе особо опасных, болезней животных, по которым могут устанавливаться ограничительные мероприятия (карантин)» отнесена к особо опасным болезням животных (пункт 4 Перечня).

Согласно Инструкции АЧС — контагиозная вирусная болезнь, характеризующаяся сверхострым, острым, подострым, реже хроническим течением и большой летальностью (пункт 1.1).

Из Временной инструкции о мероприятиях по предупреждению и ликвидации африканской чумы свиней, утвержденной Главным управлением Министерства сельского хозяйства СССР от 02.04.1965, следует, что заражение свиней в естественных условиях происходит путем прямого их контакта с больными и зараженными свиньями. Источником инфекции могут быть и помещения, в которых содержались больные свиньи, а также инфицированные корма и вода, продукты убоя свиней, отходы мясокомбинатов, колбасных, столовых, ресторанов и других предприятий (пункт 2).

Поскольку в данном случае все поставленные ответчиком живые свиньи признавались опасными, как носители вирусов АЧС (прямые носители вируса и пребывающие в периоде инкубации АЧС), вывод окружного суда о том, что возмещению комбинату в качестве прямого ущерба подлежит только стоимость поставленной ответчиком в рамках договора продукции, в отношении которой установлен факт заражения вирусом АЧС, является ошибочным.

Перечень действий, направленных на ликвидацию АЧС на территории комбината, указан в приложении к постановлению N 111. Несоответствие назначенных мер мероприятиям, предусмотренным Инструкцией, судами не установлено и ответчиком (ответчиками) не обосновано.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, в том числе договор об оказании транспортных услуг, акты выполненных работ, расходные кассовые ордера, счета-фактуры, товарные накладные, акты на оказание работ и услуг, спецификации и договоры о поставке продукции, заключенные с покупателями, баланс комбината за 2014 год, апелляционный суд пришел к выводу о доказанности размера убытков, причиненных комбинату.

Расчет убытков и доказательства, представленные истцом, ответчиками в судах первой и апелляционной инстанций не опровергнуты.

Довод представителей ответчика о необходимости применения к требованиям комбината положений статьи 242 Гражданского кодекса о реквизиции отклоняется.

Изъятие животных как мера при ликвидации очагов особо опасных болезней предусмотрено статьей 19 Закона о ветеринарии, Правилами отчуждения животных и изъятия продуктов животноводства при ликвидации очагов особо опасных болезней животных, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26.05.2006 N 310, Инструкцией — в виде закупки свиней у населения в первой угрожаемой зоне (пункты 4.3, 5.2.2), нормативными актами субъектов Российской Федерации.

В данном случае постановлением N 111 не предусматривается изъятие животных; территория истца признана территорией инфицированного объекта и не относится к первой угрожаемой зоне, в пределах которой осуществляется выкуп (закупка) животных.

Суд округа указал на неправомерное признание судом апелляционной инстанции торгового дома (поставщика) и ООО «Орелсельпром» (производителя продуктов животноводства) солидарными должниками. Поскольку ООО «Черкизово-Свиноводство» является правопреемником обоих ответчиков, вывод суда апелляционной инстанции не влияет на существо принятого этим судом постановления и не влечет его отмену.

Поскольку судом кассационной инстанции допущены существенные нарушения норм материального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, обжалуемое постановление на основании части 1 статьи 291.11 и пункта 4 части 1 статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене, а постановление суда апелляционной инстанции — оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 291.11 — 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

постановление Арбитражного суда Московского округа от 09.12.2015 по делу N А41-5917/2015 Арбитражного суда Московской области отменить.

Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 17.09.2015 по настоящему делу оставить в силе.

Определение вступает в законную силу со дня его вынесения.

Председательствующий
Г.Г.КИРЕЙКОВА
Судьи
Е.Н.ЗАРУБИНА, И.В.РАЗУМОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code