Постановление Суда по интеллектуальным правам от 15.06.2016 N С01-427/2016 по делу N А32-32399/2015

Требование: О запрете использования фирменного наименования.

Обстоятельства: Ответчик осуществляет деятельность по учету технической инвентаризации недвижимого имущества (согласно сведениям ЕГРЮЛ). Истец полагает, что своими действиями ответчик нарушил его исключительное право на фирменное наименование.

Решение: Требование удовлетворено, поскольку факт наличия в фирменном наименовании ответчика словесных элементов, тождественных и сходных до степени смешения с фирменным наименованием истца, доказан, осуществление истцом и ответчиком аналогичных видов деятельности по учету и технической инвентаризации недвижимого имущества подтверждено материалами дел.

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 июня 2016 г. по делу N А32-32399/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 14 июня 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 15 июня 2016 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующего судьи — Рогожина С.П.,

судей — Голофаева В.В., Силаева Р.В.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу федерального государственного унитарного предприятия «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ» в лице филиала по Краснодарскому краю (ул. Октябрьская, 31, г. Краснодар, 350000, ОГРН 1027739346502) на постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2016, принятое в рамках дела N А32-32399/2015 по иску федерального государственного унитарного предприятия «Ростехинвентаризация-Федеральное БТИ» к обществу с ограниченной ответственностью «Региональное БТИ» (ул. Грибоедова, 60/А, г. Геленджик, Краснодарский край, 353475, ОГРН 1142304001234) о запрете использования фирменного наименования.

В судебном заседании приняли участие представители:

от истца — Вахшиян В.К. (доверенность от 14.06.16 N 329);

от ответчика — Яманов И.Л. (доверенность от 22.12.2015).

Суд по интеллектуальным правам

установил:

федеральное государственное унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, «Российский государственный центр инвентаризации и учета объектов недвижимости — Федеральное бюро технической инвентаризации» (далее — предприятие) обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с иском (с учетом уточнения в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) к обществу с ограниченной ответственностью «Региональное БТИ» (далее — общество) и просило обязать ответчика прекратить использование фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию истца, а именно: аббревиатуры «БТИ», в отношении вида деятельности, аналогичного виду деятельности, осуществляемому правообладателем по учету и технической инвентаризации недвижимого имущества, или изменить свое фирменное наименование.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 30.11.2015 исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2016 указанное решение отменено, в удовлетворении исковых требований предприятия отказано.

Не согласившись с указанным судебным актом, предприятие обратилось в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой.

В кассационной жалобе предприятие ссылается на нарушение и неправильное применение судом апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, просит обжалуемый судебный акт отменить, оставив решение Арбитражного суда Краснодарского края от 30.11.2015 без изменения.

По мнению предприятия, суд апелляционной инстанции не дал надлежащую оценку представленным им доказательствам того, что потребители услуг и контрагенты были введены в заблуждении в результате смешения фирменных наименований.

Также предприятие указывает на ошибочный вывод суда апелляционной инстанции о том, что часть фирменного наименование «БТИ» не подлежит правовой охране, который сделан в нарушение положений статей 1473, 1474 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

В судебном заседании представитель предприятия поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе.

В свою очередь, представитель общества возражал против удовлетворения кассационной жалобы.

Законность обжалуемого судебного акта проверена Судом по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены судебного акта, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из обжалуемого судебного акта и усматривается из материалов дела, 08.10.1993 предприятие зарегистрировано в Едином государственном реестре юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ), сокращенное наименование ФГУП «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ», что подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ.

Общество первоначально зарегистрировано в Едином государственном реестре юридических лиц 08.08.2014 с собственным наименованием «Ростехучет — Региональное БТИ», что подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ.

Ответчик осуществляет деятельность по учету технической инвентаризации недвижимого имущества (согласно сведениям ЕГРЮЛ). Истец полагает, что своими действиями ответчик нарушил его исключительное право на фирменное наименование.

После получения от истца претензию от 17.07.2015 ответчик 19.08.2015 изменил фирменное наименование на общество с ограниченной ответственностью «Региональное БТИ» (согласно сведениям официального сайта ФНС России).

Истец, ссылаясь на то, что филиал предприятия по Краснодарскому краю и ответчик выполняют однородные работы и оказывают однородные услуги (изготовление технических планов и технических паспортов, землеустроительные работы, услуги оценки, проектирование, и т.д.), а также указывая, что фирменные наименования истца и ответчика схожи до степени смешения, за счет тождественности сочетания аббревиатуры «БТИ» и частичного сочетания слов «Федеральное»/»Региональное» в наименованиях, обратилось в арбитражный суд с настоящим иском.

Рассмотрев заявленные требования, суд первой инстанции удовлетворяя исковые требования, исходил из доказанности факта наличия в фирменном наименовании ответчика словесных элементов тождественных и сходных до степени смешения с фирменным наименованием истца, а также осуществления истцом и ответчиком аналогичных видов деятельности по учету и технической инвентаризации недвижимого имущества.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, установил, что фирменные наименования сторон не тождественны по пунктуационному оформлению, количеству слов в наименовании, сокращенная форма ответчика — ООО «Региональное БТИ» не идентична сокращенному наименованию истца — ФГУП «Ростехинвентаризация — федеральное БТИ», что исключает удовлетворение требований истца о защите исключительного права на фирменное наименование.

Также суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что сочетание «Бюро технической инвентаризации» является общепринятым, содержится в правовых актах регионального, федерального и регионального уровня и в силу нормативного акта обозначает организации, занимающиеся техническим учетом жилищного фонда, в связи с чем не может быть признано средством индивидуализации истца, подлежащем защите положениями статей 1474 и 1475 ГК РФ.

Суд по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, изложенных в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, пришел к выводу о наличии правовых оснований для его отмены в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1473 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица.

На основании пункта 1 статьи 1474 ГК РФ юридическому лицу принадлежит исключительное право использования своего фирменного наименования в качестве средства индивидуализации любым не противоречащим закону способом (исключительное право на фирменное наименование), в том числе путем его указания на вывесках, бланках, в счетах и иной документации, в объявлениях и рекламе, на товарах или их упаковках.

В силу пункта 3 статьи 1474 ГК РФ не допускается использование юридическим лицом фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию другого юридического лица или сходного с ним до степени смешения, если указанные юридические лица осуществляют аналогичную деятельность и фирменное наименование второго юридического лица было включено в единый государственный реестр юридических лиц ранее, чем фирменное наименование первого юридического лица.

Как разъяснено в пункте 59 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление N 5/29), при применении данной нормы судам необходимо учитывать: защите подлежит исключительное право на фирменное наименование юридического лица, раньше другого включенного в Реестр, вне зависимости от того, какое из юридических лиц раньше приступило к соответствующей деятельности.

Согласно пункту 4 статьи 1474 ГК РФ юридическое лицо, нарушившее правила пункта 3 данной статьи, по требованию правообладателя обязано по своему выбору прекратить использование фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым правообладателем, или изменить свое фирменное наименование, а также обязано возместить правообладателю причиненные убытки.

Как следует из указанных законоположений, обстоятельства, подлежащие установлению в настоящем деле, включают: момент возникновения исключительных прав на спорные фирменные наименования в результате внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц, степень сходства спорных фирменных наименований, а также их использование правообладателями при осуществлении аналогичной деятельности.

В силу пункта 2 статьи 1473 ГК РФ фирменное наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица, которое не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности.

Таким образом, создание нескольких юридических лиц в одной организационно-правовой форме допускается в силу закона, при разрешении вопроса тождестве или сходстве фирменных наименований рассматриваются, как правило, их отличительные части.

Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит положений, определяющих критерии оценки степени сходства фирменных наименований.

Как следует из обжалуемого акта, отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции фактически не согласился с его правовой оценки о наличии сходства до степени смешения противопоставленных средств индивидуализации, поскольку притязания сторон фактически относились к аббревиатуре, включенной только в сокращенные части противопоставляемых фирменных наименования.

При этом суд апелляционной инстанции отметил, что полное наименование истца и ответчика различаются по количеству слов, слогов и звукобуквенному параметру, то есть отсутствует сходство фонетическое, графическое (визуальное).

Указанные обстоятельства, позволили сделать суду апелляционной инстанции вывод о том, что фирменные наименования сторон не тождественны по пунктуационному оформлению, количеству слов в наименовании.

Вместе с тем коллегия судей полагает, то судом апелляционной инстанции необоснованно отказано в удовлетворении требований, а вывод об отсутствии сходства до степени смешения противопоставляемых средств индивидуализации является ошибочным, ввиду следующего.

Как ранее отмечалось, российское законодательство, позволяет участникам предпринимательской деятельности осуществлять торговлю и ведение бизнеса, как под полным фирменным наименованием, так и под сокращенным фирменным наименованием.

Таким образом, исходя из предмета заявленного требования, по смыслу пункта 6 статьи 1252 ГК РФ сопоставлению подлежат все виды фирменных наименований (полное / сокращенное), при этом сокращенное фирменное наименование одной стороны спора, может также сравниваться как с полным так, и с сокращенным наименованием другой стороны спора.

Поскольку сокращенное фирменное наименование истца на русском языке внесено в Единый государственный реестр юридических лиц оно подлежит защите исключительным правом на фирменное наименование на основании абзаца второго пункта 1 статьи 1474 ГК РФ.

Как установлено судом апелляционной инстанции и не оспаривается лицами, участвующими в деле полное собственное наименование истца — «Российский государственный центр инвентаризации и учета объектов недвижимости — Федеральное бюро технической инвентаризации», сокращенное и «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ».

В свою очередь, полное и сокращенное собственное наименование ответчика — «Региональное БТИ».

Исходя из положений пункту 4 статьи 1474 ГК РФ, фирменные наименования сторон необходимо проверять не только на тождественность, но и на сходство их до степени смешения. Однако суд апелляционной инстанции, проверяя фирменные наименования сторон на тождественность, от оценки на сходство до степени смешения уклонился.

В свою очередь, суд первой инстанции, оценив фактические обстоятельства дела, установив, факт наличия в фирменном наименовании ответчика элементов тождественных или сходных до степени смешения с фирменным наименованием истца, которые могут вызвать вероятность (угрозу) смешения сходных обозначений в результате их использования в отношении аналогичных видах деятельности истца и ответчика, пришел к правомерному выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований.

С учетом изложенного у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для отмены решения суда первой инстанции и отказа в удовлетворении исковых требований.

При этом вывод суда апелляционной инстанции о том, что сочетание «Бюро технической инвентаризации» является общепринятым, содержится в правовых актах регионального, федерального и регионального уровня и в силу нормативного акта, и обозначает организации, занимающиеся техническим учетом жилищного фонда, в связи с чем не может быть признано средством индивидуализации истца, подлежащем защите положениями статей 1474 и 1475 ГК РФ основан на неправильном толковании норм материального права, в силу следующего.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1473 ГК РФ фирменное наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица, которое не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности.

Исходя из правовой позиции, содержащейся в пункте 60 Постановления N 5/29, судам следует иметь в виду, что в силу пункта 4 статьи 1474 Гражданского кодекса Российской Федерации правообладатель может заявить только требование о прекращении использования фирменного наименования, тождественного фирменному наименованию правообладателя или сходного с ним до степени смешения, в отношении видов деятельности, аналогичных видам деятельности, осуществляемым правообладателем, и возместить правообладателю причиненные убытки.

В то же время суд апелляционной инстанции указал, что произвольная часть фирменного наименования истца является общепринятым и содержит только указание на род деятельности, в связи с чем не подлежит правовой охране.

Вместе с тем судом не учтено, что в соответствии с пунктом 2 статьи 1475 ГК РФ исключительное право на фирменное наименование возникает со дня государственной регистрации юридического лица и прекращается в момент исключения фирменного наименования из ЕГРЮЛ в связи с прекращением юридического лица либо изменением его фирменного наименования.

Это означает, что фирменное наименование подлежит правовой охране вплоть до исключения юридического лица из ЕГРЮЛ.

При этом право предъявить в суд на основании пункта 5 статьи 1473 ГК РФ иск о понуждении к изменению фирменного наименования и только в том случае, если фирменное наименование юридического лица не соответствует требованиям пунктов 3 или 4 указанной статьи, принадлежит органу, осуществляющему государственную регистрацию юридических лиц.

Выводы суда апелляционной инстанции, положенные в основу обжалуемого постановления, не соответствуют установленным обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, а также основаны на неправильном толковании норм материального права. В связи с этим постановление суда апелляционной инстанции подлежит отмене.

Вышеуказанные нарушения норм материального права, допущенные судом апелляционной инстанции, по мнению суда кассационной инстанции, привели к принятию неправильного судебного акта.

В силу подпункта 5 пункта 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе оставить в силе одно из ранее принятых по делу решений или постановлений.

Поскольку судом первой инстанции фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, установлены на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, правильно применены нормы материального права, тогда как судом апелляционной инстанции, напротив, допущено неправильное применение норм материального права, выразившееся в неправильном истолковании и применении закона, суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2016 подлежит отмене, решение Арбитражного суда Краснодарского края от 30.11.2015 — оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2016 по делу N А32-32399/2015 отменить.

Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 30.11.2015 по делу N А32-32399/2015 оставить в силе.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья
С.П.РОГОЖИН
Судья
В.В.ГОЛОФАЕВ
Судья
Р.В.СИЛАЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code