Определение Верховного Суда РФ от 24.05.2015 N 13-КГ16-5

Требование: О взыскании страхового возмещения, компенсации морального вреда, процентов, штрафа.

Обстоятельства: Истец указал, что в результате ДТП его автомобилю были причинены механические повреждения. Выявленные повреждения ТС явились следствием одного страхового случая. Направляя ТС на ремонт, ответчик незаконно исключил ряд повреждений автомобиля.

Решение: Дело в части взыскания штрафа направлено на новое апелляционное рассмотрение, так как в нарушение абз. 2 ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ суд не вынес отдельного определения о принятии экспертного исследования в качестве доказательства по делу с содержанием мотивов, по которым он сделал вывод о невозможности представления ответчиком данного доказательства в суд первой инстанции по причинам, являющимся уважительными.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 мая 2015 г. N 13-КГ16-5

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Асташова С.В.,

судей Киселева А.П. и Момотова В.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ковылова А.Н. к ОАО «Страховая группа «ГСК «Югория» о взыскании страхового возмещения, компенсации морального вреда, процентов за пользование чужими денежными средствами, судебных расходов

по кассационной жалобе Ковылова А.Н. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда от 21 сентября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Момотова В.В., объяснения Ковылова А.Н., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя ОАО «Страховая группа «ГСК «Югория» Касимовой И.Р., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Ковылов А.Н. обратился в суд с иском к ОАО «Страховая группа «ГСК «Югория», в окончательном варианте исковых требований просил признать повреждения принадлежащего ему транспортного средства «<…>», государственный регистрационный знак <…> относящимися к одному страховому событию (случаю) — дорожно-транспортному происшествию, имевшему место 19 июля 2014 г., признать что данное транспортное средство получило «тотальное повреждение» в результате дорожно-транспортного происшествия 19 июля 2014 г., взыскать с ОАО «Страховая группа «ГСК «Югория» страховое возмещение в размере 1 500 000 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 29 562, 50 руб., компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб., а также судебные расходы и штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

В обоснование своих требований истец сослался на то, что ответчик, действуя в рамках заключенного между сторонами договора страхования указанного выше транспортного средства по риску КАСКО от 2 апреля 2014 г. в связи с наступлением 19 июля 2014 г. страхового случая — дорожно-транспортного происшествия, в результате чего застрахованный автомобиль получил механические повреждения, организовал осмотр транспортного средства, произведенный 21 и 23 июля 2014 г. ООО «Оценка собственности». В результате осмотра было установлено, что все выявленные повреждения транспортного средства явились следствием одного страхового случая. Направляя транспортное средство на ремонт, по мнению истца, ответчик необоснованно исключил 34 повреждения транспортного средства по мотиву предоставления истцом страховщику ложных сведений об обстоятельствах образования этих повреждений.

Заочным решением Ленинского районного суда г. Тамбова от 16 декабря 2014 г. исковые требования удовлетворены частично.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда от 21 сентября 2015 г. решение суда первой инстанции отменено в части взыскания с ОАО «Страховая группа «ГСК «Югория» в пользу Ковылова А.Н. штрафа в размере 752 500 руб. с принятием в указанной части нового решения об отказе в иске. В остальной части решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 2016 г. кассационная жалоба Ковылова А.Н. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении данного дела такого характера нарушения были допущены судебной коллегией по гражданским делам Тамбовского областного суда.

Согласно пункту 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Судом установлено, что 2 апреля 2014 г. между Ковыловым А.Н. и ОАО «Страховая группа «ГСК «Югория» заключен договор добровольного страхования (КАСКО) автомобиля <…>, государственный регистрационный знак <…> года выпуска.

В период действия договора страхования 19 июля 2014 г. произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате чего автомобиль истца получил механические повреждения.

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из установления факта полной гибели транспортного средства и отказа истца в период рассмотрения дела от принадлежащих ему годных остатков автомобиля, а также из неправомерности отказа страховщика от исполнения обязательств по договору добровольного страхования транспортного средства по выплате страхового возмещения.

В соответствии с пунктом 6 статьи 13 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Верховный Суд Российской Федерации в пункте 1 постановления Пленума от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» разъяснил, что отношения, одной из сторон которых выступает гражданин, использующий, приобретающий, заказывающий либо имеющий намерение приобрести или заказать товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а другой — организация либо индивидуальный предприниматель (изготовитель, исполнитель, продавец, импортер), осуществляющие продажу товаров, выполнение работ, оказание услуг, являются отношениями, регулируемыми Гражданским кодексом Российской Федерации, Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей», другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

С учетом положений статьи 39 Закона о защите прав потребителей к отношениям, возникающим из договоров об оказании отдельных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона, должны применяться общие положения Закона о защите прав потребителей, в частности о праве граждан на предоставление информации (статьи 8 — 12), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13), о возмещении вреда (статья 14), о компенсации морального вреда (статья 15), об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации (пункт 2 указанного выше постановления Пленума).

В Российской Федерации правоотношения, возникающие из договора добровольного страхования имущества граждан, регулируются главой 48 Гражданского кодекса Российской Федерации, нормы которой не относятся к специальному закону, и Законом Российской Федерации «Об организации страхового дела в Российской Федерации», который не регулирует вопросы ответственности за нарушение прав и законных интересов страхователя.

Таким образом, отношения, связанные с ответственностью за нарушение прав граждан по договору добровольного страхования имущества не урегулированы специальным законом.

Исходя из изложенного, к спорным правоотношениям подлежит применению Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» в том числе в части возникновения ответственности в виде штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены заочного решения в части взыскания с ОАО «Страховая группа «ГСК «Югория» штрафа и отказа в удовлетворении исковых требований в данной части, указав, что между истцом и ответчиком существовал спор о праве истца на получение страхового возмещения, поскольку обстоятельства страхового случая, указанные истцом в заявлении, опровергались актом экспертного исследования ООО «АПЭКС ГРУ» от 22 августа 2014 г., согласно которому 34 технических повреждений автомобиля, указанных истцом, не могли быть получены при заявленных обстоятельствах.

Также суд апелляционной инстанции указал, что иного заключения, опровергающего выводы эксперта ООО «АПЭКС ГРУ» страховщику до обращения в суд представлено не было.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы суда апелляционной инстанции не соответствующими требованиям закона.

Статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлены требования к решению суда, в соответствии с которой решение суда должно быть законным и обоснованным.

В пункте 3 постановления Пленума от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» Верховный Суд Российской Федерации дал разъяснения, согласно которым решение может считаться законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

ОАО «Страховая группа «ГСК «Югория» отказало Ковылову А.Н. в согласовании всего объема повреждений транспортного средства, полученных в результате одного страхового события, отразив в выданном истцу направлении автомобиля на СТОА указание об исключении из ремонта 34 повреждения.

Между тем в суде первой инстанции каких-либо доказательств обладания ответчиком на момент исключения из ремонта части поврежденных позиций документами, опровергающими заявленный истцом объем повреждений, представлено не было.

Как установлено судебными инстанциями, ответчик организовал осмотр поврежденного транспортного средства истца ООО «Оценка собственности», произведя который с участием страховщика, описывая характер, объем дефектов и повреждений, отражая их в актах осмотра N 62/3 от 21 июля 2014 г. и N 63/3 от 23 июля 2014 г. эксперт-техник указал, что все повреждения транспортного средства истца являются следствием одного случая.

Кроме того, в материалах дела имеется акт экспертного исследования ООО «Тамбовский региональный центр независимой экспертизы» от 18 сентября 2014 г., согласно которому повреждения принадлежащего истцу автомобиля, исключенные ответчиком при направлении автомобиля на ремонт, были образованы при обстоятельствах дорожно-транспортного происшествия 19 июня 2014 г., и заявление Ковылова А.Н. от 18 сентября 2014 г. о направлении данного акта в адрес ОАО Страховая группа «ГСК «Югория».

Однако данные доказательства, на которые ссылался истец при обращении в суд с исковым заявлением, не получили оценки судом апелляционной инстанции.

При таких обстоятельствах отсутствовали правовые основания для освобождения ответчика от ответственности в виде штрафа за отказ в добровольном порядке от удовлетворения требований потребителя.

В пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции» разъяснено, что суд апелляционной инстанции осуществляет проверку законности и обоснованности не вступивших в законную силу решений, определений судов общей юрисдикции, принятых ими по первой инстанции.

В силу абзаца 2 части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции оценивает имеющиеся в деле, а также дополнительно представленные доказательства. Дополнительные доказательства принимаются судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. О принятии новых доказательств суд апелляционной инстанции выносит определение.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 30 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции», принятие дополнительных (новых) доказательств в соответствии с абзацем вторым части 1 статьи 327.1. Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оформляется вынесением определения с указанием в нем мотивов, по которым суд апелляционной инстанции пришел к выводу о невозможности представления этих доказательств в суд первой инстанции по причинам, признанным уважительными, а также об относимости и допустимости данных доказательств.

Таким образом, закон содержит конкретные ограничения по представлению в апелляционную инстанцию новых доказательств, что возможно только в случае, когда лицо по уважительным причинам было лишено возможности представить эти доказательства в суд первой инстанции.

Суд апелляционной инстанции в своем определении указал на акт экспертного исследования ООО «АПЭКС ТРУП» от 22 августа 2014 г., который был представлен ответчиком при обжаловании в апелляционном порядке заочного решения суда, как на доказательство возникновения между сторонами по делу спора о наличии страхового случая.

Однако в нарушение требований абзаца 2 части 1 статьи 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции не вынес отдельного определения о принятии экспертного исследования ООО «АПЭКС ГРУП» от 22 августа 2014 г. в качестве доказательства по делу с содержанием мотивов, по которым он пришел к выводу о невозможности ответчика представления данного доказательства в суд первой инстанции по причинам, являющимся уважительными.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суджа Российской Федерации находит допущенные при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов Ковылова А.Н., в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда от 21 сентября 2015 г. в части, касающейся взыскания с ОАО «Страховая группа «ГСК «Югра» в пользу Ковылова А.Н. штрафа, подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и принять судебное постановление в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда от 21 сентября 2015 г. отменить в части, касающейся взыскания с ОАО «Страховая группа «ГСК «Югра» в пользу Ковылова А.Н. штрафа в сумме 752 500 руб., в этой части дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code