Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 03.06.2016 N С01-405/2016 по делу N СИП-720/2015

Требование: О признании недействительным решения уполномоченного органа и об обязании зарегистрировать обозначение в качестве товарного знака.

Обстоятельства: Оспариваемым решением обществу отказано в удовлетворении возражения общества на решение уполномоченного органа об отказе в регистрации товарного знака в связи с тем, что заявленное обозначение не соответствует требованиям п. 3 ст. 1483 ГК РФ.

Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку незначительность ввозимых на территорию РФ партий товара, маркированного противопоставленным обозначением, не может свидетельствовать о возникновении какой-либо ассоциативной связи у российских потребителей товара (вина) с его изготовителем (компанией).

ПРЕЗИДИУМ СУДА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 3 июня 2016 г. по делу N СИП-720/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 2 июня 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 3 июня 2016 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе: председательствующего — председателя Суда по интеллектуальным правам Новоселовой Л.А.,

членов президиума: Данилова Г.Ю., Корнеева В.А., Уколова С.М., Химичева В.А.,

при участии судьи-докладчика Пашковой Е.Ю.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Александровы погреба» (Алтуфьевское ш., д. 79 «А», стр. 25, Москва, 127410, ОГРН 1027700135253) на решение Суда по интеллектуальным правам от 02.03.2016 по делу N СИП-720/2015 (судьи Рассомагина Н.Л., Булгаков Д.А., Лапшина И.В.)

по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Александровы погреба» о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, 123995, Москва, ОГРН 1047730015200) от 11.10.2015 по заявке N 2013705722, принятого по результатам рассмотрения возражения, и об обязании Федеральной службы по интеллектуальной собственности зарегистрировать обозначение «Bucephal» по заявке N 2013705722 в качестве товарного знака для всех товаров 32-го и 33-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков, указанных в заявке.

В судебном заседании приняли участие представители:

от общества с ограниченной ответственностью «Александровы погреба» — Горская М.В. (по доверенности от 20.04.2016);

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности — Кромкина А.Н. (по доверенности от 11.08.2015 N 01/32-544/41).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Александровы погреба» (далее — общество «Александровы погреба», общество) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 11.10.2015 по заявке N 2013705722, принятого по результатам рассмотрения возражения, и об обязании Роспатента зарегистрировать обозначение «Bucephal» по заявке N 2013705722 в качестве товарного знака для всех товаров 32-го и 33-го классов Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее — МКТУ), указанных в заявке (с учетом уточнения заявленных требований в порядке, предусмотренном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением Суда по интеллектуальным правам от 02.03.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, общество «Александровы погреба», ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права, а также несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, просит решение от 02.03.2016 отменить.

Общество «Александровы погреба» полагает, что обжалуемое решение суда первой инстанции содержит противоречия. Так, в первой части решения суд пришел к выводу об отсутствии у противопоставленного обозначения «BUCEPHALUS» сложившейся репутации у потребителей, его неизвестности среди российских потребителей и отсутствии его ассоциаций с каким-либо конкретным производителем и товаром. Во второй части решения содержится вывод о том, что общество «Александровы погреба», подав заявку на регистрацию спорного обозначения, пыталось получить необоснованные преимущества за счет существующего бренда, воспользоваться его репутацией и воспрепятствовать ввозу продукции, маркированной этим брендом, на территорию Российской Федерации.

По мнению общества, вывод суда первой инстанции о том, что оно намерено препятствовать ввозу на территорию Российской Федерации продукции, маркированной обозначением «BUCEPHALUS», не соответствует материалам дела, поскольку в деле отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие о совершении обществом подобных действий.

Кроме того, общество «Александровы погреба» полагает, что аргументированно обосновало выбор спорного обозначения для регистрации в качестве товарного знака и представило достаточную совокупность доказательств в подтверждение своего добросовестного поведения, что не было учтено судом первой инстанции.

Роспатент отзыв на кассационную жалобу не представил. Представитель Роспатента в судебном заседании просил оставить обжалуемый судебный акт без изменения, отметив, что оценка добросовестности поведения лица, подавшего заявку на регистрацию товарного знака, не входит в компетенцию Роспатента, поэтому пояснений по этому вопросу он дать не может.

Представитель общества «Александровы погреба» в судебном заседании поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе, просил ее удовлетворить, обжалуемый судебный акт отменить.

В судебном заседании 30.05.2016 в порядке, предусмотренном статьей 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, объявлялся перерыв до 02.06.2016 до 12:30.

После перерыва судебное заседание продолжено в том же составе суда и с участием тех же представителей.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как установлено судом первой инстанции, общество «Александровы погреба» обратилось в Роспатент с заявкой на регистрацию словесного обозначения «Bucephal» в качестве товарного знака в отношении товаров «пиво; минеральные и газированные воды и прочие безалкогольные напитки; фруктовые напитки и фруктовые соки; сиропы и прочие составы для изготовления напитков» 32-го класса, «алкогольные напитки (за исключением пива)» 33-го класса МКТУ.

Роспатент решением от 12.01.2015 отказал в государственной регистрации товарного знака в части, указав, что в отношении товара «пиво» 32-го класса и товаров 33-го класса МКТУ заявленное обозначение не соответствует требованиям пункта 3 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) в связи со следующим.

Роспатентом было установлено наличие высокой степени сходства заявленного обозначения с обозначением «BUCEPHALUS», которым маркируется алкогольная продукция (вино), производимая винодельней Black Stallion Winery, принадлежащей крупной американской компании Delicato Family Vineyards, в связи с этим Роспатент пришел к выводу о том, что заявленное на регистрацию обозначение может ввести потребителей в заблуждение относительно действительного изготовителя однородных товаров 33-го и части товаров 32-классов МКТУ, а также относительно места нахождения производителя товаров.

Роспатент указал, что обозначение «BUCEPHALUS» зарегистрировано в качестве товарного знака по международной регистрации N 966644 и принадлежит компании Delicato Vineyards, Inc. (Соединенные Штаты Америки; далее — компания), его правовая охрана действует на территории страны происхождения, стран Европейского сообщества, Австралии, Японии.

В сети Интернет на различных интернет-сайтах, в том числе русскоязычных, размещены предложения к продаже вин, производимых компанией, в том числе и вин с названием «BUCEPHALUS»: http://www. delicatofamilyvineyards.com/wine/black-stallion-estatewinery/bucephalus-napa-valley-red-wine/; www.globalalco.ru/item/Black-Stallion-Bucephallus-0983853; www.wineculture.ru/alcohol/element/php&ID-46195; http://lavkavin.ru/products/ vino-delicato-bucephalus-red-blend-2008-1.

Также Роспатент отметил, что согласно сведениям из интернет-ресурсов http://www.wineculture.ru/alcohol/element.php?ID=46195, http://www.vinography.com/archives/downloads/wine_library_tasting2010.pdf, http://www.alianta.ru/product/bucefal/ продукция компании с названием «BUCEPHALUS» стала известна задолго до даты подачи обществом заявки на регистрацию обозначения «Bucephal» в качестве товарного знака (с 2005 года).

Кроме того, Роспатент указал, что, помимо вин «BUCEPHALUS», на российском рынке предлагается и иная продукция (вина) компании, http://lavkavin.ru/products/section/vino/filter/producer-delicato_delicato/, http://vinela.ru/vino/delicato, http://www.czbeer.ru/vino/usa.htm, http://top-wines.ru/products/vino-delicatowoodhaven-chardonnay-2012-1/.

Обществом 24.04.2015 в Роспатент подано возражение, в котором заявитель выразил свое несогласие с выводами Роспатента, изложенными в решении от 12.01.2015.

Роспатент 11.10.2015 вынес решение об отказе в удовлетворении возражения общества «Александровы погреба», мотивированное тем, что регистрация на имя общества заявленного обозначения, сходного до степени смешения с названием присутствующего на российском рынке вина иностранного производителя, способна породить у потребителей неверное представление о производителе товаров.

Не согласившись с названным решением Роспатента, общество обратилось в суд с настоящим заявлением.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что незначительность ввозимых на территорию Российской Федерации партий товара, маркированного противопоставленным обозначением, не может свидетельствовать о возникновении какой-либо ассоциативной связи у российских потребителей товара (вина) с его изготовителем (компанией), поэтому вывод Роспатента об отказе в удовлетворении возражения по основаниям, предусмотренным подпунктом 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ, является недостаточно обоснованным.

Вместе с тем суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований, признав, что общество «Александровы погреба», подав заявку на регистрацию спорного обозначения в том числе в отношении товара «вино», пыталось получить необоснованные преимущества за счет уже существующего бренда элитного вина и возможность воспрепятствования введению в гражданский оборот на территории Российской Федерации этого товара, имеющего сходное до степени смешения наименование, а такие действия запрещены статьей 10.bis Конвенции по охране промышленной собственности (заключена в Париже 20.03.1883; далее — Парижская конвенция).

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, заслушав мнения представителей общества «Александровы погреба» и Роспатента, рассмотрев доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом первой инстанции норм процессуального права, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для отмены обжалуемого судебного акта в силу следующего.

Исходя из положений части 1 статьи 198 и части 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельствами, подлежащими установлению при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных актов, действий (бездействия) государственных органов, являются проверка соответствия оспариваемого акта закону или иному нормативно-правовому акту и проверка факта нарушения оспариваемым актом, действием (бездействием) прав и законных интересов заявителя.

В пункте 6 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» отмечено, что основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Суд первой инстанции установил, что решение от 11.10.2015 принято Роспатентом в рамках его компетенции, а заявление об оспаривании ненормативного правового акта подано в установленный законом срок.

Согласно установленному частью 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации общему правилу арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Учитывая, что в кассационной жалобе общества «Александровы погреба» содержится возражение только относительно выводов суда о наличии в действиях общества по подаче заявки на регистрацию товарного знака признаков недобросовестной конкуренции и злоупотребления правом, президиум Суда по интеллектуальным правам осуществляет ревизию обжалуемого судебного акта лишь в указанной части.

Согласно статье 10.bis Парижской конвенции Страны Союза обязаны обеспечить гражданам стран, участвующих в Союзе, эффективную защиту от недобросовестной конкуренции.

Актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах.

В частности, подлежат запрету:

1) все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента;

2) ложные утверждения при осуществлении коммерческой деятельности, способные дискредитировать предприятие, продукты или промышленную или торговую деятельность конкурента;

3) указания или утверждения, использование которых при осуществлении коммерческой деятельности может ввести общественность в заблуждение относительно характера, способа изготовления, свойств, пригодности к применению или количества товаров.

В соответствии со статьей 10 ГК РФ не допускается осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом) и использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке. Поскольку приобретение и осуществление исключительных прав на средства индивидуализации и иные объекты интеллектуальной собственности осуществляются в рамках предпринимательской и иной экономической деятельности, соответствующими хозяйствующими субъектами подлежат соблюдению требования законодательства в части недопущения недобросовестной конкуренции.

Содержание указанных запретов свидетельствует о том, что правовая конструкция недобросовестной конкуренции направлена на пресечение действий, представляющих собой злоупотребление субъективными правами либо осуществление каких-либо действий во вред потребителям, конкурентам и экономическому и правовому порядку в целом в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.

Для признания действий по приобретению исключительного права на средство индивидуализации актом недобросовестной конкуренции прежде всего должна быть установлена цель совершения соответствующих действий.

Одним из обстоятельств, которые могут свидетельствовать о недобросовестном поведении лица, зарегистрировавшего товарный знак, может быть то, что это лицо знало или должно было знать о том, что иные лица (конкуренты) на момент подачи заявки на регистрацию обозначения в качестве товарного знака законно использовали соответствующее обозначение для индивидуализации производимых ими товаров или оказываемых услуг без регистрации в качестве товарного знака, а также то, что такое обозначение приобрело известность среди целевой аудитории потребителей.

При этом хозяйствующий субъект, совершая акт недобросовестной конкуренции, может преследовать цель не смешения своих товаров, маркированных спорным обозначением, с товарами другого лица, а использовать известность производимых им товаров и средств их индивидуализации для того, чтобы привлечь внимание к собственным товарам или оказываемым услугам.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 статьи 10 ГК РФ, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

Исходя из правовой позиции, изложенной в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались.

Судом первой инстанции на основе материалов административного дела и документов, представленных обществом, а также пояснений лиц, участвующих в деле, установлено, что вино «BUCEPHALUS» — это элитное вино производства винодельни Black Stallion Winery, которое сочетает в себе элегантность, мощь и характер. Свое название вино получило в честь величественного черного жеребца, любимого коня Александра Македонского — Буцефала.

Для производства вина виноград собирают только с лучших премиальных участков в долине Напа. Каждый сорт винограда винифицируют отдельно. Выдержка вина в дубовых бочках длится 18 месяцев. Вино «BUCEPHALUS» является элитным напитком ограниченного тиража (200 коробов в год) и ввиду высокой стоимости (от 18 000 рублей за бутылку) является доступным ограниченному кругу лиц.

Винодельня Black Stallion Winery представляет собой престижный винный завод, который был открыт в 2007 году в долине Напа, а в 2010 году был приобретен одним из ведущих производителей вина в стране (США) — компанией, которая ведет свою историю с 1924 года и за время своего существования стала одной из самых успешных американских виноделен. Компания удостоена ряда престижных наград на международных конкурсах, каждый год продает более шестнадцати с половиной миллионов бутылок вина по всему миру.

Кроме того, компания является правообладателем словесного товарного знака «BUCEPHALUS» по международной регистрации N 966644, зарегистрированного 30.05.2008 в отношении товара «вино», правовая охрана которому представлена в США, странах Европейского союза, Австралии, Японии.

Данные обстоятельства, как справедливо отмечено судом первой инстанции, не только не оспариваются, но и подтверждаются самим обществом, в том числе согласно содержанию поданного им возражения и заявления в суд.

Таким образом, компания является известным мировым производителем алкогольной продукции (вина), в товарной линейке которого имеется вино премиум класса с наименованием «BUCEPHALUS», которое ввозилось, хотя и в небольших количествах, в том числе и на территорию Российской Федерации.

Проведя сравнительный анализ указанного обозначения с обозначением, заявленным на регистрацию обществом «Александровы погреба», суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о наличии между ними сходства до степени смешения, что не оспаривается обществом в кассационной жалобе.

Установив известность на мировом рынке алкогольной продукции компании как производителя вина и ее продукции, в том числе ориентированной на определенную целевую аудиторию потребителей и относящейся к высокому ценовому сегменту (элитные алкогольные напитки, вино премиум класса — дорогие высококачественные товары, лучшее, что может предложить рынок), а также учитывая информированность общества «Александровы погреба» об этом производителе и его товарах, суд пришел к обоснованному выводу о том, что общество, подавая заявку на регистрацию товарного знака в том числе в отношении вина, выбрало обозначение «Bucephal» не случайно, а зная о наличии производимого компанией вина «BUCEPHALUS». При этом государственная регистрация спорного товарного знака позволила бы обществу «Александровы погреба» получить необоснованные преимущества за счет уже существующего бренда элитных алкогольных напитков. Судом учтено, что общество является участником рынка алкогольной продукции, на котором присутствует также и продукция компании; что заявка подана обществом именно в отношении того товара (вино), для которого используется противопоставленное обозначение — принадлежащий компании международный товарный знак «BUCEPHALUS», который имеет более раннюю дату приоритета; что указанное обозначение использовалось компанией задолго до даты подачи заявки обществом на регистрацию товарного знака в том числе и на территории Российской Федерации (в небольших количествах, учитывая ценовой сегмент); что общество не привело убедительных аргументов относительно выбора обозначения, заявленного им на регистрацию, в частности в отношении вина. При этом обществом представлены в материалы дела документы, подтверждающие, что им осуществлены подготовительные действия к использованию заявленного на регистрацию обозначения именно в отношении вина, а не каких-либо иных товаров, то есть в отношении именно того товара, который маркируется компанией противопоставленным обозначением.

Вопреки доводу кассационной жалобы, заключение соглашения о производстве вина с компанией Республики Македония само по себе не обуславливает выбор указанного обозначения, особенно в отношении вина.

У президиума Суда по интеллектуальным правам отсутствуют основания для переоценки названного вывода суда первой инстанции, сделанного на основании исследования представленных в материалы дела доказательств в порядке, предусмотренном статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При этом президиум Суда по интеллектуальным правам, вопреки доводу кассационной жалобы, не усматривает противоречий в обжалуемом решении.

Так, небольшое количество ввезенных на территорию Российской Федерации товаров, относящихся к высокой ценовой категории и рассчитанных на определенный круг потребителей, не позволило суду признать вывод Роспатента о наличии у потребителей стойкой ассоциативной связи спорного обозначения с конкретным производителем достаточно обоснованным, применительно к положениям подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ.

Вместе с тем следует учитывать, что обществу «Александровы погреба» отказано в государственной регистрации словесного обозначения «Bucephal» в качестве товарного знака в отношении товаров «пиво» 32-го класса, «алкогольные напитки (за исключением пива)» 33-го класса МКТУ.

Оценка обозначения на соответствие требованиям подпункта 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ производится исходя из восприятия этого обозначения российскими потребителями в отношении конкретных товаров, для которых предоставлена или испрашивается правовая охрана.

Охрана испрашивалась для обозначения «Bucephal» в отношении товаров любой ценовой категории. Соответственно адресной группой потребителей для оценки восприятия словесного обозначения «Bucephal» являются любые потребители пива и иных алкогольных напитков.

Суд первой инстанции, установив, что на территорию Российской Федерации было ввезено небольшое количество бутылок вина, маркированного товарным знаком «BUCEPHALUS», принадлежащим компании, пришел к выводу, что у адресной группы потребителей товаров, для которых испрашивается охрана, ассоциативные связи возникнуть не могли.

Однако конструкция статьи 10.bis Парижской конвенции позволяет при оценке действий хозяйствующего субъекта на предмет их добросовестности учесть в том числе и иные обстоятельства (например, известность на мировом рынке и т.д.), что и было принято во внимание судом первой инстанции.

При этом для применения статьи 10.bis Парижской конвенции не требуется, чтобы недобросовестные преимущества возникли в отношении всей группы потребителей, которым адресовано спорное обозначение. В данном случае, учитывая ценовую категорию вина, производимого компанией, даже небольшие объемы ввезенного на территорию Российской Федерации вина могут приводить к возникновению ассоциативных связей у потребителей, которым адресованы не алкогольные напитки в целом, а данный конкретный вид вина.

Довод кассационной жалобы о том, что вывод суда первой инстанции о намерении общества воспрепятствовать вводу в гражданский оборот на территории Российской Федерации продукции, маркированной обозначением «BUCEPHALUS», не соответствует материалам дела, отклоняется президиумом Суда по интеллектуальным права как необоснованный.

Как следует из текста обжалуемого судебного акта, суд первой инстанции лишь констатировал, что при наличии на территории Российской Федерации правовой охраны товарного знака «Bucephal», принадлежащего обществу «Александровы погреба», ввоз продукции, маркированной сходным до степени смешения обозначением, в частности «BUCEPHALUS», будет невозможен, поскольку это приведет к нарушению исключительных прав общества. То есть регистрация спорного обозначения в качестве товарного знака будет препятствовать введению в гражданский оборот на территории Российской Федерации элитного вина, имеющего сходное до степени смешения обозначение.

Доказательства, представленные как заявителем, так и заинтересованным лицом, были оценены судом первой инстанции в соответствии с нормами процессуального законодательства. Выводы суда первой инстанции сделаны с учетом конкретных фактических обстоятельств настоящего дела.

Иная оценка заявителем кассационной жалобы исследованных судом доказательств и установленных обстоятельств не может служить основанием для отмены обжалуемого судебного акта. Переоценка установленных судом первой инстанции обстоятельств и доказательств по делу находится за пределами компетенции и полномочий арбитражного суда кассационной инстанции, определенных положениями статей 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нарушений норм процессуального права, влекущих безусловную отмену или изменение судебных актов в соответствии со статьей 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судом кассационной инстанции не установлено.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 34 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.07.2014 N 46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах», в связи с тем, что при подаче таких заявлений неимущественного характера, как заявления о признании ненормативного правового акта недействительным и о признании решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными, размер государственной пошлины составляет 200 рублей для физических лиц и 2000 рублей для юридических лиц (подпункт 3 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации), при обжаловании судебных актов по этим делам государственная пошлина уплачивается в размере 50 процентов от указанных размеров и составляет 100 рублей для физических лиц и 1000 рублей для юридических лиц.

При этом президиум Суда по интеллектуальным правам отмечает, что в соответствии с пунктом 2 статьи 1 Федерального закона от 21.07.2014 N 221-ФЗ «О внесении изменений в главу 25.3 части второй Налогового кодекса Российской Федерации» (вступил в силу с 01.01.2015) в абзац третий подпункта 3 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации внесены изменения, согласно которым при подаче заявлений о признании ненормативного правового акта недействительным и о признании решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц незаконными, размер государственной пошлины для юридических лиц составляет 3000 рублей.

Поскольку кассационная жалоба подана после вступления в силу указанных изменений в главу 25.3 части второй Налогового кодекса Российской Федерации, государственная пошлина, подлежащая уплате за ее рассмотрение, для юридического лица составляет 1500 рублей.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации уплаченная государственная пошлина в большем размере, чем это предусмотрено законом, подлежит возврату.

В связи с тем, что при подаче кассационной жалобы обществом «Александровы погреба» уплачена государственная пошлина в сумме 3000 рублей, возврату из федерального бюджета подлежит излишне уплаченная государственная пошлина в сумме 1500 рублей.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за подачу кассационной жалобы относятся на общество.

Руководствуясь статьями 104, 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

постановил:

решение Суда по интеллектуальным правам от 02.03.2016 по делу N СИП-720/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Александровы погреба» — без удовлетворения.

Возвратить обществу с ограниченной ответственностью «Александровы погреба» (ОГРН 1027700135253) из федерального бюджета 1500 (Одну тысячу пятьсот) рублей государственной пошлины, излишне уплаченной по платежному поручению от 11.04.2016 N 51.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий
Л.А.НОВОСЕЛОВА
Члены президиума
Г.Ю.ДАНИЛОВ
В.А.КОРНЕЕВ
С.М.УКОЛОВ
В.А.ХИМИЧЕВ
Е.Ю.ПАШКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code