Постановление ЕСПЧ от 12.11.2015 «Морозов (Morozov) против Российской Федерации» (жалоба N 38758/05)

По делу обжалуются нечеловеческие условия содержания заявителей под стражей в следственных изоляторах. По делу допущено нарушение требований статей 3 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО «МОРОЗОВ (MOROZOV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <*>
(Жалоба N 38758/05)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ <**>

(Страсбург, 12 ноября 2015 г.)
———————————

<*> Перевод с английского к.ю.н. Н.В. Прусаковой.

<**> Настоящее Постановление вступило в силу 12 февраля 2016 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44 Конвенции (примеч. редактора).

По делу «Морозов против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Палатой в составе:

Андраша Шайо, Председателя Палаты,
Мирьяны Лазаровой Трайковской,
Юлии Лаффранк,
Паулу Пинту де Альбукерке,
Линос-Александра Сисилианоса,
Эрика Месе,
Дмитрия Дедова, судей,
а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 20 октября 2015 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:
Процедура

 

  1. Дело было инициировано жалобой N 38758/05, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Российской Федерации Владимиром Алексеевичем Морозовым (далее — заявитель) 3 октября 2005 г.
  2. Заявитель, которому была оказана правовая помощь, был представлен А. Деркач, адвокатом, практикующим в г. Ростов-на-Дону. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.
  3. Заявитель утверждал, в частности, что в 2004 — 2005 годах он содержался под стражей в ненадлежащих условиях и что он не располагал эффективными средствами правовой защиты в этом отношении.
  4. 9 января 2009 г. жалоба была коммуницирована властям Российской Федерации.

 

Факты

  1. Обстоятельства дела
  1. Заявитель родился в 1969 году и проживает в г. Морозовске Ростовской области.
  1. Условия содержания заявителя под стражей и во время этапирования
  1. Изолятор временного содержания г. Морозовска

 

  1. 7 июля 2004 г. заявитель был задержан по подозрению в убийстве и помещен в изолятор временного содержания Морозовского отделения милиции (далее — ИВС).
  2. Заявитель содержался в ИВС в течение четырех отдельных периодов: с 7 по 24 июля 2004 г., с 17 августа по 8 октября 2004 г., с 24 октября по 16 ноября 2004 г. и с 4 по 16 декабря 2004 г.

 

(a) Версия заявителя

(i) Условия содержания под стражей

 

  1. В жалобе заявителя описания условий содержания под стражей в ИВС в течение всех четырех периодов были в основном идентичны и состояли в следующем.
  2. ИВС находился в подвале отделения милиции. Заявитель был помещен в камеру площадью примерно 12,5 кв. м, где содержались от шести до семи человек. Стены, пол и потолок камеры были цементными. В камере не было вентиляции, как следствие, в ней было душно. Окна были закрыты снаружи и внутри металлическими ставнями с небольшими отверстиями, так что они практически не пропускали дневной свет. Камера освещалась лампой, расположенной в нише в стене, света было достаточно для чтения или письма.
  3. В летнее время температура в камере превышала + 40° C, и в камере было чрезвычайно влажно. В окнах не было стекол, а в зимнее время там было холодно.
  4. Заключенным не выдавались матрасы, постельное белье, посуда или туалетные принадлежности. Никаких мер по санитарному контролю не предпринималось для того, чтобы истребить тараканов и мышей. Камера не была связана с канализацией, заключенные для естественных потребностей использовали ведро, которое выносилось раз в сутки. Вода, которую выдавали раз в сутки (10 литров на камеру), не была питьевой. Не предоставлялось прогулок и возможности принять душ.
  5. Заявителя кормили раз в сутки. Питание было неудовлетворительным по качеству и недостаточным.

 

(ii) Состояние здоровья заявителя

 

  1. Заявителю была причинена травма головы до его задержания. Во время нахождения в ИВС ему не была предоставлена адекватная медицинская помощь в связи с травмой. Заявитель, зараженный туберкулезом в 2001 году, содержался в одной камере с лицом, страдающим открытой формой туберкулеза и представляющим потенциальный риск для его здоровья.

 

(b) Версия властей Российской Федерации

 

  1. Площадь камер ИВС, в которых содержался заявитель, была 15 кв. м, и в них были оборудованы по шесть спальных мест. Однако предоставить более подробную информацию не представлялось возможным, поскольку журналы регистрации заключенных ИВС были уничтожены.
  2. Согласно выводам расследования, проведенного Морозовской районной прокуратурой по жалобе заявителя, он содержался в одной из камер, которая была предназначена для шестерых заключенных, вместе с четырьмя другими заключенными. В какой-то момент, по его просьбе, он был переведен в одиночное заключение. Заявитель получал питание три раза в сутки. В камерах не было тараканов и мышей. Ведро для отправления естественных потребностей очищалось ежедневно. Заявителю предоставлялись питьевая вода и туалетные принадлежности. Заявителю оказывалась адекватная медицинская помощь по его просьбе.

 

  1. Осуждение заявителя и последующее этапирование в место лишения свободы

 

  1. 12 ноября 2004 г. Морозовский районный суд Ростовской области признал заявителя виновным в убийстве и приговорил его к 11 годам лишения свободы. 15 марта 2005 г. Ростовский областной суд оставил приговор без изменений.
  2. Заявитель был направлен для отбывания наказания в г. Печора Республики Коми. Перевод предполагал переезд на поезде и помещение в следственный изолятор временного содержания (далее — СИЗО). Эти учреждения функционируют как ИВС, но могут также использоваться для временного содержания осужденных.

 

(a) Следственный изолятор N ИЗ-61/3 г. Новочеркасска (СИЗО N 3) <*>

———————————

<*>Так в тексте. По-видимому, имеется в виду Федеральное казенное учреждение «Следственный изолятор N 3 Главного Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Ростовской области» (примеч. редактора).

 

  1. В какой-то период между 24 июля 2004 г. и 6 июня 2005 г. заявитель содержался в Следственном изоляторе г. Новочеркасска N ИЗ-61/3.

 

(i) Версия заявителя

 

  1. Заявитель содержался в камере площадью 28 кв. м, предназначенной для содержания 10 человек. Однако он находился в камере одновременно с 15 другими заключенными, которые были вынуждены спать по очереди. Предоставляемое постельное белье было грязным, рваным и покрыто пятнами крови. Матрасы тоже были рваными и заражены насекомыми. В камере не было вентиляции. Лампы горели круглосуточно. Туалетных принадлежностей не предоставлялось.
  2. В летний период в камерах было чрезвычайно жарко и влажно. Из-за перебоев с водоснабжением длительностью два-три дня заявитель с трудом получал питьевую воду и воду для слива. Камера была заражена насекомыми, в частности тараканами. Условия были антисанитарными, возможность принять душ отсутствовала.

 

(ii) Версия властей Российской Федерации

 

  1. Во время нахождения в СИЗО N 3 заявитель содержался в следующих камерах:

— камера N 247 площадью 25,7 кв. м;
— камера N 243 площадью 23 кв. м;
— камера N 244 площадью 25,7 кв. м;
— камера N 284 площадью 18,5 кв. м;
— камера N 162 площадью 33,8 кв. м;
— камера N 337 площадью 18,7 кв. м;
— камера N 372 площадью 18,7 кв. м;
— камера N 402 площадью 10,5 кв. м;
— камера N 393 площадью 10,5 кв. м;
— камера N 385 площадью 18,5 кв. м;
— камера N 316 площадью 18,7 кв. м;
— камера N 304 площадью 18,5 кв. м;
— камера N 326 площадью 10,5 кв. м;
— камера N 332 площадью 10,4 кв. м;
— камера N 330 площадью 10,4 кв. м

  1. Власти Российской Федерации не уточнили реальное количество спальных мест в камерах и/или количество заключенных, содержащихся в камере одновременно с заявителем, ссылаясь на то, что журналы регистрации СИЗО были уничтожены.
  2. Власти Российской Федерации предоставили ряд документов от 30 апреля 2009 г., подписанных начальником СИЗО N 61/3, в которых, в частности, указывалось, что (a) количество заключенных, содержащихся одновременно с заявителем в 15 камерах СИЗО г. Новочеркасска, не превышало количества доступных спальных мест, (b) 1 декабря 2005 г. было открыто новое здание, предназначенное для содержания 500 заключенных, (c) в камерах не было грызунов и насекомых, в них регулярно проводились уборка и дезинфекция, (d) в каждой из 15 камер был туалет, отделенный от жилой зоны, и раковина, и (e) заключенным предоставлялось качественное питание в соответствии с установленными правилами.
  3. Власти Российской Федерации предоставили три рукописных заявления от сотрудников СИЗО N 61/3, в которых указывалось, что они «точно помнят», что в СИЗО заявитель содержался в 15 камерах. В своих заявлениях сотрудники перечисляли номера камер и подтверждали, что ему было предоставлено отдельное спальное место в каждой камере.

 

(b) Следственный изолятор N ИЗ-62/1 г. Рязани (СИЗО N 1) <*>

———————————

<*> Так в тексте. По-видимому, имеется в виду Федеральное казенное учреждение «Следственный изолятор N 1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Рязанской области» (примеч. редактора).

 

  1. В период с 7 июня по 9 июля 2005 г. заявитель содержался в Следственном изоляторе N ИЗ-62/1 г. Рязани.

 

(i) Версия заявителя

 

  1. По утверждению заявителя, он содержался в транзитной камере площадью 49 кв. м, которая была предназначена для содержания 22 заключенных. Однако в соответствующий период в камере находились не менее 42 человек, которые спали по очереди. Заявитель страдал от недостатка еды и утверждал, что пища была некачественной. Он также подвергся укусам насекомых, следы от которых остались на теле.

 

(ii) Версия властей Российской Федерации

 

  1. По утверждению властей Российской Федерации, заявитель содержался в камерах N 32 (площадью 49 кв. м), 46 (площадью 56 кв. м) и 56 (площадью 32 кв. м). Количество спальных мест и/или количество заключенных, содержавшихся в одних камерах с заявителем, было неизвестно, поскольку регистрационные журналы учреждения были уничтожены.
  2. Власти Российской Федерации предоставили документы, составленные 4 мая 2009 г. за подписью заместителя начальника СИЗО N ИЗ-62/1, в которых указывалось, что (a) камера N 32 была оборудована раковиной, (b) во время содержания заявителя под стражей частный подрядчик проводил регулярную дезинфекцию помещений изолятора в соответствии с заключенным договором от 9 января 2008 г., и (c) заключенным предоставлялось трехразовое питание в соответствии с установленными правилами. Власти Российской Федерации также приложили фотографию раковины и счета от подрядчика по дезинфекции, составленные в июле 2008 года.

 

(c) Следственный изолятор N ИЗ-66/1 г. Екатеринбурга (СИЗО N 1) <*>

———————————

<*> Так в тексте. По-видимому, имеется в виду Федеральное казенное учреждение «Следственный изолятор N 1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Свердловской области» (примеч. редактора).

 

  1. В период с 20 по 27 июля 2005 г. заявитель содержался в Следственном изоляторе N ИЗ-66/1 г. Екатеринбурга.

 

(i) Версия заявителя

 

  1. По утверждению заявителя, он был помещен в камеру площадью 25 кв. м вместе с 33 другими заключенными. В камере не было кроватей. Камера была заражена насекомыми. Через несколько дней он был переведен в другую камеру площадью 22,5 кв. м, в которой содержались 25 заключенных. Камера была оборудована рядом скамей, на которых невозможно было сидеть, не говоря уже о сне. Заявителю не предоставляли ни воды, ни питания.

 

(ii) Версия властей Российской Федерации

 

  1. По утверждению властей Российской Федерации, заявитель содержался в камерах N 137 (площадью 12,5 кв. м), 302 (площадью 31,4 кв. м), 307 (площадью 29,2 кв. м) и 404 (площадью 15,2 кв. м). В каждой камере ему были предоставлены индивидуальное спальное место и постельное белье. Количество заключенных, содержащихся вместе с заявителей, было неизвестно, так же как и количество доступных спальных мест, поскольку журналы регистрации были уничтожены.
  2. Власти Российской Федерации предоставили документы, составленные 5 мая 2009 г. и подписанные начальником СИЗО N ИЗ-66/1, подтверждавшие, что заявитель содержался в учреждении с 20 по 27 июля 2005 г. В этих документах было указано, что в камерах не было ни грызунов, ни насекомых, и что камеры были оборудован необходимым санитарным оборудованием. Заявителю был предоставлен доступ к душу по прибытии, ему предоставлялось питание в соответствии с установленными правилами. В камере были оборудованы 16 спальных мест, и в ней содержались от четырех до 16 заключенных. Власти Российской Федерации приложили договоры со службами дезинфекции, а также соответствующие счета.
  3. Другой документ, от 5 мая 2009 г., был подписан начальником Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Свердловской области (далее — ФСИН по Свердловской области). В нем было указано, что с 20 по 27 июля 2005 г. заявитель содержался в камере N 307 в СИЗО N ИЗ-66/1. Согласно документу эта камера площадью 29,2 кв. м была оборудована 20 спальными местами, одновременно с заявителем в ней содержались от четырех до 16 человек.

 

  1. Жалобы заявителя в различные государственные органы

 

  1. Заявитель подавал жалобы в различные государственные органы, включая прокуратуру и суды, в связи с предполагаемым отсутствием адекватной медицинской помощи и неудовлетворительными условиями содержания под стражей в ИВС (см. § 6 — 15 настоящего Постановления). В частности, он утверждал, что получил посттравматическое повреждение мозга, заразился туберкулезом и заболел гастритом, астигматизмом, пищевой анемией и мускульной гипотрофией во время содержания под стражей.
  2. Что касается его жалобы в прокуратуру, представляется, что 5 ноября 2005 г. прокуратура Морозовского района отказала в возбуждении уголовного дела по жалобе на предположительно неудовлетворительные условия содержания под стражей в ИВС. Заявителю не была предоставлена копия этого решения. Следующее решение об отказе в возбуждении уголовного дело было вынесено 16 февраля 2006 г. Однако прокурор признал, что утверждения заявителя, касающиеся условий содержания под стражей в ИВС, «частично были подтверждены», но эти условия не являются преступлением, предусмотренным Уголовным кодексом Российской Федерации. Он также указал, что начальнику отделения милиции дано указание устранить недостатки, которые были указаны. Заявителю не был предоставлен доступ к материалам дела.
  3. 20 марта 2007 г. Морозовский районный суд Ростовской области подтвердил решение прокуратуры. 28 августа 2007 г. Ростовский областной суд оставил постановление суда первой инстанции без изменений.
  4. Что касается судебного производства, в 2007 году заявитель подал гражданский иск, требуя компенсации морального вреда, причиненного условиями содержания под стражей в ИВС и отсутствием адекватной медицинской помощи. Трижды, 26 ноября и 26 декабря 2007 г., а также 11 января 2008 г., Морозовский районный суд предлагал заявителю устранить недостатки в его исковом заявлении. Заявитель не выполнил требования суда и не обжаловал решение суда. Морозовский районный суд оставил заявление без рассмотрения.

 

  1. Соответствующее внутригосударственное законодательство

 

  1. Обзор внутригосударственного и международного законодательства об условиях содержания под стражей приведен в Постановлении Европейского Суда по делу «Ананьев и другие против Российской Федерации» (Ananyev and Others v. Russia) от 10 января 2012 г., жалобы N 42525/07 и 60800/08 <*>, § 25 — 65).

———————————

<*> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. N 8 (примеч. редактора).

 

Право

  1. Предполагаемое нарушение статей 3 и 13 Конвенции

 

  1. Заявитель жаловался на то, что во время нахождения в ИВС ему не была предоставлена адекватная медицинская помощь в связи с травмой головы, которую он предположительно получил. Он также утверждал, что медицинская помощь, оказываемая ему в учреждениях городов Новочеркасск, Рязань и Екатеринбург, была недостаточной.
  2. Заявитель далее жаловался на то, что условия содержания под стражей в ИВС и СИЗО городов Новочеркасск, Рязань и Екатеринбург были неудовлетворительными.
  3. Наконец, заявитель утверждал, что заявления в компетентные органы Российской Федерации с указанными жалобами были безуспешными.
  4. Будучи свободным в оценке вопросов права и фактов по делу (см. Постановление Европейского Суда по делу «Маркаретич против Хорватии» (Margaretic v. Croatia) от 5 июня 2014 г., жалоба N 16115/13, § 75), Европейский Суд полагает, что жалобы заявителя должны быть рассмотрены в свете положений статьей 3 и 13 Конвенции.
  5. Статья 3 Конвенции гласит:

«Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

  1. Статья 13 Конвенции гласит:

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

 

  1. Приемлемость жалобы
  1. Доводы сторон

 

  1. Признавая, что заявитель выполнил требование о шестимесячном сроке подачи жалобы относительно всех периодов своего содержания под стражей, включая содержание в ИВС, власти Российской Федерации утверждали, что он не исчерпал доступные ему внутригосударственные средства правовой защиты в отношении жалоб на содержание под стражей в городах Новочеркасск, Рязань и Екатеринбург, поскольку он не подавал во внутригосударственные суды гражданского иска с требованием компенсации морального вреда. В доказательство эффективности этого средства правовой защиты они ссылались на два дела, рассмотренные на внутригосударственном уровне. Первое дело, дело Д., которому были присуждены 25 000 рублей в качестве компенсации морального вреда, причиненного его переводом для отбывания наказания из региона, который являлся местом его постоянного проживания, а также в связи с заражением чесоткой во время нахождения под стражей. Второе дело, на которое ссылались власти Российской Федерации, дело Р., который получил 30 000 рублей в качестве компенсации за незаконное нахождение под стражей в течение 56 дней и в связи с отсутствием там питания в течение пяти суток. Власти Российской Федерации далее утверждали, что заявитель не выполнил требование Морозовского районного суда об устранении недостатков в его жалобах, касающихся содержания под стражей в ИВС, и, соответственно, не исчерпал доступных ему внутригосударственных средств правовой защиты.

46. В ответ на возражения властей Российской Федерации заявитель утверждал, что он не имел в своем распоряжении эффективного внутригосударственного средства правовой защиты, поскольку неудовлетворительные условия содержания под стражей остаются в Российской Федерации системной проблемой. Он также указывал, что подавал две жалобы на недостаток медицинской помощи в ИВС обоим начальникам ИВС и прокуратуру, ни одна из них не была надлежащим образом зарегистрирована в материалах его дела.

1   2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code