Информация о Постановлении ЕСПЧ от 12.11.2015 по делу «Бидар против Франции (Bidart v. France)» (жалоба N 52363/11)

Бидар против Франции

(Bidart v. France)

(N 52363/11)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 12 ноября 2015 года

(вынесено V Секцией)

———————————

<*> Перевод на русский язык Берестнев Ю.Ю.

Обстоятельства дела

Заявитель в прошлом возглавлял сепаратистскую организацию басков. Его неоднократно признавали виновным в заговоре с целью подготовки террористических актов, в умышленных убийствах в рамках осуществления террористической деятельности, грабежах, убийствах в составе террористической организации, соучастии в покушении на убийства и в соучастии в убийстве и грабежах. В 2007 году его досрочно освободили от отбывания наказания. Через несколько месяцев он пришел к зданию тюрьмы, чтобы принять участие в мирной демонстрации в поддержку содержащихся там басков. Об этом сообщалось в средствах массовой информации.

После этого судья по исполнению наказаний решил обязать заявителя «не распространять аудиовизуальную продукцию или произведения, автором или соавтором которых он является, если они полностью или частично касаются совершенных им преступлений, а также воздерживаться от публичных высказываний по поводу этих преступлений». Судья отметил, что ранее суд назвал заявителя «спокойным и уважаемым человеком, который посвящает большую часть своего времени написанию мемуаров». На этом основании судья постановил «не зная о содержании указанных мемуаров, нельзя исключать, что (заявитель) не попытается их опубликовать или высказаться по поводу обстоятельств, в связи с которыми ему был вынесен обвинительный приговор». В решении не приводилось других доводов по этому вопросу.

 

Вопросы права

По поводу соблюдения требований статьи 10 Конвенции. Новая вмененная заявителю обязанность, которой было обусловлено его досрочное освобождение от отбывания наказания, явно представляла собой ограничение при осуществлении им свободы выражения мнения. Это ограничение было предусмотрено законом. Досрочное освобождение от отбывания наказания заявителя, который в прошлом возглавлял сепаратистскую организацию басков и был осужден, в частности, к пожизненному лишению свободы за убийство трех человек в ходе осуществления террористической деятельности, вызвало протесты у родственников потерпевших и местных жителей. Кроме того, спорная мера была принята через несколько месяцев после того, как заявитель был досрочно освобожден от отбывания наказания, когда он принял участие в мирной демонстрации в поддержку лишенных свободы басков. При таких обстоятельствах судебные органы могли опасаться, что заявитель попадет в условия, благоприятствующие возможному рецидиву преступлений. Соответственно, с учетом ситуации в Стране Басков указанное ограничение могло преследовать правомерные цели, а именно охрану порядка и предотвращение преступлений.

Основные принципы, касающиеся необходимости вмешательства в осуществление свободы выражения мнений в демократическом обществе, применяются и к мерам, принятым внутригосударственными органами власти в рамках борьбы с терроризмом. Таким образом, внушает тревогу, что, принимая решение по поводу спорного ограничения, судья по исполнению наказаний опирался не на конкретные, а на потенциальные устные или письменные высказывания. Вместе с тем вызывает сожаление, что суды Франции не уравновесили интересы, о которых идет речь в деле, и не в полной мере охарактеризовали угрозу общественному порядку. При этом спорное решение имело судебный, а не административный характер, поскольку оно было вынесено судьей по исполнению наказаний, а значит, у заявителя была возможность обжаловать его в апелляционном, а затем и в кассационном порядке. Заявитель воспользовался этой возможностью, обжаловав решение, которым было введено спорное ограничение, в Апелляционный суд г. Парижа, и этот суд, в частности подчеркнул, что данное обязательство сводилось к запрету любых комментариев по поводу совершенных преступлений и их восхваления, что оно не являлось несоразмерной мерой с точки зрения необходимости охраны общественного порядка и не препятствовало заявителю выражать свои политические убеждения. После этого заявитель обжаловал данное судебное решение в кассационном порядке. Следовательно, заявителю был обеспечен судебный контроль, предполагающий реальные гарантии от злоупотреблений и произвола, и Европейский Суд придал этому большое значение.

Кроме того, меры, принятые в порядке применения соответствующего закона, подлежали трем категориям ограничений. Они были ограничены в отношении лиц, к которым они могли применяться, распространяясь только на тех, кого признали виновным в совершении конкретных преступлений или правонарушений (умышленном покушении на убийство, сексуальных домогательствах или посягательстве на половую неприкосновенность). Они были ограничены не только по времени (заканчиваясь по истечении срока освобождения от отбывания наказания), но и по содержанию, так как они касались только свободы говорить и писать о совершенных заявителем преступлениях. По-видимому, у заявителя оставалась возможность выражать свои мнения по баскскому вопросу при условии, что они не касались преступлений, за которые ему был вынесен обвинительный приговор. Наконец, имеют значение обстоятельства, в которых было введено ограничение на осуществление заявителем свободы выражения мнения, в частности то, что соответствующее решение было принято в контексте досрочного освобождения от отбывания наказания немаловажного и известного участника террористической организации, который, в частности, был осужден к пожизненному лишению свободы за убийства, совершенные в ходе осуществления террористической деятельности, досрочное освобождение которого вызвало протест у родственников потерпевших и местных жителей. Следовательно, применив спорную меру, суды Франции не вышли за рамки предоставленной им свободы усмотрения.

 

Постановление

По делу требования статьи 10 Конвенции нарушены не были (вынесено единогласно).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code