Информация о Постановлении ЕСПЧ от 26.11.2015 по делу «Аннен (Annen) против Германии» (жалоба N 3690/10)

Аннен против Германии

(Annen v. Germany)

(N 3690/10)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 26 ноября 2015 года

(вынесено V Секцией)

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

В 2005 году заявитель, участник кампании борьбы против абортов, распространял листовки в непосредственной близости от клиники, которой управляли доктора M. и R. и в которой делали аборты. Листовка содержала следующий текст, напечатанный жирными буквами: «В дневное время клиника докторов M. и R. [полные имена и адреса] делает незаконные аборты». За этим текстом следовали пояснения мелким шрифтом, что аборты были, однако, разрешены законодательством Германии и не подлежали уголовной ответственности. На обороте листовки было указано, что «убийство людей в Освенциме было незаконным, но морально деградировавшее [нацистское] государство допускало возможность убийства невинных людей и не устанавливало за это уголовную ответственность». Ниже этой фразы в листовке упоминался интернет-сайт заявителя, в котором содержится список адресов так называемых врачей по абортам, в том числе клиники и полные имена докторов M. и R. После жалобы этих врачей внутригосударственные суды обязали заявителя воздерживаться от дальнейшего распространения листовок, о которых идет речь, и от упоминания имен и адресов врачей у него на интернет-сайте. Последующая жалоба заявителя была оставлена без удовлетворения. В Европейском Суде заявитель жаловался на нарушение его права на свободу выражения мнения.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

По поводу соблюдения требований статьи 10 Конвенции. (a) Судебное постановление, предписывающее воздержаться от распространения листовок в непосредственной близости от клиники. Внутригосударственные суды признали, что в листовке затронуты вопросы общественной важности и что заявителю было позволено преследовать свои политические цели даже путем использования преувеличений и полемики в критике. Однако они решили, что заявитель создал ошибочное впечатление, что аборты делались незаконно, поскольку весь вид листовки был призван обратить внимание читателя на первое предложение, набранное жирным шрифтом, тогда как последующие объяснения были набраны мелким шрифтом с намерением замаскировать содержание. Кроме того, суды указали, что заявитель создал массивный «эффект позорного столба» путем обращения подчеркнутого внимания на этих двух докторов, эффект, который еще больше усугубился из-за ссылки на Холокост.

Вместе с тем, по мнению Европейского Суда, высказывание заявителя о том, что делались «незаконные аборты», было правильным с судебной точки зрения, поскольку внутригосударственное законодательство проводит лишь различие между абортами, которые считались «незаконными», но были освобождены от уголовной ответственности, и абортами, которые считались оправданными и, следовательно, «законными». Формулировка этого высказывания была также достаточно ясной и непосредственно доступной читателю, даже с точки зрения непрофессионала. Таким образом, обстоятельства настоящего дела следует отличать от фактов, которые лежали в основе прежних жалоб заявителя в Европейский Суд, которые касались листовок и плаката, использовавших выражение «незаконные аборты» без предоставления каких-либо дополнительных правовых объяснений <1>. Кроме того, выбор заявителем места распространения листовок в непосредственной близости от клиники повысил эффективность его кампании, что способствовало весьма острым дебатам, представляющим общественный интерес. Хотя оказалось, что врачи вследствие негативного общественного внимания закрыли дневную клинику и занялись еще одной профессиональной практикой, было неясно, была ли деятельность заявителя фактической причиной этого хода событий. Что касается упоминания Холокоста, то Европейский Суд не может согласиться с толкованием судов, что заявитель сравнил врачей и их профессиональную деятельность с нацистским режимом. В действительности его высказывание о том, что убийства людей в Освенциме были незаконными, но разрешенными и не подлежали уголовной ответственности при нацистском режиме, может также пониматься как способ создания осведомленности о более общем факте, что закон может расходиться с моралью. Хотя Европейский Суд осознает скрытый смысл высказывания заявителя, которое было подкреплено ссылкой на его интернет-сайте www.babycaust.de, он отметил, что заявитель явно не приравнивал аборты к Холокосту. Таким образом, Европейский Суд не убедили в том, что запрещение распространения листовок было обосновано нарушением личных прав врачей лишь ссылкой на Холокост.

———————————

<1> См. Решения Европейского Суда по жалобам «Аннен против Германии» (Annen v. Germany) от 30 марта 2010 г., жалобы N 2373/07 и 2396/07, и от 12 февраля 2013 г., жалоба N 55558/10.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции (вынесено пятью голосами «за» и двумя — «против»).

(b) Постановление суда, предписывающее не упоминать контактную информацию в интернет-списке «врачей по абортам». Внутригосударственные суды пришли к выводу, что листовка заявителя и сайт приравняли действия врачей к Холокосту и массовым убийствам, действиям, на которые не распространялась свобода выражения мнения заявителем. Однако они ограничились выводом о том, что те же принципы, которые применялись к листовке, должны также применяться к интернет-сайту без дальнейшего рассмотрения индивидуальных и контекстуальных обстоятельств. В частности, суды не различали высказывания заявителя в листовке, которая имела географически ограниченное воздействие, и его высказывания в Интернете, которые могут разойтись по всему миру. Кроме того, они не провели анализа, например, точного содержания, общего контекста или конкретной компоновки интернет-сайта заявителя со списком имен врачей, необходимости защиты конфиденциальных данных, предыдущего поведения врачей, последствий высказывания заявителя в отношении третьих лиц, и могло ли оно спровоцировать агрессию или насилие против врачей.

Из этого следует, что внутригосударственные суды не применили стандарты в соответствии с процессуальными принципами, воплощенными в статье 10 Конвенции, и не основывались на приемлемой оценке фактов.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции (вынесено пятью голосами «за» и двумя — «против»).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Требование заявителя о компенсации материального ущерба было отклонено.

(См. также Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «A, B и C против Ирландии» (A, B and C v. Ireland) от 16 декабря 2010 г., жалоба N 25579/05, «Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека» [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights] N 136 <2>, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Компания «Delfi AS» против Эстонии» (Delfi AS v. Estonia) от 16 июня 2015 г., жалоба N 64569/09 <3>, «Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека» [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights] N 186, Постановление Европейского Суда по делу «Хоффер и Аннен против Германии» (Hoffer and Annen v. Germany) от 13 января 2011 г., жалобы N 397/07 и 2322/07, Постановление Европейского Суда по делу «Компания PETA Deutschland против Германии» (PETA Deutschland v. Germany) от 8 ноября 2012 г., жалоба N 43481/09, «Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека» [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights] N 157 <4>.)

———————————

<2> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2011. N 6 (примеч. редактора).

<3> См. полный текст там же. 2015. N 11 (примеч. редактора).

<4> См.: Там же. 2013. N 4 (примеч. редактора).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code