Информация о Постановлении ЕСПЧ от 26.11.2015 по делу «Эбрахимян против Франции (Ebrahimian v. France)» (жалоба N 64846/11)

Эбрахимян против Франции

(Ebrahimian v. France)

(N 64846/11)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 26 ноября 2015 года

(вынесено V Секцией)

———————————

<*> Перевод на русский язык Берестнев Ю.Ю.

Обстоятельства дела

В 1999 году с заявительницей заключили срочный трудовой договор и приняли ее на должность социального работника психиатрического отделения государственной больницы. В 2000 году ей сообщили, что заключенный с нею договор продлеваться не будет из-за ее отказа перестать носить хиджаб и жалоб на это со стороны некоторых пациентов. С ней провели профилактическую беседу, во время которой заявительницу не упрекали в ее религиозной принадлежности, а напомнили ей о правах и обязанностях должностных лиц, в частности, о запрете упоминать о своей религиозной принадлежности. Решение не продлевать трудовой договор основывалось, в частности, на заключении Государственного совета Франции <*>, в котором указывалось, что светский характер государства и обязанность соблюдать нейтралитет на государственной службе действуют при выполнении любых публично значимых функций. Государственный совет подчеркнул, что сотрудники должны пользоваться свободой совести, но эту свободу необходимо соразмерять с принципом соблюдения нейтралитета на государственной службе, который запрещает носить символы, выдающие принадлежность к той или иной религии. Вместе с тем он уточнил, что в случае несоблюдения обязанности соблюдать нейтралитет дисциплинарные последствия должны определяться индивидуально с учетом обстоятельств каждого конкретного дела. Жалобы заявительницы были отклонены.

———————————

<*> Во Франции систему органов административной юстиции возглавляет орган, именуемый «Государственный совет», который в судебном порядке рассматривает жалобы на действия и акты органов государственного управления и одновременно выступает консультативным учреждением при правительстве страны (примеч. редактора).

 

Кроме того, в 2001 году кандидатура заявительницы была выдвинута от учреждения для участия в конкурсе работников социальной сферы и сферы образования, но она не явилась на этот конкурс.

 

Вопросы права

По поводу соблюдения требований статьи 9 Конвенции. Решение не продлевать заключенный с заявительницей трудовой договор представляло собой вмешательство государства в осуществление ею права исповедовать свою религию. Это вмешательство было предусмотрено законом и преследовало правомерную цель, которая заключалась в защите прав и свобод других лиц. В настоящем деле речь шла об уважении религиозных взглядов и духовных воззрений всех пациентов, пользователей социальных услуг, и тех, к кому, как и к заявительнице, предъявлялось требование соблюдать нейтралитет, на условиях строгого равенства между ними. Цель вмешательства заключалась и в том, чтобы обеспечить пользователям этих услуг равенство в обращении безо всяких различий по религиозному признаку. Следовательно, указанное ограничение преследовало цель защиты прав и свобод других лиц и, кроме того, его необязательно нужно было мотивировать ограничениями, связанными с поддержанием общественной безопасности или охраной общественного порядка.

По вопросу о необходимости указанной меры следует отметить, что администрация сообщила заявительнице о причинах, по которым этот принцип нужно было применять именно к социальным работникам психиатрического отделения больницы. Администрация выявила проблемы, которые возникли у заявительницы на соответствующей должности, и попыталась убедить ее отказаться от демонстрации своих религиозных убеждений. Суды первой инстанции также пришли к выводу, что требование соблюдать нейтралитет, предъявляемое к заявительнице, было тем более строгим, поскольку она имела дело с пациентами, которые находились в ослабленном или зависимом состоянии. Из материалов дела следует, что в основе оспариваемого решения лежала именно необходимость защиты прав и свобод других лиц, то есть соблюдения права всех людей на свободу религии, а не ее религиозных убеждений. С этой точки зрения можно считать, что обязанность сотрудников больницы соблюдать нейтралитет связана с положением государственных служащих и требует, чтобы пациенты не могли усомниться в их беспристрастности.

Во Франции государственные служащие пользуются правом на уважение свободы совести, которая запрещает, в частности, любую дискриминацию по религиозному признаку при поступлении на службу или при повышении по должности. Поэтому им запрещено демонстрировать свои религиозные убеждения при исполнении служебных обязанностей. То, что суды Франции придали светскому характеру государства, обязанности соблюдать нейтралитет и интересам страны большее значение, чем интересу заявительницы не подвергаться ограничениям при выражении своих религиозных убеждений, не вызывает проблем в свете положений Конвенции. Здесь идет речь о строгом обязательстве, в основе которого лежит традиционное соотношение между светским характером государства и свободой совести, закрепленное в статье 1 Конституции Франции. Во Франции обязанность государства соблюдать нейтралитет распространяется на его представителей, и Европейский Суд не должен оценивать данный принцип сам по себе. Тем не менее судьи административных судов обязаны следить за тем, чтобы власти не допускали несоразмерных посягательств на свободу совести государственных служащих в связи с обязанностью государства соблюдать нейтралитет.

Заявительница, которой было важно выразить свои религиозные убеждения путем открытого ношения хиджаба, столкнулась с серьезными последствиями в виде дисциплинарного разбирательства. В то же время нет сомнений, что после опубликования заключения Государственного совета Франции она знала об обязанности носить нейтральную одежду при исполнении своих обязанностей. Заявительнице сообщили о возбуждении дисциплинарного разбирательства именно из-за того, что она отказалась выполнять эту обязанность, вне связи с ее профессиональными качествами. Таким образом, ей были обеспечены гарантии в области дисциплинарного разбирательства, а также возможность обратиться в административные суды. Далее, она не пришла на конкурс социальных работников, хотя и была включена в список кандидатов, который учреждение составило, располагая полной информацией о том, что произошло. В этих обстоятельствах власти не вышли за пределы свободы усмотрения, установив, что невозможно достичь компромисса между религиозными убеждениями заявительницы и обязанностью воздерживаться от их демонстрации, и придав приоритетное значение требованию соблюдать нейтралитет и сохранять беспристрастность на государственной службе.

Кроме того, из доклада Наблюдательного комитета о светском характере государства следует, что при выражении религиозных убеждений лицами, работающими в больницах, конфликты разрешаются индивидуально, а баланс между различными интересами устанавливает администрация, стремясь урегулировать конфликты мирными способами. Это стремление установить равновесие между различными интересами подтверждается тем, что подобного рода споры поступают в суды достаточно редко. Наконец, больница — это место, где от потребителей услуг, которые могут свободно выражать свои религиозные убеждения, тоже требуется способствовать реализации принципа светского характера государства, воздерживаясь от пропаганды своих религиозных взглядов и соблюдая организационные требования, в частности, необходимость охраны здоровья и поддержания гигиены. Другими словами, регламентируя эти вопросы, государство ставит на первое место вопросы обеспечения прав других лиц, равенства в обращении с пациентами и функционирования государственной службы на основе выражения религиозных убеждений.

 

Постановление

По делу требования статьи 9 Конвенции нарушены не были (вынесено шестью голосами «за» и одним — «против»).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code