Информация о Постановлении ЕСПЧ от 10.11.2015 по делу «Кудерк и компания «Ашетт Филипакки ассосье» (Couderc and Hachette Filipacchi Associes) против Франции» (жалоба N 40454/07)

Кудерк и компания «Ашетт Филипакки ассосье» против Франции

(Couderc and Hachette Filipacchi Associes v. France)

(N 40454/07)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 10 ноября 2015 года

(вынесено Большой Палатой Европейского Суда)

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

3 мая 2005 г. английская газета «Дейли мейл» (Daily Mail) опубликовала утверждения К. о том, что отцом ее ребенка является правящий князь Монако. В статье содержалась ссылка на материал, который должен был скоро появиться в журнале «Пари матч» (Paris Match), и воспроизводились основные положения этого материала и три фотографии, на одной из которых был изображен князь с ребенком на руках. Интервью с К. и спорные фотографии появились также в номере немецкого еженедельного журнала «Бунте» (Bunte) от 4 мая 2005 г.

Заявителями по делу выступали соответственно главный редактор журнала «Пари матч» и компания, которая этот журнал издает. 6 мая 2005 г. в журнале «Пари матч» была опубликована статья, в которой К. рассказала о том, как она познакомилась с князем, об их встречах, интимных отношениях и чувствах, о том, как князь отреагировал на известие о беременности К., и как он себя вел, когда виделся с ребенком. Князь возбудил разбирательство против заявителей в суде Франции, требуя компенсации за вторжение в его личную жизнь и нарушение его права на свое изображение. Суды Франции удовлетворили исковые требования князя, присудив ему компенсацию морального вреда в размере 50 000 евро и обязав журнал опубликовать фрагменты решения таким образом, чтобы они занимали треть его обложки.

В Постановлении от 12 июня 2014 г. (см. «Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека» [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights] N 175 <1>) Палата Европейского Суда четырьмя голосами «за» и тремя — «против» пришла к выводу, что по делу было допущено нарушение статьи 10 Конвенции. 13 октября 2014 г. по ходатайству властей Франции дело было передано на рассмотрение Большой Палаты Европейского Суда.

———————————

<1> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2014. N 10 (примеч. редактора).

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

По поводу соблюдения требований статьи 10 Конвенции. Вынесение решения не в пользу заявителей представляло собой вмешательство государства в осуществление ими права на свободу выражения мнения. Это вмешательство было предусмотрено законом и преследовало правомерную цель — защиту прав других лиц. Остается определить, было ли оно необходимо в демократическом обществе.

(a) Вклад в обсуждение вопросов, представляющих интерес для общества. Общественный интерес нельзя сводить к желанию общества получать информацию о частной жизни других лиц или к желанию читателей получать сенсационные новости, а иногда и подсматривать за кем-либо. В интервью К. содержалось много интимных подробностей о князе и его реальных или предполагаемых чувствах, которые не имели прямого отношения к обсуждению вопросов, представляющих интерес для общества. Поэтому прежде всего нужно подчеркнуть, что, хотя рождение ребенка и является обстоятельством интимного характера, оно не относится исключительно к частной жизни заинтересованных лиц, а имеет еще и публичный аспект, поскольку оно в принципе сопровождается публичным заявлением (юридическим актом гражданского состояния) и установлением родственных связей. Таким образом, к исключительно частному и семейному аспекту родственных связей человека добавляется публичный аспект, связанный с их социальной и юридической организацией. Соответственно, сама по себе информация о рождении человека не может считаться преданием огласке исключительно сведений о частной жизни других лиц с единственной целью удовлетворить любопытство окружающих. Кроме того, в то время рождение у князя ребенка могло иметь династические и имущественные последствия: возможно, возник бы вопрос о легитимации брака, даже если вероятность такого исхода и была ничтожно мала. В статье говорилось о последствиях рождения ребенка с точки зрения порядка престолонаследия. Следовательно, нельзя сказать, что спорная информация не имела политического значения, она могла вызвать в обществе интерес к принятому в княжестве порядку престолонаследия (согласно которому внебрачные дети не могли претендовать на трон). Аналогичным образом позиция князя, который хотел сохранить рождение ребенка в тайне и отказался публично признать себя его отцом, могла при наследственной монархии, будущее которой неразрывно связано с наличием потомства, привлечь внимание общества. Это относится и к поведению князя по отношению к матери ребенка и самому ребенку: эти сведения могли дать представление о личности князя, особенно о том, как он подходит к своим обязанностям и не боится ли принимать на себя ответственность. В том контексте важно напомнить о символической роли наследственной монархии — режима, при котором личность князя и его потомство символизируют преемственность власти. Вклад прессы в обсуждение вопросов, представляющих интерес для общества, не может ограничиваться только текущими событиями или уже ведущимися спорами. Конечно, пресса задает общее направление для обсуждения вопросов, представляющих интерес для общества, но она также находит и предлагает вниманию широкой публики информацию, которая может вызвать интерес в обществе и привести к тому, что оно начнет эту информацию обсуждать. Соответственно, суды Франции должны были дать оценку всем опубликованным сведениям в целом, чтобы точно определить предмет спора, а не рассматривать замечания о частной жизни князя без учета контекста, в котором они были сделаны. Однако они отказались принять во внимание интерес, который могла представлять для общества центральная идея статьи, сосредоточившись вместо этого на интимных подробностях отношений князя с К. Тем самым они лишили всякой эффективности соображения общественного интереса, которые для заявителей имели преимущественное значение.

(b) Известность лица, о котором шла речь, и предмет статьи. Суды Франции должны были принять во внимание возможные последствия спорной статьи с точки зрения статуса князя как главы государства и попытаться определить в этом контексте, какие фрагменты статьи касались сугубо частных аспектов его жизни, а какие могли иметь отношение к ее публичным аспектам. Таким образом, хотя суды Франции и напомнили, что из принципа защиты частной жизни лица возможны исключения, когда сообщаемые сведения могут привести к спорам из-за своих последствий ввиду статуса человека, которого они касаются, или функций, которые он выполняет, они не сделали из этого каких-либо выводов.

Кроме того, в статье шла речь не только о частной жизни князя, но и о частной жизни К. и ее сына. К. была не обязана хранить молчание относительно своей частной жизни и могла свободно о ней рассказывать. В связи с этим нельзя упускать из виду, что спорная статья служила средством выражения мнения интервьюируемой и ее сына. Следовательно, интервью касалось также противоречащих друг другу частных интересов. Конечно, настоящее дело не касалось непосредственно права К. свободно выражать свое мнение от своего имени и имени своего сына, но для того, чтобы определить необходимую степень защиты интересов князя, нужно было принять во внимание всю совокупность факторов, касающихся частной жизни К. и частной жизни князя.

(c) Поведение лица, о котором шла речь, в прошлом. Из материалов дела нельзя сделать вывод о том, как ранее князь поступал по отношению к средствам массовой информации.

(d) Способ получения информации и ее достоверность. По-видимому, К. сама приняла личное и добровольное решение обратиться в журнал «Пари Матч» на основании всей имеющейся у нее информации. Князь не подвергал сомнению достоверность заявлений о том, что он является отцом ребенка, и вскоре после опубликования спорной статьи сам публично это признал. Что касается фотографий, которыми была проиллюстрирована статья, они были переданы журналу «Пари Матч» добровольно и безвозмездно. Нельзя сказать, что они были сделаны без ведома князя или в обстоятельствах, которые показывали его с невыгодной стороны.

(e) Содержание, форма и последствия спорной статьи. Обязанности и ответственность журналистов предполагают, что они должны учитывать, к чему может привести информация, которую они собираются опубликовать. Так, некоторые события пользуются особенно строгой защитой согласно статье 8 Конвенции, а значит, при их освещении журналисты должны проявлять благоразумие и осмотрительность. Тональность интервью с К. представляется сбалансированной и, по-видимому, не свидетельствует о погоне за сенсацией. Ее высказывания в цитатах легко распознаваемы, и читателям четко сообщалось о ее мотивах. Кроме того, читатели могли легко отличить, где в статье говорится о фактах, а где о личном восприятии этих фактов К., о ее взглядах и личных чувствах. Конечно, интервью было сделано в повествовательном ключе и сопровождалось иллюстрациями и заголовками, рассчитанными на то, чтобы привлечь внимание читателя и вызвать у него какую-то реакцию. Тем не менее повествовательный характер интервью не привел к искажению содержания сообщаемых сведений и не извратил их, и его нужно воспринимать как видоизменение или иллюстрацию этих сведений. Журнал нельзя упрекать в том, что он красиво оформил статью и попытался представить ее в максимально привлекательном виде, поскольку при этом он не исказил и не извратил опубликованные сведения и не ввел читателя в заблуждение.

Хотя в настоящем деле нет сомнений в том, что фотографии касаются частной жизни князя и что он не давал согласия на их опубликование, их связь со спорной статьей не является опосредованной, искусственной или произвольной. Опубликование фотографий можно оправдать тем, что благодаря им рассказанная в статье история стала более достоверной. Действительно, К. не располагала другими доказательствами, которые могли бы подтвердить ее слова. Поэтому, несмотря на то, что опубликование фотографий сделало частную жизнь князя достоянием общественности, Европейский Суд пришел к выводу, что они подкрепляют содержащиеся в статье утверждения.

Наконец, если говорить о последствиях, к которым привела спорная статья, вскоре после ее опубликования князь публично признал себя отцом ребенка. Эти последствия необходимо рассматривать с учетом статей, ранее появившихся в зарубежной прессе. Однако в настоящем деле суды Франции, по-видимому, не приняли во внимание более широкий контекст, связанный с предшествующим освещением событий, о которых говорилось в статье, зарубежными средствами массовой информации. Таким образом, они не придали значения тому, что тайна отцовства князя уже была раскрыта в статьях, ранее опубликованных в других печатных изданиях.

(f) Суровость назначенного заявителям наказания. Санкции, примененные к компании-заявительнице, возложение на нее обязанности выплатить компенсацию ущерба в размере 50 000 евро и опубликовать заявление, нельзя назвать незначительными.

Исходя из совокупности вышеизложенных соображений Европейский Суд заключил, что приведенные государством-ответчиком доводы, касающиеся охраны частной жизни князя и его права на собственное изображение, являлись уместными, но не могли считаться достаточными для того, чтобы оправдать вмешательство, о котором шла речь в деле.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции (вынесено единогласно).

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Требование заявителей о компенсации материального ущерба было отклонено.

(См. также Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Фон Ганновер против Германии (N 2)» (Von Hannover v. Germany) (N 2) от 7 февраля 2012 г., жалобы N 40660/08 и 60641/08, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Компания Axel Springer AG против Германии» (Axel Springer AG v. Germany) от 7 февраля 2012 г., жалоба N 39954/08, краткое описание которых приводится в «Информационном бюллетене по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека» [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights] N 149 <1>.)

———————————

<1> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2012. N 8 (примеч. редактора).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code