Информация о Постановлении ЕСПЧ от 22.10.2015 по делу «Сергей Антонов (Sergey Antonov) против Украины» (жалоба N 40512/13)

Сергей Антонов против Украины

(Sergey Antonov v. Ukraine)

(N 40512/13)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 22 октября 2015 года

(вынесено V Секцией)

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

В 2012 году заявителю, который отбывал наказание в виде лишения свободы и которому был поставлен диагноз «вирус иммунодефицита человека», жаловался на то, что он не получал надлежащей медицинской помощи в заключении, в частности, антиретровирусной терапии после своего задержания. Заявитель также жаловался на то, что он был запуган администрацией следственного изолятора и медицинским персоналом с целью заставить его сделать заявления о том, что медицинская помощь, которую он получил, была адекватной и что возможные недостатки, такие как отсутствие антиретровирусной терапии, должны были быть вменены в вину самому заявителю.

После встречи со своим адвокатом заявитель безуспешно жаловался в прокуратуру на предполагаемое давление.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

По поводу соблюдения требований статьи 34 Конвенции. Власти государства-ответчика предоставили рукописную записку, подписанную заявителем, указав, что у него нет претензий к медицинскому персоналу, в противоречие его жалобам Европейскому Суду, как до, так и после даты написания записки. Власти государства-ответчика не указали обстоятельства, при которых эта записка была получена. Однако Европейский Суд обеспокоен тем, что она была получена спустя 10 дней после того, как Европейский Суд предложил властям государства-ответчика в соответствии с правилом 39 Регламента Суда гарантировать, чтобы заявитель получил соответствующую медицинскую помощь.

Власти государства-ответчика далее указали, что утверждения заявителя о психологическом давлении на него были надлежащим образом проверены и не подтвердились. Вместе с тем Европейский Суд отметил, что жалобы заявителя были переданы прокуратурой администрации места заключения, подчиненные которой были заподозрены в запугивании заявителя. Кроме того, все доказательства, представленные властями государства-ответчика, исходили либо от сотрудников места заключения или от его заключенных, находившихся под контролем администрации места заключения. В связи с этим Европейский Суд не убежден доводами властей государства-ответчика.

Учитывая последовательные сведения, представляемые заявителем, и в отсутствие каких-либо других достоверных объяснений о происхождении рукописной записки Европейский Суд признал, что власти действительно обращались к заявителю, чтобы заставить его написать заявление, которое могло бы подорвать его жалобу в Европейский Суд. При таких обстоятельствах Европейский Суд заключил, что власти государства-ответчика не выполнили обязательство не препятствовать эффективному осуществлению права заявителя на обращение в Европейский Суд с индивидуальной жалобой.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу власти государства-ответчика не выполнили требований статьи 34 Конвенции (вынесено единогласно).

Европейский Суд также установил единогласно нарушение статьи 3 Конвенции в связи с неспособностью администрации следственного изолятора оперативно диагностировать состояние здоровья заявителя и предоставить ему оперативную и комплексную медицинскую помощь, что составило бесчеловечное и унижающее достоинство обращение, а также нарушение статьи 13 Конвенции из-за отсутствия эффективных и доступных средств правовой защиты в рамках внутригосударственного законодательства в отношении жалобы заявителя на отсутствие надлежащей медицинской помощи.

 

КОМПЕНСАЦИЯ

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 7 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code