Информация о Постановлении ЕСПЧ от 17.11.2015 по делу «М. Езэл и другие (M. Ozel and Others) против Турции» (жалобы N 14350/05, 15245/05 и 16051/05)

М. Езэл и другие против Турции

(M. Ozel and Others v. Turkey)

(N 14350/05, 15245/05 и 16051/05)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 17 ноября 2015 года

(вынесено II Секцией)

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

В 1999 году родственники заявителей погибли, когда дома в г. Чынарджык (Cinarcik), в которых они жили, обрушились в результате землетрясения.

Заявители жаловались в Европейский Суд на нарушение права на жизнь своих родственников, которое охраняется статьей 2 Конвенции. В частности, они обвиняли муниципальные власти в том, что те разрешили строительным компаниям возвести жилые дома высотой пять этажей и более в регионе, находящемся в сейсмоактивной зоне, не провели необходимых проверок на предмет соответствия этих зданий установленным требованиям и не воспрепятствовали их строительству. Кроме того, заявители жаловались на несправедливость разбирательства по уголовному делу и на отсутствие у них возможности добиться начала уголовного преследования виновных должностных лиц.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

По поводу соблюдения требований статьи 2 Конвенции. (a) Материально-правовой аспект. Обязанности государств при землетрясениях, вытекающие из материально-правовых требований статьи 2 Конвенции, заключаются главным образом в том, чтобы принять меры по ликвидации их последствий и свести к минимуму их катастрофическое воздействие, в частности, осуществлять благоустройство территории и оптимизацию городской застройки. В настоящем деле Европейский Суд отметил, что властям Турции было известно об опасности землетрясений в пострадавшем регионе. Однако подземные толчки повлекли за собой катастрофические последствия, вызвав гибель людей вследствие обрушения зданий, которые не отвечали нормам безопасности и строительным нормам, действующим в соответствующей зоне. В связи с этим представляется установленным, что местные власти, которые должны были контролировать ход строительства этих зданий и наблюдать за ним, не выполнили своих обязательств. Тем не менее Европейский Суд отметил, что жалобы по настоящему делу были поданы более чем через шесть месяцев после того, как власти Турции вынесли решение по жалобе на нарушение материально-правовых требований статьи 2 Конвенции, и поэтому отклонил эту часть жалобы, признав ее неприемлемой для рассмотрения по существу.

 

РЕШЕНИЕ

Жалоба объявлена неприемлемой для рассмотрения по существу в связи с нарушением сроков ее подачи.

(b) Процессуальный аспект. Уголовное дело было возбуждено в отношении строительных компаний, построивших обрушившиеся дома, и частных лиц, непосредственно причастных к их обрушению, а заявители вступили в производство по этому делу в качестве третьей стороны. Признав, что в связи с большим количеством жертв дело было достаточно сложным, Европейский Суд отметил, что к обрушению были причастны только пятеро обвиняемых, а экспертные заключения, где говорилось о недостатках и обстоятельствах, вызвавших обрушение зданий, и устанавливались виновные лица, были подготовлены очень рано. Важность целей и задач расследования могла бы заставить власти Турции ускорить производство по делу с целью исключить даже видимость терпимого отношения к незаконным актам или причастности к их совершению. В настоящем деле длительность оспариваемого расследования совершенно не удовлетворяла требованию оперативности при рассмотрении дела и недопустимости необоснованных задержек. Кроме того, реальное наказание было назначено только двум обвиняемым, а трое других получили условные сроки. Европейский Суд также отметил, что попытки некоторых заявителей обратиться в компетентные органы власти с целью добиться возбуждения уголовного дела в отношении должностных лиц закончились неудачей, так как они предварительно не получили на это соответствующего административного разрешения. Наконец, заявители, подавшие гражданские иски о возмещении ущерба, должны были ждать вынесения решений внутригосударственными судами в зависимости от конкретной ситуации от восьми до 12 лет, а суммы компенсации морального вреда, присужденной им в связи со смертью их родственников, оказались весьма небольшими. Европейский Суд пришел к выводу, что в обстоятельствах настоящего дела подачу гражданских исков о возмещении ущерба нельзя было считать эффективным средством правовой защиты.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение процессуальных требований статьи 2 Конвенции (вынесено единогласно).

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил каждому заявителю или паре заявителей 30 000 евро в качестве компенсации морального вреда, требование заявителей о компенсации материального ущерба было отклонено.

(См. также Постановление Европейского Суда по делу «Будаева и другие против Российской Федерации» (Budayeva and Others v. Russia) от 20 марта 2008 г., жалобы N 11673/02 и др., «Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека» [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights] N 106 <1>, а также Решение Европейского Суда по жалобе «Мурилло Сальдиас и другие против Испании» (Murillo Saldias and Others v. Spain) от 28 ноября 2006 г., жалоба N 76973/01, «Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека» [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights] N 92 <2>.)

———————————

<1> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2008. N 9 (примеч. редактора).

<2> См.: там же. 2007. N 6 (примеч. редактора).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code