Информация о Постановлении ЕСПЧ от 17.12.2015 по делу «Кристиансен против Норвегии (Kristiansen v. Norway)» (жалоба N 1176/10)

Кристиансен против Норвегии

(Kristiansen v. Norway)

(N 1176/10)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 17 декабря 2015 года

(вынесено V Секцией)

———————————

<*> Перевод с английского Г.А. Николаева.

 

Обстоятельства дела

В своей жалобе в Европейский Суд заявитель указывал, ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, что в уголовном разбирательстве, в рамках которого он был осужден за покушение на изнасилование, одна из присяжных не была беспристрастной. Во время разбирательства эта присяжная информировала председательствующего судью о том, что знала потерпевшую. Отметив, что она «сформировала образ (bilde) потерпевшей много лет назад, когда она знала ее как тихую и спокойную девушку», Высокий суд <*> нашел, что это могло повлиять <**> на ее оценку вопроса о виновности.

———————————

<*> Судя по тексту Постановления, имеется в виду Апелляционный суд Боргартинга (норв. Borgarting lagmannsrett), который является одним из шести апелляционных судов в Норвегии, рассматривающим жалобы на приговоры по уголовным и гражданским делам городских и окружных судов. В данном случае он, видимо, вынес новый приговор, назначив заявителю наказание в виде года лишения свободы и штрафа в 7 000 евро (примеч. переводчика).

<**> В тексте допущена грубая опечатка. В тексте Постановления Европейского Суда, наоборот, указано, что это (по-видимому, образ потерпевшей в представлении присяжной) не могло повлиять на ее оценку вопроса о виновности подсудимого. В Постановлении также уточняется, что присяжный может быть дисквалифицирован, если имеют особые причины идентифицировать себя с потерпевшим или имеются иные обстоятельства, позволяющие предполагать его предвзятость из-за знакомства с потерпевшим (примеч. переводчика).

 

Вопросы права

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 Конвенции. Европейский Суд согласился с мнением внутригосударственных судов о том, что предыдущий случайный контакт потерпевшей и присяжной сам по себе не влек дисквалификации присяжной, поскольку он не подразумевал личного знания и произошел за несколько лет до этого <*>. Хотя точная относимость описания присяжной потерпевшей как «тихой и спокойной» породила различные толкования на уровне страны, Европейский Суд не счел необходимым определять его точное значение. Однако он отметил, что высказывание явно не было негативным и могло создавать положительный портрет потерпевшей, способный повлиять на оценку присяжной и/или оценку других членов жюри в ущерб подсудимому. Эта возможность была дополнена тем фактом, что оценочное суждение присяжной было выражено в то время, когда оно могло восприниматься как комментарий или реакция на устное показание, данное потерпевшей и заявителем соответственно.

———————————

<*> Как следует из Постановления, обстоятельства преступления были довольно неясны. Заявитель, которому было 17 лет, и 23-летняя потерпевшая находились в автомобиле, уехав с вечеринки за минеральной водой. В это время заявитель предположительно попытался ее изнасиловать, но свидетель, видевший их сразу после этого происшествия, счел потерпевшую веселой и приветливой, одежда на которой не была разорвана. Таким образом, непонятно, что имела в виду присяжная заседательница, когда заявила, что составила представление о потерпевшей много лет назад (примеч. переводчика).

 

При таких обстоятельствах заявитель имел законное основание опасаться того, что присяжная могла иметь предвзятое мнение, способное иметь значение для определения его виновности или невиновности. Кроме того, адвокат заявителя просил дисквалифицировать присяжную на основании отсутствия беспристрастности, помощник адвоката потерпевшей поддержал ходатайство, а прокурор выразил понимание, хотя и не поддержал. В то время как ни одно из этих возражений и комментариев не было решающим, совместно они указывали на значение внешних признаков в настоящем деле. Однако несмотря на эти указания о том, что присяжная могла не быть беспристрастной, суд не отстранил ее и не пытался переориентировать жюри, например, путем предложения присяжным руководствоваться только доказательствами, представленными в суде, и подчеркивания того, что они не должны позволять другим факторам влиять на их решение.

С учетом кумулятивного эффекта этих обстоятельств имелись оправданные основания поставить под сомнение беспристрастность суда первой инстанции.

 

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции (вынесено единогласно).

 

Компенсация

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 4 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

(См. также Постановление Европейского Суда по делу «Экеберг и другие против Норвегии» (Ekeberg and Others v. Norway) от 31 июля 2007 г., жалоба N 11106/04, «Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека» N 99 <*>, Постановление Европейского Суда по делу «Питер Армстронг против Соединенного Королевства» (Peter Armstrong v. United Kingdom) от 9 декабря 2014 г., жалоба N 65282/09, «Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека» N 180 <**>, и Постановление Европейского Суда по делу «Ханиф и Хан против Соединенного Королевства» (Hanif and Khan v. United Kingdom) от 20 декабря 2011 г., жалобы N 52999/08 и 61779/08, «Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека» N 147 <***>.)

———————————

<*> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2008. N 1 (примеч. редактора).

<**> См.: там же. 2015. N 3 (примеч. редактора).

<***> См.: там же. 2012. N 5 (примеч. редактора).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code