Информация о Постановлении ЕСПЧ от 27.10.2015 по делу «R.E. (R.E.) против Соединенного Королевства» (жалоба N 62498/11)

R.E. против Соединенного Королевства

(R.E. v. United Kingdom)

(N 62498/11)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 27 октября 2015 года

(вынесено IV Секцией)

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

Часть II Закона о регулировании следственных полномочий 2000 года (далее — ЗРСП) в сочетании с Кодексом практики скрытого наблюдения разрешают скрытое наблюдение в определенных обстоятельствах.

В период с 15 марта 2009 г. по 8 мая 2010 г. заявителя, гражданина Ирландии, задерживали и заключали под стражу три раза в связи с убийством сотрудника полиции, который, как полагают, был убит диссидентом-республиканцем <1>. Когда заявитель был впервые задержан, его осмотрел медицинский работник как психически уязвимое лицо, а это означало, что он не мог быть допрошен в отсутствие соответствующего взрослого (родственника или опекуна). В течение первых двух периодов содержания под стражей его адвокат получил заверения от Управления полиции Северной Ирландии, что его консультации с заявителем не будут являться предметом скрытого наблюдения.

———————————

<1> Противником мирного урегулирования конфликта в Северной Ирландии (примеч. редактора).

 

Заявитель был задержан в третий раз 4 мая 2010 г., прежде чем он был освобожден из-под стражи без предъявления обвинения через четыре дня. В данном случае Управление полиции Северной Ирландии отказалось дать гарантии его адвокату, что их консультации не будут являться предметом скрытого наблюдения. Ходатайство заявителя о судебной проверке законности и обоснованности этого решения было отклонено в сентябре 2010 года, после того, как Высший суд постановил, что законодательные положения, регулирующие скрытое наблюдение, были четко определенными, достаточно подробными и точными.

 

ВОПРОСЫ ПРАВА

По поводу соблюдения требований статьи 8 Конвенции. Европейский Суд исходил из того, что имело место вмешательство публичных властей в осуществление права заявителя на уважение его частной жизни. Это вмешательство преследовало законные цели защиты национальной безопасности и предотвращения беспорядков и преступности. Оно имело основу во внутригосударственном праве (ЗРСП и Кодекс практики скрытого наблюдения), которое было достаточно доступным. Ввиду их сходства в особом контексте мер негласного наблюдения вопрос о том, является ли внутригосударственное право адекватно предсказуемым, рассматривался совместно с вопросом о том, является ли вмешательство необходимым в демократическом обществе.

(a) Вопрос о наблюдении за консультацией с адвокатом. Власти государства-ответчика утверждали, что согласно прецедентной практике Европейского Суда в случаях скрытого наблюдения требуются менее строгие гарантии (таких, как, например, в случае с заявителем), чем те, которые Европейский Суд изложил в делах о прослушивании и перехвате сообщений, таких как дело «Вебер и Саравия против Германии» (Weber and Saravia v. Germany) и, что касается части I ЗРСП, дело «Кеннеди против Соединенного Королевства» (Kennedy v. United Kingdom). Вместе с тем Европейский Суд отметил, что решающим фактором является не формальное определение вмешательства, а уровень вмешательства в осуществление права на уважение частной жизни.

Наблюдение за консультацией с адвокатом представляет собой чрезвычайно высокую степень вмешательства и является аналогом прослушивания телефонного разговора между адвокатом и клиентом. Статья 8 Конвенции предоставляет «усиленную защиту» обмену мнениями между адвокатами и их клиентами, так как адвокаты будут не в состоянии защищать своих клиентов, если они не в состоянии гарантировать, что их разговоры будут оставаться конфиденциальными. Следовательно, такие же гарантии от произвольного вмешательства необходимы для наблюдения за консультацией с адвокатом, как по делам о прослушивании и перехвате сообщений, по крайней мере постольку, поскольку данные принципы могут быть применены в отношении наблюдения, о котором идет речь.

Европейский Суд установил, что соответствующие положения были достаточно ясными в отношении (i) характера преступлений, который может обусловить необходимость в скрытом наблюдении, (ii) определения категорий лиц, подлежащих такому наблюдению, (iii) продолжительности, возобновления и отмены мероприятий по наблюдению. Тем не менее Европейский Суд не убежден, что положения части II ЗРСП и Кодекс практики скрытого наблюдения предоставляют лицам — объектам наблюдения за консультацией с адвокатом достаточные гарантии в отношении изучения, использования и хранения материалов наблюдения, мер предосторожности, необходимых при передаче материалов другим сторонам, и обстоятельств, при которых записи должны были быть стерты или уничтожены. Эти положения должны были быть противопоставлены более детальным положениям части I ЗРСП и Кодекса практики скрытого наблюдения, которые Европейский Суд одобрил в своем Постановлении по делу «Кеннеди против Соединенного Королевства» <1>. Далее, хотя новый ведомственный порядок проведения соответствующих мероприятий (Управление полиции Северной Ирландии, документ «Порядок проведения скрытого наблюдения за консультациями с адвокатом и работа с юридически привилегированными материалами») с тех пор ввел дополнительные гарантии для безопасного обращения с материалами, полученными с помощью скрытого наблюдения, их хранения и уничтожения, он не действовал в период содержания заявителя под стражей в течение мая 2010 года.

———————————

<1> Часть I ЗРСП и Кодекс практики скрытого наблюдения ограничивают число лиц, которым предоставляются материалы наблюдения, и ограничивают рамки их предоставления и копирования, возлагают широкую обязанность сохранять перехваченные материалы в тайне, запрещают их разглашение лицам, не имеющим необходимого допуска или не имеющим «необходимости знать» материалы, устанавливают уголовную ответственность за разглашение перехваченных материалов, требуют защищенного хранения перехваченных материалов и их надежного уничтожения, как только они более не требуются.

 

Следовательно, в соответствующий период содержания заявителя под стражей оспариваемые меры по наблюдению в той мере, в которой они были применены к нему, не отвечали требованиям пункта 2 статьи 8 Конвенции, как они толкуются в прецедентной практике Европейского Суда.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу допущено нарушение требований статьи 8 Конвенции (вынесено единогласно).

(b) Вопрос о наблюдении за консультацией задержанного с надлежащим взрослым. Наблюдение за консультацией уязвимого задержанного с надлежащим взрослым, назначенным, чтобы помочь ему после ареста, также составляет значительную степень вмешательства публичных властей в осуществление права на уважение частной жизни. Однако наблюдение проводилось не в уединенном месте, а в полицейском участке, и в отличие от консультаций с адвокатом на консультации с надлежащим взрослым не распространяются правовой иммунитет и «усиленная защита», предоставляемые консультациям с адвокатами или медицинскими работниками. Следовательно, задержанный в этом случае не вправе рассчитывать на охрану его частной жизни как во время консультации с адвокатом. Поэтому Европейский Суд применяет менее строгий стандарт и ориентирован на более общий вопрос о том, адекватно ли законодательство защищает задержанных лиц от произвольного вмешательства в осуществление их прав согласно статье 8 Конвенции, и является ли оно достаточно четким в своих терминах, чтобы давать гражданам адекватное представление об обстоятельствах и условиях, когда органы государственной власти имеют право прибегать к мерам скрытого наблюдения.

Европейский Суд пришел к выводу, что положения, касающиеся возможного наблюдения за консультациями уязвимых задержанных с надлежащими взрослыми, сопровождаются адекватными гарантиями против злоупотреблений. В этой связи Европейский Суд отметил следующее: разрешения на наблюдение необходимо регулярно проверять и отменять, если критерии более не соблюдаются, разрешение на наблюдение может быть выдано на срок до трех месяцев, и должен вестись подробный учет всех выдаваемых разрешений, порядок выдачи разрешений должен проходить под надзором уполномоченных лиц, допустимость доказательств, полученных с помощью наблюдения, должна находиться под контролем судьи, пострадавшие стороны могут подать иск в суд по делам следственных полномочий, который имеет право присуждать компенсации, аннулировать или отменять постановления об уничтожении каких-либо записей или распорядиться о таком уничтожении.

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

По делу требования статьи 8 Конвенции нарушены не были (вынесено единогласно).

 

КОМПЕНСАЦИЯ

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил заявителю 1 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

(См. Решение Европейского Суда по делу «Вебер и Саравия против Германии» (Weber and Saravia v. Germany) от 29 июня 2006 г., жалоба N 54934/00, «Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека» [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights] N 88 <1>, Постановление Европейского Суда по делу «Кеннеди против Соединенного Королевства» (Kennedy v. United Kingdom) от 18 мая 2010 г., жалоба N 26839/05, «Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека» [Information Note on case-law of the European Court of Human Rights] N 130 <2>).

———————————

<1> См.: «Бюллетень Европейского Суда по правам человека» N 2/2007 (примеч. редактора).

<2> Там же. N 12/2010 (примеч. редактора).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code