Информация о Постановлении ЕСПЧ от 15.12.2015 по делу «Шатшашвили против Германии (Schatschaschwili v. Germany)» (жалоба N 9154/10)

Шатшашвили против Германии

(Schatschaschwili v. Germany)

(N 9154/10)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 15 декабря 2015 года

(вынесено Большой Палатой)

———————————

<*> Перевод с английского Г.А. Николаева.

 

По делу обжалуется невозможность допросить отсутствующих свидетелей <*>, чьи показания имели существенное значение для осуждения заявителя. По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции.

———————————

<*> Европейский Суд часто именует свидетелями иных участников производства по уголовным делам, в том числе потерпевших, как в данном случае (примеч. переводчика).

 

Обстоятельства дела

Заявитель был осужден за грабеж при отягчающих вину обстоятельствах во взаимосвязи с вымогательством при отягчающим вину обстоятельствах и приговорен к девяти с половиной годам лишения свободы. Что касается одного из преступлений, суд первой инстанции сослался, в частности, на свидетельские показания двух потерпевших, данные в полиции на предварительной стадии. Показания были оглашены в суде, поскольку два свидетеля вернулись в Латвию и отказались давать показания, так как они оставались травмированными преступлением.

Постановлением от 17 апреля 2014 г. Палата Европейского Суда установила пятью голосами «за» и двумя — «против», что по делу не было допущено нарушения прав заявителя, предусмотренных пунктом 1 статьи 6 Конвенции во взаимосвязи с подпунктом «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции. 8 сентября 2014 г. дело было передано на рассмотрение Большой Палаты Европейского Суда по требованию заявителя (см. «Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека» N 177 <*>).

———————————

<*> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2014. N 12 (примеч. редактора).

 

Вопросы права

По поводу соблюдения пункта 1 статьи 6 Конвенции во взаимосвязи с подпунктом «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции. Чтобы оценить, умалялась ли общая справедливость судебного процесса заявителя использованием показаний, ранее данных свидетелями, которые не присутствовали в суде, Европейский Суд применил и дополнительно разъяснил тест, изложенный в Постановлении Большой Палаты Европейского Суда по делу «Аль-Хавайа и Тахери против Соединенного Королевства (Al-Khawaja and Tahery v. United Kingdom) от 15 декабря 2011 г., жалобы N 26766/05 и 22228/06 <*>, «Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека» N 147). В частности, хотя было очевидно, что каждый из трех этапов теста должен быть рассмотрен, если на вопросы на первом (имелась ли уважительная причина для неявки свидетеля) и втором этапах (были ли показания отсутствующего свидетеля единственной или решающей основой для осуждения подсудимого) был дан утвердительный ответ, оставалось неясным, должны ли рассматриваться все три этапа теста в делах, в которых на вопросы на первом или втором этапе был дан отрицательный ответ, а также в каком порядке должны рассматриваться этапы. Европейский Суд решил следующее.

———————————

<*> См.: там же. 2012. N 5 (примеч. редактора).

 

(i) Отсутствие уважительной причины для неявки свидетеля хотя само по себе не может иметь решающего значения для несправедливости судебного разбирательства, тем не менее является важным фактором, который следует сопоставить при оценке общей справедливости судебного разбирательства и который может склонить чашу весов в пользу установления нарушения требований пункта 1 статьи 6 Конвенции во взаимосвязи с подпунктом «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции.

(ii) Наличие достаточных уравновешивающих факторов должно быть рассмотрено не только в делах, в которых показания, данные отсутствующим свидетелем, были единственным или решающим основанием для осуждения, но и в тех делах, в которых они имели существенное значение, и их принятие могло ущемить интересы защиты. Пределы уравновешивающих факторов, необходимых для того, чтобы судебное разбирательство считалось справедливым, зависят от значения показаний отсутствующего свидетеля.

(iii) Как правило, было бы целесообразно рассматривать три этапа теста Аль-Хавайа в порядке, определенном в этом Постановлении. Однако все три этапа взаимосвязаны и вместе должны установить, было ли справедливым уголовное разбирательство в целом. Таким образом, в данном деле могло быть допустимо рассмотрение этапов в другом порядке, в частности, если один из этапов имел особое значение для вопроса о справедливости или несправедливости разбирательства.

Европейский Суд далее применил тест Аль-Хавайа к фактам дела заявителя.

(a) Имелась ли уважительная причина для неявки свидетеля в судебное разбирательство. Европейский Суд прежде всего отмечает, что суд первой инстанции счел, что свидетели недостаточно обосновали свой отказ от дачи показаний, и не принял в качестве оправдания для неявки в судебное заседание их состояние здоровья или опасения. Связавшись со свидетелями лично и предложив различные варианты решения, суд первой инстанции также последовательно просил суды Латвии проверить с помощью представителя общественного здравоохранения состояние здоровья свидетелей и их способность давать показания или обеспечить их явку в суд в Латвии. Когда эти меры оказались бесполезными, суд первой инстанции принял протокол допроса свидетелей на следственной стадии в качестве доказательства по делу. Следовательно, суд первой инстанции не нес ответственности за отсутствие свидетелей. Соответственно, с точки зрения суда первой инстанции, существовала уважительная причина для неявки свидетелей в судебное заседание и принятия показаний, которые они дали на досудебной стадии, в качестве доказательств.

(b) Были ли показания отсутствующих свидетелей единственным или решающим основанием для осуждения заявителя.

Внутригосударственные суды прямо не указали, считались ли данные свидетельские показания «решающим» доказательством, то есть имеющим такое значение, которое могло быть определяющим для исхода рассмотрения дела. После оценки всех показаний, представленных судам, Европейский Суд отметил, что двое потерпевших от преступления были его единственными очевидцами. Единственными другими доступными доказательствами были показания со слов других лиц или косвенные чисто технические и иные доказательства, которые не имели решающего значения. При таких обстоятельствах показания отсутствующих свидетелей были «решающими», то есть определяющими осуждение заявителя.

(c) Имелись ли достаточные уравновешивающие факторы, компенсирующие препятствия, с которыми сталкивалась сторона защиты. В своей мотивировке суд первой инстанции пояснил, что он сознавал ограниченную доказательную ценность непроверенных свидетельских показаний. Он сравнил содержание показаний, данных потерпевшими на следственной стадии, и решил, что они дали подробное и связное описание обстоятельств преступления. Он также отметил, что неспособность свидетелей опознать заявителя доказывала, что они не давали показания с целью очернить его. Кроме того, при оценке достоверности слов свидетелей суд первой инстанции также рассмотрел различные аспекты их поведения в отношении их показаний. Следовательно, суд первой инстанции тщательно исследовал надежность отсутствующих свидетелей и их показаний.

Вместе с тем имелись дополнительные уличающие опосредованные и косвенные доказательства, подкрепляющие свидетельские показания. Во время судебного разбирательства заявитель имел возможность изложить собственную версию событий и поставить под сомнение достоверность свидетелей с помощью перекрестного допроса свидетелей, которые дали опосредованные показания со слов других лиц. Однако он не мог косвенно допросить двух потерпевших на следственной стадии.

Фактически, даже хотя органы прокуратуры могли назначить адвоката для участия в слушании свидетелей у следственного судьи, эти процессуальные гарантии не были использованы в деле заявителя. В этой связи Европейский Суд согласился с заявителем в том, что следственный судья заслушал свидетелей, потому что ввиду их неизбежного возвращения в Латвию органы прокуратуры решили, что существует опасность утраты их показаний. В этом контексте и имея в виду, что согласно внутригосударственному законодательству протоколы прежнего допроса следственным судьей могут быть оглашены в суде в соответствии с менее строгими условиями, чем протокол допроса свидетеля полицией, власти приняли на себя предсказуемый риск, который впоследствии материализовался, по поводу того, что ни обвиняемый, ни его защитник не смогут оспорить их на любой стадии разбирательства.

С учетом важности показаний единственных очевидцев преступления, за которое был осужден заявитель, уравновешивающие меры, принятые внутригосударственными судами, были недостаточны для обеспечения справедливой и надлежащей оценки достоверности непроверенных доказательств. Следовательно, отсутствие возможности допроса заявителем или иным образом двух свидетелей на любой стадии разбирательства сделало судебное разбирательство в целом несправедливым.

 

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 6 Конвенции (вынесено девятью голосами «за» и восьмью — «против»).

 

Компенсация

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Компенсация не присуждалась.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code