Информация о Постановлении ЕСПЧ от 01.12.2015 по делу «Дженгиз и другие против Турции (Cengiz and Others v. Turkey)» (жалоба N 48226/10 и 14027/11)

Дженгиз и другие против Турции

(Cengiz and Others v. Turkey)

(N 48226/10 и 14027/11)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 1 декабря 2015 года

(вынесено II Секцией)

———————————

<*> Перевод с английского Г.А. Николаева.

Обстоятельства дела

В мае 2008 года суд Анкары, принимая во внимание, в частности, что содержание 10 страниц, представленных на YouTube, нарушало запрет на оскорбление памяти Ататюрка, распорядился о блокировке полного доступа к сайту. Заявители, активные пользователи сайта, обжаловали это решение. Жалобы были отклонены на том основании, что заявители не являлись сторонами судебного разбирательства и, следовательно, не обладали правом на обращение в суд.

Закон, на котором основывалось решение суда, был изменен после событий настоящего дела таким образом, чтобы сделать возможной блокировку доступа ко всему интернет-сайту, а не только к спорному контенту.

 

Вопросы права

По поводу соблюдения статьи 10 Конвенции. Заявители подали жалобы в Европейский Суд в качестве активных пользователей YouTube, в особенности подчеркнув влияние оспариваемой блокировки на их академическую работу, а также важные характеристики указанного сайта. В частности, они утверждали, что, пользуясь своими учетными записями на YouTube, они используют эту платформу не только чтобы иметь доступ к видеоматериалам, связанным с их профессиональной сферой, но также активно скачивая или обмениваясь подобными файлами. Более того, некоторые из них отметили публикации записей их академической деятельности. Кроме того, YouTube распространяет не только музыкальные и художественные произведения, но и является очень популярной платформой для политических дискуссий, политической и социальной активности. Файлы, распространяемые с помощью YouTube, содержат, помимо прочего, информацию, которая может представлять личный интерес для каждого. Действительно, оспариваемая мера делает недоступным сайт со специальной информацией для заявителей, которая не может быть легко доступна при помощи других средств. Этот сайт также является важным источником коммуникаций между заинтересованными лицами. Кроме того, YouTube является видеохостингом, на который пользователи могут загружать, смотреть и обмениваться видео, и без сомнения он представляет собой важное средство реализации свободы получения или обмена информацией и мнениями. В частности, политическая информация, которую игнорируют обычные средства массовой информации, часто раскрывается при помощи YouTube, что способствует возникновению гражданской журналистики. С этой точки зрения, платформа является уникальной, принимая во внимание ее характеристики, ее доступность и, в особенности, ее потенциальное влияние, и в период, относящийся к обстоятельствам дела, ее аналога не существовало.

Следовательно, заявители, не будучи напрямую затронуты решением о блокировке доступа к YouTube, могут на законных основаниях утверждать, что рассматриваемая мера влияет на их право получать и распространять информацию или идеи. Какова бы ни была правовая основа, подобная мера была призвана влиять на доступ к Интернету. Таким образом, она затрагивает ответственность властей государства-ответчика на основании статьи 10 Конвенции.

Что касается законности данного вмешательства, необходимо отметить, что указанный закон не позволял блокировать полный доступ к интернет-сайту в связи с контентом, содержащимся на одной из его страниц. Действительно, возможно лишь распоряжение о блокировке конкретной публикации, если существуют достаточные мотивы предполагать, что по своему содержанию подобная публикация составляет нарушение, предусмотренное законом. Следовательно, когда суд принял решение о полной блокировке доступа к YouTube, положения закона не предоставляли ему таких полномочий. В действительности Турция не располагает технологией URL-фильтрации в отношении иностранных сайтов. Поэтому на практике административный орган предпочитает полностью заблокировать доступ к указанному сайту, чтобы исполнить решения суда, касающиеся конкретного контента. Однако власти должны особенно принять во внимание тот факт, что подобная мера, делающая недоступной огромное количество информации, может значительно умалить права интернет-пользователей и иметь значительные побочные эффекты. Следовательно, оспариваемая мера не является законной.

 

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 10 Конвенции (вынесено единогласно).

 

Компенсация

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Факт установления нарушения сам по себе является достаточной справедливой компенсацией.

В порядке применения статьи 46 Конвенции. После возбуждения настоящего дела рассматриваемый закон был изменен. Теперь распоряжение на полную блокировку доступа к интернет-сайту может быть применено при наличии всех условий, перечисленных в законе. Эти поправки были внесены после событий настоящего дела. Задачей Европейского Суда является не абстрактное высказывание на тему совместимости с Конвенцией судебного порядка блокировки доступа к интернет-сайтам, существовавшего в Турции в период, относящийся к обстоятельствам дела, или применяемого в настоящий момент, а оценка в конкретном деле влияния указанных положений на право выражения мнения заявителей. Следовательно, в обстоятельствах настоящего дела отсутствует необходимость рассматривать требования заявителей о даче указания на основании статьи 46 Конвенции.

(См. также Постановление Европейского Суда по делу «Ахмет Йилдырым против Турции (Ahmet Yildirim v. Turkey) от 18 декабря 2012 г., жалоба N 3111/10, «Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека» N 158 <*>).

———————————

См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2013. N 5 (примеч. редактора).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code