Постановление ЕСПЧ от 29.10.2015 «Дело «Измутдин Исаев (Izmutdin Isayev) против Российской Федерации» (жалоба N 54427/08)

По делу обжалуются бесчеловечные условия содержания (переполненность камер) в следственном изоляторе. По делу нарушены требования статей 3 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО «ИЗМУТДИН ИСАЕВ (IZMUTDIN ISAYEV)
ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <*>
(Жалоба N 54427/08)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ <**>

(Страсбург, 29 октября 2015 г.)
———————————

<*> Перевод с английского к.ю.н. Н.В. Прусаковой.

<**> Настоящее Постановление вступило в силу 29 октября 2015 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 28 Конвенции (примеч. редактора).

 

По делу «Измутдин Исаев против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Комитетом в составе:
Ханлара Гаджиева, Председателя Комитета,
Линос-Александра Сисилианоса,
Дмитрия Дедова, судей,
а также при участии Андре Вампаша, заместителя Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 6 октября 2015 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:
Процедура

  1. Дело было инициировано жалобой N 54427/08, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Российской Федерации Измутдином Нурутдиновичем Исаевым (далее — заявитель) 20 октября 2008 г.
  2. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.
  3. Заявитель, в частности, утверждал, что условия его содержания под стражей в следственном изоляторе г. Липецка были бесчеловечными и унижающими достоинство.
  4. 13 апреля 2012 г. жалоба была коммуницирована властям Российской Федерации.

 

Факты

  1. Обстоятельства дела

 

  1. Заявитель родился в 1964 г. и проживает в Липецкой области.
  2. В период с 20 мая по 17 июля 2008 г. заявитель содержался в Следственном изоляторе N ИЗ-44/1 Костромской области <*> в связи с производством по уголовному делу, возбужденному против него.

———————————

<*> Так в тексте. По-видимому, имеется в виду Федеральное казенное учреждение «Следственный изолятор N 1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Костромской области» (примеч. редактора).

 

  1. По утверждению заявителя, три камеры, в которых он содержался, были чрезвычайно переполнены. Камера N 5 площадью 8 кв. м была оборудована четырьмя спальными местами, но в ней содержались до семи человек. Камера N 7 площадью 8 кв. м была предназначена для содержания шести заключенных, но в ней находились до семи человек. Наконец, камера N 25 площадью 34 кв. м была оборудована 14 спальными местами, но в ней содержались до 25 человек.
  2. По утверждению властей Российской Федерации, заявитель содержался в камерах N 7 и 25. В камере N 7 площадью 14,3 кв. м содержались три человека, в камере N 25 площадью 29,2 кв. м — до семи. Заявителю было предоставлено индивидуальное место в обеих камерах.
  3. В поддержку своих утверждений власти Российской Федерации представили справки, составленные начальником изолятора в июне 2012 года, письменные показания надзирателей от 13 и 18 июня 2012 г., фотографии камер, а также страницы из журнала регистрации заключенных, в которых по дням зафиксированы количество спальных мест и заключенных в каждой камере, а также общее количество заключенных в следственном изоляторе.

 

  1. Производство в Европейском Суде

 

  1. 20 октября 2008 г. заявитель направил свое первое письмо в Европейский Суд. В нем, в частности, содержались его жалобы на предположительно неудовлетворительные условия содержания в Следственном изоляторе N ИЗ-44/1.
  2. Письмом от 14 ноября 2008 г. Секретариат Европейского Суда направил заявителю формуляр жалобы, уведомляя его о следующем:

«Вы должны направить в Европейский Суд заполненный надлежащим образом бланк жалобы и все необходимые сопроводительные документы в кратчайшие сроки и не позднее шести месяцев с даты настоящего письма. Продление указанного срока невозможно. В случае если бланк жалобы и соответствующие документы не будут направлены в указанный срок, дело будет закрыто без дополнительного уведомления».

  1. 4 мая 2009 г. заявитель направил бланк жалобы, который поступил в Секретариат Европейского Суда 10 августа 2009 г.

 

Право

  1. Предполагаемое нарушение статьи 3 Конвенции

 

  1. Заявитель жаловался на то, что условия его содержания под стражей в Следственном изоляторе N ИЗ-44/1 в период с 20 мая по 17 июля 2008 г. нарушали статью 3 Конвенции, которая гласит:

«Никто не должен повергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию».

 

  1. Приемлемость жалобы

 

  1. Власти Российской Федерации утверждали, что жалоба должна быть признана неприемлемой. По их мнению, письмо Секретариата Европейского Суда от 14 ноября 2008 г., а также Практическая инструкция по обращению в Европейский Суд от 1 ноября 2003 г. содержат противоречивую информацию, касающуюся предельных сроков подачи заполненного формуляра жалобы. В то время как Практическая инструкция устанавливает срок в шесть месяцев с даты первого сообщения, письмо допускает подачу заполненного формуляра в Секретариат в течение шести месяцев со дня направления письма. По мнению властей Российской Федерации, жалоба на условия содержания под стражей была представлена 4 мая 2009 г., то есть спустя более шести месяцев после освобождения заявителя из-под стражи, и должна быть отклонена в связи с нарушением сроков подачи.
  2. Заявитель утверждал, что направил бланк жалобы в полном соответствии с инструкциями Секретариата Суда.
  3. Сторонами не оспаривается, что письмо от 20 октября 2008 г. является первым «сообщением от заявителя с изложением, даже кратким, предмета жалобы». Согласно пункту 5 правила 47 Регламента Суда, действовавшего на момент рассматриваемых событий, дата поступления первого сообщения прерывает течение шестимесячного срока, установленного пунктом 1 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд уже признавал, что шестимесячный срок, установленный в Практической инструкции от 1 ноября 2003 г., является скорее ориентировочным, чем обязательным (см. Постановление Европейского Суда по делу «Смертин против Российской Федерации» (Smertin v. Russia) от 2 октября 2014 г., жалоба N 19027/07 <*>, § 26 — 28 с дальнейшими ссылками). Европейский Суд не находит оснований для отступления от данного вывода в настоящем деле. Заявитель представил бланк жалобы в течение шести месяцев с даты письма Секретариата от 14 ноября 2008 г. в соответствии с содержащимися в нем инструкциями.

———————————

<*> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2015. N 8 (примеч. редактора).

 

  1. Таким образом, Европейский Суд отклоняет возражения властей Российской Федерации и признает 20 октября 2008 г. датой подачи жалобы. Поскольку шестимесячный срок подачи жалобы начал течь 17 июля 2008 г., Европейский Суд приходит к выводу, что жалоба подана без нарушения сроков, установленных пунктом 1 статьи 35 Конвенции.
  2. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта «a» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

  1. Существо жалобы

 

  1. Власти Российской Федерации утверждали, что условия содержания заявителя под стражей были удовлетворительными. Количество заключенных в камерах не превышало предусмотренной вместимости, заявитель всегда имел индивидуальное спальное место. Заявителю было предоставлено, по крайней мере, 3 кв. м личного пространства.
  2. Заявитель настаивал на своей жалобе в отношении чрезвычайной переполненности следственного изолятора г. Костромы. Он утверждал, что количество заключенных в камерах, указанное в копиях журнала регистрации, представленных властями Российской Федерации, было явно изменено.
  3. Европейский Суд установил, что стороны не пришли к согласию относительно размера камер, в которых содержался заявитель, и количества содержавшихся в них заключенных. Что касается доказательств властей Российской Федерации, Европейский Суд установил, что справки начальника следственного изолятора и показания надзирателей были составлены в июне 2012 года, то есть спустя более чем четыре года после того, как заявитель был освобожден из-под стражи. Европейский Суд неоднократно отказывался принимать аналогичные справки и утверждения, на том основании что они не могут быть признаны достаточно достоверными, учитывая сроки составления и отсутствие каких-либо подтверждающих документов (см. Постановление Европейского Суда по делу «Манулин против Российской Федерации» (Manulin v. Russia) от 11 апреля 2013 г., жалоба N 26676/06 <*>, § 42 с дальнейшими ссылками). Таким образом, они обладают незначительной доказательной силой для Европейского Суда.

———————————

<*> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2014. N 5 (примеч. редактора).

 

  1. Что касается копий журнала регистрации, то Европейский Суд установил, что на многих страницах имеются видимые исправления данных о количестве заключенных, содержавшихся в одной камере с заявителем, первоначальные цифры стерты и вместо них указаны цифры, во всех случаях совпадающие с количеством спальных мест в камерах. Примечательно, что на каждой странице исправлены лишь данные о камерах, где содержался заявитель, остальные цифры остались нетронутыми. Кроме того, на страницах с исправлениями сложение цифр о количестве заключенных в каждой камере дает в итоге сумму меньше общего количества заключенных в следственном изоляторе. Власти Российской Федерации не представили каких-либо объяснений такому несоответствию. Европейский Суд напоминает, что исправления в журналах регистрации заключенных без объяснения их происхождения, оснований и времени внесения ставят под сомнение достоверность содержащейся в них информации (см. Постановление Европейского Суда по делу «Клюкин против Российской Федерации» (Klyukin v. Russia) от 17 октября 2013 г., жалоба N 54996/07 <*>, § 58 — 59, Постановление Европейского Суда по делу «Вяткин против Российской Федерации» (Vyatkin v. Russia) от 11 апреля 2013 г., жалоба N 18813/06 <**>, § 40 — 41, упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Манулин против Российской Федерации», § 43, а также Постановление Европейского Суда по делу «Глотов против Российской Федерации» (Glotov v. Russia) от 10 мая 2012 г., жалоба N 41558/05 <***>, § 25). При таких обстоятельствах Европейский Суд полагает, что информация, содержащаяся в копиях журнала регистрации следственного изолятора, представленных властями Российской Федерации, не является достоверной и не может быть использована для установления фактов.

———————————

<*> См.: там же. 2014. N 9 (примеч. редактора).

<**> См.: там же. 2014. N 4 (примеч. редактора).

<***> См.: там же. 2013. N 11 (примеч. редактора).

 

  1. При отсутствии достоверной информации от властей Российской Федерации Европейский Суд принимает утверждение заявителя о том, что в период с 20 мая по 17 июля 2008 г. он содержался в камерах, где не имел спального места, которое он мог бы назвать своим, и где ему было предоставлено менее 3 кв. м личного пространства (см. § 7 настоящего Постановления). Европейский Суд нередко признавал нарушение статьи 3 Конвенции в связи с недостаточностью личного пространства, которое имеют заключенные (см. Постановление Европейского Суда по делу «Ананьев и другие против Российской Федерации» (Ananyev and Others v. Russia), жалобы N 42525/07 и 60800/08 <*>, § 143 — 148, с дальнейшими ссылками). Принимая во внимание свою судебную практику, Европейский Суд приходит к тем же выводам в настоящем деле.

———————————

<*> См.: там же. 2012. N 8 (примеч. редактора).

 

  1. Европейский Суд постановляет, что условия содержания заявителя под стражей в Следственном изоляторе N ИЗ-44/1 являлись бесчеловечным и унижающим достоинство обращением.
  2. Следовательно, имело место нарушение статьи 3 Конвенции в связи с условиями содержания заявителя под стражей в период с 20 мая по 17 июля 2008 г.

 

  1. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции

 

  1. Заявитель далее жаловался на то, что в его распоряжении не было эффективного внутригосударственного средства правовой защиты в отношении его жалобы, касающейся бесчеловечных условий содержания под стражей, как того требует статья 13 Конвенции, которая гласит:

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

  1. Власти Российской Федерации, ссылаясь на упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Ананьев и другие против Российской Федерации», признали отсутствие такого средства. Заявитель не представил каких-либо особых комментариев.
  2. Европейский Суд, как и в упоминавшемся выше деле «Ананьев и другие против Российской Федерации» (см. Постановление Европейского Суда по делу «Ананьев и другие против Российской Федерации», § 93 — 118), признает, что заявитель не располагал эффективным внутригосударственным средством правовой защиты в связи со своей жалобой в нарушение статьи 13 Конвенции.

 

III. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

  1. Что касается остальной части жалобы, то Европейский Суд полагает, что с учетом имеющихся в его распоряжении материалов и в той части, в которой указанные вопросы относятся к его компетенции, эти жалобы не содержат признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией и Протоколами к ней. Таким образом, Европейский Суд отклоняет их как явно необоснованные в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

 

  1. Применение статьи 41 Конвенции

 

  1. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд в случае необходимости присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 

  1. Ущерб

 

  1. Заявитель требовал 379 876 евро в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда.
  2. Власти Российской Федерации сочли эту сумму чрезмерной.
  3. Европейский Суд не установил причинно-следственной связи между признанными нарушениями и каким-либо материальным ущербом, поэтому он отклоняет эти требования. Принимая во внимание прецедентную практику по аналогичным делам, он присуждает заявителю 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы, и отклоняет иные требования заявителя.

 

  1. Судебные расходы и издержки

 

  1. Заявитель не представил требований в этой связи. Таким образом, Европейский Суд не присуждает ему каких-либо сумм по данному основанию.

 

  1. Процентная ставка при просрочке платежей

 

  1. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

1)объявил жалобу на условия содержания под стражей в Следственном изоляторе N ИЗ-44/1 и отсутствие эффективных внутригосударственной правовой защиты приемлемой для рассмотрения по существу, а остальную часть — неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в связи с неудовлетворительными условиями содержания под стражей в Следственном изоляторе N ИЗ-44/1 Костромской области в период с 20 мая по 17 июля 2008 г.;

3) постановил, что имело место нарушение статьи 13 Конвенции;

4) постановил, что:

(a) государство-ответчик в течение трех месяцев с даты вступления настоящего Постановления в силу обязано выплатить заявителю 5 000 евро (пять тысяч евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, а также любые налоги, начисляемые на указанную сумму;

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эту сумму должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 29 октября 2015 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Комитета Суда Х.ГАДЖИЕВ

Заместитель Секретаря Секции Суда А.ВАМПАШ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code