Постановление ЕСПЧ от 12.11.2015 «Калеев (Kaleyev) против Российской Федерации» (жалоба N 14521/05)

По делу обжалуется продолжительное неисполнение решения суда, обязавшего возвратить заявителю незаконно конфискованную собственность. По делу нарушены требования пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав и основных свобод и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав и основных свобод.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО «КАЛЕЕВ (KALEYEV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <*>
(Жалоба N 14521/05)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ <**>

(Страсбург, 12 ноября 2015 г.)
———————————

<*> Перевод с английского к.ю.н. Н.В. Прусаковой.

<**> Настоящее Постановление вступило в силу 12 ноября 2015 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 28 Конвенции (примеч. редактора).

По делу «Калеев против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Комитетом в составе:
Ханлара Гаджиева, Председателя Комитета,
Юлии Лаффранк,
Линос-Александра Сисилианоса, судей,
а также при участии Андре Вампаша, заместителя Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 20 октября 2015 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:

 

Процедура

  1. Дело было инициировано жалобой N 14521/05, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Российской Федерации Вячеславом Николаевичем Калеевым (далее — заявитель) 3 ноября 2004 г.
  2. Интересы заявителя представлял М. Мисакян, адвокат, практикующий в г. Москве. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.
  3. 27 августа 2010 г. часть жалобы была коммуницирована властям Российской Федерации.

 

Факты

  1. Обстоятельства дела

 

  1. Заявитель родился в 1975 году и проживает в г. Норильске.
  2. В 1998 и 2000 годах в отношении заявителя были вынесены приговоры, частично отбыв наказание, в 2002 году заявитель был досрочно освобожден.
  3. 14 октября 2003 г. сотрудники милиции провели контрольную закупку наркотиков у заявителя, обыскали его квартиру и, в частности, изъяли наркотики, аудиосистему и 9 000 рублей.
  4. 21 ноября 2003 г. Норильский городской суд (далее — городской суд) задним числом санкционировал изъятие аудиосистемы и 9 000 рублей в обеспечение возможного постановления о конфискации. В неустановленную дату также были изъяты 1 500 рублей. Следователь отправил аудиосистему на склад, 10 500 рублей были переведены на банковский счет милиции.
  5. Заявителю было предъявлено обвинение в преступлении, связанном с наркотиками. В неустановленную дату материалы дела были переданы в городской суд.
  6. 3 марта 2004 г. адвокат Б., нанятый заявителем, не явился в судебное заседание. Городской суд перенес слушание на 12 марта 2004 г.
  7. 12 марта 2004 г. Б. вновь не явился в суд, суд назначил адвоката В. представлять интересы заявителя. Как следует из протокола судебного заседания, заявитель не жаловался на недостатки в работе адвоката В.
  8. В какой-то момент в период с 12 по 30 марта 2004 г. заявитель решил заменить Б. на М. в качестве нанятого им адвоката.
  9. 30 марта 2004 г. городской суд провел второе заседание. Он признал заявителя виновным в преступлении, связанном с наркотиками, приобретении и хранении огнестрельного оружия и приговорил его к 10 годам лишения свободы. Городской суд решил, что сумма в 10 500 рублей и аудиосистема подлежат конфискации как «приобретенные незаконно».
  10. 6 июля 2004 г. Красноярский краевой суд (далее — краевой суд) отменил приговор в отношении приобретения и хранения оружия и снизил наказание до 9,5 лет лишения свободы. В остальной части постановление от 30 марта 2004 г. было оставлено без изменений, оно вступило в законную силу и подлежало исполнению.
  11. 3 ноября 2004 г. заявитель направил предварительное письмо в Европейский Суд, в котором не предъявлял конкретных жалоб.
  12. 15 ноября 2004 г. сумма в 10 500 рублей была перечислена в бюджет Российской Федерации.
  13. 6 июня 2005 г. заявитель направил в Европейский Суд заполненный формуляр жалобы, впервые указывая на то, что Б. не представлял его интересы 12 марта 2004 г.
  14. 3 ноября 2005 г. аудиосистема была продана за 2 274,30 рублей, полученные средства были перечислены в бюджет Российской Федерации.
  15. 21 апреля 2006 г. городской суд привел приговоры заявителя в отношении преступлений, совершенных в 2000 и 2004 годах, в соответствие с изменениями в законодательстве, решение было оставлено без изменений 20 июня 2006 г.
  16. 20 июня 2007 г. заявитель впервые пожаловался в Европейский Суд на решение о конфискации его собственности, содержащееся в постановлениях от 30 марта и 6 июля 2004 г.
  17. 11 ноября 2007 г. президиум краевого суда вынес два решения в порядке надзора: одно в отношении приведения приговоров 2000 и 2004 годов в соответствие с новым законодательством, этим решением он снижал наказание по формальным основаниям, а второе в отношении постановлений от 30 марта и 6 июля 2004 г. В последнем президиум кратко подтверждал законность приговора заявителю и признал постановления незаконными в части, касающейся конфискации собственности заявителя, в этой части дело было направлено на новое рассмотрение судом первой инстанции.
  18. 5 мая 2008 г. городской суд решил, что сумма в 10 500 рублей должна быть выплачена заявителю, а аудиосистема ему возвращена. Решение стало окончательным и подлежало исполнению. В тот же день был выписан исполнительный лист.
  19. 11 июля 2008 г. служба судебных приставов начала исполнительное производство по исполнительному листу от 5 мая 2008 г. Каких-либо дальнейших действий по исполнению постановления суда выполнено не было.
  20. Окончательное постановление от 5 мая 2008 г. оставалось неисполненным, поскольку аудиосистема была продана, а выручка перечислена в бюджет Российской Федерации.
  21. 29 апреля 2009 г. Секретариат Европейского Суда обязал заявителя представить копии протоколов судебных заседаний.
  22. Заявитель запросил городской суд о предоставлении копий. Его ходатайство было отклонено, поскольку заявителю на тот момент уже предоставлялись бесплатные копии и он не уплатил пошлину за выдачу дополнительных копий, как того требовало законодательство Российской Федерации.
  23. 29 мая 2009 г. заявитель уведомил Европейский Суд о том, что он пытается получить копии протоколов судебных заседаний. Позднее ему удалось это сделать.
  24. 8 ноября 2010 г. прокуратура г. Норильска раскритиковала бездействие службы судебных приставов и обязала ее принять меры по исполнению постановления суда от 5 мая 2008 г.
  25. 24 ноября 2010 г. городской суд изменил способ исполнения постановления от 5 мая 2008 г. в отношении аудиосистемы и решил, что заявителю должны быть выплачены 2 274,30 рублей, сумма, вырученная при ее продаже.
  26. Постановление от 5 мая 2008 г. остается неисполненным.

 

  1. Соответствующее внутригосударственное законодательство

 

  1. Обзор соответствующего внутригосударственного законодательства об исполнении постановлений суда приведен в Постановлении Европейского Суда по делу «Бурдов против Российской Федерации N 2) (Burdov v. Russia) (N 2) от 15 января 2009 г., жалоба N 33509/04 <*>, § 22 и 26 — 29, а также в Постановлении Европейского Суда по делу «Герасимов и другие против Российской Федерации» (Gerasimov and Others v. Russia) от 1 июля 2014 г., жалобы N 29920/05, 3553/06, 18876/10, 61186/10, 21176/11, 36112/11, 36426/11, 40841/11, 45381/11, 55929/11 и 60822/11 <**>, § 92 — 97.

———————————

<*> См.: Российская хроника Европейского Суда. 2009. N 4 (примеч. редактора).

<**> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2014. N 11 (примеч. редактора).

 

Право

 

  1. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с неисполнением постановления суда

 

  1. Заявитель жаловался на неисполнение постановления суда от 5 мая 2008 г. Он ссылался на пункт 1 статьи 6 Конвенции и статью 1 Протокола N 1 к Конвенции, которые гласят:

«Статья 6 Конвенции

  1. Каждый… в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на разбирательство дела… судом…

Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции

Каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Предыдущие положения не умаляют права Государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

  1. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты, доступные ему, поскольку он не инициировал производство в соответствии с Федеральным законом от 30 апреля 2010 г. «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — Закон о компенсации), вступившим в силу 4 мая 2010 г. Они далее утверждали, что исполнительный лист от 5 мая 2008 г. в отношении 10 500 рублей и аудиосистемы остается неисполненным, так как служба судебных приставов «не предприняла каких-либо действий для его исполнения», что было отмечено городским судом 8 ноября 2010 г.
  2. Заявитель настаивал на том, что Закон о компенсации не является эффективным средством правовой защиты по его делу, поскольку он подал жалобу в Европейский Суд до его принятия, и настаивал на своей жалобе на длительное неисполнение судебного решения, вынесенного в его пользу.

 

  1. Приемлемость жалобы

 

  1. Что касается доводов властей Российской Федерации о неисчерпании внутригосударственных средств правовой защиты, Европейский Суд отмечает, что постановление от 5 мая 2008 г., в частности, предусматривало, что заявителю должна быть возвращена аудиосистема. Следовательно, в настоящем деле судебное решение возлагало обязательство в натуре на соответствующие компетентные органы и не ограничивалось денежной выплатой со стороны государства. Европейский Суд ранее признавал отсутствие в Российской Федерации эффективного средства правовой защиты, позволяющего ускорить или получить компенсацию за длительное неисполнение судебных постановлений, вынесенных против государства по всем делам, не подпадающим под действие Закона о компенсации, который касается лишь постановлений, предполагающих денежные выплаты из государственного бюджета (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Герасимов и другие против Российской Федерации», § 165). Соответственно, Европейский Суд полагает, что у заявителя не было шансов на успех в случае попытки инициировать производство в соответствии с Законом о компенсации до 24 ноября 2010 г.
  2. В любом случае Европейский Суд напоминает, что было бы несправедливо требовать от заявителей, производство по делам которых длится во внутригосударственной системе уже долгие годы и которые прибегли к помощи Европейского Суда для того, чтобы получить компенсацию, вновь подавать жалобы в суды страны (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Бурдов против Российской Федерации (N 2)», § 144). В свете вышеизложенного Европейский Суд решает перейти к рассмотрению жалобы заявителя (см. Постановление Европейского Суда по делу «Казмин против Российской Федерации» (Kazmin v. Russia) от 13 января 2011 г., жалоба N 42538/02, § 69 — 71, Постановление Европейского Суда по делу «Булдаков против Российской Федерации» (Buldakov v. Russia) от 19 июля 2011 г., жалоба N 23294/05 <*>, § 34, а также Постановление Европейского Суда по делу «Носов и другие против Российской Федерации» (Nosov and Others v. Russia) от 20 февраля 2014 г., жалобы N 9117/04 и 10441/04 <**>, § 42).

———————————

<*> См.: Российская хроника Европейского Суда. 2012. N 2 (примеч. редактора).

<**> См.: Прецеденты Европейского Суда по правам человека. 2015. N 7 (примеч. редактора).

 

  1. Европейский Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта «a» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

  1. Существо жалобы

 

  1. Европейский Суд напоминает, что необоснованно длительная задержка исполнения постановления суда может нарушать требования Конвенции (см. Постановление Европейского Суда по делу «Бурдов против Российской Федерации (N 1)» (Burdov v. Russia) (N 1), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III <*>). В настоящем деле государство не исполняло окончательное постановление суда, вынесенное в пользу заявителя, в течение нескольких лет, что prima facie <**> несовместимо с требованиями Конвенции (см. среди прочих примеров Постановление Европейского Суда по делу «Козодоев и другие против Российской Федерации» (Kozodoyev and Others v. Russia) от 15 января 2009 г., жалобы N 2701/04 и др., § 11, а также Постановление Европейского Суда по делу «Тхьегепсо и другие против Российской Федерации» (Tkhyegepso and Others v. Russia) от 25 октября 2011 г., жалобы N 44387/04 <***> и др., § 17). Власти Российской Федерации не представили каких-либо доводов и признали, что внутригосударственная прокуратура раскритиковала невозможность службы судебных приставов исполнить постановление суда от 5 мая 2008 г.

———————————

<*> См.: Путеводитель по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год (примеч. редактора).

<**> Prima facie (лат.) — при отсутствии доказательств противного, в порядке неопровержимой презумпции (примеч. переводчика).

<***> См.: Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2013. N 4 (примеч. редактора).

 

  1. Учитывая свою установившуюся прецедентную практику, Европейский Суд находит, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

 

  1. Предполагаемое нарушение пункта 1 и подпункта «c» пункта 3 Конвенции

 

  1. Заявитель жаловался на то, что на судебном заседании 12 марта 2004 г. его не представлял выбранный им адвоката, а именно Б. Жалоба подлежит рассмотрению в свете положений пункта 1 и подпункта «c» пункта 3 статьи 6 Конвенции, которые гласят:

«1. Каждый… в случае спора о его гражданских правах и обязанностях… имеет право на справедливое разбирательство дела… судом…

  1. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

… (c) защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника…».

  1. Власти Российской Федерации утверждали, что заявителем было нарушено требование о шестимесячном сроке подачи жалобы. Они далее утверждали, что Б. дважды не явился на слушания и городской суд назначил В., чтобы избежать ненадлежащей задержки производства. Они указали, что ни заявитель, ни В. не предъявляли в городской суд жалоб на недостаточную подготовку к судебным заседаниям 12 и 30 марта 2004 г. Кроме того, заявитель не подавал в городской суд жалоб на какие-либо недостатки в работе В. На слушании 30 марта 2004 г. заявителя представляли адвокаты В. и М. Власти Российской Федерации пришли к выводу, что общая справедливость производства по делу не повлияла на его исход.
  2. Заявитель утверждал, что 12 марта 2004 г. он устно выразил протест против назначения В., но городской суд не занес эти возражения в протокол судебного заседания. В. на слушаниях 12 марта 2004 г. был пассивен.
  3. Европейский Суд отмечает прежде всего, что в отличие от возражений о неисчерпании внутригосударственных средств правовой защиты (которые должны быть поданы со стороны властей государства-ответчика), он не может воздержаться от рассмотрения вопроса о соблюдении требования о шестимесячном сроке подачи жалобы лишь потому, что власти государства-ответчика не выдвинули своих возражений в связи с этим (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Блечич против Хорватии» (Blecic v. Croatia), жалоба N 59532/00, § 68, ECHR 2006-III).
  4. Пункт 1 статьи 35 Конвенции позволяет Европейскому Суду рассматривать дело лишь в том случае, если жалоба подана в течение шести месяцев со дня вынесения окончательного решения в производстве по исчерпанию внутригосударственных средств правовой защиты. Если изначально ясно, что у заявителя нет ни одного средства правовой защиты, шестимесячный срок начинает течь со дня совершения обжалуемых действий или со дня, когда заявитель узнал о таких действиях, испытал на себе их эффект или претерпел от них ущерб (см. Решение Европейского Суда по делу «Деннис и другие против Соединенного Королевства (Dennis and Others v. United Kingdom) от 2 июля 2002 г., жалоба N 76573/01).
  5. Европейский Суд установил в этой связи, что изначальное уголовное производство в отношении заявителя завершилось 6 июля 2004 г. (см. § 13 настоящего Постановления), то есть более чем за шесть месяцев до 6 июня 2005 г., даты, когда впервые в Европейский Суд была подана жалоба о замене Б. на В. (см. § 14 и 16 настоящего Постановления).
  6. Европейский Суд отмечает в этом отношении, что он уже установил, что производство по приведению приговора в соответствие с новым уголовным законодательством не включало «предъявления уголовного обвинения» заявителю (см. Решение Европейского Суда по делу «Желтков против Российской Федерации» (Zheltkov v. Russia) от 30 марта 2010 г., жалоба N 12607/03). Соответственно, решения от 21 апреля и 20 июня 2006 г. (см. § 18 настоящего Постановления) не должны приниматься во внимание при исчислении шестимесячного срока.
  7. Кроме того, Европейский Суд полагает, что в обстоятельствах настоящего дела пересмотр дела в порядке надзора президиумом краевого суда с вынесением решения от 11 ноября 2007 г. (см. § 20 настоящего Постановления) не может рассматриваться как составная часть производства по уголовному делу в отношении заявителя, которая привела бы к восстановлению шестимесячного срока, по следующим основаниям. Во-первых, президиум не пересматривал обвинения против заявителя и концентрировался на вопросе конфискации его собственности. Во-вторых, из материалов дела, находящихся в распоряжении Европейского Суда, следует, что заявитель не поднимал вопрос о замене Б. адвокатом В. в своем заявлении о пересмотре дела в порядке надзора.
  8. Соответственно, Европейский Суд признает, что жалоба на нарушение пункта 1 и подпункта «c» пункта 3 статьи 6 Конвенции подана с нарушением сроков.
  9. Следовательно, в этой части жалоба является неприемлемой в связи с несоблюдением требования о шестимесячном сроке, установленного пунктом 1 статьи 35 Конвенции, и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

 

III. Предполагаемое нарушение статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с конфискацией собственности заявителя

 

  1. Заявитель в своем письме от 20 июня 2007 г. жаловался на постановление суда о конфискации его собственности. Он ссылался на статью 1 Протокола N 1 к Конвенции.
  2. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель утратил статус жертвы в отношении этой жалобы, поскольку приказ о конфискации был отменен 5 мая 2008 г.
  3. Принимая во внимание принципы применения требования о шестимесячном сроке подачи жалобы (см. § 42 и 43 настоящего Постановления), Европейский Суд полагает, что постановление от 30 марта 2004 г., содержащее приказ о конфискации, стало окончательным 6 июля 2004 г. (см. § 13 настоящего Постановления). Учитывая, что заявитель поднял данный вопрос после истечения шестимесячного срока (см. § 19 настоящего Постановления), Европейский Суд признает, что жалоба подана с нарушением срока. При таких обстоятельствах отсутствует необходимость рассматривать вопрос о сохранении статуса жертвы.
  4. Следовательно, эта часть жалобы является неприемлемой в связи с несоблюдением требования о шестимесячном сроке, установленного пунктом 1 статьи 35 Конвенции, и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

 

  1. Статья 34 Конвенции

 

  1. Заявитель неочевидным образом утверждал, что испытывал трудности в получении копии протоколов судебных заседаний по ходатайству Секретариата Европейского Суда. Эта жалоба подпадает под действие статьи 34 Конвенции, которая гласит:

«Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права».

  1. Власти Российской Федерации утверждали, что адвокат заявителя получил копии всех документов уголовного дела. Когда заявитель попросил выдать дополнительные копии 26 июня 2009 г., он не указал, что запрос сделан в связи с производством в Европейском Суде. Учитывая, что он не уплатил пошлину за выдачу дополнительных копий, как того требуют установленные правила, городской суд попросил его сделать это. Власти Российской Федерации пришли к выводу, что не было нарушений права заявителя на подачу индивидуальной жалобы.
  2. Заявитель настаивал на своей жалобе.
  3. Европейский Суд полагает, что требование заплатить за дополнительные копии документов само по себе не является формой нарушения права на индивидуальную жалобу со стороны органов государства-ответчика.
  4. При таких обстоятельствах Европейский Суд не убежден в том, что в настоящем деле имеются достаточные основания для признания каких-либо нарушений права на индивидуальную жалобу, и решает не рассматривать этот вопрос (см. Решение Европейского Суда по делу «Джхараламбоус и другие против Турции» (Charalambous and Others v. Turkey) от 3 апреля 2012 г., жалобы N 46744/07, 16622/08, 29673/08, 37368/08, 45656/08, 4584/10, 4649/10, 4852/05, 5189/10, 5210/08, 5247/08, 5270/08, 5277/08, 5281/08, 59490/09, 60676/08, 60678/08, 60688/08, 60696/08, 60719/08, 60734/08, 60742/08, 60771/08, 6081/10, 7048/08, 7086/08, 7439/08, 7512/08, 7839/10, § 74, а также Решение Европейского Суда по делу «Бечай против Албании» (Becaj v. Albania) от 24 июня 2014 г., жалоба N 1542/13, § 44).

 

  1. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

  1. Заявитель жаловался на ряд других нарушений положений Конвенции. Принимая во внимание все материалы, имеющиеся в его распоряжении, Европейский Суд признает, что в них не содержится каких-либо признаков нарушений прав и свобод, установленных Конвенцией и Протоколами к ней. Следовательно, в этой части жалоба должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с подпунктом «a» пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

 

  1. Применение статьи 41 Конвенции

 

  1. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 

  1. Ущерб

 

  1. Заявитель требовал 30 000 евро в качестве компенсации морального вреда.
  2. Власти Российской Федерации считали эту сумму чрезмерной.
  3. Европейский Суд находит приемлемым присудить заявителю 6 000 евро в качестве компенсации морального вреда и отклоняет остальные требования заявителя.

 

  1. Судебные расходы и издержки

 

  1. Заявитель требовал 1 500 евро в качестве компенсации расходов и издержек, понесенных в Европейском Суде. Он не представил документов в поддержку своих требований.
  2. Власти Российской Федерации утверждали, что требования заявителя не подкреплены какими-либо доказательствами.
  3. Европейский Суд напоминает, что заявитель имеет право на компенсацию судебных расходов и издержек лишь в том случае, если будет доказано, что они были понесены в действительности, были необходимы и разумны по объему. Учитывая, что заявитель не обосновал свои требования соответствующими документами, он отклоняет их в полном объеме.

 

  1. Процентная ставка при просрочке платежей

 

  1. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

1) решил не рассматривать вопрос о предполагаемом нарушении права на индивидуальную жалобу;

2) объявил приемлемой для рассмотрения по существу жалобу в части неисполнения судебного решения от 5 мая 2008 г., а в остальной части — неприемлемой;

3) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции;

4) постановил, что:

(a) государство-ответчик в течение трех месяцев с даты вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции обязано выплатить заявителю 6 000 евро (шесть тысяч евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, а также любые налоги, начисляемые на указанную сумму;

(b) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эту сумму должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 12 ноября 2015 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Комитета Суда Х.ГАДЖИЕВ

Заместитель Секретаря Секции Суда А.ВАМПАШ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code