Постановление ЕСПЧ от 01.12.2015 «Дело «Сазанов (Sazanov) против Российской Федерации» (жалоба N 24647/05)

По делу обжалуется жалоба заявителя на вмешательство в принцип беспристрастности в ходе судебного разбирательства, а также на нарушение свободы выражения мнения в связи с постановлением в отношении его обвинительного приговора. По делу допущены нарушения требований статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО «САЗАНОВ (SAZANOV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <*>
(Жалоба N 24647/05)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ <**>

(Страсбург, 1 декабря 2015 г.)
———————————

<*> Перевод с английского к.ю.н. Н.В. Прусаковой.

<**> Настоящее Постановление вступило в силу 1 марта 2016 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 44 Конвенции (примеч. редактора).

По делу «Сазанов против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Третья Секция), рассматривая дело Палатой в составе:
Луиса Лопеса Герра, Председателя Палаты,
Георга Николау,
Хелен Келлер,
Хелены Ядерблан,
Йоханнеса Сильвис,
Дмитрия Дедова,
Бранко Лубарда, судей,
а также при участии Мариалены Цирли, заместителя Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 10 октября 2015 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:
Процедура

  1. Дело было инициировано жалобой N 05/24647, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданином Российской Федерации Михаилом Михайловичем Сазановым (далее — заявитель) 27 апреля 2005 г.
  2. Заявитель, которому была оказана правовая помощь, был представлен Е. Ефремовой, адвокатом, практикующей в г. Москве. Власти Российской Федерации были представлены Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.
  3. Заявитель утверждал, в частности, что суд, вынесший в отношении него приговор 29 ноября 2004 г., не был беспристрастным в нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.
  4. 31 августа 2011 г. жалоба была коммуницирована властям Российской Федерации.

 

Факты

 

  1. Обстоятельства дела
  1. Заявитель родился в 1959 году и в настоящее время отбывает наказание в Нижегородской области.
  1. Приговор в отношении заявителя в 1990 году

 

  1. 27 апреля 1990 г. заявитель был признан виновным в покушении на убийство, хулиганстве, грабеже, изнасиловании и убийстве в соответствии со статьями 207, частью второй статьи 206, частью второй статьи 146, частью четвертой статьи 117 и статьей 102 Уголовного кодекса РСФСР и приговорен к смертной казни.
  2. 5 июня 1990 г. Верховный Суд Российской Федерации оставил приговор без изменения, изменив квалификацию обвинений в убийстве в соответствии со статьей 102 Уголовного кодекса РСФСР.
  3. 14 сентября 1991 г. на основании Указа Президента Российской Федерации N 8-1/140-90 наказание в виде смертной казни было заменено 20 годами лишения свободы.

 

  1. Судопроизводство по приведению приговора 1990 года в отношении заявителя в соответствие с новым уголовным законодательством

 

  1. В 1997 — 2008 годах суды Российской Федерации трех инстанций неоднократно принимали решение о переквалификации преступлений, за которые был осужден заявитель, в соответствии с новым Уголовным кодексом Российской Федерации (Федеральный закон от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) и его последующими изменениями (Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ). Каждый раз наказание в виде 20 лет лишения свободы оставалось неизменным.
  2. Последнее решение в этой связи было принято Верховным Судом Российской Федерации 26 июня 2008 г.

 

  1. Приговор в отношении заявителя в 2004 году

 

  1. 27 февраля 2004 г. против заявителя было возбуждено новое уголовное дело по подозрению в убийстве.
  2. Сотрудники милиции предположительно угрожали заявителю и заставили его признаться в убийстве. Заявитель утверждал, что впоследствии его заставили подтвердить свое признание в присутствии предоставленного ему адвоката.
  3. Заявитель не жаловался на предположительное жестокое обращение, считая такую меру неэффективной.
  4. 29 февраля 2004 г. лишение свободы было заменено заключением под стражу до суда.
  5. 27 мая 2004 г. предварительное расследование было завершено, и дело было направлено в Ленинский районный суд г. Челябинска для рассмотрения.
  6. По словам заявителя, на судебном заседании 26 июля 2004 г. во время допроса свидетеля М. и потерпевших Т. и П. судья Р. три раза зачитывал выдержки из постановления суда от 27 апреля 1990 г., касающиеся предыдущего осуждения заявителя за убийство.
  7. По утверждению властей Российской Федерации, зачитывание судебного решения состоялось лишь однажды, 23 августа 2004 г., на стадии изучения материалов дела по просьбе прокурора во время определения срока наказания, и сторона защиты не заявляла каких-либо возражений.
  8. На судебных заседаниях 23 августа и 2 сентября 2004 г. заявитель просил суд обеспечить присутствие эксперта, которому он хотел задать вопросы. Суд отказал в удовлетворении его ходатайства.
  9. 23 августа и 25 октября 2004 г. заявитель заявил отвод судье, но безуспешно. При отклонении ходатайства заявителя об отводе судьи 23 августа 2004 г. суд указал, что частичное зачитывание приговора заявителя 1990 года не означало предрасположенность суда вынести обвинительный приговор, а служило целям полного и всестороннего изучения личности заявителя, поскольку он ранее был обвинен в аналогичном преступлении — предумышленном убийстве. При отклонении жалобы заявителя 25 октября 2004 г. суд отметил, что заявитель не указал оснований для отвода судьи.
  10. 29 ноября 2004 г. Ленинский районный суд г. Челябинска признал заявителя виновным в покушении на убийство, причинении вреда здоровью, убийстве и уничтожении чужой собственности и приговорил его к 20 годам лишения свободы, учитывая, что заявитель еще не полностью отбыл наказание, установленное приговором от 27 апреля 1990 г.
  11. Заявитель обжаловал это решение, утверждая, в частности, что суд, выносивший приговор, был пристрастен и предрасположен вынести обвинительный приговор. Заявитель ссылался на тот факт, что во время допроса свидетеля М. и потерпевших Т. и П. судья зачитал вслух выдержки из приговора от 27 апреля 1990 г., тем самым «создав атмосферу виновности». Он далее отмечал, что заявлял отвод судье из-за его отношения, хотя и безрезультатно, и жаловался на то, что в протоколе судебного заседания не был зафиксирован факт зачитывания постановления суда 1990 года.
  12. 21 февраля 2005 г. Челябинский областной суд оставил постановление от 29 ноября 2004 г. без изменений. В отношении жалобы заявителя на предполагаемую предвзятость судьи областной суд решил следующее:

«Доводы (заявителя) относительно предвзятости суда, рассматривавшего дело, его предрасположенности вынести обвинительный приговор, избирательного составления протокола судебного заседания, а также нарушения его прав путем зачитывания судебного решения от 27 апреля 1990 г., были оглашены во время судебного заседания и законно отклонены как необоснованные. Запись хода судебного заседания соответствует статье 259 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации… Приговор в отношении (заявителя) от 27 апреля 1990 г. не был отменен, таким образом зачитывание постановления не может быть признано нарушением его прав».

 

  1. Соответствующее внутригосударственное законодательство
  1. Уголовный кодекс Российской Федерации

 

  1. Согласно частям первой и пятой статьи 18 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) рецидивом преступления признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление. Рецидив преступлений влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом.
  2. В статье 58 УК РФ установлен порядок определения типа исправительного учреждения, в котором должен содержаться осужденный в зависимости от тяжести преступления и наличия рецидива.
  3. Согласно части третьей статьи 60 УК РФ при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.
  4. В части первой статьи 63 УК РФ перечислены обстоятельства, отягчающие наказание.
  5. Часть первая статьи 68 УК РФ предусматривает, что при назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, учитываются характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда.
  6. Статьи 69 — 72 УК РФ устанавливают правила определения наказания при совокупности преступлений, по совокупности приговоров, а также порядок исчисления сроков при сложении наказаний.

 

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

 

  1. Согласно пункту 3 части первой статьи 73 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ) обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, подлежат доказыванию.
  2. Статья 308 УПК РФ устанавливает, что в резолютивной части приговора должны быть указаны, помимо прочего, вид и размер наказания, назначенного подсудимому за каждое преступление, в совершении которого он признан виновным, а также окончательная мера наказания, подлежащая отбытию на основании статей 69 — 72 УК РФ.
  3. В соответствии со статьей 260 УПК РФ стороны имеют право подавать замечания на протокол судебного заседания в течение трех дней со дня ознакомления. По результатам рассмотрения замечаний председательствующий выносит постановление об удостоверении их правильности либо об их отклонении. Замечания на протокол и постановление председательствующего приобщаются к протоколу судебного заседания.

 

Право

  1. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции

 

  1. Заявитель жаловался на то, что суд, вынесший в отношении него приговор от 29 ноября 2004 г., не был беспристрастным, так как во время допроса одного из свидетелей и двух потерпевших были зачитаны выдержки из предыдущего приговора от 27 апреля 1990 г. Он ссылался на пункт 1 статьи 6 Конвенции, которая в соответствующей части гласит:

«Каждый… при предъявлении ему любого уголовного обвинения… имеет право на… разбирательства дела… беспристрастным судом…».

 

  1. Приемлемость жалобы

 

33 Европейский Суд отмечает, что эта жалоба не является явно необоснованной по смыслу подпункта «a» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо иным основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

  1. Существо жалобы
  1. Доводы сторон

 

  1. Власти Российской Федерации утверждали, что производство по делу заявителя соответствовало требованиям справедливости, установленным статьей 6 Конвенции: оно проходило в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации, интересы заявителя представлял выбранный им адвокат, сторона защиты активно участвовала в допросе свидетелей и потерпевших, заявитель имел возможность изложить в суде свою позицию по делу. Что касается частичного зачитывания приговора 1990 года в отношении заявителя, власти Российской Федерации подчеркивали, что это было сделано судьей по ходатайству прокурора на стадии изучения материалов дела, а не во время допроса свидетелей, как утверждает заявитель, и что заявитель не представлял каких-либо возражений в этом отношении. Власти Российской Федерации разъяснили, что копия постановления 1990 года была приложена к делу, поскольку неотбытое наказание заявителя имело правовое значение для определения последующего приговора, так как следовало принять во внимание рецидив преступления и тип исправительного учреждения, где заявитель отбывал наказание. Власти Российской Федерации далее ссылались на протокол судебного заседания 26 июля 2004 г., из которого следует, что на свидетеля М. и потерпевших Т. и П. не оказывалось какого-либо давления со стороны судьи. Ходатайство заявителя об отводе судьи было надлежащим образом рассмотрено судом и отклонено с указанием причин. Власти Российской Федерации заключили, что частичное зачитывание приговора 1990 года не может служить основанием для сомнений заявителя в беспристрастности суда.
  2. Заявитель считал, что поведение судьи во время допроса свидетеля М. и потерпевших Т. и П. с акцентом на предыдущее осуждение заявителя не может быть признано непредвзятым. Хотя его предыдущее осуждение и являлось относимым обстоятельством для определения наказания, оно было абсолютно не относимым для установления вины в отношении преступлений, в которых он обвинялся. Он далее утверждал, что протокол судебного заседания 26 июля 2004 г. был неточным в той части, в которой там не было отражено, что на свидетеля и потерпевших оказывалось давление со стороны судьи во время допроса, и что ему не были предоставлены копии решений от 23 августа и 25 октября 2004 г. об отклонении его ходатайства об отводе судьи.

 

  1. Мнение Европейского Суда

 

  1. Европейский Суд напоминает, что существуют два аспекта требования о беспристрастности, установленного пунктом 1 статьи 6 Конвенции. Во-первых, суд должен быть субъективно беспристрастен, то есть ни у одного из членов суда не должно быть личного предубеждения или предвзятости. Во-вторых, суд должен быть беспристрастным с объективной точки зрения в том смысле, что он должен предоставить достаточные гарантии недопущения каких-либо законных сомнений в этом отношении (см. среди многих прочих примеров Постановление Европейского Суда по делу «Дактарас против Литвы» (Daktaras v. Lithuania), жалоба N 42095/98, § 30, ECHR 2000-X, а также, недавнее Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Морис против Франции» (Morice v. France) от 23 апреля 2015 г., жалоба N 29369/10, § 73).
  2. Что касается субъективного теста, Европейский Суд отмечает, что в настоящем деле не было представлено доказательств личной пристрастности судьи П. Ленинского районного суда г. Челябинска.
  3. Что касается объективного теста, следует определить, имеют ли место какие-либо убедительные обстоятельства, вызывающие сомнения в беспристрастности судьи. В этом аспекте даже внешние признаки могут иметь значение. Речь идет об уверенности, которую в демократическом обществе обязаны поддерживать суды в гражданах и, прежде всего, в сторонах, участвующих в деле (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Дактарас против Литвы», § 32).
  4. Европейский Суд отмечает, что во время рассмотрения уголовного дела заявителя судья П. зачитал выдержки из приговора заявителя 1990 года, в котором он признавался виновным в покушении на убийство, хулиганстве, ограблении, изнасиловании и убийстве и приговаривался к смертной казни, впоследствии замененной 20 годами лишения свободы. Европейский Суд, однако, установил, что стороны не пришли к согласию относительно момента зачитывания постановления суда 1990 года и его целей. Хотя заявитель указывал, что судья П. зачитывал выдержки из приговора трижды во время допроса свидетеля М. и потерпевших Т. и П. 26 июля 2004 г. для создания «атмосферы виновности», власти Российской Федерации утверждали, что зачитывание приговора 1990 года состоялось по ходатайству прокурора на более поздней стадии производства, во время изучения материалов дела с целью учета приговора для определения срока будущего наказания.
  5. Европейский Суд отмечает, что в протоколе судебного заседания не указан факт зачитывания выдержек из приговора заявителя 1990 года во время допроса свидетеля М. и потерпевших Т. и П. 26 июля 2004 г. С другой стороны, в протоколе указано, что 23 августа 2004 г. по ходатайству прокурора суд изучил материалы дела, включая постановление суда 1990 года, против чего не возражала сторона защиты. У Европейского Суда нет оснований сомневаться в этом. Что касается утверждений заявителя о том, что протокол судебного заседания был неточен, Европейский Суд полагает, что, так как интересы заявителя представлял адвокат, ничто не препятствовало ему представить замечания на протокол судебного заседания в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации.
  6. Что касается зачитывания судьей постановления 1990 года, Европейский Суд принимает во внимание объяснения властей Российской Федерации о том, что для правильного определения наказания было необходимо учесть его предыдущее, еще не отбытое до конца, наказание и тип исправительного учреждения, где заявитель отбывал наказание. Европейский Суд далее отмечает, что заявитель не представил доказательств, подтверждающих, что постановление 1990 года было зачитано судьей в целях оказания давления на свидетеля М. и потерпевших Т. и П. Европейский Суд полагает, таким образом, что в обстоятельствах настоящего дела, как они представлены материалами из дела, зачитывание постановления суда 1990 года само по себе не могло вызвать каких-либо сомнений относительно беспристрастности судьи.
  7. С учетом вышеизложенного Европейский Суд заключает, что в настоящем деле отсутствуют какие-либо убедительные факты, которые могли бы объективно оправдать сомнения заявителя в беспристрастности Ленинского районного суда г. Челябинска, вынесшего в отношении него приговор от 29 ноября 2004 г.
  8. Следовательно, не было допущено нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции.

 

  1. Иные предполагаемые нарушения Конвенции

 

  1. Заявитель далее жаловался, ссылаясь на статьи 3, 6 и 13 Конвенции и статью 4 Протокола N 7 к Конвенции, на жестокое обращение, различные нарушения в производстве, приведшем к его осуждению в 2004 году, а также на нарушения, допущенные при приведении его приговора в 1990 году в соответствие с новым уголовным законодательством.
  2. Европейский Суд внимательно изучил эти жалобы в свете материалов, имеющихся в его распоряжении, и полагает, что в той части, в которой они относятся к его компетенции, они не содержат каких-либо признаков нарушения прав и свобод, установленных Конвенцией и Протоколами к ней. Следовательно, в этой части жалоба должна быть отклонена как явно необоснованная в соответствии с подпунктом «a» пункта 3 и пунктом 4 статьи 35 Конвенции.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД:

 

1) объявил жалобу на нарушение статьи 6 Конвенции в связи с предположительной пристрастностью суда, вынесшего 29 ноября 2004 г. приговор в отношении заявителя, приемлемой для рассмотрения по существу, а в остальной части — неприемлемой;

2) постановил, что не имело места нарушение статьи 6 Конвенции.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 1 декабря 2015 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Палаты Суда Л.Л.ГЕРРА

Заместитель Секретаря Секции Суда М.ЦИРЛИ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code