Статья 6.1. Разумный срок уголовного судопроизводства

Комментарий к статье 6.1  УПК РФ — Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в действующей редакции

1. По своему общему содержанию комментируемая статья не имеет непосредственного отношения к названию главы УПК, в которую она включена («Принципы уголовного производства»), и логически не связана с предыдущей ключевой статьей о назначении уголовного судопроизводства. Ее замысел производен от международно-правового положения, согласно которому «каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок (выделено автором. — Б.Б.) независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона» (часть 1 статьи 6 Конвенции о защите прав и основных свобод от 4 ноября 1950 г.; Российской Федерацией ратифицирована Федеральным законом от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ (Собрание законодательства РФ. 1998. N 20. Ст. 2143)), и изданного в соответствии с этим положением Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (Российская газета. 2010. 4 мая), в котором содержится ряд уголовно-процессуальных положений, в частности о том, что:

а) при наличии соответствующих оснований и условий за компенсацией нарушения своего права на уголовное судопроизводство в разумные сроки вправе обратиться подозреваемый, обвиняемый, подсудимый, осужденный, оправданный, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик по уголовному делу;

б) такое обращение оформляется письменным заявлением о присуждении компенсации за нарушение права, о котором идет речь;

в) заявление подается в соответствующий федеральный суд, указанный в вышеназванном Законе, в сроки, определенные в нем же, где и рассматривается и разрешается по правилам гражданского судопроизводства (см. часть первую статьи 1, пункт 1 части первой статьи 3, пункты 1 — 2 части третьей статьи 3, части шестую и седьмую статьи 3 Федерального закона от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ).

2. Центральное место в комментируемой статье занимают части третья и четвертая, содержащие указания на критерии разумного срока уголовного судопроизводства. Однако, как представляется, эти критерии крайне расплывчаты. Законодательного определения понятия разумного (а равно неразумного) срока не получилось, что открывает необъятный простор для судейского усмотрения при применении законодательства, составной частью которого является данная статья УПК, и создает условия для наслоения одной несправедливости на другую — судебно-следственной волокиты и судебного оправдания ее <1>.

———————————

<1> К маю 2010 г. в Европейском суде по правам человека (г. Страсбург, ФРГ) «скопилось около пятидесяти тысяч жалоб от россиян…», которые «возмущены… бесконечной судебной процедурой» (Российская газета. 2010. 4 мая).

 

3. Частями пятой и шестой комментируемой статьи законодателем предпринята попытка восполнить пробел в регулировании сроков движения уголовного дела на стадии назначения судебного заседания в федеральном суде первой инстанции. Этот пробел заключается в следующем: УПК (статья 233), устанавливая, что рассмотрение уголовного дела по существу (судебное разбирательство) должно быть начато не позднее 14 суток со дня вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания, оставил без внимания вопросы о том, в какие сроки со дня поступления уголовного дела в суд первой инстанции оно должно пройти стадию назначения судебного заседания, регламентированную статьями 227 — 239 УПК. По правилам комментируемой статьи пробел, о котором ведется речь, восполняется предоставлением «заинтересованным лицам» права обращения к председателю суда с заявлением «об ускорении рассмотрения дела». Такой способ противодействия судебной волоките нетрадиционен. Целесообразность его появления в уголовно-судебном праве сомнительна. Жалобы «по начальству» судебной деятельности и юстиционным отношениям несвойственны в принципе. (Для сравнения: частью второй статьи 321 УПК просто и надежно установлено, что судебное разбирательство по уголовному делу у мирового судьи должно быть начато не позднее 14 суток со дня поступления уголовного дела в суд.)

4. 23 декабря 2010 г. Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ приняли совместное Постановление N 30/64 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», в котором содержатся актуальные разъяснения по широчайшему спектру ситуаций, возникающих в практике производства по этой новой для отечественного правоведения категории судебных дел, включая общие положения, правила обращения в суд с заявлением о присуждении компенсации, ускорении рассмотрения дела, подготовки дела к судебному разбирательству и рассмотрения заявления о присуждении компенсации, а также постановления итогового решения о присуждении компенсации и его исполнении. Постановление опубликовано в Бюллетене Верховного Суда РФ (N 3 за 2011 г., с. 1 — 10). Здесь же помещены материалы под заголовком «Практика Европейского суда по правам человека за 2009 — 2010 годы по делам в отношении Российской Федерации в связи с нарушением права на разумные сроки судебного разбирательства и/или исполнение судебного решения в разумные сроки» (с. 35 — 40), где сосредоточено описание сути нескольких десятков решений Европейского суда по правам человека по делам, о которых идет речь, причем как положительных, так и отрицательных.

5. «Соразмерность компенсации, присуждаемой за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, негативным последствиям, которые такое нарушение повлекло для заявителя, определяется судом с учетом практики Европейского суда по правам человека» (см. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 10. С. 3 — 5). Практика: Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ по делу по иску Х., требовавшего 100 млн. рублей в виде компенсации за восьмилетнюю судебную волокиту, связанную с содержанием под стражей, окончательно определила ее размер в 200 тыс. рублей (см. там же).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code