Решение Европейской комиссии по правам человека от 20.07.1957 «По вопросу приемлемости жалобы N 250/57 «Коммунистическая партия Германии (German Communist Party), Макс Рейманн (Max Reimann) и Вальтер Фиш (Walter Fisch) против Федеративной Республики Германия»

ЕВРОПЕЙСКАЯ КОМИССИЯ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

РЕШЕНИЕ

ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ «КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ГЕРМАНИИ (GERMAN COMMUNIST PARTY), МАКС РЕЙМАНН (MAX REIMANN) И ВАЛЬТЕР ФИШ (WALTER FISCH) ПРОТИВ ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИЯ» <1>, <2>

———————————

<1> Перевод с английского ООО «Развитие правовых систем»/Под ред. Ю.Ю. Берестнева.

<2> Полное название данного дела «Коммунистическая партия Германии, распущенная постановлением Федерального конституционного суда от 17 августа 1956 г., Макс Рейманн и Вальтер Фиш, члены руководящего комитета указанной партии, против Федеративной Республики Германия» (примеч. редактора).

По делу «Коммунистическая партия Германии, Макс Рейманн и Вальтер Фиш против Федеративной Республики Германия» Европейская комиссия по правам человека (далее — Комиссия), рассмотрев данную жалобу при закрытых дверях 20 июля 1957 г. под председательством Х. Уолдока и при участии следующих членов Комиссии:
К. Эустатиатеса,
П. Берга,
П. Фабера,
Л. Бьефорта,
Ф. Доминедо,
А. Сестерхенна,
С. Петрена,
Г. Янссен-Певтшин,
М. Соренсена,
Дж. Кросби,
Ф. Скарпхединссона,
П. Модиноса, руководителя Директората по правам человека Совета Европы, действующего в качестве Секретаря Комиссии,

принимая во внимание жалобу, поданную Коммунистической партией Германии, распущенной постановлением Федерального конституционного суда от 17 августа 1956 г., и Максом Рейманном и Вальтером Фишем, членами руководящего комитета указанной партии, против Федеративной Республики Германия (жалоба зарегистрирована 14 февраля 1957 г. под N 250/57),

принимая во внимание решение, которым Комиссия 7 марта 1957 г. распорядилась коммуницировать вышеуказанную жалобу властям Федеративной Республики Германия, которым было предложено представить Комиссии в течение шести недель свои письменные замечания по вопросу о приемлемости данной жалобы для ее рассмотрения по существу,

принимая во внимание распоряжение Председателя продлить шестинедельный срок до 20 мая 1957 г.,

принимая во внимание меморандум властей Федеративной Республики Германия, сданный в Секретариат Комиссии 14 мая 1957 г.,

принимая во внимание распоряжение Председателя от 18 мая 1957 г., предписывающее коммуницировать меморандум властей Федеративной Республики Германия заявителям и предоставляющее последним шестинедельный срок для представления своих письменных замечаний,

принимая во внимание встречный меморандум, направленный заявителями в Секретариат Комиссии 7 июля 1957 г.,

проведя совещание по жалобе,

тогда как заявители просили Комиссию установить, что власти Федеративной Республики Германия, распустив и запретив Коммунистическую партию Германии, нарушили свои обязательства, вытекающие из Конвенции по защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция), которая вступила в силу в Федеративной Республике Германия 3 сентября 1953 г.,

тогда как Федеральный конституционный суд в постановлении, вынесенном 17 августа 1956 г., указал следующее:

«(1) Коммунистическая партия Германии является антиконституционной.

(2) Коммунистическая партия Германии распускается.

(3) Запрещается создание организаций для замены Коммунистической партии Германии или продолжение деятельности существующих организаций, стремящихся к цели такой замены.

(4) Активы Коммунистической партии Германии конфискуются Федеративной Республикой Германия и используются в интересах общества».

Тогда как в поддержку своей жалобы заявители ссылались на положения статей 9 — 11 Конвенции,

тогда как власти Федеративной Республики Германия утверждали, что роспуск Коммунистической партии Германии постановлением Федерального конституционного суда имеет под собой правовую основу, совместимую с Конвенцией, в виде пункта 2 статьи 21 Основного закона Федеративной Республики Германия, сформулированного следующим образом:

«Партии, которые по своим целям или поведению своих сторонников стремятся причинить ущерб основам свободного демократического строя либо устранить его или поставить под угрозу существование Федеративной Республики Германия, неконституционны. Вопрос о неконституционности решает Федеральный конституционный суд».

Тогда как права и свободы, изложенные в статьях 9 — 11 Конвенции, согласно условиям вторых пунктов этих статей могут стать предметом ограничений, которые предусмотрены законом, при соблюдении условий, изложенных в Конвенции,

тогда как в данном случае нет необходимости рассматривать вопрос о применении вторых пунктов статей 9 — 11 Конвенции, поскольку статья 17 Конвенции содержит следующее более общее положение:

«Ничто в настоящей Конвенции не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа лиц или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в настоящей Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции».

Тогда как это фундаментальное положение Конвенции предназначено для гарантирования перечисленных в ней прав, защищая свободное функционирование демократических институтов (см. подготовительные работы, официальные протоколы Консультативной ассамблеи, 1949 год, Первая сессия, стр. 1235, 1237 и 1239. «Необходимо не допустить использование тоталитарных поползновений к использованию в собственных интересах принципов, провозглашенных Конвенцией: то есть использование ссылки на права свободы с целью подавить права человека»),

тогда как, по-видимому, законодатель Германии руководствовался этим мотивом при составлении статьи 21 Основного закона,

тогда как в настоящем деле вопросом является определение того, соответствует ли применение упомянутой в деле нормы статье 17 Конвенции, и совершили ли заявители деяния, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в Конвенции, и не занимались ли они соответствующей деятельностью, или совершали действия, направленные на более всеобъемлющие ограничения этих прав и свобод, чем предусмотрено в Конвенции,

тогда как явно, что:

1) «целью Коммунистической партии является установление социалистической-коммунистической системы путем пролетарской революции и диктатуры пролетариата» (заявления Коммунистической партии Германии, воспроизведенные в постановлении Федерального конституционного суда и «Entscheidungen des Bundesverfassungsgerichts», том 5, 1956 год, с. 163;

2) Коммунистическая партия Германии продолжает превозносить эти принципы (указ. соч., с. 191 и 193 — 195)».

Тогда как, даже если можно доказать, что текущая деятельность этой партии направлена на захват власти только посредством конституционных средств, предоставленных ей Основным законом Федеративной Республикой Германия, это ни в коем случае не будет подразумевать, что партия отреклась от своих традиционных целей, напротив, вышеупомянутые заявления подтверждают продолжающуюся приверженность Коммунистической партии Германии этим целям,

тогда как стремление к таким окончательным целям, по признанию самих заявителей, предполагает переход через стадии, пропагандируемые фундаментальной коммунистической доктриной, притом, что важнейшей стадией является диктатура пролетариата,

тогда как обращение к диктатуре в целях установления какого-либо режима противоречит Конвенции ввиду того, что это включает упразднение многих прав и свобод, закрепленных в ней,

тогда как организация и функционирование Коммунистической партии Германии в обстоятельствах настоящего дела представляют собой деятельность в значении положений статьи 17 Конвенции,

тогда как из вышеизложенного ясно, что жалоба Коммунистической партии Германии не может опираться на какое-либо положение Конвенции и менее всего на статьи 9 — 11 Конвенции, и

что указанная жалоба должна быть объявлена неприемлемой для рассмотрения по существу в силу пункта 2 статьи 27 Конвенции как противоречащая ее положениям,

 

Комиссия, следовательно, объявляет данную жалобу неприемлемой для рассмотрения по существу.

Председатель Комиссии Х.УОЛДОК

Секретарь Комиссии П.МОДИНОС

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code