Решение МКАС при ТПП РФ от 08.05.2015 по делу N 150/2014

Решение МКАС при ТПП РФ от 08.05.2015 по делу N 150/2014МКАС отказал в части взыскания пени, так как представленный истцом при предъявлении иска расчет требуемой им пени, включающий начисление пени также за невыполнение ответчиком монтажа, в этой части не соответствует условиям заключенного спорящими сторонами контракта. Расчет истца должен относиться лишь к выполненным по контракту поставкам.

По материалам решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации от 8 мая 2015 года N 150/2014

В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее — МКАС) поступило исковое заявление от Предприятия, имеющего местонахождение на территории Республики Беларусь (далее — Истец), с требованием к Фирме, имеющей местонахождение на территории Германии (далее — Ответчик), о взыскании денежных средств. При совместном упоминании Истец и Ответчик далее в тексте решения именуются «стороны».

Из искового заявления и приложенных к нему документов следует, что между Истцом (Покупателем) и Ответчиком (Продавцом) был заключен Контракт (далее — Контракт).

Согласно заключенному между сторонами Контракту Ответчик продает, а Истец покупает оборудование.

Истец указывает, что оплата оборудования производилась перечислением Покупателем (Истцом) всей суммы на счет аккредитива. Открытие аккредитива подтверждается платежной инструкцией, заверенной банком плательщика. Продавец представлял в банк документы об отгрузке оборудования, и по мере представления документов сумма частями со счета аккредитива выплачивалась Продавцу (Ответчику). Ввиду того, что Продавец не успевал произвести допоставку и представить в банк согласно условиям четвертого этапа платежа акт ввода оборудования в эксплуатацию, Покупатель по просьбе Продавца продлил срок аккредитива, с тем чтобы Продавец успел выполнить свои обязательства. Однако этого не было сделано и оставшаяся часть аккредитива вернулась Покупателю (Истцу).

В исковом заявлении указывается, что все поставки должны были быть завершены. Однако, по утверждению Истца, поставки с определенного времени до момента расторжения Контракта совершались с просрочкой.

По утверждению Истца, вина Продавца в просрочке поставки и монтажа подтверждается перепиской сторон.

Как указывает Истец, Ответчику были направлены досудебные претензии с требованием о допоставке оборудования, выполнении обязательств по монтажу. Ответчику также были направлены приглашения для проведения инвентаризации поставленного оборудования. Однако Ответчик обязательств по допоставке оборудования и его монтажу не выполнил, в инвентаризации не участвовал. Истец также ссылается на протокол переговоров о дальнейшем исполнении Контракта, в котором зафиксирован отказ Продавца (Ответчика) от дальнейшего исполнения условий Контракта.

Далее в исковом заявлении указывается, что Истец, руководствуясь ст. 46 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (г. Вена, 1980 г.) (далее — Венская конвенция), направил Продавцу извещение о расторжении Контракта в связи с невыполнением своих обязательств по Контракту.

Контрактом предусмотрено, что «в случае превышения срока поставки оборудования Продавец уплачивает Покупателю пеню в размере 0,1% от суммы всех произведенных платежей за каждый календарный день просрочки поставки. Общая сумма пени не должна превышать 5%.

В случае если общий срок просрочки поставки оборудования не по вине Покупателя превышает 300 календарных дней от даты первого платежа, Продавец по требованию Покупателя начиная с 301-го дня уплачивает пеню в размере 0,5% от стоимости недопоставленного оборудования за каждый календарный день просрочки поставки.

В случае если общий срок просрочки поставки оборудования не по вине Покупателя превысит 365 календарных дней от даты первого платежа, Продавец по требованию Покупателя начиная с 366-го дня уплачивает пеню в размере 2,0 (два)% от стоимости недопоставленного оборудования за каждый календарный день просрочки поставки.

Однако размер пени не должен превышать сумму всех произведенных Покупателем платежей».

В качестве правового обоснования заявленных требований Истец ссылается на ст. ст. 456, 457 и 330 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), ст. 49 Венской конвенции, § 9, 15 Регламента МКАС, § 9 Положения об арбитражных сборах и расходах.

Считая свои права нарушенными, Истец обратился с иском в МКАС с просьбой о взыскании с Ответчика пени согласно расчету, приведенному в приложении к иску. Истец также просил взыскать с Ответчика расходы на уплату арбитражного сбора и на юридические услуги.

В МКАС от Ответчика поступил отзыв на исковое заявление, в котором Ответчик, ссылаясь на ст. ст. 1, 53, 80 Венской конвенции, § 12 Регламента МКАС, просил отказать Истцу в удовлетворении иска в полном объеме.

Позиция Ответчика основана на следующих доводах.

  1. Ответчик считает незаконным начисление пени в заявленном размере.

1.1. В спецификации к Контракту отдельно выделена позиция «Монтаж, пуско-наладка механического и электрического оборудования, обучение и инструктаж», где указано, что в объем работ и услуг, производимых Ответчиком, входят: монтаж оборудования и ввод в эксплуатацию оборудования, пробная эксплуатация, инструктаж и обучение персонала Истца.

Ответчик также отмечает, что Контрактом предусмотрено представление счетов-проформ на сумму поставляемого оборудования.

Кроме того, из Контракта следует, что обязательство Продавца по возврату предоплаты обеспечено банковской гарантией. Условием возврата предоплаты, перечисленной согласно аккредитиву, является неисполнение Продавцом обязательства по поставке оборудования на соответствующую сумму.

1.2. Согласно Контракту Продавец в течение 7 календарных дней после уведомления Покупателя о получении оборудования направляет Покупателю своих представителей для выполнения монтажа оборудования.

По утверждению Ответчика, специалисты для выполнения работ по монтажу были направлены Покупателю; начало выполнения работ по монтажу оборудования также подтверждает тот факт, что оборудование было поставлено Ответчиком в полном объеме, поскольку по условиям Контракта работы по монтажу выполняются после получения оборудования Покупателем.

1.3. Ответчиком поставлено все оборудование, предусмотренное в спецификации к Контракту, в полном объеме.

В подтверждение поставки оборудования Ответчик ссылается на перечень поставленного оборудования со ссылкой на накладные и соответствующую позицию спецификаций, из которых следует, что все оборудование, предусмотренное в спецификации, было поставлено и принято Истцом без предъявления претензий по количеству и качеству.

1.4. Ответчик отмечает, что Истец никогда не заявлял о недопоставке оборудования, все претензии Истца касались выполнения Ответчиком монтажных работ. Кроме того, из переписки сторон следует, что разногласия сторон связаны именно с выполнением работ после завершения поставки оборудования. Так, Ответчик, не согласившись с основаниями расторжения Контракта, в письме подробно изложил мотивы своего несогласия и предложил Истцу урегулировать сложившуюся ситуацию или расторгнуть Контракт по соглашению сторон с приложением соответствующего проекта соглашения.

В Контракте предусмотрена пеня за просрочку поставки оборудования. Пеня за выполнение монтажных работ Контрактом не предусмотрена.

  1. Ответчик указывает на отсутствие просрочки поставки оборудования.

В соответствии со ст. 53 Венской конвенции Покупатель обязан уплатить цену за оборудование и принять поставку оборудования в соответствии с требованиями договора и Конвенции. При этом в силу ст. 60 Венской конвенции обязанность Покупателя принять поставку заключается: a) в совершении им всех таких действий, которые можно было разумно ожидать от него, для того чтобы позволить Продавцу осуществить поставку; и b) в принятии оборудования.

Ответчик исполнил обязательство по изготовлению оборудования, предоставлению его под загрузку в соответствии с условиями Контракта к согласованному сторонами сроку; оборудование было упаковано и хранилось на складе Ответчика.

Согласно ст. 80 Венской конвенции сторона не может ссылаться на неисполнение обязательства другой стороной в той мере, в какой это неисполнение вызвано действиями или упущениями первой стороны.

В МКАС от Истца поступили возражения на отзыв Ответчика по иску в порядке § 30 Регламента МКАС.

Истец заявил о несогласии с выводами Ответчика о том, что поскольку последняя часть платежа оплачивается после подписания акта ввода оборудования в эксплуатацию, следовательно, это и есть стоимость таких работ. По утверждению Истца, условиями Контракта это предположение не подтверждается.

В качестве доказательства того, что существенная часть оборудования не была поставлена Ответчиком, Истец представил перечень оборудования из 50 позиций, имеющегося в спецификации к Контракту, но не поставленного Ответчиком, и отсутствующего, в том числе в инвойсах и накладных, выписанных Ответчиком. Истец также указывает, что Ответчиком не была поставлена документация к оборудованию.

Истец также опровергает утверждение Ответчика о том, что Истец никогда не заявлял о недопоставке оборудования и все претензии сводились лишь к отсутствию монтажа.

В МКАС от Ответчика поступил отзыв на возражения Истца на отзыв Ответчика, в котором Ответчик заявил о несогласии с доводами Истца, исходя из следующего.

Ответчик утверждает, что им было поставлено все оборудование, предусмотренное в спецификации к Контракту, о чем свидетельствуют инвойсы, накладные CMR и упаковочные листы.

Далее Ответчик отмечает, что согласно п. 1 ст. 38 Венской конвенции Покупатель должен осмотреть оборудование или обеспечить его осмотр в такой короткий срок, который практически возможен при данных обстоятельствах. Согласно п. 1 ст. 39 Венской конвенции Покупатель утрачивает право ссылаться на несоответствие товара, если он не дает Продавцу извещение, содержащее данные о характере несоответствия, в разумный срок после того, как оно было или должно было быть обнаружено Покупателем.

Истец заявил о недопоставке оборудования, которое в большей части было поставлено в конце декабря 2013 г. — начале января 2014 г., только через 3 — 4 месяца после исполнения Ответчиком обязательства по его поставке.

При таких обстоятельствах Ответчик считает, что Истец утратил право ссылаться на недопоставку оборудования, поскольку осмотр и сообщение о недопоставке были совершены в неразумные сроки.

Ответчик не согласен с тем, что просрочка поставки оборудования со склада имела место по вине Ответчика. Переписка сторон свидетельствует о том, что Истец не предпринял надлежащих мер по своевременному и надлежащему вывозу оборудования.

Ответчик также указал, что при определении стоимости недоставленного Ответчиком оборудования Истец необоснованно применяет стоимость оборудования исходя из коммерческих предложений сторонних поставщиков. Отношения Истца и Ответчика регулируются исключительно Контрактом, в связи с чем при определении стоимости поставленного по Контракту оборудования должна применяться стоимость аналогичного оборудования, поставляемого Ответчиком.

Ответчик пояснил, что из составленного Истцом перечня непоставленного оборудования следует, что претензии Истца по большинству позиций касаются комплектности и качества того оборудования, которое было поставлено Ответчиком и принято Истцом. Ответчик считает, что, поскольку Истец подтвердил, что оборудование было им принято, это лишает Истца права предъявлять сейчас к Ответчику какие-либо претензии по комплектности и качеству данного оборудования.

Ответчик отмечает, что предметом иска по настоящему делу является взыскание пени за просрочку поставки оборудования. Проверка комплектности и качества уже поставленного оборудования не относится к предмету иска по настоящему делу и не подлежит проверке.

Последствия поставки оборудования ненадлежащего качества установлены ст. 475 ГК РФ, в частности, Покупатель вправе требовать замену товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим Договору. Однако Истец никогда ранее не заявлял о поставке оборудования ненадлежащего качества и не предъявлял требования о замене этого оборудования.

В подтверждение своей позиции Ответчик ссылается на п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.10.1997 N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки», согласно которому при рассмотрении дел о взыскании с поставщика неустойки за недопоставку товаров нужно учитывать, что поставщик не может быть признан просрочившим, в случаях когда им поставлены товары ненадлежащего качества или некомплектные (ст. ст. 475, 479, 480 ГК РФ).

Ответчик также отмечает, что, заявляя о поставке оборудования, не соответствующего спецификации, Истец не учитывает положение спецификации к Контракту о том, что «все параметры, содержащиеся в описании оборудования, являются ориентировочными. Они могут быть уточнены в случае выдачи заказа. Поэтому в процессе проектирования они могут быть изменены в интересах функции всей линии».

При данных обстоятельствах требование Истца о начислении пени за просрочку поставки оборудования, не соответствующего Контракту, по мнению Ответчика, нельзя признать обоснованным.

Ответчик не согласен с позицией Истца в отношении оборудования, которое Истец считает непоставленным, за исключением некоторых мелких деталей. Ответчик считает, что в качестве доказательства поставки в силу условий поставки FCA должны применяться данные накладных CMR и упаковочные листы.

В отношении ввозных таможенных деклараций, на которые ссылается Истец в обоснование недопоставки, по мнению Ответчика, они не являются подтверждением поставки (непоставки) оборудования. Таможенная декларация оформляется и заполняется Истцом, Ответчик не может нести ответственность за полноту и достоверность сведений, указанных в таможенной декларации.

Применение Истцом в качестве базы для начисления пени стоимости оборудования по ценам сторонних поставщиков Ответчик считает необоснованным, исходя из того что должна применяться стоимость такого же или аналогичного оборудования, поставляемого Ответчиком, но не третьими лицами.

Истец полагает, что переписка сторон, имевшая место до заключения Контракта, не должна приниматься судом во внимание, так как юридически обязывающих последствий такая переписка не содержит.

Истец заявил о несогласии с позицией Ответчика свести претензии Истца к качеству оборудования и представить весь массив претензий в виде двух частей — поставленное, но некачественное оборудование, и не поставленное вовсе оборудование. Претензии Истца сводятся к тому, что по номенклатурному наименованию и по техническому смыслу Ответчиком не были поставлены требуемые детали, что также было отражено в акте, составленном экспертами Белорусской ТПП. Истец указывает, что поставленные Ответчиком предметы являются принципиально другими вещами, использование которых невозможно ввиду их полнейшей непригодности. Выбранные Ответчиком в качестве замены детали в настоящее время хранятся на складе Истца.

Что касается заявления Ответчика о том, что Истец не учитывает положение спецификации об ориентировочности параметров оборудования и уточнения их при выдаче заказа, Истец заявил, что никаких уточнений Ответчик с Истцом не производил. По мнению Истца, такие изменения подлежат согласованию с Покупателем и оформлению в виде письменных дополнительных соглашений в силу положений ст. ст. 160, 161 ГК РФ о простой письменной форме сделки. По утверждению Истца, все те изменения, которые были сделаны Ответчиком, производились им самовольно и вели лишь к ухудшению производственных качеств линии и удешевлению материалов.

Истец считает ссылки Ответчика на Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.10.1997 N 18 нерелевантными, поскольку Истцом указывалось на техническую несостоятельность оборудования и заявлялось требование о поставке требуемого оборудования взамен. Кроме того, в названном Постановлении говорится о том, что спорное оборудование должно быть принято Покупателем на ответственное хранение. Истец в возражениях неоднократно писал (и заявлял ранее), что все спорные детали неясного назначения, поставленные Ответчиком, хранятся на складе в г. Бресте. Ответчик при желании может вывезти их оттуда в любое время, если вернет их стоимость согласно накладным. Истец не требует в настоящее время замены.

В отношении заявления Ответчика о том, что ссылки Истца на таможенные декларации как на доказательства отсутствующих деталей являются неправомерными, так как названные декларации составлялись Истцом, Истец указал, что Ответчик упускает из виду тот факт, что сведения, указанные в декларациях, сверялись с содержимым грузовиков сотрудниками Брестской таможни, — на каждом таможенном обязательстве (приложением к которым являются декларации) есть печати и подписи таможни, а также указан номер декларации. Учитывая это, Истец опровергает утверждение Ответчика о том, что Истец вписывал в таможенные декларации все, что ему заблагорассудится.

По мнению Истца, Ответчик не обосновывает свою позицию о ценах никакими законодательными нормами. Истец ссылается на п. 3 ст. 424 ГК РФ, согласно которому «в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги». Ввиду того что текст Контракта не содержит в себе разбивки всей договорной суммы по номенклатуре деталей, Истец определял цену непоставленного оборудования в полном соответствии с п. 3 ст. 424 ГК РФ. Истец полагает, что такое указание цен является абсолютно корректным и релевантным, а сами цены абсолютно реальными и соответствующими рыночным. Применение же цен Ответчика Истец считает неверным.

Истец также заявил о несостоятельности просьбы Ответчика о применении судом ст. 333 ГК РФ к требованию Истца о взыскании пени.

Мотивы решения

Рассмотрев материалы дела и выслушав пояснения представителей сторон, состав арбитража пришел к следующим выводам.

  1. В соответствии с п. 2 Положения о Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, являющегося Приложением I к Закону Российской Федерации от 7 июля 1993 г. N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже», в МКАС могут передаваться споры из договорных отношений и иных гражданско-правовых отношений, возникающих при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон спора находится за границей.

В Контракте предусмотрено следующее: «В случае если стороны не придут к соглашению, все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего Контракта или в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, подлежат разрешению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его Регламентом.

Язык арбитражного разбирательства — русский. Применимое материальное и процессуальное право — Российской Федерации.

Решение Арбитража окончательно и обязательно для сторон.

Стороны согласны, что при рассмотрении споров будут применяться положения Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (заключена в г. Вене 11.04.1980)».

Таким образом, арбитражное соглашение спорящих сторон предусматривает передачу на рассмотрение МКАС споров, связанных с исполнением или нарушением Контракта.

Компетенция МКАС не оспаривается сторонами, которые в ходе арбитражного разбирательства обменялись серией процессуальных документов и приняли участие в двух состоявшихся по делу заседаниях.

Принимая во внимание наличие выраженного в ясной форме письменного соглашения и отсутствие возражений со стороны Ответчика относительно компетенции МКАС, состав арбитража, руководствуясь ст. 7 и п. 1 ст. 16 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 г. N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» и § 2 Регламента МКАС, признал, что рассмотрение данного спора входит в компетенцию МКАС.

  1. При рассмотрении вопроса о праве, применимом к отношениям сторон при разрешении данного спора, состав арбитража исходит из положений п. 1 ст. 28 Закона РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» и п. 1 § 26 Регламента МКАС, согласно которым спор должен разрешаться на основе применимых норм права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора.

Состав арбитража констатирует, что Республика Беларусь и Федеративная Республика Германия являются участницами Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров, заключенной в Вене в 1980 г. Согласно пп. «а» п. 1 ст. 1 Венской конвенции, она применяется к договорам купли-продажи товаров между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных странах и которые являются участниками Венской конвенции. Таким образом, к отношениям сторон по данному спору применяются положения Венской конвенции.

Согласно п. 2 ст. 7 Венской конвенции вопросы, которые прямо в ней не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана, а при их отсутствии подлежат разрешению в соответствии с правом, применимым в силу норм международного частного права. Таким правом по соглашению спорящих сторон является право Российской Федерации, и прежде всего — ГК РФ.

  1. Об исковых требованиях Истца.

МКАС находит, что представленный Истцом при предъявлении иска расчет требуемой им пени, включающий начисление пени также за невыполнение Ответчиком монтажа, в этой части не соответствует условиям заключенного спорящими сторонами Контракта. Расчет Истца должен относиться лишь к выполненным по Контракту поставкам.

Требования Истца о взыскании пени за просрочку и недопоставку части изделий обосновывается перечнем таких изделий (51 позиция) с указанием их стоимости на основе полученных коммерческих предложений и заключенных Контрактов.

Названный перечень включает различные фактические и правовые ситуации: случаи замены Ответчиком отдельных компонентов в поставленном оборудовании, которые он считает равноценными, что оспаривается Истцом, некомплектная и некачественная поставка оборудования, а также мелкие недостачи, возможные при отгрузке и транспортировке. Такие случаи должны рассматриваться и юридически оцениваться раздельно.

Обоснованность технических изменений в поставленном оборудовании арбитражный суд рассматривать и оценивать не может. Просьба о проведении по спору технической экспертизы Истцом своевременно заявлена не была, и в настоящее время ее проведение было бы неэффективным ввиду изменений на монтажной площадке вследствие расторжения Контракта сторонами и привлечения Истцом, как он сообщил, нового подрядчика.

Что касается некомплектных и некачественных поставок отдельного оборудования, то согласно субсидиарно применимому к отношениям сторон праву Российской Федерации поставщик не может быть признан просрочившим, в случаях когда им поставлено оборудование ненадлежащего качества или некомплектное (п. 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 октября 1997 г. N 18 о применении положений ГК РФ о договоре поставки). В этих случаях речь не идет о просрочке исполнения.

МКАС оценивает это заявление Ответчика как признание им факта непоставки некоторого оборудования на указанную им сумму и, как следствие, считает обоснованным исчисление с учетом этого факта пени за допущенную просрочку поставки, как это предусмотрено Контрактом, именуемого «Санкции».

Рассмотрев ходатайство Ответчика о снижении неустойки, состав арбитража констатирует, что в соответствии со ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд, в том числе (по смыслу ст. 11 ГК РФ) третейский суд, вправе уменьшить неустойку.

Состав арбитража констатирует, что требование Истца о взыскании неустойки признается в данном деле частично исходя из отсутствия достаточных оснований для начисления остальной части неустойки.

Что касается возможности снижения размера присужденной неустойки, то в соответствии с общепризнанным правовым подходом положения ст. 333 ГК РФ могут применяться в исключительных случаях и основанием для их применения может служить только явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств (см., в частности, п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 N 17).

В соответствии с определениями Конституционного Суда Российской Федерации от 15.01.2015 N 6-О и N 7-О не допускается снижение размера неустойки по мотиву явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства без представления Ответчиками доказательств, подтверждающих такую несоразмерность.

Принимая во внимание отсутствие доказательств, свидетельствующих о явной несоразмерности неустойки, МКАС не находит предусмотренных законом оснований для снижения подлежащей взысканию неустойки. Таким образом, соответствующее ходатайство Ответчика отклоняется.

Распределение расходов по арбитражному сбору между спорящими сторонами в МКАС осуществляется на основании § 6 Положения об арбитражных сборах и расходах (Приложение к Регламенту МКАС). Согласно пункту 2 § 6 Положения об арбитражных сборах и расходах, если иск удовлетворен частично, арбитражный сбор возлагается на Ответчика пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований и на Истца — пропорционально той части исковых требований, в которой иск не удовлетворен.

Исходя из изложенного МКАС приходит к выводу, что Ответчик обязан оплатить Истцу частичное возмещение его расходов на уплату арбитражного сбора.

Обеими сторонами заявлены требования о взыскании издержек, понесенных в связи с ведением арбитражного разбирательства.

Согласно § 9 Положения об арбитражных сборах и расходах (Приложение к Регламенту МКАС) сторона, в пользу которой вынесено решение, может потребовать возложить на другую сторону возмещение понесенных ею разумных издержек, возникших в связи с арбитражным разбирательством, в частности расходов, связанных с защитой своих интересов через юридических представителей.

Вместе с тем § 10 Положения об арбитражных сборах и расходах предоставляет составу арбитража право с учетом обстоятельств конкретного дела установить иное, чем это предусмотрено § 9 Положения, распределение издержек сторон.

Состав арбитража констатирует, что исковые требования были удовлетворены менее чем на одну треть от заявленной суммы, имели место несвоевременные и не вполне целесообразные действия сторон по защите своих интересов, которые привели к затягиванию арбитражного разбирательства.

Принимая во внимание вышеизложенные обстоятельства, состав арбитража пришел к выводу о применении § 10 Положения об арбитражных сборах и расходах с возложением на каждую из сторон понесенных ею расходов на юридических представителей.

Рассмотрев заявленное Ответчиком требование о возложении на Истца расходов, связанных с участием в настоящем арбитражном разбирательстве избранного Ответчиком арбитра, имеющего постоянное местопребывание вне места проведения заседаний, МКАС с учетом обстоятельств дела и отсутствия по этому вопросу прямых указаний в Регламенте МКАС считает обоснованным возложить данные расходы на избравшую арбитра сторону, т.е. на Ответчика.

РЕЗОЛЮТИВНАЯ ЧАСТЬ РЕШЕНИЯ

Руководствуясь § 37 — 39 Регламента МКАС, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации

РЕШИЛ:

  1. Взыскать с Фирмы, имеющей местонахождение на территории Германии, в пользу Предприятия, имеющего местонахождение на территории Республики Беларусь, сумму пени, а также денежные средства в частичное возмещение расходов Истца на уплату арбитражного сбора.

2. В удовлетворении остальной части исковых требований Истца к Ответчику отказать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code