Решение МКАС при ТПП РФ от 19.06.2015 по делу N 195/2014

Решение МКАС при ТПП РФ от 19.06.2015 по делу N 195/2014МКАС удовлетворил требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами за период неисполнения решения МКАС, поскольку законодательством РФ допускается начисление процентов на присужденную судом денежную сумму как последствие неисполнения судебного акта, расчет суммы требования произведен корректно; разбирательство по делу в части взыскания процентов, составляющих разницу между первоначально заявленной ценой иска и ценой иска, определенной в заявлении истца, прекращено.

По материалам решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации от 19 июня 2015 года N 195/2014

В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее — МКАС) поступило исковое заявление Общества с ограниченной ответственностью, имеющего местонахождение на территории Российской Федерации (далее — Истец), к Фирме, имеющей местонахождение на территории Кыргызской Республики (далее — Ответчик), о взыскании денежных средств.

В исковом заявлении Истец сообщил, что решением МКАС по делу N 241/2010 от 10 ноября 2011 г. с Ответчика были взысканы в пользу Истца сумма основного долга и сумма в возмещение расходов Истца на уплату арбитражного сбора.

Истец сообщил, что в связи с неисполнением Ответчиком добровольно названного решения было возбуждено исполнительное производство, однако решение МКАС от 10 ноября 2011 г. N 241/2010 до даты предъявления настоящего иска Ответчиком в полном объеме не исполнено.

Истец указал в исковом заявлении, что в пункте Договора (далее — Договор), из-за неисполнения которого Ответчиком между сторонами возник спор, разрешенный МКАС, предусмотрено, что за нарушение условий Договора стороны несут ответственность в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Истец считает, что с Ответчика на основании ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами за период неисполнения Ответчиком решения МКАС от 10 ноября 2011 г. по делу N 241/2010.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 395 ГК РФ, Истец просил МКАС, компетенция которого предусмотрена Договором, взыскать с Ответчика проценты за пользование чужими денежными средствами по день вынесения МКАС решения по настоящему делу, а также расходы Истца на арбитражное разбирательство.

Мотивы решения

Рассмотрев материалы дела и выслушав в заседании объяснения Истца, состав арбитража пришел к следующим выводам.

  1. Компетенция МКАС

Стороны предусмотрительно включили в Договор условие о том, что обязательства сторон, возникающие до момента прекращения срока действия Договора, сохраняют силу до полного их исполнения.

Требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами является самостоятельным по отношению к требованию о взыскании с Ответчика суммы основного долга по Договору, которое было удовлетворено в рамках дела N 241/2010, рассмотренного МКАС на основании арбитражной оговорки в Договоре.

Арбитражная оговорка, содержащаяся в Договоре, представляет собой автономное процессуальное соглашение. Это подтверждается правилом п. 1 ст. 16 Закона о МКА, согласно которому арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, должна трактоваться как соглашение, не зависящее от других условий договора.

Состав арбитража приходит к выводу, что содержащаяся в Договоре арбитражная оговорка остается в силе для разбирательства данного дела: «В случае недостижения согласия споры и разногласия подлежат передаче на рассмотрение Международного коммерческого арбитражного суда (МКАС) при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в г. Москве в соответствии с его Регламентом».

Состав арбитража считает, что переданный на разрешение МКАС спор возник из гражданско-правовых отношений при осуществлении внешнеторговых связей между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах.

Учитывая изложенное и руководствуясь п. п. 1 и 2 ст. 1, ст. 7, п. п. 1 и 2 ст. 16 Закона о МКА, а также п. п. 1, 2, 4 § 2 Регламента, состав арбитража признает компетенцию МКАС рассматривать данный спор.

  1. Неявка Ответчика

Рассматривая вопрос об отсутствии представителя Ответчика в заседании, состав арбитража установил, что направленная повестка о слушании дела была получена им.

Руководствуясь п. 4 § 32 Регламента МКАС, который предусматривает, что неявка стороны, надлежащим образом извещенной о времени и месте слушания, не препятствует разбирательству дела и вынесению решения, если только неявившаяся сторона не заявила заблаговременно в письменной форме ходатайство об отложении слушания дела по уважительной причине, и принимая во внимание, что такого ходатайства от Ответчика не поступало, состав арбитража пришел к выводу, что дело может слушаться в отсутствие Ответчика.

  1. Уменьшение суммы искового требования

В ходе состоявшегося устного слушания дела представитель Истца передал составу арбитража заявление об уточнении (уменьшении) суммы искового требования.

Указанная в исковом заявлении сумма требования о взыскании с Ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами была начислена на общую сумму задолженности по безосновательно примененной ставке рефинансирования ЦБ РФ, относящейся к денежным обязательствам в рублях.

В представленном в заседании арбитража заявлении Истец произвел перерасчет суммы искового требования о взыскании процентов на ту же сумму задолженности, однако по надлежащей учетной ставке банковского процента по краткосрочным кредитам.

Таким образом, цена данного иска уменьшена.

Как следует из п. 2 ст. 23 Закона о МКА и п. 1 § 30 Регламента, Истец вправе до окончания устного слушания дела изменить или дополнить свой иск.

Учитывая изложенное, разбирательство данного дела в отношении части искового требования о взыскании с Ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, составляющей разницу между первоначальной заявленной ценой иска и ценой иска, определенной в заявлении Истца, подлежит прекращению.

Сложившаяся ситуация на первый взгляд провоцирует возникновение вопроса о возможном возврате Истцу части уплаченного им арбитражного сбора, которая приходится на сумму уменьшения размера искового требования.

В исковом заявлении и в последующем заявлении содержится одно и то же и единственное требование о взыскании с Ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами за один и тот же период времени. В заявлении только уменьшается стоимостная оценка этого требования в результате исправления допущенной ошибки в исчислении суммы требования в зависимости от валюты денежного обязательства.

Уменьшение Истцом цены иска является результатом его собственного упущения, относящегося к тому ряду негативных событий, которые время от времени случаются и обременяют субъекта права, осуществляющего предпринимательскую деятельность на свой риск, и, следовательно, оно не представляет собой осознанную и разумную реакцию на объективно сложившиеся обстоятельства, какой является, например, отказ Истца от своих требований, последствия которого предусмотрены в п. п. 2 — 4 § 4 Положения об арбитражных сборах и расходах, являющегося приложением к Регламенту (далее — Положение).

При данных обстоятельствах возврат Истцу даже незначительной части уплаченного им арбитражного сбора мог бы восприниматься несправедливым действием, как поощрение нерадивого отношения к исполнению соответствующими специалистами своих профессиональных обязанностей.

Исходя из совокупного восприятия изложенных обстоятельств, состав арбитража не усматривает в данном случае возможности применения § 4 Положения не только в силу того, что в нем отсутствует прямое указание об уменьшении арбитражного сбора в случае уменьшения Истцом суммы искового требования в ходе заседания арбитража, но и по аналогии с правилом п. 3 § 4 Положения, и считает, что часть расходов Истца на уплату арбитражного сбора при подаче искового заявления, которая относится к сумме уменьшения размера искового требования, должна обременять Истца.

  1. Применимое право

В Договоре стороны согласовали применение российского материального и процессуального права к его заключению, исполнению, а также иным отношениям, связанным с Договором.

Согласно п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации частью ее правовой системы являются заключенные ею международные договоры, правила которых имеют приоритетное применение. Состав арбитража констатирует, что Российская Федерация и Кыргызская Республика, в которых находятся предприятия Истца и Ответчика, являются участниками Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980) (далее — Венская конвенция) и поэтому на основании п. 1 «a» ст. 1 Конвенции к отношениям сторон по Договору подлежат применению ее положения в качестве основного статута.

Что касается вопросов, не урегулированных ни Договором, ни Венской конвенцией, и которые не могут быть разрешены в соответствии с общими принципами, на которых основана эта Конвенция, то они подлежат разрешению согласно нормам российского законодательства, субсидиарно применяемого в силу ст. 7 Конвенции.

Во исполнение условия Договора о применении российского процессуального права состав арбитража разбирательство данного дела проводит в соответствии с нормами Закона о МКА и положениями Регламента.

Наряду с приведенными условиями Договора стороны в Договор включили отдельное, уточняющее, условие относительно применимых норм права при нарушении сроков поставки товара и сроков его оплаты. В этом случае виновная сторона несет гражданско-правовую ответственность в соответствии с законодательством РФ в форме уплаты пени.

В связи с этим условием Договора состав арбитража констатирует, что в п. 6 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 дано разъяснение, согласно которому, если в договоре стороны предусмотрели обязанность должника уплатить неустойку (пени) при просрочке исполнения денежного обязательства, суду следует исходить из того, что кредитор вправе предъявить требование об уплате процентов на основании ст. 395 ГК РФ.

Исходя из изложенного состав арбитража определяет применимое при разбирательстве дела право, руководствуясь ст. 28 Закона о МКА и п. 1 § 26 Регламента, согласно которым МКАС разрешает споры в соответствии с такими нормами права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора.

  1. Существо спора

Приступая к рассмотрению спора по существу, состав арбитража считает необходимым отметить, что требование Истца о взыскании с Ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами фактически проистекает из неисполнения должником денежного обязательства из Договора. Следствием этого явились обращение Истца в МКАС за защитой своих имущественных интересов и принятие последним решения от 10 ноября 2011 г. по делу N 141/2010 о взыскании с Ответчика суммы основного долга и возмещении расходов Истца на уплату арбитражного сбора.

Согласно п. п. 1 и 2 § 44 Регламента «Решение МКАС является окончательным и обязательным с даты его вынесения. Решение МКАС исполняется сторонами добровольно в установленный в решении срок. Если срок исполнения в решении не указан, оно подлежит немедленному исполнению».

В решении МКАС срок его исполнения обозначен не был, следовательно, вступало в действие приведенное правило п. 2 § 44 Регламента.

Обратившись к документам, представленным в материалы дела, состав арбитража установил следующее:

— Ответчик, получив по Договору от Истца товар, должен был уплатить денежную сумму. Однако это не было сделано им в установленный срок;

— ввиду неспешного погашения Ответчиком своей большой задолженности при этом мелкими по объему траншами, Истец обратился в суд с заявлением о признании и принудительном исполнении решения МКАС от 10 ноября 2011 г. по делу N 241/2010. Суд определил признать и привести в исполнение указанное решение МКАС;

— затем от Ответчика последовало еще несколько платежей и на дату подачи настоящего искового заявления за Ответчиком осталась непогашенной, по утверждению Истца, задолженность, которую Истец не предъявляет к взысканию.

В результате Истец был лишен принадлежащих ему денежных средств.

Таким образом, Истец в принципе имел основание предъявить требования о взыскании процентов за пользование Ответчиком его денежными средствами за весь период неправомерного их удержания.

Согласно ст. 78 Венской конвенции, применимой к отношениям сторон по Договору в качестве основного статута, если сторона допустила просрочку в уплате цены или иной суммы, другая сторона имеет право на проценты с просроченной суммы. Но Венская конвенция не определяет размер процентов и порядок их начисления, и в этом случае надлежит обращаться к субсидиарно применяемой норме российского законодательства, в данном случае к ст. 395 ГК РФ, согласно которой проценты взыскиваются по существующей в месте нахождения кредитора учетной ставке банковского процента.

В п. 51 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указано, что «проценты подлежат уплате за весь период пользования чужими средствами по день фактической уплаты этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не определен более короткий срок».

Однако Истец в силу нормы п. 1 ст. 9 ГК РФ, согласно которой «граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им права», ограничил указанный выше период взыскания процентов. При этом состав арбитража считает уместным особо отметить, что в соответствии с п. 1 ст. 408 ГК РФ обязательство прекращается надлежащим исполнением, причем независимо от того, в добровольном или принудительном порядке это исполнение произошло.

Что касается процентов на сумму понесенных Истцом расходов на арбитражный спор по делу МКАС N 241/2010, то формальным основанием требования о взыскании их с Ответчика является не неисполнение денежного обязательства из Договора, а просрочка Ответчиком возмещения Истцу указанных расходов, обязанность возмещения которых была возложена на него решением МКАС от 10 ноября 2011 г. Однако эти расходы Истца возникли вследствие неисполнения Ответчиком своих обязанностей по Договору — оплатил бы он в установленный срок полученный от Истца товар, не было бы у Истца необходимости обращаться в МКАС за защитой своего имущественного интереса и нести в этой связи вынужденные расходы на арбитражный сбор.

Таким образом, состав арбитража усматривает наличие причинно-следственной связи между противоправным поведением должника и негативными последствиями, наступившими у кредитора, и поэтому считает допустимым объединение Истцом в общую сумму, на которую он начисляет проценты за пользование Ответчиком его денежными средствами, суммы основного долга Ответчика по Договору и суммы расходов Истца на уплату арбитражного сбора по делу МКАС N 241/2010, подлежащих возмещению Ответчиком согласно решению МКАС от 10 ноября 2011 г.

Обоснованность изложенной позиции состава арбитража подтверждается Постановлением Пленума ВАС N 22 от 4 апреля 2014 г. «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта», в п. 2 которого дается следующее разъяснение: «Поскольку п. 1 статьи 395 ГК РФ подлежит применению к любому денежному требованию, вытекающему из гражданских отношений, а также к судебным расходам, законодательством допускается начисление процентов на присужденную судом денежную сумму как последствие неисполнения судебного акта».

При расчете процентов Истцом применена ставка, размер которой соответствует требованиям ст. 395 ГК РФ и п. 52 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07. 1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», из которого следует, что «в случаях, когда в соответствии с законодательством о валютном регулировании и валютном контроле денежное обязательство выражено в иностранной валюте (ст. 317) и отсутствует официальная учетная ставка банковского процента по валютным кредитам на день исполнения денежного обязательства в месте нахождения кредитора, размер процентов определяется на основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора».

Изложенный порядок был уточнен в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 4 ноября 2002 г. N 70 «О применении арбитражными судами статей 140 и 317 Гражданского кодекса Российской Федерации»: «В качестве одного из возможных официальных источников информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, предоставляемым в месте нахождения кредитора, судам следует рассматривать «Вестник Банка России», в котором публикуются средние по России ставки по таким краткосрочным кредитам».

В итоге состав арбитража констатирует, что

— предъявление Истцом требования о взыскании с Ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами основано на норме закона (ст. 395 ГК РФ), расчет суммы требования произведен корректно, с указанием временных периодов просрочек, с представлением соответствующих банковских документов, подтверждающих суммы и даты произведенных платежей, с нормативным обоснованием примененной ставки банковского процента;

— Ответчик, со своей стороны, не воспользовался в должной мере принадлежащим ему правом защиты своих интересов, отзыв на исковое заявление представил неубедительный, голословно утверждая, что он «не уклонялся от выполнения своих обязанностей по оплате задолженности», и, не приводя никаких доводов, объясняющих причины просрочки исполнения решения МКАС от 10 ноября 2011 г. по делу N 241/2010, оставил без внимания явно неверно выполненный расчет суммы требования, который был приложен к исковому заявлению, а также не воспользовался возможностью участия в устном слушании дела.

Исходя из изложенного состав арбитража пришел к выводу, что требование Истца о взыскании с Ответчика на основании ст. 395 ГК РФ процентов за пользование чужими денежными средствами обосновано и подлежит удовлетворению.

  1. Арбитражный сбор

Арбитражный сбор по данному делу уплачен Истцом в полном размере.

В соответствии с п. 1 § 6 Положения «Если стороны не договорились об ином, арбитражный сбор возлагается на сторону, против которой состоялось решение арбитража». Договоренность между сторонами о распределении расходов на арбитражный сбор отсутствует.

Поскольку иск удовлетворен в части суммы, на Ответчика возлагается арбитражный сбор в сумме, которая приходится на взыскиваемую с него сумму процентов в уплаченном Истцом арбитражном сборе.

Остальная часть расходов, понесенных Истцом на уплату арбитражного сбора при предъявлении искового заявления, относится на его счет.

Резолютивная часть решения

На основании изложенного и руководствуясь § 37 — 39 Регламента, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации

РЕШИЛ:

  1. Взыскать с Ответчика — Фирмы, имеющей местонахождение на территории Кыргызской Республики, в пользу Истца — Общества с ограниченной ответственностью, имеющего местонахождение на территории Российской Федерации, сумму процентов за пользование чужими денежными средствами и сумму в частичное возмещение расходов Истца на уплату арбитражного сбора.

2. В остальной части разбирательство по делу прекратить.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code