Решение МКАС при ТПП РФ от 20.05.2015 по делу N 205/2014

Решение МКАС при ТПП РФ от 20.05.2015 по делу N 205/2014МКАС удовлетворил требование о взыскании денежных средств, поскольку истец доказал выполнение обязательств покупателя по контракту, однако факт нарушения сроков поставки подтверждается материалами дела и не оспаривается ответчиком.

По материалам решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации от 20 мая 2015 года N 205/2014

В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее — МКАС) поступило исковое заявление Закрытого акционерного общества, имеющего местонахождение на территории Российской Федерации (далее — Истец), к Обществу с ограниченной ответственностью, имеющему местонахождение на территории Украины (далее — Ответчик), о взыскании денежных средств.

Из искового заявления и приложенных материалов следует, что стороны заключили Контракт (далее — Контракт), согласно которому Ответчик (Поставщик) обязуется поставить, а Истец (Покупатель) принять и оплатить оборудование, именуемое в дальнейшем «продукция», в порядке и на условиях, предусмотренных Контрактом. Цена, количество, условия поставки, сроки поставки и порядок оплаты определяются в Спецификациях, являющихся неотъемлемой частью Контракта.

Истец произвел предварительную оплату продукции.

Поставка продукции Ответчиком не осуществлена.

Из искового заявления следует, что Ответчик неоднократно сообщал по электронной почте о переносе сроков поставки продукции, что привело к расторжению Договора поставки и отказу от продукции Покупателя.

Истец в свою очередь направил в адрес Ответчика претензию, которой уведомил Ответчика об отказе от продукции и о расторжении Контракта с даты получения данной претензии Ответчиком в связи с нарушением сроков поставки.

Далее из искового заявления следует, что Ответчик вопреки предусмотренному в Спецификации к Контракту порядку, не направив Истцу уведомления о готовности продукции к отгрузке и без получения платежа, осуществил отгрузку продукции в адрес грузополучателя.

Узнав об отгрузке продукции по расторгнутому Контракту, Истец направил в адрес Ответчика письмо, в котором потребовал от Ответчика обеспечить возврат в свой адрес отгруженной продукции. Аналогичное письмо Истец получил от грузополучателя.

Несмотря на поступление продукции на станцию назначения, ее получение от перевозчика не производилось. Продукция была возвращена грузоотправителю за счет Истца. При этом Истец понес расходы.

Истец направил в адрес Ответчика предарбитражную претензию, в которой повторно уведомил Ответчика об отказе от продукции и о расторжении Контракта, повторно потребовал возвратить предварительную оплату, уплатить пени за нарушение сроков поставки, проценты за пользование чужими денежными средствами.

Ответчик предоплату не возвратил, неустойку и проценты не уплатил, понесенные Истцом убытки не возместил, что послужило поводом для Истца обратиться в МКАС с исковыми требованиями.

Кроме того, Истец просит отнести на Ответчика расходы на уплату арбитражного сбора в МКАС, уплаченного им при подаче иска.

Срок поставки был нарушен по не зависящим от Ответчика причинам. продукция была отгружена в день получения от Истца Претензии об отказе от продукции и о расторжении Контракта. Однако Ответчик уже не имел возможности в тот же день остановить отправку изготовленной, погруженной и отправленной Продукции. Ответчик считает, что срок поставки продукции был нарушен в отношении одной единицы продукции на 51 день, а в отношении второй единицы — на 18 дней. По мнению Ответчика, нарушение срока поставки на 18 дней такой сложной продукции, которая является предметом поставки по Контракту, не может считаться существенным нарушением; кроме того, Ответчик обращает внимание, что срок поставки был определен сторонами один раз, таким образом, нарушение срока носит единичный характер, а не неоднократный, как считает Истец, и поэтому односторонний отказ Истца от исполнения Контракта противоречит п. 2 ст. 523 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ). Ссылка Истца на письма работника предприятия Ответчика об изменении сроков поставки являются некорректными, поскольку написавший такие уведомления работник не является надлежащим образом уполномоченными на то лицом. Надлежащим образом уполномоченным лицом, по мнению Ответчика, является директор департамента продаж или иное уполномоченное уставом предприятия лицо, а также лицо по доверенности. Кроме того, перенос сроков, по мнению Ответчика, в одностороннем порядке не допускается.

Таким образом, по мнению Ответчика, нарушение сроков поставки продукции не является существенным нарушением Контракта со стороны Ответчика, следовательно, у Истца нет фактических и юридических оснований для отказа от приема продукции.

Далее Ответчик обращает внимание на то, что в отношении продукции Ответчик фактически исполнил обязательства по изготовлению товара и понес соответствующие расходы, возможности реализовать продукцию иным лицам практически не имеется, односторонний необоснованный отказ Истца от исполнения Контракта приведет к значительным убыткам предприятия Ответчика.

В отношении требования о возврате предоплаты продукции, Ответчик обращает внимание на то, что претензия об отказе принятия продукции и о расторжении Контракта получена Ответчиком до истечения срока поставки. Таким образом, по мнению Ответчика, Истец не мог отказаться от принятия продукции, срок поставки которой не нарушен. Поэтому Ответчик считает, что не имеется оснований для возврата предоплаты продукции.

В части искового требования о возмещении убытков Истца, являющихся расходами Истца на реэкспорт поставленной по Контракту продукции, Ответчик пояснил, что согласно действующему законодательству РФ убытками признаются только те расходы, которые лицо произвело с целью восстановления своего нарушенного права. Ответчик констатирует, что возврат продукции не предусмотрен Контрактом, Контракт (по мнению Истца) является расторгнутым, Истец не согласовал свои действия с Ответчиком и никаких указаний по возврату товара не получал. По мнению Ответчика, возврат продукции Истец осуществил самостоятельно и по своей инициативе, а понесенные расходы не связаны с восстановлением нарушенного права Истца, и, следовательно, возмещению не подлежат.

Представитель Истца пояснил, что если бы Ответчик считал, что Истец не имел права не принять отгруженную продукцию, то он тогда мог обратиться в суд за защитой своего права с требованием обязать Истца принять и оплатить поставленный товар. Но такое требование Ответчиком заявлено не было.

Истец считает, что убытки подлежат возмещению Ответчиком, т.к. Истец понес расходы из-за действий Ответчика, предпринятых им после расторжения Контракта, поскольку Претензия была направлена Ответчику по электронной почте и по факсу. Истец обратил внимание МКАС на то, что отгруженная продукция возвращена по заявлению грузоотправителя об изменении договора перевозки, таким образом, заявление Ответчика о несогласованных действиях Истца по реэкспорту продукции являются некорректными.

На вопрос арбитров о применимом праве представитель Истца сослался на Контракт, предусматривающий в качестве применимого права материальное право РФ, но и применение Венской конвенции о международной купле-продаже товаров 1980 г. не исключает.

МОТИВЫ РЕШЕНИЯ

Рассмотрев материалы дела и выслушав объяснения представителя Истца, МКАС пришел к следующим выводам:

  1. В соответствии с п. 2 ст. 1 Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г. N 5338-1 (далее — Закон о МКА), п. 2 Положения о МКАС, являющегося приложением I к указанному Закону, и п. п. 1 и 2 § 2 Регламента МКАС, в МКАС могут передаваться споры из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающих при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон спора находится за границей. МКАС рассматривает споры при наличии письменного соглашения между сторонами о передаче на его разрешение уже возникшего или могущего возникнуть спора.

Компетенция МКАС по рассмотрению данного спора вытекает из арбитражной оговорки, предусмотренной Контрактом.

При таких обстоятельствах, руководствуясь ст. ст. 7 и 16 Закона о МКА, п. п. 1, 2 и 4 § 2 Регламента МКАС, п. 9.2 Контракта, МКАС признал себя компетентным рассматривать данный спор.

  1. При рассмотрении вопроса о возможности проведения устного слушания дела в отсутствие представителей Ответчика МКАС руководствовался следующим.

В соответствии со ст. 3 Закона о МКА любое письменное сообщение считается полученным, если оно доставлено адресату лично или на его коммерческое предприятие, по его постоянному местожительству или почтовому адресу; когда таковые не могут быть установлены путем разумного наведения справок, письменное сообщение считается полученным, если оно направлено по последнему известному местонахождению коммерческого предприятия, постоянному месту жительства или почтовому адресу адресата заказным письмом или любым иным способом, предусматривающим регистрацию попытки доставки этого сообщения; сообщение считается полученным в день такой доставки.

В соответствии с п. 4 § 32 Регламента МКАС неявка стороны, надлежащим образом извещенной о времени и месте слушания, не препятствует разбирательству дела и вынесению решения, если только неявившаяся сторона не заявила заблаговременно в письменной форме ходатайство об отложении слушания дела по уважительной причине.

  1. По вопросу о праве, применимом к отношениям сторон по данному спору, МКАС руководствовался общим правилом п. 1 ст. 28 Закона о МКА и п. 1 § 26 Регламента МКАС, согласно которым спор должен разрешаться на основе норм права, избранного сторонами в качестве применимого к существу спора.

В Контракте по вопросам, не урегулированным или не полностью урегулированным Контрактом, предусмотрено применение материального права Российской Федерации. МКАС констатирует, что Российская Федерация и Украина являются участниками Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (Венской конвенции 1980 г.). Однако и Истец и Ответчик при обосновании своих правовых позиций ссылались на Гражданский кодекс Российской Федерации и практику его применения по соответствующим вопросам, иными словами, стороны использовали предоставленное им ст. 6 Венской конвенции 1980 г. право исключить ее применение.

При таких обстоятельствах состав арбитража приходит к выводу, что при рассмотрении настоящего спора подлежит применению Гражданский кодекс Российской Федерации.

  1. Рассмотрев требование Истца о взыскании с Ответчика суммы основного долга по Контракту МКАС установил следующее.

Заключенный сторонами Контракт по правовой природе соответствует предусмотренному ГК РФ договору поставки, а именно: согласно статье 506 ГК РФ «по договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок или сроки производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием».

В качестве доказательства исполнения своего обязательства по предоплате Истец представил платежное поручение. Таким образом, Истец перечислил Ответчику денежные средства в качестве предоплаты продукции.

Ответчик не поставил продукцию в срок, согласованный сторонами. Истец не давал согласия на поставку продукции в иной срок.

Таким образом, срок поставки всех единиц продукции, согласно уведомлению Ответчика, перенесен им в одностороннем порядке на 2 месяца.

Оценивая доводы Ответчика, ссылающегося на ст. 523 ГК РФ о недопустимости одностороннего отказа от исполнения договора, в связи с тем, что нарушение сроков носит однократный характер и, как следствие, не является существенным нарушением Контракта, МКАС пришел к выводу, что Ответчиком неоднократно нарушались сроки поставки Продукции, о чем свидетельствуют письма Истцу.

Фактически Ответчик не отрицает нарушения сроков поставки продукции по Спецификации, поскольку указывает на то, что срок поставки одной единицы продукции был нарушен на 51 день, второй единицы — на 18 дней.

При таких обстоятельствах состав арбитража приходит к выводу о том, что Ответчиком допущено существенное нарушение Контракта. Согласно п. 2 ст. 450 ГК РФ существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В соответствии с п. 1 ст. 523 ГК РФ односторонний отказ от исполнения договора поставки допускается в случае существенного нарушения договора одной из сторон. Поскольку со стороны Ответчика имело место существенное нарушение Контракта, МКАС пришел к выводу, что Истец правомерно воспользовался своим правом на расторжение Контракта, учитывая, что нарушение сроков поставки продукции явилось существенным нарушением Контракта.

Как предусмотрено п. 5 ст. 453 ГК РФ, если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или прекращением договора.

Зафиксированное в Контракте условие, предусматривающее возмещение поставщику всех понесенных им на момент отказа расходов, связанных с исполнением настоящего Контракта при полном или частичном отказе от получения заказанной продукции после заключения Контракта, не относится к данному случаю, поскольку в настоящем деле Истец не отказывался от получения заказанной продукции после заключения Контракта, а реализовал свое право на отказ от Контракта в связи с существенным нарушением Ответчиком этого Контракта.

П. 5 ст. 453 ГК РФ предусмотрено, что, если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.

Поскольку в данном случае имело место существенное нарушение Ответчиком Контракта, на основании п. 5 ст. 453 ГК РФ Истец имеет право потребовать возмещения убытков. Поэтому МКАС пришел к выводу, что требование Истца о взыскании с Ответчика суммы предоплаты является законным, обоснованным и подлежащим удовлетворению.

  1. Обратившись к рассмотрению требования Истца о взыскании с Ответчика пени за нарушение сроков поставки, МКАС констатировал следующее.

Согласно п. 1 ст. 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Факт нарушения сроков поставки подтверждается материалами дела и не оспаривается Ответчиком.

Контрактом предусмотрена уплата пени в размере 0,1% от стоимости не поставленной в срок продукции за каждый день просрочки, но не более 5% от стоимости не поставленной в срок продукции.

При таких обстоятельствах требование Истца о взыскании с Ответчика пени в заявленном размере является обоснованным и подлежащим удовлетворению.

  1. Обратившись к рассмотрению требования Истца о взыскании с Ответчика процентов за пользование чужими денежными средствами, МКАС констатирует следующее.

Истец направил Ответчику претензию с требованием о возврате предоплаты продукции по Контракту и уведомил о расторжении Контракта. При рассмотрении требования о взыскании с Ответчика суммы предоплаты МКАС пришел к выводу о неправомерном отказе Ответчика от возврата суммы.

При таких обстоятельствах, руководствуясь ст. 395 ГК РФ, согласно которой за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, состав арбитража признал требование Истца обоснованным и подлежащим удовлетворению.

  1. При рассмотрении требования Истца о возмещении убытков, связанных с расходами Истца на реэкспорт продукции, МКАС руководствуется п. 1 ст. 393 ГК РФ, согласно которому должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Доводы Ответчика о том, что расходы Истца на реэкспорт не являются убытками по смыслу п. 2 ст. 15 ГК РФ, согласно которому под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Поскольку Контракт расторгнут, права и обязанности сторон по нему прекращены, не могут быть приняты арбитражем.

На дату получения Ответчиком уведомления о расторжении Контракта он, во-первых, уже допустил неисполнение и ненадлежащее исполнение обязательств по Контракту, во-вторых, организовал отправку первой единицы продукции в нарушение порядка отправки продукции, предусмотренного в Спецификациях (не направил уведомление Истцу о готовности продукции к отправке, не получил оплату в размере 60% от стоимости отправляемой продукции), то есть действовал «на свое усмотрение», в-третьих, возврат отправленной таким образом продукции привел к расходам Истца на реэкспорт продукции.

На основании изложенного МКАС признал требование о взыскании с Ответчика убытков Истца обоснованным и подлежащим удовлетворению.

  1. Обратившись к рассмотрению требования Истца о возложении на Ответчика расходов Истца, связанных с защитой своих интересов через юридических представителей, МКАС принимает во внимание заключенный Истцом Договор об оказании консультационно-юридических услуг.

Учитывая, что сумма по Договору включает в себя комплекс услуг по обеспечению взыскания задолженности по предоплате, включая анализ представленных документов, выработку юридической позиции, консультирование, составление искового заявления, обращение в МКАС, участие специалиста в судебных заседаниях, МКАС, руководствуясь § 9 Положения об арбитражных сборах и расходах, счел размер требования разумным и подлежащим удовлетворению в заявленной сумме.

  1. В соответствии с п. 1 § 6 Положения об арбитражных сборах и расходах (Приложение к Регламенту МКАС), если стороны не договорились об ином, арбитражный сбор возлагается на сторону, против которой состоялось решение арбитража. Каких-либо договоренностей о распределении арбитражного сбора между сторонами достигнуто не было.

Арбитражный сбор, установленный по настоящему делу, уплачен Истцом полностью. Поскольку исковые требования Истца удовлетворены в полном объеме, Ответчик обязан возместить Истцу расходы на уплату арбитражного сбора.

С учетом изложенного и руководствуясь статьями 15, 330, 393, 395, 450, 453, 523 ГК РФ, а также § 37 — 39 Регламента МКАС, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации

РЕШИЛ:

Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью, имеющего местонахождение на территории Украины, в пользу Закрытого акционерного общества, имеющего местонахождение на территории Российской Федерации, сумму основного долга, договорную неустойку в виде пени, проценты за пользование чужими денежными средствами, убытки, расходы на оплату услуг юридических представителей и расходы на уплату арбитражного сбора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code