Решение МКАС при ТПП РФ от 25.05.2015 по делу N 108/2014

Решение МКАС при ТПП РФ от 25.05.2015 по делу N 108/2014МКАС в удовлетворении требования об обязании доукомплектовать проданные воздушные транспортные средства, передав недостающее авиационное техническое имущество, отказано, поскольку на момент заключения и исполнения договора стороны в отношении комплектности самолетов исходили из того, что самолеты не отвечают требованиям к летной годности и приобретаются истцом в состоянии «как есть», без авиационных двигателей.

По материалам решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации от 25 мая 2015 года N 108/2014

В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее — МКАС) поступило исковое заявление открытого акционерного общества, имеющего местонахождение на территории Российской Федерации (далее — Истец), к открытому акционерному обществу, имеющему местонахождение на территории Республики Беларусь (далее — Ответчик), об обязании Ответчика доукомплектовать проданные самолеты, передав Истцу недостающее авиационное техническое имущество.

Как указал Истец в своем исковом заявлении, между сторонами был заключен Договор купли-продажи (далее — Договор), по которому Ответчик обязался передать Истцу на праве собственности три самолета в штатной комплектации, но без двигателей, а Истец обязался оплатить их. В дальнейшем между Истцом и Ответчиком был заключен Договор на техническое обслуживание самолетов и договоры об оказании услуг по организации и выполнению перелетов. После выполнения работ по техническому обслуживанию Истцом было установлено, что комплектация самолетов не соответствует требованиям штатной комплектации. Истец и Ответчик подписали рабочий протокол, в соответствии с которым Ответчик обязался поставить Истцу недопоставленное авиационное техническое имущество.

Со ссылкой на ст. ст. 448, 450 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК РБ) Истец просил обязать Ответчика доукомплектовать поставленные самолеты, передав Истцу недостающее авиационное техническое имущество. Кроме того, Истец просил взыскать с Ответчика денежные средства в возмещение расходов Истца на уплату арбитражного сбора.

По мнению Ответчика, договоры о техническом обслуживании и договоры об оказании услуг по организации и выполнению перелетов не регулируют отношения сторон по ранее заключенному Договору. Что же касается представленных Истцом протоколов переговоров и иной переписки, то они, полагает Ответчик, не являются приложениями, дополнениями или изменениями условий Договора.

Представитель Истца поддержал позицию, изложенную в исковом заявлении, пояснив, что в Договоре не было определено понятие «штатная комплектация», но самолеты должны были быть укомплектованы всеми агрегатами. По его мнению, комплектующие могли быть неисправными, но должны быть в наличии. Давая правовую оценку рабочему протоколу, представитель Истца пояснил, что он составлен в рамках исполнения Договора и не является его изменением или дополнением. В дальнейшем Ответчик направил Истцу письмо за подписью генерального директора, в котором Ответчик ссылается на этот протокол, подтверждая тем самым полномочия лица, его подписавшего. Кроме того, договоренности, достигнутые в рабочем протоколе, частично были исполнены сторонами. Также представитель Истца пояснил, что Ответчик перед перелетом доводил самолеты до состояния летной годности по договору об оказании услуг по организации перелета и договору о техническом обслуживании воздушных судов.

Относительно правового обоснования иска представитель Истца указал, что в Договоре установлено, что он регулируется гражданским законодательством Республики Беларусь, поэтому Истец ссылается на ст. ст. 448, 450, 184 ГК РБ.

Представитель Ответчика возражал против удовлетворения иска, поддержав доводы, изложенные в отзыве на исковое заявление. Дополнительно пояснил, что по Договору Истцом приобретались у Ответчика самолеты, которые первоначально были укомплектованы для использования еще во времена СССР. Заключая Договор, стороны пришли к соглашению, что самолеты не могут быть поставлены в заводской комплектации, а поставляются в состоянии «как есть». В переговорах перед заключением Договора представители Истца осматривали самолеты вместе с представителями конечного покупателя.

Истцом было подано письменное заявление о дополнении исковых требований. Помимо уже заявленных требований об обязании Ответчика доукомплектовать проданные самолеты недостающим авиационным техническим имуществом, Истец выдвинул альтернативное требование обязать Ответчика возместить стоимость недостающего авиационного технического имущества. Кроме того, в заявлении содержались приложения, в которых перечислялось то авиационное техническое имущество, которое Ответчик был обязан передать по каждому из проданных по Договору самолетов.

Представитель Ответчика против приобщения заявления Истца к материалам дела не возражал. Дополнение и уменьшение исковых требований в форме выдвижения альтернативного требования об обязании Ответчика возместить стоимость недостающего авиационного технического имущества было составом арбитража принято, а заявление Истца приобщено к материалам дела.

Представитель Истца пояснил, что акты приема-передачи самолетов подписывались без детального осмотра самолетов, при заключении договора о техобслуживании вопросы по доукомплектованию самолетов Истцом не ставились, поскольку у Истца на тот момент претензии отсутствовали. Истец в соответствии со ст. ст. 448, 450 ГК РБ требует от Ответчика доукомплектовать самолеты в разумный срок либо возместить стоимость недостающего авиационного технического оборудования, а также просит состав арбитража возложить на Ответчика уплаченный Истцом арбитражный сбор.

Представитель Ответчика поддержал все ранее изложенные доводы, дополнительно пояснив, что после подписания актов приема-передачи право собственности на самолеты перешло к Истцу. Ответчик все свои обязательства по Договору выполнил, просит в иске отказать полностью.

МОТИВЫ РЕШЕНИЯ

Заслушав представителей Истца и Ответчика, а также рассмотрев представленные сторонами письменные материалы, МКАС пришел к следующим выводам.

  1. О компетенции МКАС

Относительно компетенции рассматривать данный спор МКАС руководствуется положениями п. 2 ст. 1 Закона «О Международном коммерческом арбитраже», п. 2 Положения о МКАС, являющегося приложением I к указанному Закону, а также п. п. 1 и 2 § 2 Регламента МКАС, согласно которым в МКАС могут по соглашению сторон передаваться споры из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей.

Истцом был предъявлен иск в МКАС, при этом Ответчиком заявлений об отсутствии у МКАС компетенции сделано не было, из чего состав арбитража делает вывод о том, что, поскольку возражений против компетенции МКАС Ответчиком заявлено не было, данный спор подлежит разрешению МКАС.

Состав арбитража был сформирован в соответствии с Регламентом МКАС, каких-либо замечаний со стороны Истца и Ответчика в отношении состава арбитража сделано не было.

  1. О применимом праве

В связи с тем что местом проведения арбитража является Российская Федерация, в вопросе определения норм права, подлежащих применению к существу спора, МКАС считает необходимым исходить из предписаний Закона «О Международном коммерческом арбитраже».

В Договоре стороны пришли к соглашению о том, что «в случаях, не предусмотренных настоящим Договором, стороны будут руководствоваться действующим законодательством Республики Беларусь». В соответствии с п. 2 ст. 1093 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее — ГК РБ) соглашение сторон о выборе права должно быть явно выражено или прямо вытекать из условий Договора и обстоятельств дела, рассматриваемых в их совокупности. Поскольку соглашение сторон о выборе применимого права носит явно выраженный характер, МКАС признает применимым к разрешению настоящего спора правом право Республики Беларусь.

Правовое регулирование договоров международной купли-продажи в Республике Беларусь осуществляется, в частности, Конвенцией ООН о договорах международной купли-продажи товаров, заключенной в Вене 11 апреля 1980 года (далее — Конвенция о договорах международной купли-продажи товаров), Конвенцией об исковой давности в международной купле-продаже товаров, заключенной в Нью-Йорке 14 июня 1974 года, в редакции Протокола об изменении Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров, заключенного в Вене 11 апреля 1980 года (далее — Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров). Республика Беларусь является участником указанных международных договоров.

С учетом изложенного МКАС приходит к выводу о том, что возникший между сторонами спор подлежит разрешению в соответствии с Гражданским кодексом Республики Беларусь, иными нормами гражданского законодательства Республики Беларусь, а также положениями заключенного между сторонами Договора.

  1. Мотивы решения по существу спора

3.1 В своем исковом заявлении Истец указывает на необходимость применения к правоотношениям сторон общих положений ГК РБ о Договоре купли-продажи, в частности, ст. ст. 448, 450 ГК РБ, определяющих последствия нарушения условий Договора о комплектности товара. Ответчик в отзыве на иск указывает на необходимость применения положений ГК РБ о Договоре продажи недвижимости, в частности, на ст. 527 ГК РБ, регулирующую порядок передачи недвижимости.

В соответствии со ст. 130 ГК РБ к недвижимым вещам как объектам гражданских прав относятся, в числе прочих, подлежащие государственной регистрации воздушные суда. В соответствии со ст. 29 Воздушного кодекса Республики Беларусь (далее — ВК РБ) государственной регистрации подлежат воздушные суда, при этом в соответствии со ст. 1 ВК РБ воздушное судно — это летательный аппарат, поддерживаемый в атмосфере за счет взаимодействия с воздухом, отличного от взаимодействия с воздухом, отраженным от поверхности земли или воды, и подлежащий государственной регистрации в случаях, предусмотренных законодательством.

Порядок исполнения сторонами Договора лишь подтверждает факт принадлежности самолетов к объектам недвижимого имущества. Так, согласно Договору продавец обязуется в порядке, предусмотренном Авиационными правилами регистрации гражданских воздушных судов Республики Беларусь, после подписания акта приема-передачи самолетов в течение 10 дней получить Свидетельство об исключении их из Реестра гражданских судов Республики Беларусь и передать его покупателю в течение 5 дней с момента получения Свидетельства. В соответствии со ст. 30 ВК РБ воздушное судно исключается из соответствующего государственного реестра воздушных судов, в числе прочего, в случае продажи воздушного судна иностранному субъекту при условии вывоза воздушного судна за пределы Республики Беларусь.

С учетом изложенного МКАС приходит к выводу о том, что правоотношения Истца и Ответчика по Договору следует квалифицировать как правоотношения, вытекающие из договора продажи недвижимости.

3.2. МКАС отмечает, что согласно п. 5 ст. 424 ГК РБ общие положения о купле-продаже применяются к отношениям из договора продажи недвижимости в случае, если в параграфе 7 главы 30 ГК РБ и иных актах законодательства Республики Беларусь о договоре продажи недвижимости отсутствуют специальные нормы. При отсутствии соответствующих норм в параграфе 7 главы 30 ГК РБ и в общих положениях о купле-продаже (параграф 1 главы 30 ГК РБ) следует руководствоваться общими нормами ГК РБ о договоре, сделках и обязательствах.

Истец утверждает, что Ответчик нарушил условие Договора о комплектности. Ответчик в обоснование своих возражений сослался на необходимость применения п. 28 Постановления Совета Министров Республики Беларусь от 3 сентября 2008 г. N 1290 «Об утверждении Положения о приемке товаров по количеству и качеству» (далее — Положение о приемке товаров), согласно которому в процессе приемки товаров по качеству также проверяется их комплектность.

Положение о приемке товаров, применяемое к договорам купли-продажи (поставки, контрактации) товаров, заключаемым юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями Республики Беларусь, может применяться при приемке товаров, поставляемых по внешнеторговому договору, если его условиями не предусмотрено иное (п. 2 Положения о приемке товаров).

МКАС отмечает, что реальная передача самолетов от продавца к покупателю, в том числе приемка Истцом самолетов по качеству и комплектности, соответствовали порядку, предусмотренному соответствующими пунктами Договора.

3.3. МКАС отмечает, что общий вывод о том, что к отношениям сторон по Договору должны применяться нормы ГК РБ о продаже недвижимости, не исключает возможности субсидиарного применения к их отношениям отдельных норм из общих положений ГК РБ о купле-продаже, в том числе, ст. ст. 448 и 450 ГК РБ, связанных с решением вопроса комплектности товара. При таких условиях решающим является то, на каких условиях продавались самолеты по Договору в части их комплектности и какой смысл вкладывала каждая из сторон в понятие «комплектность» продаваемых самолетов.

МКАС установил, что самолеты продавались в состоянии, не отвечающем требованиям к летной годности для данного типа воздушного судна. Кроме того, приемка-передача самолетов осуществлялась комиссией, включающей представителей Истца и Ответчика, в состоянии «как есть» и без авиационных двигателей. Замечаний от продавца и покупателя по комплектности самолетов на момент их сдачи-приемки не поступало.

Истец утверждает, что комплектность самолетов не соответствовала требованиям штатной комплектации, что свидетельствует о нарушении Ответчиком ст. 448 ГК РБ. В ходе слушаний представитель Истца пояснил, что под штатной комплектацией он понимает комплектацию, перечисленную в приложениях к формулярам на самолеты «Комплект поставки и изменения в комплектации».

МКАС отмечает, что, как следует из содержания Договора и пояснений сторон, Истец и Ответчик понятие «штатная комплектация» в Договоре не определили. Они также не договорились о том, что комплектация самолетов должна соответствовать той, которая указана в приложениях к формулярам на самолеты «Комплект поставки и изменения в комплектации».

Как пояснил в ходе слушаний представитель Ответчика, заключая Договор, стороны пришли к соглашению, что самолеты не могут быть поставлены в заводской комплектации, а поставляются в состоянии «как есть». В переговорах перед заключением Договора представители Истца осматривали самолеты вместе с представителями конечного покупателя.

В соответствии со ст. 401 ГК РБ при толковании условий договора следует принимать во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если же указанные правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, последующее поведение сторон.

МКАС констатирует, что на момент заключения и исполнения Договора стороны в отношении комплектности самолетов исходили из того, что самолеты не отвечают требованиям к летной годности и приобретаются Истцом в состоянии «как есть», без авиационных двигателей.

3.4. Истец утверждает, что после исполнения Договора Ответчик признал нарушение своих обязательств по Договору в части комплектности проданных самолетов, подписав рабочий протокол от 20 ноября 2013 г. В подтверждение Истец также сослался на то, что Ответчик частично свои обязательства по рабочему протоколу в отношении доукомплектования самолетов исполнил.

В ходе слушаний обе стороны отрицали тот факт, что рабочий протокол представляет собой соглашение об изменении или дополнении Договора. При этом Истец утверждал, что рабочий протокол составлен во исполнение Договора и является доказательством ненадлежащего исполнения Договора Ответчиком.

На основании изложенного МКАС приходит к выводу о том, что рабочий протокол нельзя рассматривать в качестве изменения или дополнения Договора, а взаимоотношения сторон после заключения и исполнения Договора носят самостоятельный правовой характер, не связанный с Договором. Поскольку Договор в части комплектности продаваемых самолетов был исполнен Ответчиком надлежащим образом, данное обязательство Ответчика следует признать прекращенным надлежащим исполнением (ст. 379 ГК РБ).

При таких обстоятельствах МКАС находит, что требование Истца об обязании Ответчика доукомплектовать проданные самолеты недостающим авиационным техническим имуществом либо возместить стоимость указанного имущества не подлежит удовлетворению.

  1. Об арбитражном сборе

Согласно пункту 1 § 6 Положения об арбитражных сборах и расходах, если стороны не договорились об ином, арбитражный сбор возлагается на сторону, против которой состоялось решение арбитража.

Учитывая, что в удовлетворении исковых требований отказано полностью, требование Истца о возложении на Ответчика обязанности по возмещению Истцу расходов на уплату арбитражного сбора не является обоснованным и удовлетворению не подлежит.

РЕЗОЛЮТИВНАЯ ЧАСТЬ РЕШЕНИЯ

На основании изложенного, руководствуясь ст. 31 Закона Российской Федерации «О международном коммерческом арбитраже» от 7 июля 1993 г. N 5338-1 и § 37 — 39 Регламента МКАС, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации

РЕШИЛ:

в удовлетворении требований открытого акционерного общества, имеющего местонахождение на территории Российской Федерации, к открытому акционерному обществу, имеющему местонахождение на территории Республики Беларусь, об обязании доукомплектовать проданные самолеты недостающим авиационным техническим имуществом либо возместить стоимость указанного имущества, а также возместить арбитражный сбор отказать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code