Постановление ЕСПЧ от 16.07.2015 «Дело «Болотины (Bolotiny) против Российской Федерации» (жалоба N 35786/04)

По делу обжалуется жалоба заявителей на длительное неисполнение судебных актов о взыскании компенсации вреда, причиненного здоровью в результате участия в спасательной операции по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. По делу допущено нарушение требований пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО «БОЛОТИНЫ (BOLOTINY) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» <1>
(Жалоба N 35786/04)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ <2>
(Страсбург, 16 июля 2015 г.)

———————————

<1> Перевод с английского к.ю.н. Н.В. Прусаковой.

<2> Настоящее Постановление вступило в силу 16 июля 2015 г. в соответствии с положениями пункта 2 статьи 28 Конвенции (примеч. редактора).
По делу «Болотины против Российской Федерации» Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), рассматривая дело Комитетом в составе:
Ханлара Гаджиева, Председателя Комитета,
Эрика Месе,
Дмитрия Дедова, судей,
а также при участии Андре Вампаша, заместителя Секретаря Секции Суда,
заседая за закрытыми дверями 23 июня 2015 г.,
вынес в указанный день следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА

  1. Дело было инициировано жалобой N 35786/04, поданной против Российской Федерации в Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция) гражданами Российской Федерации Виталием Васильевичем Болотиным (далее — заявитель) и Людмилой Александровной Болотиной (далее — заявительница, вместе — заявители) 26 июля 2004 г.
  2. Интересы заявителей представлял Р.И. Мухаметшин, адвокат, практикующий в г. Ижевске. Власти Российской Федерации первоначально были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека В.В. Милинчук, а затем действующим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека Г.О. Матюшкиным.
  3. 23 апреля 2008 г. жалоба была коммуницирована властям Российской Федерации.

 

ФАКТЫ

  1. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

 

  1. Заявитель и заявительница родились в 1953 и 1957 годах соответственно. Они проживают в г. Ижевске.
  2. В 1986 году заявителя отправили принять участие в спасательной операции на месте Чернобыльской катастрофы. В результате он получил чрезмерную дозу радиационного облучения. В октябре 1996 года эксперты установили причинно-следственную связь между инвалидностью заявителя и его участием в операции в Чернобыле.

 

  1. Решение суда от 3 мая 2000 г.

 

  1. Согласно законодательству Российской Федерации заявитель имел право на ежемесячные выплаты в качестве компенсации вреда, причиненного здоровью. Он подал заявление в суд, требуя от местных органов власти индексации выплат в соответствии с установленным минимальным размером оплаты труда в период с октября 1996 года по апрель 2000 года.
  2. 3 мая 2000 г. Октябрьский районный суд г. Ижевска Удмуртской Республики частично удовлетворил его жалобу и дал указание Управлению пенсионного и социального обеспечения по Октябрьскому району г. Ижевска, а также Министерству социального развития Удмуртской Республики выплатить заявителю 9 823,37 рублей в качестве задолженности, возникшей в результате предыдущих недоплат. Суд решил, что выплата указанной суммы должна осуществляться за счет средств федерального бюджета 15 мая 2000 г. решение районного суда вступило в законную силу.
  3. 13 июня 2000 г. службой судебных приставов было начато исполнительное производство. 10 декабря 2003 г. производство было прекращено в связи с недостаточностью средств у органов-должников.
  4. 24 мая 2004 г. присужденная сумма была полностью выплачена заявителю.

 

  1. Решение суда от 15 ноября 2004 г.

 

  1. Как лицо, пострадавшее в результате Чернобыльской аварии, заявитель имел право на дополнительную жилищную площадь. Поскольку таковая ему предоставлена не была, он подал иск против местных органов власти с требованием о предоставлении жилья.
  2. 15 ноября 2004 г. Октябрьский районный суд г. Ижевска удовлетворил жалобу заявителя и обязал Министерство строительства, архитектуры и жилищной политики Удмуртской Республики предоставить заявителю отдельную комнату, которая должна отвечать санитарным и техническим нормам и быть оборудована в соответствии с установленными требованиями.
  3. Решение суда не было обжаловано и через 10 дней вступило в силу.
  4. Министерство строительства, архитектуры и жилищной политики Удмуртской Республики не исполнило решение суда из-за отсутствия свободного жилья.
  5. 31 января 2005 г. соответствующие органы уведомили заявителя о том, что с 15 декабря 2004 г. полномочие по распределению жилья пострадавшим от Чернобыльской катастрофы передано Министерству по чрезвычайным ситуациям по Удмуртской Республике и что начиная с этой даты Министерство строительства, архитектуры и жилищной политики Удмуртской Республики не может исполнять решение суда, вынесенное в пользу заявителя.
  6. 20 апреля 2005 г. заявитель направил требование об изменении порядка исполнения решения суда от 15 ноября 2004 г. с заменой жилья выплатой денежной компенсации. Его требование было удовлетворено Октябрьским районным судом г. Ижевска 11 мая 2005 г., и ему была присуждена сумма в размере 230 000 рублей, подлежащая выплате за счет средств федерального бюджета Министерством по чрезвычайным ситуациям по Удмуртской Республике.
  7. 27 июля 2006 г. Федеральное казначейство Министерства финансов Российской Федерации уведомило заявителя о том, что должник не исполнил судебное решение, и предложило ему подать иск в суд на Министерство по чрезвычайным ситуациям по Удмуртской Республике.
  8. С 25 апреля 2007 г. государственные компенсации по предоставлению жилья пострадавшим в результате Чернобыльской катастрофы выплачивались в форме жилищных сертификатов.
  9. 29 августа 2008 г. Октябрьский районный суд г. Ижевска вынес решение об индексации присужденной заявителю суммы до 547 400 рублей. Решение вступило в законную силу 9 сентября 2008 г.
  10. Сумма, присужденная заявителю решением суда от 15 ноября 2004 г. и индексированная по решению суда от 29 августа 2008 г., до настоящего момента ему не выплачена.

 

  1. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ВНУТРИГОСУДАРСТВЕННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

  1. Соответствующее внутригосударственное законодательство см. в Постановлении Европейского Суда по делу «Бутенко и другие против Российской Федерации» (Butenko and Others v. Russia) от 20 мая 2010 г., жалобы N 2109/07 <1> и др., §§ 13 — 14.

———————————

<1> Опубликовано в «Российской хронике Европейского Суда» N 3/2010 (примеч. редактора).

 

ПРАВО

  1. LOCUS STANDI <1> ЗАЯВИТЕЛЬНИЦЫ

 

———————————

<1> Locus standi (лат.) — лицо, имеющее право на подачу заявления в суд (примеч. редактора).

 

  1. Заявители жаловались на нарушение различных статей Конвенции в связи с вышеописанным производством.
  2. Власти Российской Федерации утверждали, что в отношении жалобы заявителя заявительница не обладает статусом жертвы, так как она не являлась стороной в рассматриваемом производстве и ни одно из ее прав не было нарушено неисполнением решений суда.
  3. Заявители утверждали, что заявительнице были причинены моральные страдания из-за невозможности государства выплатить долг заявителю.
  4. Европейский Суд полагает, что заявительница не может считаться «жертвой» предполагаемых нарушений, вызванных неисполнением судебных решений, поскольку она не являлась стороной в производстве и не может обладать подлежащими выплате суммами. Отсутствуют какие-либо документы, подтверждающие, что она заявляла обоснованные требования о предоставлении дополнительного жилья (см. Постановление Европейского Суда по делу «Тетерины против Российской Федерации» (Teteriny v. Russia) от 30 июня 2005 г. жалоба N 11931/03, § 30 <2>).

———————————

<2> Опубликовано в сборнике «Европейский Суд по правам человека и Российская Федерация» N I/2005 (примеч. переводчика).

 

  1. Следовательно, жалоба заявительницы является неприемлемой ratione personae <3> в отношении положений Конвенции по смыслу подпункта «a» пункта 3 статьи 35 Конвенции и должна быть отклонена в соответствии с пунктом 4 статьи 35 Конвенции. Европейский Суд в качестве «заявителя» будет подразумевать только заявителя.

———————————

<3> Ratione personae (лат.) — ввиду обстоятельств, относящихся к лицу, о котором идет речь (примеч. переводчика).

 

  1. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 6 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 1 ПРОТОКОЛА N 1 К КОНВЕНЦИИ

 

  1. Приемлемость жалобы

 

  1. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель не исчерпал внутригосударственные средства правовой защиты. Они, в частности, ссылались на примеры из внутригосударственной судебной практики, когда суды Российской Федерации признавали нарушение вследствие задержки исполнения судебных решений, вынесенных в пользу истцов, и присуждали соответствующие компенсации морального вреда (от 65 000 до 357 018,11 рублей), причиненного длительным неисполнением судебных решений.
  2. Заявитель не прокомментировал этот довод.
  3. Европейский Суд напоминает, что он ранее приходил к выводу о том, что в правовой системе Российской Федерации отсутствуют эффективные внутригосударственные средства правовой защиты, превентивные или компенсационные, которые бы предоставляли адекватное и достаточное возмещение ущерба, причиненного нарушениями Конвенции в связи с неисполнением судебных решений, вынесенных против государства или его органов, либо предоставляющих денежную компенсацию (см. Постановление Европейского Суда по делу «Бурдов против Российской Федерации (N 2)» (Burdov v. Russia) (N 2), жалоба N 33509/04, § 117, ECHR 2009 <4>), или налагающих обязательство какого-либо рода, включая предоставление жилья (см. mutatis mutandis <5> Постановление Европейского Суда по делу «Герасимов и другие против Российской Федерации» (Gerasimov and Others v. Russia) от 1 июля 2014 г., жалобы N 29920/056 <6> и др., § 166).

———————————

<4> Опубликовано в «Российской хронике Европейского Суда» N 4/2009 (примеч. редактора).

<5> Mutatis mutandis (лат.) — с соответствующими изменениями (примеч. редактора).

<6> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 11/2014 (примеч. редактора).

 

  1. Что касается довода властей Российской Федерации о неисчерпании внутригосударственных средств правовой защиты с приведением трех примеров выплаты компенсации морального вреда за неисполнение судебных решений, Европейский Суд ранее уже рассматривал и отклонял его (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Бутенко и другие против Российской Федерации», § 20).
  2. Европейский Суд отмечает, что настоящая жалоба не является явно необоснованной в значении подпункта «a» пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он далее отмечает, что она не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

  1. Существо жалобы
  1. Неисполнение решения суда от 3 мая 2000 г.

 

  1. Власти Российской Федерации не отрицали, что имела место задержка исполнения решения суда от 3 мая 2000 г.
  2. Заявитель оспорил метод начисления компенсации, примененный в судебном решении.
  3. Европейский Суд неоднократно признавал нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в делах, касающихся сходных с настоящим делом вопросов (см. среди прочих Постановление Европейского Суда по делу «Бурдов против Российской Федерации (N 1)» (Burdov v. Russia) (N 1), жалоба N 59498/00, ECHR 2002-III <1>, а также Постановление Европейского Суда по делу «Познахирина против Российской Федерации» (Poznakhirina v. Russia) от 24 февраля 2005 г., жалоба N 25964/02 <2>).

———————————

<1> Опубликовано в «Путеводителе по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека за 2002 год» (примеч. редактора).

<2> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 7/2005 (примеч. редактора).

 

  1. Изучив предоставленные документы, Европейский Суд отмечает, что власти Российской Федерации не выдвинули ни одного аргумента или факта, способного убедить его прийти к иным выводам в настоящем деле. Принимая во внимание судебную практику по данному вопросу, Европейский Суд полагает, что, не исполняя в течение нескольких лет обязательное к исполнению судебное решение, вынесенное в пользу заявителя, власти Российской Федерации препятствовали ему в получении денежных сумм, которые он имел право получить, согласно вступившему в законную силу решению суда.
  2. Что касается доводов заявителя о методе исчисления, примененного внутригосударственными судами, Европейский Суд напоминает, что в его задачи не входит исправление ошибок фактов и права, допущенных внутригосударственным судом (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Гарсия Руиз против Испании» (Garcia Ruiz v. Spain), жалоба N 30544/96, § 28, ECHR 1999-I).
  3. Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с длительным неисполнением решения суда от 3 мая 2000 г.

 

  1. Неисполнение решения суда от 15 ноября 2004 г.

 

  1. Что касается жалобы заявителя на длительное неисполнение решения суда от 15 ноября 2004 г., власти Российской Федерации утверждали, что период исполнения, который должен быть принят во внимание, начал течь с 11 мая 2005 г., даты, когда был изменен способ исполнения решения и была определена сумма, подлежащая выплате Власти Российской Федерации далее утверждали, ссылаясь на дело «Филоненко против Российской Федерации» (Filonenko v. Russia) от 31 июля 2008 г., жалоба N 22094/04, что исполнение было невозможно, поскольку заявитель уклонялся от получения жилищного сертификата, единственно возможного способа исполнения решения о предоставлении жилья.
  2. Заявитель настаивал на своей жалобе и утверждал, что он отказывался получать жилищный сертификат, поскольку сумма, присужденная ему решением суда от 15 ноября 2004 г. на приобретение жилья, не соответствовала рыночным ценам, существовавшим на тот момент, и что задержка исполнения и рост цен сделали абсолютно невозможным приобретение какого-либо жилья на присужденную сумму.
  3. Европейский Суд напоминает, что необоснованно длительная задержка исполнения вступившего в силу решения суда может привести к нарушению положений Конвенции (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Бурдов против Российской Федерации») Для того, чтобы решить, была ли задержка оправдана, Европейский Суд рассмотрит вопрос о том, насколько сложным было исполнительное производство, каким было поведение властей и заявителя, а также каков был характер присужденной суммы (см. Постановление Европейского Суда по делу «Райлян против Российской Федерации» (Raylyan v. Russia) от 15 февраля 2007 г., жалоба N 22000/03 <1>, § 31).

———————————

<1> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 6/2008 (примеч. редактора).

 

  1. Европейский Суд находит доводы властей Российской Федерации неубедительными Длительность исполнения судебного решения должна исчисляться с момента его вступления в силу независимо от дальнейших изменений способа исполнения (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Бутенко и другие против Российской Федерации», § 25, а также Постановление Европейского Суда по делу «Крестьяниновы против Российской Федерации» (Krestyaninovy v. Russia) от 25 сентября 2008 г., жалоба N 27049/05, § 14).
  2. Заявителя нельзя обвинять в том, что он отказался получить жилищный сертификат. Во-первых, из резолютивной части решения суда не очевидно, что предоставление жилищного сертификата является надлежащим способом исполнения (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Бутенко и другие против Российской Федерации», § 26). Во-вторых, государственные органы ни разу не ходатайствовали перед внутригосударственными судами об изменении способа исполнения постановления суда с денежной выплаты на предоставление жилищного сертификата.
  3. В распоряжении Европейского Суда отсутствуют решения судов Российской Федерации или иных органов, которые бы подтверждали, что в соответствии с законодательством Российской Федерации заявитель должен был обязательно получить жилищный сертификат в целях надлежащего исполнения судебного решения от 15 ноября 2004 г. Таким образом, Европейский Суд не может прийти к выводу, что заявитель препятствовал исполнению решения суда (см. Постановление Европейского Суда по делу «Елдашев против Российской Федерации» (Yeldashev v. Russia) от 12 мая 2010 г., жалоба N 5730/03 <2>, § 19).

———————————

<2> Опубликовано в «Российской хронике Европейского Суда» N 3/2010 (примеч. редактора).

 

  1. Вышеизложенных соображений достаточно, чтобы Европейский Суд пришел к выводу о том, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.
  2. Европейский Суд напоминает, что «требование» может являться «имуществом» по смыслу статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, если было установлено, что оно подлежит исполнению (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Бурдов против Российской Федерации (N 1)», § 40, а также «Стран Грик Рефайнерис и Стратис Андреадис против Греции» (Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece) от 9 декабря 1994 г., p. 84, § 59, Series A, N 301-B). Следовательно, невозможность для заявителя добиться исполнения решения суда в течение длительного времени является вмешательством в его право на беспрепятственное пользование имуществом, как это установлено в первом предложении первого пункта статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции.

 

III. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

 

  1. Заявитель также жаловался на отсутствие эффективных средств правовой защиты по поводу его жалоб на неисполнение судебного решения. Он ссылался на статью 13 Конвенции.
  2. Европейский Суд полагает, что настоящая жалоба связана с исследованными выше вопросами о неисполнении и в этой части она также должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу Однако учитывая выводы в отношении пункта 1 статьи 6 Конвенции (см. §§ 36 и 43 настоящего Постановления), Европейский Суд не считает необходимым в настоящем деле рассматривать отдельно вопрос о нарушении статьи 13 Конвенции.

 

  1. ИНЫЕ ПРЕДПОЛАГАЕМЫЕ НАРУШЕНИЯ КОНВЕНЦИИ

 

  1. Европейский Суд изучил иные жалобы, представленные заявителем. Принимая во внимание имеющиеся в его распоряжении материалы, а также в той части, в которой настоящие жалобы относятся к его юрисдикции, Европейский Суд считает, что они не содержат каких-либо признаков нарушения прав и свобод, установленных Конвенцией и Протоколами к ней. Следовательно, в этой части жалобы должны быть отклонены как явно необоснованные в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.

 

  1. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

 

  1. Статья 41 Конвенции гласит:

«Если Европейский Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

 

  1. Ущерб
  1. Материальный ущерб

(a) Неисполнение решения суда от 3 мая 2000 г.

 

  1. Что касается материального ущерба, причиненного задержкой исполнения решения суда, заявитель требовал 21 350 рублей в качестве компенсации потерь, вызванных инфляцией (13 360 рублей за период неисполнения с мая 2000 года по май 2004 года и 7 990 рублей в качестве индексации суммы на момент подачи жалобы (июль 2008 года) с учетом уровня инфляции), а также 18 425 евро в качестве компенсации утраты трудоспособности с 2003 года.
  2. Власти Российской Федерации утверждали, что требования заявителя о компенсации материального ущерба являются чрезмерными и необоснованными, но не предоставили каких-либо комментариев относительно способа расчета ущерба, примененного заявителем.
  3. Европейский Суд согласен с тем, что присужденная сумма обесценилась вследствие задержки исполнения решения. Заявителю препятствовали в получении причитающихся сумм, которые он обоснованно рассчитывал получить согласно вступившему в законную силу решению суда. Европейский Суд согласен с доводом заявителя, касающимся обесценивания присужденной суммы в период с 2000 по 2004 год. Однако перерасчет потерь должен быть сделан на момент исполнения решения суда, то есть на май 2004 года (см. § 9 настоящего Постановления), а не на 2008 год, как полагает заявитель.
  4. Европейский Суд присуждает заявителю 390 евро в качестве компенсации ущерба в период неисполнения решения суда на основании предложенного им метода расчета. В отношении требования о выплате 18 425 евро Европейский Суд не установил какой-либо причинно-следственной связи между установленным нарушением и предполагаемым материальным ущербом, таким образом, в этой части он отклоняет требования заявителя.

 

(b) Неисполнение решения суда от 15 ноября 2004 г.

 

  1. Что касается задержки исполнения решения суда, заявитель требовал 8 000 евро в качестве компенсации материального ущерба (разница между рыночной стоимостью комнаты в г. Ижевске и присужденной решением суммой). В поддержку этих требований заявитель предоставил информацию от агентства недвижимости г. Ижевска о росте цен на квадратный метр жилья в данном городе.
  2. Власти Российской Федерации оспаривали эти требования, утверждая, что информация о стоимости одного метра жилья в г. Ижевске, предоставленная заявителем, не является официальной. Кроме того, заявителю была присуждена сумма индексации, которая может считаться достаточной компенсацией связанного с инфляцией снижения суммы материального ущерба. Любая сумма компенсации, связанная с потерями из-за изменения цен, была бы пересмотром решения, принятого внутригосударственным судом, а национальные государственные органы имеют большее право на перерасчет подлежащих выплате сумм.
  3. Европейский Суд установил, что метод расчета, использованный заявителем в отношении задержки исполнения решения суда от 15 ноября 2004 г., основан на том, что заявитель назвал изменением цен на квадратный метр жилья на рынке недвижимости. Однако Европейский Суд не в состоянии проверить или оценить рынок недвижимости в Российской Федерации, и фактически ему не следует это делать, учитывая, что заявитель свободен в выборе места жительства. Вместе с тем Европейский Суд отмечает, что в решении суда присуждена твердая сумма, которая не основана на цене за квадратный метр жилья. Следовательно, Европейский Суд не может удовлетворить требование заявителя о компенсации материального ущерба, рассчитанного исходя из стоимости квадратного метра жилья (см. Постановление Европейского Суда по делу «Байгаев против Российской Федерации» (Baygayev v. Russia) от 5 июля 2007 г., жалоба N 36398/04 <1>, § 28) Кроме того, присужденная сумма была увеличена решением внутригосударственного суда об индексации (см. § 18 настоящего Постановления). Следовательно, Европейский Суд отклоняет эти требования.

———————————

<1> Опубликовано в «Бюллетене Европейского Суда по правам человека» N 9/2009 (примеч. редактора).

 

  1. Европейский Суд напоминает, что по общему правилу наиболее приемлемой формой компенсации ущерба, причиненного нарушениями Конвенции, является возвращение заявителей, по возможности, в то же положение, в котором они находились, если бы требования Конвенции не были нарушены (см. Постановление Европейского Суда по делу «Пьерсак против Бельгии» (Piersack v. Belgium) (статья 50 Конвенции) от 26 октября 1984 г., § 12, Series A, N 85, а также mutatis mutandis Постановление Европейского Суда по делу «Генчел против Турции» (Gencel v. Turkey) от 23 октября 2003 г., жалоба N 53431/99, § 27, Постановление Европейского Суда по делу «Довгучиц против Российской Федерации» (Dovguchits v. Russia) от 7 июня 2007 г., жалоба N 2999/03 <2>, § 48). Европейский Суд полагает, что власти Российской Федерации обязаны выплатить заявителю сумму, присужденную решение суда от 15 ноября 2004 г., с изменениями, внесенными решением суда от 29 августа 2008 г.

———————————

<2> Там же. N 11/2008 (примеч. редактора).

 

  1. Моральный вред

 

  1. Что касается морального вреда, заявитель требовал 5 000 евро в отношении задержки исполнения решения суда от 3 мая 2000 г., а также 10 000 евро в отношении неисполнения решения суда от 15 ноября 2004 г.
  2. Власти Российской Федерации утверждали, что отсутствует какая-либо причинно-следственная связь между длительным неисполнением и моральными страданиями заявителя, а также что заявителем не было предоставлено документов, доказывающих сам факт этих страданий.
  3. Европейский Суд полагает, что заявитель мог испытывать моральные страдания в результате невозможности властей Российской Федерации своевременно исполнить решения суда, вынесенные в его пользу. Европейский Суд принимает во внимание требование заявителя о компенсации морального вреда, характер сумм, рассматриваемых в настоящем деле, длительность процесса исполнения и иные относящиеся к этому обстоятельства. Исходя из принципа справедливости он присуждает заявителю 6 000 евро в качестве компенсации морального вреда плюс любые налоги, которые могут быть взысканы с этой суммы.

 

  1. Судебные расходы и издержки

 

  1. Заявитель не требовал возмещения судебных расходов и издержек. Соответственно, Европейский Суд не присуждает ему каких-либо сумм по данному основанию.

 

  1. Процентная ставка при просрочке платежей

 

  1. Европейский Суд полагает, что процентная ставка при просрочке платежей должна определяться исходя из предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.

 

НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:

 

1) объявил приемлемой для рассмотрения по существу жалобу на задержку исполнения решений суда от 3 мая 2000 г. и 15 ноября 2004 г., вынесенных в его пользу, а остальную часть жалобы — неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции в связи с неисполнением этих судебных решений;

3) постановил, что нет необходимости рассматривать жалобу на отсутствие эффективных средств правовой защиты в отношении неисполнения судебных решений согласно статье 13 Конвенции;

4) постановил что:

(a) государство-ответчик в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу обязано выплатить заявителю сумму, присужденную решением суда от 15 ноября 2004 г. и индексированную решением от 29 августа 2008 г.;

(b) государство-ответчик в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу обязано выплатить заявителю следующие суммы, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты:

(i) 390 евро (триста девяносто евро) в качестве компенсации материального ущерба, а также любые налоги, начисляемые на указанную сумму;

(ii) 6 000 евро (шесть тысяч евро) в качестве компенсации морального вреда, а также любые налоги, начисляемые на указанную сумму;

(c) с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

5) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.

Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 16 июля 2015 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.

Председатель Комитета Суда ХАНЛАР ГАДЖИЕВ

Заместитель Секретаря Секции Суда АНДРЕ ВАМПАШ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code