Вправе ли истец по иску о признании недействительной сделки ссылаться на недобросовестность ответчика

Вправе ли истец по иску о признании недействительной сделки ссылаться на недобросовестность ответчика как на обстоятельство, свидетельствующее о недействительности сделки?

 

Ответ: Истец, являющийся стороной сделки, не вправе ссылаться на недобросовестность ответчика как на обстоятельство, свидетельствующее о недействительности сделки.

В качестве основания признания сделки недействительной истцом, не являющимся стороной сделки, может быть указано на недобросовестное поведение всех сторон сделки (ответчиков), выразившееся в неисполнении сделки (формальном исполнении) и отсутствии намерения в исполнении сделки, повлекшее нарушение охраняемых законом интересов истца.

 

Обоснование: В соответствии с п. 2 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе.

Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия.

Согласно п. 3 ст. 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо.

Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной.

Недобросовестное поведение стороны сделки, выразившееся в неисполнении (отказе от исполнения) возникших в результате совершения сделки обязательств, может свидетельствовать о мнимости сделки, то есть о ее совершении без намерения создать соответствующие правовые последствия, либо о притворности сделки, то есть ее совершении с целью прикрыть другую сделку (ст. 170 ГК РФ).

При этом судебная практика исходит из того, что мнимая или притворная сделки характеризуются направленностью воли всех участников на достижение иной (не оговоренной сделкой) цели. Намерения одного участника на совершение такой сделки (мнимой или притворной) недостаточно (п. 87 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», Постановление Президиума ВАС РФ от 02.08.2005 N 2601/05 по делу N А01-1783-2004-11).

Так, истец, являясь стороной по договорам возмездного оказания услуг (заказчик), сослался на притворность сделок, поскольку, по его мнению, они прикрывают безвозмездную передачу истцом ответчику денежных средств. Истец полагал, что заключение оспариваемых договоров и отчуждение денежных средств произведено с нарушением его интересов, что свидетельствует о недобросовестном поведении (злоупотреблении правом) ответчика, воспользовавшегося тем, что единоличный исполнительный орган истца при заключении указанных договоров действовал явно в ущерб истцу, в результате чего истец утратил значительную денежную сумму без какого-либо встречного или сопутствующего интереса.

Суды, отказывая в удовлетворении требования о признании недействительными договоров, указали, что неполное или ненадлежащее исполнение ответчиком принятых на себя обязательств по оспариваемым договорам не может свидетельствовать о притворности сделок и, как следствие, о недействительности договоров (Постановление ФАС Московского округа от 03.09.2010 N КГ-А40/9890-10 по делу N А40-168080/09-1-840).

Таким образом, истец, будучи стороной сделки, не вправе требовать признания ее недействительной, в случае, если другая сторона сделки изначально не намеревалась ее надлежаще исполнять, преследуя при этом какие-либо не предполагаемые сделкой цели.

В такой ситуации лицо вправе защищать свои законные интересы в порядке, предусмотренном в том числе ст. ст. 12, 393 — 398, 406.1 ГК РФ. В частности, требовать присуждения к исполнению обязанности в натуре, возмещение убытков, взыскания неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами.

Другой подход может быть применен в случае, если недобросовестное поведение всех сторон сделки нарушило охраняемые законом интересы иного лица, не являющегося стороной сделки.

Так, при рассмотрении конкретного дела судами было установлено, что ответчики, заключая спорный договор, преследовали наступление иных, не предусмотренных договором, гражданско-правовых отношений, — имело место недобросовестное поведение, направленное на сокрытие имущества от обращения на него взыскания.

Обстоятельствами, положенными в основание такого вывода, явились неподтвержденность факта оплаты переданного товара (транспортных средств), то есть неисполнение одной из сторон сделки своих обязательств, а также близкородственные отношения между сторонами сделки.

Суды сочли, что сделка купли-продажи фактически носила безвозмездный характер, то есть являлась притворной, прикрывающей договор дарения. Сделка признана недействительной (Постановление ФАС Центрального округа от 16.04.2014 по делу N А08-8252/2012 (Определением ВАС РФ от 29.07.2014 N ВАС-10193/14 было отказано в передаче данного дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора, Определением Верховного Суда РФ от 08.09.2014 N 310-ЭС14-551 было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации).

Кроме того, как разъяснил Верховный Суд РФ, стороны мнимой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.

Равным образом осуществление сторонами мнимой сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании пункта 1 статьи 170 ГК РФ (п. 86 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25).

При этом для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок данного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения (Постановление АС Уральского округа от 26.01.2016 N Ф09-9819/15 по делу N А60-7391/2015).

Таким образом, в обоснование требования о признании сделки недействительной в рассматриваемой ситуации истец должен представить надлежащие доказательства, свидетельствующие о том, что действительная воля сторон оспариваемых договоров не была направлена на достижение правовых последствий, характерных для заключаемых договоров, что, в свою очередь, повлекло нарушение прав и законных интересов истца.

(Постановление АС Поволжского округа от 25.03.2015 N Ф06-21465/2013, Ф06-21962/2013 по делу N А72-17048/2013).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code