ЗНАЧЕНИЕ ТОЛКОВАНИЯ НОРМ ПРАВА СУДОМ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

Л.А.Цвигун

В работе анализируется роль интерпретационной практики Суда Европейского союза. На примере судебных дел, при рассмотрении которых Суд ЕС сформулировал основополагающие принципы права ЕС, выявляется значение судебной практики как источника права.

Ключевые слова: толкование права, право ЕС, Суд Европейского союза, принципы права ЕС, договоры о ЕС и его функционировании.

 

Система права Европейского союза (далее — ЕС) представляет собой совокупность норм, закрепленных в «первичных» и «вторичных» источниках. Кроме того, в качестве источника права выделяются принципы, которые прямо не зафиксированы в нормативных источниках, а разрабатываются и формулируются в процессе деятельности Суда ЕС. Таким образом, деятельность Суда ЕС является одной из движущих нормотворческих сил в рамках правовой системы ЕС, что обусловливает актуальность изучения его интерпретационной практики.

На Суд ЕС возлагается задача толкования норм права Евросоюза, кроме того, принципы и правила такого толкования, вырабатываемые Судом в ходе рассмотрения дел и ввиду юридической силы решений суда, получают обязательный статус. Следует согласиться с мнением К.Ю. Голуба, что «как это уже неоднократно бывало в истории европейской интеграции, пассивность европейского законодателя, вызванная различными политическими обстоятельствами, неизбежно накладывает на Суд ЕС несвойственные его природе функции. Суд ЕС становится вынужденным в своих решениях не только толковать и применять европейское право, но и развивать его, наполнять его нормы новым содержанием, реализовывать свою специфическую нормотворческую функцию» [1, с. 5-6].

Толкование и применение Судом ЕС норм права обеспечивают соблюдение права ЕС в целом. Суд устанавливает и развивает основные принципы права ЕС, во-первых, для того чтобы заполнить пробелы, существующие в учредительных договорах, а во-вторых, для того чтобы сблизить право ЕС с правом государств — членов ЕС и, таким образом, обеспечить уважение Союзом основных правовых принципов и ценностей, признаваемых и охраняемых в национальных правовых системах этих государств. Тем самым Суд ЕС выполняет правотворческую функцию, поскольку, закрепляя основные принципы права и восполняя пробелы учредительных договоров, создает предписания, обязательные для всех субъектов права ЕС [2, с. 10]. Решениями Суда ЕС обеспечивается единообразное толкование и применение европейского права, гарантируется неукоснительное соблюдение государствами — членами ЕС и институтами ЕС границ распределения полномочий между ними и оказывается значительное влияние на социально-политическое развитие ЕС [1, с. 6]. Все эти факторы позволяют многим исследователям, в частности Ф. Джа- кобсу, делать вывод, что Суд ЕС, формулируя общие принципы права, восполняя пробелы в учредительных договорах и обеспечивая соответствие актов Союза общим принципам права, выполняет функцию конституционного суда [4, p. 27].

Наиболее значимым для функционирования правовой системы ЕС является толкование права Судом ЕС, которое порождает принципы права ЕС. Включение общих принципов права в систему источников права ЕС является одной из важных характеристик практики Суда ЕС и свидетельствует о высокой степени активности деятельности его судей [3, с. 24].

Так, два фундаментальных принципа — верховенство и прямое действие права ЕС — были разработаны именно благодаря интерпретационной деятельности Суда ЕС.

Толкование Суда ЕС, которое породило принцип прямого действия норм права ЕС, было впервые озвучено в решении по делу Van Gend en Loos v. Netherlands Inland Revenue Administration от 05 февраля 1963 года [5]. В данном деле впервые была предпринята попытка применить по отношению к частному лицу право ЕС напрямую, тогда Суд пришел к выводу, что нормы права Союза (на тот момент Европейского экономического сообщества) прямо распространяются на частных лиц, наделяют их непосредственно правами и обязанностями, которые подлежат судебной защите. В обоснование были приведены аргументы, отсылающие к целям и общим задачам функционирования Союза.

Цель Договора о ЕС и Договора о функционировании ЕС — создание общего рынка, который затрагивает интересы каждого участника. Таким образом, Союз представляет собой новый международный правопорядок, в пользу которого государства ограничили свои суверенные права в определенных областях и субъектами которого являются не только государства — члены ЕС, но и их граждане. Право Союза вне зависимости от законодательств государств — членов ЕС не только налагает обязательства на частных лиц, но также наделяет их правами, которые становятся частью их правового состояния.

Таким образом, констатируя специфическую правовую природу норм права ЕС («Союз представляет собой новый международный правопорядок»), Суд предоставил гражданам государств — членов ЕС реальную возможность реализовывать и защищать права в соответствии с Договором о ЕС и Договором о функционировании ЕС. Впоследствии принцип прямого действия норм права ЕС получил разъяснение и уточнение и в других решениях Суда ЕС.

Решение по делу Flaminio Costa v. ENEL (Ente Nazionale Energia Elettrica) от 15 июля 1964 г. [6] в полной мере утвердило принцип верховенства права ЕС. В обосновании Суда указывается, что, раз все государства — члены ЕС отказались от части компетенции в пользу Союза (на тот момент Сообщества), они не могут изменять при имплементации содержание норм права ЕС, оно должно действовать самостоятельно, а государства — члены ЕС лишь могут издавать акты, основанные на нем. Отсюда следует, что право ЕС обладает очень важным признаком — верховенством. Таким образом, проистекающее из автономных источников право ЕС не может, вследствие своей особой и изначальной природы, быть оспорено каким бы то ни было внутренним правовым актом без того, чтобы не ликвидировать статус права Союза и не поставить под сомнение правовую основу самого ЕС.

Из анализа двух вышеописанных дел можно сделать вывод, что Суд ЕС никогда не ограничивался буквальным толкованием текста учредительных договоров, а всегда исходил из необходимости всеохватывающего учета целей создания Союза (Сообщества). Именно подобное расширительное толкование позволило закрепить принципы верховенства и прямого действия права ЕС, а также ряда других (принципа косвенного действия, принципа имущественной ответственности государств — членов ЕС перед физическими и юридическими лицами за ущерб, причиненный нарушением с их стороны норм права ЕС, и др.), которые являются неотъемлемой частью права Евросоюза.

Интерпретационная деятельность Суда ЕС направлена не только на реализацию правосудия в рамках правовой системы ЕС, но и напрямую влияет на процесс формирования этой молодой правовой системы.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Голуб, К. Ю. Решение суда европейских сообществ как источник права ЕС : автореф. дис. … канд. юрид. наук / Голуб Кирилл Юрьевич. — М., 2009. — 24 с.
Л.А. Цвигун. Значение толкования норм права судом Европейского союза
2. Кривова, М. В. Рефери европейского ринга. Роль Суда ЕС в формировании общих принци
пов права европейских сообществ и союза и защита прав человека и основных свобод / М. В. Кривова // Российское предпринимательство. — 2004. — № 1. — С. 9-11.
3. Право европейського Союзу : тдручн. / за ред. О. К. Вишнякова. — Одеса : Феткс, 2013. — 883 с.
4. Jacobs, F. G. Is the Court of Justice of the European Communities a Constitutional Court? / F. Jacobs // Constitutional Adjudication in European Community and National Law / D. Curtin and D. O’Keeffe (eds.). — Butterworth (Ireland) : Ltd, 1992. — P. 25-32.
5. Judgment of the Court of 5 February 1963. NV Algemene Transport-en Expeditie Onderneming van Gend & Loos v Netherlands Inland Revenue Administration. — Electronic text data. — Mode of access: http://eur-lex. europa.eu/Result.do?T 1=V6 &T2=1962&T3=26&RechType=RECH_naturel& Submit=Search. — Title from screen.
6. Judgment of the Court of 15 July 1964. Flaminio Costa v E.N.E.L. — Electronic text data. — Mode of access: http://eur-lex.europa.eu/smartapi/cgi/ sga_doc?smartapi! celexplus! prod! CELEXnum doc&numdoc=61964J0006&lg=en. — Title from screen.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2013. № 2 (19)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code