Определение Конституционного Суда РФ от 29.03.2016 N 639-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 марта 2016 г. N 639-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА ВИШНЯКОВА АНДРЕЯ НИКОЛАЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ СТАТЬЕЙ 4 И ЧАСТЬЮ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 17 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, СТАТЬЯМИ 303 И 308 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, А ТАКЖЕ ПУНКТОМ 11 ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ ОБ УБИЙСТВЕ (СТ. 105 УК РФ)»

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.Н. Вишнякова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

  1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин А.Н. Вишняков, осужденный за совершение преступлений к лишению свободы, просит признать противоречащими статьям 15 (часть 4), 19, 50 (часть 1) и 71 Конституции Российской Федерации статью 4 «Принцип равенства граждан перед законом» и часть первую статьи 17 «Совокупность преступлений» УК Российской Федерации, статьи 303 «Составление приговора» и 308 «Резолютивная часть обвинительного приговора» УПК Российской Федерации, а также пункт 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 года N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)».

По утверждению заявителя, пункт 11 названного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации неконституционен, поскольку в нем дается толкование, не соответствующее смыслу части первой статьи 17 УК Российской Федерации и позволяющее квалифицировать по совокупности преступлений убийство, сопряженное с бандитизмом, участие в банде и совершаемых ею нападениях, разбойное нападение, совершенное организованной группой, а статья 4 данного Кодекса во взаимосвязи со статьями 303 и 308 УПК Российской Федерации — как допускающие использование в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора произвольных формулировок, дискриминирующих по национальному признаку (по признаку принадлежности к народности).

  1. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Принцип non bis in idem, как он установлен Конституцией Российской Федерации и регулируется уголовным законодательством Российской Федерации, исключает повторное осуждение и наказание лица за одно и то же преступление, квалификацию одного и того же преступного события по нескольким статьям уголовного закона, если содержащиеся в них нормы соотносятся между собой как общая и специальная или как целое и часть, а также двойной учет одного и того же обстоятельства одновременно при квалификации преступления и при определении вида и меры ответственности (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 19 марта 2003 года N 3-П). Не предполагают повторное осуждение за одно и то же преступление и регламентирующие понятие совокупности преступлений части первая и вторая статьи 17 УК Российской Федерации. К тому же, будучи нормами Общей части данного Кодекса, они могут применяться только во взаимосвязи с положениями его Особенной части (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 23 сентября 2010 года N 1216-О-О, от 24 декабря 2012 года N 2343-О, от 24 октября 2013 года N 1609-О и др.).

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, содержащиеся в статьях 105 и 162 УК Российской Федерации нормы не соотносятся как общая и специальная, содержат описание разных преступлений, которые не соотносятся между собой как целое и часть, а потому действия виновных в разбойном нападении, направленные на умышленное причинение смерти, подлежат квалификации по совокупности преступлений (определения от 21 апреля 2011 года N 578-О-О, от 25 января 2012 года N 165-О-О, от 24 сентября 2012 года N 1666-О, от 24 декабря 2012 года N 2343-О, от 24 октября 2013 года N 1609-О и др.). Такой смысл указанным нормам уголовного закона придается и правоприменительной практикой (пункт 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 года N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» и пункт 14.1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2002 года N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»).

Также участие в устойчивой вооруженной группе (банде) или в совершаемых ею нападениях, уголовная ответственность за которое предусмотрена частью второй статьи 209 УК Российской Федерации, и разбой, совершенный организованной группой, ответственность за который предусмотрена пунктом «а» части четвертой статьи 162 данного Кодекса, образуют самостоятельные составы преступлений, различающиеся по объекту уголовно-правовой охраны, характеру посягательства, направленности умысла и степени опасности. Поэтому назначение за них наказания по совокупности преступлений не может рассматриваться как противоречащее статье 50 (часть 1) Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому право не быть повторно осужденным за одно и то же преступление, и не только не нарушает принцип справедливости, но и, напротив, отвечает требованию справедливого наказания за совершенное преступление (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 8 апреля 2010 года N 601-О-О и от 29 мая 2014 года N 1192-О).

2.2. Оспариваемая заявителем статья 4 УК Российской Федерации прямо закрепляет принцип равенства граждан перед законом, который выражается в том, что лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. При этом данная статья, как и оспариваемые заявителем положения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующие составление приговора (статья 303) и определяющие требования к резолютивной части обвинительного приговора (статья 308), не содержат каких-либо правил, допускающих дискриминацию, и, кроме того, не конкретизируют требования, предъявляемые к описательно-мотивировочной части приговора, а потому не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Таким образом, жалоба А.Н. Вишнякова, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации», не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

  1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Вишнякова Андрея Николаевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
  2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code