Определение Конституционного Суда РФ от 05.04.2016 N 707-О

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 апреля 2016 г. N 707-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА ЛИСЕНКУ ВИТАЛИЯ НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ЧАСТЬЮ 2 СТАТЬИ 18.10 КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ И ПОДПУНКТОМ 2 ЧАСТИ ПЕРВОЙ СТАТЬИ 27 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О ПОРЯДКЕ ВЫЕЗДА ИЗ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ВЪЕЗДА В РОССИЙСКУЮ ФЕДЕРАЦИЮ»

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи К.В. Арановского, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина Республики Молдова В. Лисенку,

установил:

  1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Республики Молдова В. Лисенку оспаривает конституционность следующих законоположений:

части 2 статьи 18.10 КоАП Российской Федерации, в силу которой совершение в городе федерального значения Москве или Санкт-Петербурге либо в Московской или Ленинградской области нарушения в виде осуществления иностранным гражданином или лицом без гражданства трудовой деятельности в Российской Федерации без разрешения на работу либо патента, если такие разрешение либо патент требуются в соответствии с федеральным законом, либо осуществление иностранным гражданином или лицом без гражданства трудовой деятельности в Российской Федерации по профессии (специальности, должности, виду трудовой деятельности), не указанной в разрешении на работу или патенте, если разрешение на работу или патент содержит сведения о профессии (специальности, должности, виде трудовой деятельности), либо осуществление иностранным гражданином или лицом без гражданства трудовой деятельности вне пределов субъекта Российской Федерации, на территории которого данному иностранному гражданину выданы разрешение на работу, патент или разрешено временное проживание, влечет наложение административного штрафа в размере от пяти тысяч до семи тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации;

подпункта 2 части первой статьи 27 Федерального закона от 15 августа 1996 года N 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», в силу которого въезд в Российскую Федерацию иностранному гражданину или лицу без гражданства не разрешается в случае, если в отношении него вынесено решение об административном выдворении за пределы Российской Федерации, о депортации либо передаче Российской Федерацией иностранному государству в соответствии с международным договором Российской Федерации о реадмиссии, — в течение пяти лет со дня административного выдворения за пределы Российской Федерации, депортации либо передачи Российской Федерацией иностранному государству в соответствии с международным договором Российской Федерации о реадмиссии.

Как следует из представленных материалов, постановлением Останкинского районного суда города Москвы от 22 июля 2015 года В. Лисенку был привлечен к административной ответственности по части 2 статьи 18.10 КоАП Российской Федерации. Сославшись на положение пункта 4 статьи 13 Федерального закона от 25 июля 2002 года N 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», в силу которого иностранный гражданин имеет право осуществлять трудовую деятельность в случае, если он достиг возраста восемнадцати лет, при наличии разрешения на работу или патента, а также пункт 4.2 указанной статьи, согласно которому временно пребывающий в Российской Федерации иностранный гражданин не вправе осуществлять трудовую деятельность вне пределов субъекта Российской Федерации, на территории которого ему выданы разрешение на работу или патент, а также по профессии (специальности, должности, виду трудовой деятельности), не указанной в разрешении на работу, суд признал В. Лисенку виновным в осуществлении трудовой деятельности без разрешения на работу в городе Москве и назначил ему административное наказание в виде административного штрафа с административным выдворением за пределы Российской Федерации в форме контролируемого самостоятельного выезда из Российской Федерации.

Оставляя это постановление без изменения, а жалобу защитника заявителя без удовлетворения, Московский городской суд в решении от 8 сентября 2015 года согласился с доказанностью вины В. Лисенку в совершении административного правонарушения, выразившегося в осуществлении последним трудовой деятельности в качестве подсобного рабочего без разрешения на работу в городе Москве.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения позволяют назначать иностранным гражданам, имеющим в Российской Федерации разрешение на временное проживание, безальтернативное наказание в виде выдворения за пределы Российской Федерации с последующим пятилетним запретом на обратный въезд за однократное осуществление трудовой деятельности без разрешения на работу в городе Москве — без учета иных обстоятельств дела, чем противоречат статьям 19 (части 1 и 2), 45, 46 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

  1. Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации как правовом государстве, обязанностью которого является признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина, иностранные граждане и лица без гражданства пользуются правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации (статья 1, часть 1; статья 2; статья 62, часть 3). Такие случаи, по смыслу статьи 62 (часть 3) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 17 (часть 2) и другими положениями главы 2 «Права и свободы человека и гражданина», касаются лишь тех прав и обязанностей, которые возникают и осуществляются в силу особой связи между Российской Федерацией и ее гражданами (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17 февраля 1998 года N 6-П; определения Конституционного Суда Российской Федерации от 30 сентября 2010 года N 1244-О-О, от 4 июня 2013 года N 902-О, от 5 марта 2014 года N 628-О и др.).

Соответственно, на территории Российской Федерации лицам, не состоящим в гражданстве Российской Федерации, должна быть обеспечена возможность реализации прав и свобод, гарантированных им Конституцией Российской Федерации, а также государственная, включая судебную, защита от дискриминации на основе уважения достоинства личности (статья 17, часть 1; статья 19, части 1 и 2; статья 21, часть 1; статья 45, часть 1; статья 46, части 1 и 2) с учетом того, что Конституция Российской Федерации, закрепляя право каждого на свободный выезд за пределы Российской Федерации, признает право на беспрепятственный в нее въезд только за российскими гражданами (статья 27, часть 2), а право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства — лишь за теми, кто законно находится на территории России (статья 27, часть 1). Эти конституционные требования подлежат соблюдению и при определении и применении правил пребывания (проживания) в Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства, а также норм об ответственности за их нарушение (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 марта 2014 года N 628-О).

Такой вывод соотносится с предписаниями Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ее статьями 3 и 8, а также с Декларацией о правах человека в отношении лиц, не являющихся гражданами страны, в которой они проживают (принята Генеральной Ассамблеей ООН 13 декабря 1985 года), провозглашающей, в частности, что ее положения не должны толковаться как ограничивающие право государства принимать законы и правила, касающиеся условий пребывания на его территории иностранцев, или вводить различия между его гражданами и иностранцами и как допускающие незаконное присутствие иностранца в государстве (пункт 1 статьи 2).

Исходя из этого для иностранных граждан и лиц без гражданства пребывание (проживание) в России обусловлено, по общему правилу, визовым или иным разрешением, а за государством остается суверенное право отказать им в пребывании (проживании) на своей территории, притом что, по смыслу статей 17 (часть 3), 19, 55 (части 2 и 3) и 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации, это предполагает установление федеральным законом разумных и соразмерных мер принуждения без умаления прав человека и неправомерного их ограничения при справедливом соотношении публичных и частных интересов (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 18 февраля 2000 года N 3-П, от 14 ноября 2005 года N 10-П, от 26 декабря 2005 года N 14-П, от 16 июля 2008 года N 9-П, от 7 июня 2012 года N 14-П и др.).

В силу приведенных конституционных и международно-правовых установлений государство правомочно использовать действенные законные средства, которые позволяли бы, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлениях от 17 января 2013 года N 1-П, от 14 февраля 2013 года N 4-П, от 17 февраля 2016 года N 5-П и др., следовать правомерным целям миграционной политики и определять правовой режим пребывания (проживания) на территории Российской Федерации иностранных граждан и лиц без гражданства, не исключая условий их трудовой деятельности, а также меры ответственности, в том числе административной, за его нарушение, а также правила применения соответствующих мер, имея в виду пресечение миграционных правонарушений, восстановление нарушенного правопорядка и предотвращение противоправных (особенно множественных и грубых) посягательств на него.

  1. Исходя из целей миграционной политики Российской Федерации, которая как социальное государство согласно статье 7 (часть 1) Конституции Российской Федерации призвана создавать условия, обеспечивающие достойную жизнь и свободное развитие человека, включая социальную защиту, здравоохранение, рынки труда и жилья, и должна поддерживать на своей территории приемлемую для этого миграционную обстановку, Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» связывает, по общему правилу, возможность осуществления иностранным гражданином трудовой деятельности с необходимостью получения им разрешения на работу или патента — с изъятиями, в частности, для лиц, постоянно или временно проживающих в Российской Федерации (абзац первый и подпункт 1 пункта 4 статьи 13). При этом в силу статьи 35 названного Федерального закона иностранные граждане, виновные в нарушении его требований, привлекаются к ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.

С приведенными законоположениями, конституционность которых В. Лисенку не ставит под сомнение, соотносятся правила части 1 статьи 18.10 КоАП Российской Федерации, согласно которой административная ответственность иностранных граждан и лиц без гражданства наступает за осуществление ими трудовой деятельности в Российской Федерации без разрешения на работу либо патента, если такие разрешение либо патент требуются в соответствии с федеральным законом, либо осуществление трудовой деятельности по профессии (специальности, должности, виду трудовой деятельности), не указанной в разрешении на работу или патенте, если разрешение на работу или патент содержит сведения о профессии (специальности, должности, виде трудовой деятельности), либо осуществление трудовой деятельности вне пределов субъекта Российской Федерации, на территории которого иностранному гражданину выданы разрешение на работу, патент или разрешено временное проживание, а также правила оспариваемой заявителем части 2 той же статьи, предусматривающей, что совершение перечисленных нарушений в городе федерального значения Москве или Санкт-Петербурге либо в Московской или Ленинградской области влечет наложение административного штрафа в размере от пяти тысяч до семи тысяч рублей с административным выдворением за пределы Российской Федерации.

При этом, как это следует из ряда решений Конституционного Суда Российской Федерации, установление федеральным законом административного выдворения за пределы Российской Федерации в качестве обязательного наказания за определенные миграционные правонарушения не противоречит Конституции Российской Федерации (Постановление от 17 февраля 2016 года N 5-П; определения от 5 марта 2014 года N 628-О и от 24 июня 2014 года N 1416-О).

Не свидетельствует о превышении конституционно допустимых пределов законодательного усмотрения, равно как и об отступлении от принципа равноправия, сама по себе однократность неисполнения соответствующей обязанности или несоблюдения запрета иностранным гражданином в качестве основания применения к нему административного выдворения за пределы Российской Федерации: Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает эту меру административной ответственности как за однократное, так и за повторное (неоднократное) совершение административных правонарушений в сфере миграционных отношений, притом что даже деяния, формально подпадающие под один и тот же состав, могут выражать разную, в том числе весьма существенную, степень неуважения иностранного гражданина к требованиям миграционного законодательства Российской Федерации.

Установление же более строгой административной ответственности за административные правонарушения, если они совершены в Москве, Санкт-Петербурге, Московской либо Ленинградской области, как это следует из Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2014 года N 13-П, обусловливается особенностями этих крупнейших (как по размерам, так и по численности населения) центров экономической, политической, образовательной и иной социальной активности, что объективно предопределяет возможность причинения определенными видами административных правонарушений на территории этих регионов значительно большего вреда, чем в других местностях. Повышенная социально-экономическая привлекательность таких субъектов Российской Федерации и сравнительно многочисленное присутствие в них иностранных граждан осложняют миграционную обстановку и увеличивают сопутствующие этому риски при поддержании миграционного правопорядка и тем самым дают основания к установлению различий в административных наказаниях за нарушения этими лицами режима пребывания (проживания) в Российской Федерации в зависимости от места их совершения, что само по себе не означает отступления от конституционного требования пропорциональности (соразмерности) в части строгости соответствующих санкций (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17 февраля 2016 года N 5-П).

  1. Оспаривая конституционность части 2 статьи 18.10 КоАП Российской Федерации, В. Лисенку утверждает, что ее положения позволяют назначать административное выдворение за пределы Российской Федерации за административное правонарушение без учета иных обстоятельств дела.

Между тем оспариваемое законоположение не препятствует тому, чтобы суды, не ограничиваясь установлением только формальных оснований применения закона, исследовали и оценивали реальные обстоятельства применительно к необходимости и соразмерности решений, принятых в отношении иностранного гражданина либо лица без гражданства. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации относительно прав иностранных граждан не исключают необходимости учитывать из гуманитарных соображений семейное положение и другие чрезвычайные, заслуживающие внимания обстоятельства при решении вопросов как о депортации из Российской Федерации, так и о временном проживании на ее территории, притом что семья и семейная жизнь, которые относятся к ценностям, поставленным под защиту Конституции Российской Федерации и международных договоров России, не имеют во всех случаях преимущества перед другими конституционно значимыми ценностями и не обеспечивают иностранным гражданам безусловного иммунитета от законных и действенных принудительных мер в сфере миграционной политики, соразмерных опасности миграционных правонарушений (особенно массовых) и практике уклонения от ответственности (Определение от 5 марта 2014 года N 628-О). Это согласуется и с выводом Конституционного Суда Российской Федерации о том, что наложение предусмотренного законом административного наказания при определенных обстоятельствах может противоречить целям административной ответственности и приводить к чрезмерному ограничению конституционных прав и свобод (постановления от 14 февраля 2013 года N 4-П, от 25 февраля 2014 года N 4-П и др.).

Проверка же законности и обоснованности судебных решений, в том числе в части толкования и применения норм права, в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входит (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Что касается подпункта 2 части первой статьи 27 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», то заявитель, вопреки требованиям статей 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не представил документ, которым подтверждалось бы применение данного подпункта при разрешении его конкретного дела, рассмотрение которого завершено в суде. Напротив, согласно сообщению Федеральной миграционной службы решение о неразрешении заявителю въезда в Российскую Федерацию не принято, как не исполнено и назначенное ему наказание в виде административного выдворения из Российской Федерации.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

  1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Республики Молдова Лисенку Виталия, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
  2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code