Определение Верховного Суда РФ от 29.03.2016 N 19-КГ16-3

Требование: О признании права пользования жилым помещением на условиях социального найма и права собственности в порядке приватизации.

Обстоятельства: Истица-1 ссылается на то, что на момент предоставления спорной квартиры ее бывшему супругу — военнослужащему данное жилое помещение служебным не являлось.

Решение: В иске отказано, так как закон не содержит положений, позволяющих в случае нарушения порядка отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду отнести такое помещение к жилищному фонду социального использования и признать за гражданами, проживающими в таком помещении на основании договора найма служебного жилого помещения, право пользования им на условиях социального найма.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 марта 2016 г. N 19-КГ16-3

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н., Юрьева И.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Шаровой М.В., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетней Шаровой А.В., к Министерству обороны Российской Федерации о признании права пользования жилым помещением на условиях социального найма и права собственности на жилое помещение в порядке приватизации

по кассационной жалобе Министерства обороны Российской Федерации на решение Буденновского городского суда Ставропольского края от 16 февраля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 2 июня 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., выслушав объяснения представителей Министерства обороны Российской Федерации — Крылова В.В., Орлова И.Н., поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Шарова М.В., действующая в своих интересах и интересах несовершеннолетней Шаровой А.В., обратилась в суд с иском к Министерству обороны Российской Федерации о признании за Шаровой М.В. и Шаровой А.В. права пользования жилым помещением, расположенным по адресу: <…>, на условиях социального найма и права собственности на данное жилое помещение в порядке приватизации в равных долях.

В обоснование исковых требований истец указала, что названная выше квартира была предоставлена ее супругу Шарову А.И. в связи с прохождением военной службы на основании выданного Буденновской квартирно-эксплуатационной частью района ордера от 3 апреля 1997 г. N 1115 на состав семьи из четырех человек, включая истца, дочь Шарову М.А. и сына Шарова Д.А. В 2006 г. брак между супругами был расторгнут, наниматель жилого помещения Шаров А.И. выехал в другое место жительства и снялся с регистрационного учета. В настоящее время в квартире проживают и зарегистрированы по месту жительства истец, Шарова М.А., Шаров Д.А. и несовершеннолетняя Шарова А.В., <…> г. рождения. Поскольку на момент предоставления Шарову А.И. спорное жилое помещение в установленном порядке не было отнесено к специализированному (служебному) жилищному фонду, Шарова М.В. полагает, что она вместе с несовершеннолетней Шаровой А.В. имеют право на приватизацию указанной квартиры в равных долях как занимаемой по договору социального найма.

Решением Буденновского городского суда Ставропольского края от 16 февраля 2015 г. исковые требования удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 2 июня 2015 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Министерством обороны Российской Федерации ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 25 февраля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций.

Как установлено судом и следует из материалов дела, на основании ордера N 1115, выданного 3 апреля 1997 г. Буденновской квартирно-эксплуатационной частью района, Шарову А.И. в связи с прохождением военной службы на состав семьи из четырех человек, включая супругу Шарову М.В., дочь Шарову М.А. и сына Шарова Д.А., была предоставлена трехкомнатная квартира по адресу: <…> (л.д. 13).

Постановлением главы администрации города Буденновска Ставропольского края от 27 октября 2004 г. N 831-п указанная квартира признана служебным жилым помещением (л.д. 104 — 107).

Брак между Шаровым А.И. и Шаровой М.В. прекращен 10 октября 2006 г., наниматель жилого помещения Шаров А.И. выехал в другое место жительства и снялся с регистрационного учета.

Между Буденновской квартирно-эксплуатационной частью района (наймодатель) и Шаровой М.В. (наниматель) 31 октября 2006 г. заключен договор N 427 найма служебного жилого помещения в домах Министерства обороны Российской Федерации на период переоформления лицевого счета, пунктом 2.17 которого установлена обязанность нанимателя освободить и сдать по акту наймодателю служебную квартиру в случае расторжения договора (л.д. 99 — 103).

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 19 августа 2011 г. N 1470-р военные городки 6, 12 в г. Буденновске Ставропольского края исключены из Перечня имеющих жилищный фонд закрытых военных городков Вооруженных Сил Российской Федерации.

На момент рассмотрения спора в указанной квартире проживают и состоят на регистрационном учете по месту жительства истец (наниматель), Шарова М.А., Шаров Д.А. и несовершеннолетняя Шарова А.В.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что спорное жилое помещение на момент его предоставления семье Шаровых не было наделено статусом служебного, квартира отнесена к специализированному жилищному фонду после заселения, договор найма служебного жилого помещения от 31 октября 2006 г. является ничтожным в связи с отсутствием оснований для его заключения. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что истец пользуется спорной квартирой на условиях социального найма и имеет право на приватизацию квартиры на основании Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-I «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации».

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления приняты с существенным нарушением норм материального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-I «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» граждане Российской Федерации, имеющие право пользования жилыми помещениями государственного или муниципального жилищного фонда на условиях социального найма, вправе приобрести их на условиях, предусмотренных законом, иными нормативными актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, в общую собственность либо в собственность одного лица, в том числе несовершеннолетнего, с согласия всех имеющих право на приватизацию данных жилых помещений совершеннолетних лиц и несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

Статьей 4 названного закона установлено, что не подлежат приватизации жилые помещения, находящиеся в аварийном состоянии, в общежитиях, в домах закрытых военных городков, а также служебные жилые помещения, за исключением жилищного фонда совхозов и других сельскохозяйственных предприятий, к ним приравненных, и находящийся в сельской местности жилищный фонд стационарных учреждений социальной защиты населения.

Собственники жилищного фонда или уполномоченные ими органы, а также предприятия, за которыми закреплен жилищный фонд на праве хозяйственного ведения, и учреждения, в оперативное управление которых передан жилищный фонд, с согласия собственников вправе принимать решения о приватизации служебных жилых помещений и находящегося в сельской местности жилищного фонда стационарных учреждений социальной защиты населения.

Таким образом, по общему правилу, служебные жилые помещения приватизации не подлежат.

Как следует из материалов дела и установлено судом, спорное жилое помещение является федеральной собственностью, находится в оперативном управлении Министерства обороны Российской Федерации, возражавшего против передачи квартиры в собственность истцу.

Определяя статус спорного жилого помещения, суд первой инстанции, с которым согласился суд апелляционной инстанции, пришел к выводу о том, что истец занимает жилое помещение на условиях социального найма и, как следствие, имеет право на его приватизацию.

Между тем данный вывод судов не основан на нормах закона в силу следующего.

Статьей 6 Жилищного кодекса РСФСР, действовавшего на момент предоставления спорного жилого помещения, было установлено, что государственный жилищный фонд находится в ведении местных Советов народных депутатов (жилищный фонд местных Советов) и в ведении министерств, государственных комитетов и ведомств (ведомственный жилищный фонд).

В соответствии со статьями 28 — 31, 33, 42, 43 Жилищного кодекса РСФСР основанием предоставления гражданину, нуждающемуся в улучшении жилищных условий, жилого помещения по договору найма (социального найма) являлось принятое с соблюдением требований Жилищного кодекса РСФСР решение органа местного самоуправления, а в домах ведомственного жилищного фонда — совместное решение администрации и профсоюзного комитета предприятия, утвержденное решением органа местного самоуправления.

Между тем в деле такое решение об обеспечении Шарова А.И. и Шаровой М.А. жилым помещением, как лиц, состоящих на учете нуждающихся в жилых помещениях, отсутствует.

В силу статьи 101 Жилищного кодекса РСФСР служебные жилые помещения предназначались для заселения гражданами, которые в связи с характером их трудовых отношений должны проживать по месту работы или вблизи от него. Жилое помещение включалось в число служебных решением исполнительного комитета районного, городского, районного в городе Совета народных депутатов.

В соответствии с законодательством Российской Федерации служебные жилые помещения могут предоставляться отдельным категориям военнослужащих (статья 104 Жилищного кодекса РСФСР).

Согласно статье 105 Жилищного кодекса РСФСР порядок предоставления служебных жилых помещений и пользования ими устанавливается законодательством Союза ССР, названным кодексом и другим законодательством РСФСР.

Служебные жилые помещения предоставляются по решению администрации предприятия, учреждения, организации, правления колхоза, органа управления другой кооперативной и иной общественной организации, в ведении которых находятся эти помещения. На основании принятого решения исполнительным комитетом соответствующего местного Совета народных депутатов гражданину выдается ордер на служебное жилое помещение.

В силу статьи 47 Жилищного кодекса РСФСР на основании решения о предоставлении жилого помещения в доме государственного или общественного жилищного фонда исполнительный комитет районного, городского, районного в городе, поселкового, сельского Советов народных депутатов выдает гражданину ордер, который является единственным основанием для вселения в предоставленное жилое помещение.

Форма ордера устанавливается Советом Министров РСФСР. Выдача ордеров на жилые помещения в военных городках производится в порядке, предусмотренном законодательством Союза ССР.

Согласно пункту 2 постановления Совета Министров СССР от 6 мая 1983 г. N 405 «О порядке предоставления жилых помещений в военных городках и выдачи ордеров на эти помещения» ордера на жилые помещения, в том числе на служебные и в общежитиях, находящиеся в закрытых и обособленных военных городках, выдаются квартирно-эксплуатационными органами Министерства обороны, Министерства внутренних дел, руководством органов и командованием воинских частей (по принадлежности жилищного фонда) на основании принятых в установленном порядке решений о предоставлении жилой площади.

Исходя из анализа названных выше норм права признаком служебного жилого помещения (до 1 марта 2005 г.) являлось обязательное наличие решения органа местного самоуправления о включении конкретного жилого помещения в число служебных, причем независимо от того, к какому жилищному фонду принадлежало жилое помещение.

Действовавшим на момент предоставления Шарову А.И. спорной квартиры приказом Министра обороны СССР от 10 ноября 1975 г. N 288 было установлено, что заселение служебных жилых помещений производится после включения таких помещений в число служебных решением исполкома Совета депутатов трудящихся.

Вместе с тем каких-либо положений, позволяющих в случае нарушения порядка отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду отнести такое жилое помещение к жилищному фонду социального использования и признать за гражданами, проживающими в таком жилом помещении на основании договора найма служебного жилого помещения, право пользования им на условиях договора социального найма, законодательство не содержит. В связи с этим ссылка суда на отсутствие в деле доказательств, подтверждающих принятие уполномоченным органом решения о присвоении спорной квартире статуса служебного на момент ее предоставления Шарову А.И. и ничтожность договора найма служебного жилого помещения от 31 октября 2006 г., заключенного Буденновской квартирно-эксплуатационной частью района с Шаровой М.В., в связи с чем истец имеет право пользования спорным жилым помещением на условиях социального найма и на его приватизацию, является необоснованной.

Решение о включении спорной квартиры в состав служебных жилых помещений, договор найма служебного жилого помещения от 31 октября 2006 г. в установленном порядке не оспорены и недействительными не признаны.

Исключение спорного жилого помещения из специализированного жилого фонда должно производиться в силу положений части 2 статьи 92 Жилищного кодекса Российской Федерации на основании решения органа, осуществляющего управление государственным жилищным фондом. Изменение статуса помещения относится к исключительной компетенции собственника и является его правом, а не обязанностью. Статус служебного жилого помещения может быть прекращен лишь с момента издания соответствующего решения уполномоченного органа.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2008 г. N 1053 «О некоторых мерах по управлению федеральным имуществом» Министерство обороны Российской Федерации наделено полномочиями по управлению федеральным имуществом, находящимся у Вооруженных Сил Российской Федерации на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

Согласно подпункту «м» пункта 2 названного постановления Министерство обороны Российской Федерации в целях управления имуществом Вооруженных Сил Российской Федерации и подведомственных Министерству обороны Российской Федерации организаций принимает решения о включении жилых помещений в специализированный жилищный фонд с отнесением таких помещений к определенному виду жилых помещений специализированного жилищного фонда, а также об исключении жилых помещений из указанного фонда.

Как следует из материалов дела, решение об исключении спорного жилого помещения из числа служебного уполномоченным органом не принималось.

При таких обстоятельствах у суда отсутствовали основания для признания за Шаровой М.В. и Шаровой А.В. права пользования квартирой на условиях социального найма и права собственности на спорное жилое помещение на основании статьи 2 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-I «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации».

Судебная коллегия находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем судебные постановления подлежат отмене.

Поскольку по делу установлены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, а именно наличие у спорной квартиры статуса служебного жилого помещения и отсутствие согласия Министерства обороны Российской Федерации на передачу в собственность данной квартиры в порядке статей 2 и 4 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 г. N 1541-I «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», Судебная коллегия полагает возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, принять по делу новое решение, которым Шаровой М.В., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетней Шаровой А.В., в удовлетворении иска отказать.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Буденновского городского суда Ставропольского края от 16 февраля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 2 июня 2015 г. отменить.

Принять по делу новое решение, которым Шаровой М.В., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетней Шаровой А.В., в иске к Министерству обороны Российской Федерации о признании права пользования жилым помещением на условиях социального найма и права собственности на жилое помещение в порядке приватизации отказать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code