Определение Верховного Суда РФ от 04.04.2016 N 78-КГ16-4

Требование: О взыскании суммы утраченного заработка за период временной нетрудоспособности, компенсации за задержку выплаты.

Обстоятельства: Истцом указано, что ему установлена III группа инвалидности в связи с профессиональным заболеванием. Истец полагает, что выплата ему пособия по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов среднего заработка не освобождает ответчика от обязанности выплатить ему сумму утраченного заработка в соответствии со ст. ст. 1085, 1086 ГК РФ.

Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку какие-либо сведения, свидетельствующие о неполном возмещении ответчиком утраченного истцом заработка на период его временной нетрудоспособности вследствие профессионального заболевания, в материалах дела отсутствуют.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 апреля 2016 г. N 78-КГ16-4

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Гуляевой Г.А., Кириллова В.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 4 апреля 2016 г. гражданское дело по иску Косточкина В.П. к открытому акционерному обществу «Морской порт Санкт-Петербурга» о взыскании суммы утраченного заработка за период временной нетрудоспособности, компенсации за задержку выплаты

по кассационной жалобе представителя открытого акционерного общества «Морской порт Санкт-Петербурга» Павлова А.Б. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 мая 2015 г., которым отменено решение Кировского районного суда г. Санкт-Петербурга от 2 марта 2015 г. об отказе в удовлетворении иска. По делу постановлено новое решение об удовлетворении заявленных исковых требований.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав объяснения представителя открытого акционерного общества «Морской порт Санкт-Петербурга» Лаврика М.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу представителя истца Косточкина В.П. — Шаровой Н.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей судебное постановление подлежащим отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Косточкин В.П. обратился в суд с иском к открытому акционерному обществу «Морской порт Санкт-Петербурга» (далее — ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга») о взыскании суммы утраченного заработка за период временной нетрудоспособности и компенсации за задержку выплаты.

В обоснование исковых требований Косточкин В.П. указал, что с 1977 года работал в Ленинградском морском торговом порту (с 2011 года — ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга»). В период с 15 апреля по 26 октября 2014 г. он был временно нетрудоспособен, находился на стационарном лечении.

Согласно справке от 4 июня 2014 г., выданной Врачебной комиссией Центра профпатологии и реабилитации профессиональных больных Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Городская Мариинская больница», Косточкину В.П. установлен диагноз профессионального заболевания. 26 августа 2014 г. работодателем составлен акт о случае профессионального заболевания, согласно которому у Косточкина В.П. возникло профессиональное заболевание в результате длительного воздействия вредных производственных факторов.

Приказом от 26 сентября 2014 г. N 645-л Косточкин В.П. уволен из организации ответчика по основанию, предусмотренному пунктом 8 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с отсутствием у работодателя работы, соответствующей медицинскому заключению, с выплатой выходного пособия в размере двухнедельного среднего заработка.

27 октября 2014 г. Косточкину В.П. установлена III группа инвалидности в связи с профессиональным заболеванием и степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 40%.

Косточкин В.П. указал, что за период временной нетрудоспособности в связи с профессиональным заболеванием работодателем ему как застрахованному лицу произведена выплата пособия по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов среднего заработка.

По мнению Косточкина В.П., выплата ему пособия по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов среднего заработка не освобождает работодателя от обязанности выплатить ему суммы утраченного заработка в соответствии со статьями 1085, 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем истец просил суд взыскать с ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга» сумму утраченного заработка за период временной нетрудоспособности в размере 326 220, 81 руб. и компенсацию за задержку выплаты — 4 126, 69 руб.

Представитель ответчика исковые требования Косточкина В.П. не признал.

Решением Кировского районного суда г. Санкт-Петербурга от 2 марта 2015 г. в удовлетворении исковых требований Косточкина В.П. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 мая 2015 г. решение суда первой инстанции отменено. По делу постановлено новое решение об удовлетворении исковых требований. Суд апелляционной инстанции взыскал с ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга» в пользу Косточкина В.П. утраченный заработок за период временной нетрудоспособности в размере 261 538,63 руб., компенсацию за задержку выплаты в сумме 13 737,32 руб., госпошлину в доход бюджета г. Санкт-Петербурга — 5 952,76 руб.

В поданной в Верховный Суд Российской Федерации кассационной жалобе представителя ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга» ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 мая 2015 г. и оставления в силе решения Кировского районного суда г. Санкт-Петербурга от 2 марта 2015 г.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы представителя ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга» 16 декабря 2015 г. судьей Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и ее же определением от 16 февраля 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Истец Косточкин В.П., надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание суда кассационной инстанции не явился, направил письменное ходатайство о рассмотрении дела судом кассационной инстанции в его отсутствие, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие истца.

Проверив материалы дела, обсудив обоснованность доводов кассационной жалобы и возражения на нее, заслушав объяснения явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что судом апелляционной инстанции были допущены такого рода существенные нарушения норм права, выразившиеся в следующем.

Судом установлено и из материалов следует, что Косточкин В.П. с 1977 года работал в Ленинградском морском торговом порту (с 2011 года — ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга»). В период с 15 апреля по 26 октября 2014 г. он был временно нетрудоспособен, находился на стационарном лечении.

Согласно справке от 4 июня 2014 г., выданной Врачебной комиссией Центра профпатологии и реабилитации профессиональных больных Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения здравоохранения «Городская Мариинская больница», Косточкину В.П. установлен диагноз профессионального заболевания.

26 августа 2014 г. работодателем составлен акт о случае профессионального заболевания, согласно которому у Косточкина В.П. возникло профессиональное заболевание в результате длительного воздействия вредных производственных факторов.

Приказом от 26 сентября 2014 г. N 645-л Косточкин В.П. уволен из организации ответчика по основанию, предусмотренному пунктом 8 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с отсутствием у работодателя работы, соответствующей медицинскому заключению, с выплатой выходного пособия в размере двухнедельного среднего заработка.

27 октября 2014 г. Косточкину В.П. установлена III группа инвалидности в связи с профессиональным заболеванием и степень утраты профессиональной трудоспособности в размере 40%.

За период временной нетрудоспособности в связи с профессиональным заболеванием работодателем — ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга» Косточкину В.П. как застрахованному лицу произведена выплата пособия по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Косточкина В.П., суд первой инстанции со ссылкой на положения Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» и статью 1071 Гражданского кодекса Российской Федерации пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскания с ответчика в пользу Косточкина В.П. суммы утраченного заработка по правилам статей 1085, 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации.

С данным выводом суда первой инстанции не согласилась судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об удовлетворении требований Косточкина В.П. о взыскании с ответчика суммы утраченного заработка за период временной нетрудоспособности в связи с профессиональным заболеванием (с 4 июня по 13 октября 2014 г.) и компенсации за задержку выплаты указанной суммы, суд апелляционной инстанции со ссылкой на положения статьи 1085, 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 184 Трудового кодекса Российской Федерации и Федеральный закон от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» исходил из того, что при наступлении временной нетрудоспособности гражданин полностью освобождается от работы и поэтому утрата Косточкиным В.П. трудоспособности на весь период предполагается, в связи с чем неполученная им за период временной нетрудоспособности заработная плата является утраченным заработком, подлежащим возмещению причинителем вреда — работодателем, на которого нормами действующего законодательства возложена такая обязанность, вне зависимости от размера выплаченного работнику пособия по нетрудоспособности.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что данные выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующих спорные отношения.

В соответствии с частью 1 статьи 184 Трудового кодекса Российской Федерации при повреждении здоровья или в случае смерти работника вследствие несчастного случая на производстве либо профессионального заболевания работнику (его семье) возмещаются его утраченный заработок (доход), а также связанные с повреждением здоровья дополнительные расходы на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию либо соответствующие расходы в связи со смертью работника.

Виды, объемы и условия предоставления работникам гарантий и компенсаций в указанных случаях определяются федеральными законами (часть 2 статьи 184 Трудового кодекса Российской Федерации).

Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее — Федеральный закон от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ), как следует из его преамбулы, устанавливает в Российской Федерации правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях.

Пунктом 1 статьи 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ установлено, что обеспечение по страхованию осуществляется:

1) в виде пособия по временной нетрудоспособности, назначаемого в связи со страховым случаем и выплачиваемого за счет средств на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний;

2) в виде страховых выплат:

единовременной страховой выплаты застрахованному либо лицам, имеющим право на получение такой выплаты в случае его смерти;

ежемесячных страховых выплат застрахованному либо лицам, имеющим право на получение таких выплат в случае его смерти;

3) в виде оплаты дополнительных расходов, связанных с медицинской, социальной и профессиональной реабилитацией застрахованного при наличии прямых последствий страхового случая.

Пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ установлено, что пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием выплачивается за весь период временной нетрудоспособности застрахованного до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка, исчисленного в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством».

В соответствии с частью 1 статьи 13 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» назначение и выплата пособий по временной нетрудоспособности, по беременности и родам, ежемесячного пособия по уходу за ребенком осуществляются страхователем по месту работы (службы, иной деятельности) застрахованного лица (за исключением случаев, указанных в частях 3 и 4 настоящей статьи).

В пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 марта 2011 г. N 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» разъяснено, что за весь период временной нетрудоспособности застрахованного начиная с первого дня до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности за счет средств обязательного социального страхования выплачивается пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием в размере 100 процентов его среднего заработка без каких-либо ограничений (подпункт 1 пункта 1 статьи 8, статья 9 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ). Назначение, исчисление и выплата пособий по временной нетрудоспособности производится в соответствии со статьями 12 — 15 Федерального закона от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством» (с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 24 июля 2009 г. N 213-ФЗ) в части, не противоречащей Федеральному закону от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ.

Согласно статье 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Из приведенных выше нормативных положений и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору, осуществляется страхователем по месту работы (службы, иной деятельности) застрахованного лица, в том числе путем назначения и выплаты ему пособия по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием в размере 100 процентов среднего заработка застрахованного, а также назначения региональным отделением Фонда социального страхования Российской Федерации единовременной и ежемесячной страховых выплат. Лицо, причинившее вред, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба только в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред.

Как видно из материалов дела, Косточкину В.П. за период временной нетрудоспособности с 4 июня по 13 октября 2014 г. в связи с профессиональным заболеванием работодателем выплачено пособие по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. N 255-ФЗ «Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством». Кроме того, региональным отделением Фонда социального страхования Российской Федерации Косточкину В.П. выплачено единовременное страховое возмещение и назначены ежемесячные страховые выплаты.

Какие-либо сведения, свидетельствующие о неполном возмещении работодателем утраченного Косточкиным В.П. заработка на период его временной нетрудоспособности вследствие профессионального заболевания, в материалах дела отсутствуют.

Таким образом, заработок Косточкина В.П., не полученный им в период временной нетрудоспособности вследствие профессионального заболевания, был возмещен работодателем в полном объеме посредством выплаты ему пособия по временной нетрудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка, в связи с чем у суда апелляционной инстанции отсутствовали предусмотренные законом основания для принятия решения об удовлетворении требований истца о взыскании с ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга» суммы утраченного заработка по правилам статей 1085, 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Учитывая изложенное, определение суда апелляционной инстанции нельзя признать законным. Оно принято с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможна защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемого судебного постановления и оставления в силе решения суда первой инстанции, которым правильно разрешен спор по исковым требованиям Косточкина В.П. к ОАО «Морской порт Санкт-Петербурга».

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 20 мая 2015 г. отменить.

Оставить в силе решение Кировского районного суда г. Санкт- Петербурга от 2 марта 2015 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code