ОБНАРОДОВАНИЕ ЛОКАЛЬНЫХ НОРМАТИВНЫХ АКТОВ: ПРОЦЕДУРЫ И ПОТЕНЦИАЛ

Е.Ю.Калюжнов

Выявлено сформированное юридической практикой правило о зависимости применимости локального нормативного акта от факта его обнародования. Рассмотрено общее соотношение опубликования и обнародования нормативных актов. Посредством анализа эмпирических данных выведены существующие процедуры обнародования локальных нормативных актов, а также намечены принципы их применения и вектор развития.

Ключевые слова: локальный нормативный акт, обнародование, опубликование, презумпция знания закона, доступ к правовой информации.

 

В соответствии с ч. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации, любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения 2.
Процедура обнародования нормативных актов, исходящих от публично-правовых образований (государства и муниципалитетов), обстоятельно регламентирована в современном законодательстве, поскольку именно посредством опубликования выполняется необходимое и достаточное условие формирования презумпции о знании соответствующих актов, принудительно обязательных для их адресатов, что отмечалось еще в Заключении Комитета конституционного надзора СССР от 29 ноября 1990 г. № 12 (2-12) «О правилах, допускающих применение неопубликованных нормативных актов о правах, 2 свободах и обязанностях граждан» [2].

Данное правовое предположение в большей степени, очевидно, тяготеет к фикции, однако вынужденное замещение факта позволяет преодолевать юридически тупиковые ситуации, возникающие при ссылке на правовую неосведомленность (см. подробнее, напр.: [1, с. 275]).

В частном же праве механизм обнародования локальных нормативных актов (далее — ЛНА) строго не определен, фактически находясь вне поля централизованного регулирования. Так, в гражданском законодательстве содержатся общие правила об информировании участников юридического лица о принятых его органами решениях (например, ч. 4 ст. 62 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах») и об обеспечении доступа к хранимым документам (к примеру, ст. 50 Федерального закона от 08 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). В свою очередь, в трудовом праве устанавливаются некоторые информационные обязанности работодателя: ознакомить под роспись работника с применяемыми ЛНА (ч. 3 ст. 68, абз. 10 ч. 2 ст. 22 ТК РФ); учитывать мнение профсоюза при принятии отдельных ЛНА (ч. 3 ст. 8, ст. 372 ТК РФ). Подобные меры отчасти обеспечивают ознакомление вовлеченных лиц с такими актами, однако вступление в силу ЛНА (как трудового — ч. 7 ст. 12 ТК РФ, — так и корпоративного измерения) и начало его применения в целом не обусловливаются обязательным образом фактом опубликования акта, что вполне логично проистекает из сделочного элемента его природы, предполагающего заинтересованность и инициативность самих субъектов правоотношений в определении и текстуальной формализации собственных прав и обязанностей.

Вместе с тем анализ обширной практики судов общей юрисдикции (по трудовым спорам) и арбитражных судов (по корпоративным спорам) демонстрирует, что сформировалось полноценное правоположение о взаимосвязи применимости конкретного ЛНА с его обнародованностью. Так, если в публичном праве индикатором ознакомленности с актом выступает предоставление реальной возможности неопределенному кругу заинтересованных лиц изучить нормативный первоисточник в результате его опубликования, то в праве частном, наоборот, фактически требуется гарантированное доведение содержания отдельного акта до сведения каждого субъекта соответствующих отношений: создается опровержимая презумпция, в некоторых случаях тяготеющая к формуле «акт не известен, пока не доказано иное».

В названных условиях принципиальный смысл приобретает техника (как система средств, приемов, методов, способов, инструментов) обеспечения доступа к подобной нормативной информации (см. подробнее, напр.: [3]). В п. 6 ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» установлено, что доступом к информации является возможность ее получения и использования. В п. 8 и 9 данной статьи определены две формы доступа: предоставление — действия, направленные на получение информации определенным кругом лиц или ее передачу им; распространение — аналогичные действия, но по отношению к неопределенному кругу лиц. Таким образом, разница в формах обеспечения доступа к каким-либо сведениям фактически заключается только в субъектах их адресации. В качестве способов распространения правовой информации законодательство оперирует не совсем определенно соотносящимися понятиями «опубликование» и «обнародование». Так, ч. 3 ст. 15 Конституции использует термин «официальное опубликование», а ст. 107, 108 — «обнародование». Федеральный закон от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального собрания» демаркирует понятия следующим образом: под опубликованием понимается воспроизведение текста акта в печатном издании (абз. 1 ст. 4, абз. 2 ст. 5); под обнародованием — доведение его до всеобщего сведения по телевидению и радио, рассылка государственным органам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям, организациям, передача по каналам связи, распространение в машиночитаемой форме (абз. 2 ст. 5). Интересно, что авторское право аналогичным образом решает данную проблему — при обнародовании автором произведения осуществляется действие или дается согласие на осуществление действия, которое впервые делает произведение доступным для всеобщего сведения путем его опубликования, публичного показа, публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю либо любым другим способом (абз. 1 ч. 1 ст. 1268 ГК РФ); в свою очередь, опубликованием (выпуском в свет) является выпуск в обращение экземпляров произведения (представляющих собой его копию в любой материальной форме) в количестве, достаточном для удовлетворения разумных потребностей публики исходя из характера произведения (абз. 2 ч. 1 ст. 1268 ГК РФ).

Следовательно, органичен вывод о том, что обнародование нормативного акта является более широким понятием, включающим в себя, среди прочего, и его опубликование.

Многолетним, оперативно восприимчивым опытом функционирования секретариатов, кадровых служб, отделов делопроизводства различных юридических лиц выработаны вполне надежные процедуры обнародования ЛНА, среди которых представляется возможным выделить — в зависимости от технологических основ операций с текстом — такие их разновидности, как:
1) персональное ознакомление (например, под роспись в документе-приложении или специальной учетной форме);
2) ознакомление представителя какой- либо группы (в частности, первичной профсоюзной организации);
3) размещение в общедоступном месте (в том числе вывешивание на официальном информационном стенде, передача в специализированное подразделение);
4) направление (рассылка) или вручение экземпляров (или копий) на материальном носителе;
5) опубликование в печатном издании (к примеру, в корпоративном);
6) распространение через средства массовой информации;
7) размещение на официальном интернет-сайте или в корпоративной сети (к примеру, в электронной библиотеке внутренних документов);
8) передача по каналам связи (включая распространение в машиночитаемой форме);
9) обеспечение присутствия (индивидуализированного или представительного характера) при принятии ЛНА.

Как видится, в практически неограниченно-адаптивном в силу диспозитивности частном праве принципиально допустим любой возможный способ правового информирования — как уже существующий, так и могущий появиться в будущем: в качестве уместного в данном случае единственного принципа-рекомендации следует указать на приемлемость избрания такой технологии коммуникационного взаимодействия, которая позволяет достоверно установить, что документ исходит от соответствующей стороны, а также обеспечивает аутентичность передаваемого и принимаемого нормативного материала.

При этом инициатива доступа к юридической информации на локальном уровне и документальное подтверждение (фиксация) факта ее обнародования имеют значение как для создателя норм, так и для их адресатов, однако потребность в придании публично-правовой (то есть авторитетной для судов, иных официальных правоприменителей) силы данным обстоятельствам находится, как представляется, преимущественным образом в области непосредственных интересов правотворческого субъекта.

Подытоживая, стоит признать, что на уровне ЛНА, относящихся к смежной области публичного и частного права, симбиоз нормативных принципов, юридической практики и правовых обычаев саморегулятивно сформировал уникальную, «самобытную» систему правового информирования, которая по юридико-техническим параметрам и эффективности не уступает публичной.

ПРИМЕЧАНИЯ
1 Исследование выполнено при поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации, соглашение 14.А18.21.2003 «Модернизация технологий юридической деятельности в правовых системах современного мира».
2 Во всех случаях при ссылках на правовой акт в действующей редакции: Доступ из справ. -правовой системы «КонсультантПлюс». Раздел «Законодательство». ИБ «Версия Проф». Обновление системы по состоянию на 31.05.2013.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Давыдова, М. Л. Юридическая техника: проблемы теории и методологии : монография / М. Л. Давыдова ; ГОУ ВПО «ВолГУ». — Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2009. — 318 с.
2. О правилах, допускающих применение неопубликованных нормативных актов о правах, свободах и обязанностях граждан : заключение Ком. конституц. надзора СССР от 29 нояб. 1990 г № 12 (2-12) // Ведомости СНД СССР и ВС СССР. — 1990. — № 50. — Ст. 1080.
3. Проскурин, А. С. Техника обеспечения доступа к правовой информации: понятие и классификация / А. С. Проскурин // Администратор суда. — 2011. — № 4. — С. 5-9.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2013. № 2 (19)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code