ИНСТРУМЕНТЫ МОДЕРНИЗАЦИИ СУДЕБНЫХ СИСТЕМ В СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОМ АСПЕКТЕ

О.Л.Серегина

В статье автор приводит доказательства того, что изучение прогрессивного опыта иностранных государств в сфере совершенствования судебной системы, процессов интенсивного внедрения новейших технологий в области отправления правосудия способствует защите прав и законных интересов граждан. В качестве инструмента модернизации судебной системы Российской Федерации автор видит тенденцию последних лет по обучению способам и технологиям по созданию альтернативных, внесудебных способов разрешения возникающих споров.

Ключевые слова: юридическая деятельность; технологии; модернизация; альтернативные, внесудебные способы разрешения споров; сравнительно-правовое исследование.

 

Целью любого сравнительно-правового исследования является извлечение пользы для правовой системы одного из анализируемых либо всех государств. Сравнивая, мы отмечаем более совершенные нормы законодательства, более действенные способы реализации, применения этих норм, недостатки в функционировании других правовых систем, имеем возможность перенять навыки работы судебной системы, других правоприменительных, правотворческих органов различных государств, проанализировать преимущества в деятельности различных негосударственных юридических образований, изучить проблемы возможной ассимиляции определенной практики, наработок, например, адвокатского сообщества, третейских судов, арбитражей, нотариусов, медиаторов, других посредников [2].

Таким образом, целью сравнительно-правового исследования видится выявление наиболее удачных, наработанных технологий в деятельности любых государственных и негосударственных органов и образований, способствующих наилучшему осуществлению или хотя бы обеспечению защиты прав и законных интересов граждан.

Такие технологии заключаются не только в наилучшей системе построения и деятельности судебной власти, поиске оптимальных способов защиты в суде, но больше даже в обеспечении, создании такой ситуации, при которой возникало бы меньше разногласий в правовой сфере, чтобы техника написания нормативно-правовых актов обеспечивала их универсальность, единообразное понимание, отсутствие «пробелов» в праве, их исполнимость. Представляется, что для Российской Федерации верным и полезным в последние годы является тенденция по перенятию способов и технологий по созданию альтернативных, внесудебных способов разрешения возникающих споров.

В Великобритании стремление успевать за увеличением количества рассматриваемых споров побуждает к применению более быстрых процедур, таких как ускоренный арбитраж для разрешения небольших по сумме споров. Такая процедура предполагает более простой порядок формирования решающего состава, а также более гибкие процессуальные правила рассмотрения споров. Аналогичные мотивы существуют и у российского законодателя, для чего, например, в настоящее время в рамках арбитражного процесса более детально регламентирован процесс упрощенного производства. Такие совместные действия законодателя с правоприменителями в лице, в частности, Высшего Арбитражного Суда РФ, являются иллюстрацией к поиску технологий, направленных на более быстрое, квалифицированное, объективное рассмотрение возникающих разногласий.

Общей тенденцией во взаимоотношениях государственных и международных коммерческих арбитражей в Англии, например, и в ряде других государств следует считать повышение контролирующей роли государственных судов, особенно после реформирования английской системы судоустройства Законом о конституционной реформе 2005 года. Подобно ситуации в Российской Федерации, в Англии в государственных судах могут оспариваться вопросы компетенции международных коммерческих арбитражей, а также вопросы соблюдения ими основных принципов гражданского судопроизводства. В литературе отмечается, что нерешенной проблемой, усложняющей осуществление государственными судами своей контролирующей функции, является то, что в статутном праве Англии отсутствует единый акт, закрепляющий пределы полномочий государственных судов в оценке решений, принятых арбитражами. В данном аспекте хочется отметить с положительной точки зрения четкое закрепление аналогичных положений в Арбитражном процессуальном кодексе РФ. При этом следует сказать, что для Российской Федерации фиксация определенной нормы в нормативно-правовом акте является единственно возможным способом придания ей законной силы и обеспечения ее исполнения и применения.

Итак, достоинством альтернативных способов разрешения спора, а также определенных действий, например, адвокатов, иных посредников является свободное выражение воли сторон, предоставление договаривающимся сторонам ряда соответствующих инструментов, обеспечивающих максимально возможную определенность в судьбе их договорных отношений. Ставя перед собой цель нахождения максимально возможного числа определенных юридических инструментов, технологий для совершенствования российского права, обратим внимание на то, что в других правовых системах существует значительно больше вариантов внесудебного разрешения споров, кроме имеющихся на настоящий момент в нашем законодательстве: мировое соглашение, медиация, переговоры, третейское разбирательство.

Одним из инструментов повышения скорости рассмотрения судебных дел видится повышение роли состязательности сторон, а точнее даже акцентирование на роли представителя в судебном процессе. К подобной идее можно склониться с учетом опыта и тенденций стран англосаксонской системы, например США и Великобритании, принадлежащих к состязательному типу правосудия. В современном российском законодательстве наиболее близким порядком рассмотрения споров является процедура, налаженная в арбитражном процессе. Это объясняется тем, что в судах арбитражной системы, требующих высокой квалификации, профессионализма от участников спора, стороны, как правило, пользуются услугами представителей. Такое обстоятельство делает возможным опережающее развитие состязательности в арбитражном процессе по сравнению с гражданским, уголовным и административным судопроизводством.

Состязательное судопроизводство строится таким образом, что суд должен оставаться пассивным в судебном заседании, активно же участвуют в исследовании доказательств стороны в лице своих представителей [1]. В США и Великобритании в классическом виде представлен такой вид судопроизводства, когда именно сторонам принадлежат инициатива и контроль за ведением дела: они проверяют готовность дела к рассмотрению, наличие достаточного количества доказательств, ищут возможности заключения мирового соглашения или нахождения других компромиссов, а суд только разрешает спор. Такое распределение ролей предполагает, что адвокаты исследуют и предоставят все доказательства суду, которому останется только разрешить спор. При подобной постановке вопроса от судьи не требуется специализации в определенной области права. Существует позиция, что опыт Великобритании в привлечении присяжных для рассмотрения экономических споров (как складывалось ранее в этой стране) свидетельствует о том, что участие присяжных при решении любого, даже сложного экономического дела не могло способствовать специализации судей: от адвокатов требовалось так построить исследование доказательств в суде, чтобы присяжный, будучи неспециалистом, мог понять суть экономического спора.

Имея в виду тенденции развития судебной системы РФ, хочется, наоборот, отметить стремление законодателя определить и ограничить специализацию судов и судей, о чем может свидетельствовать обособление системы арбитражных судов от системы судов общей юрисдикции, передача первым из вышеназванных своей четкой категории дел.

Движение в том же направлении замечается в создании Суда по интеллектуальным правам в рамках арбитражной системы, требующего поиска судей совсем узкой специализации. Таким образом, различие, например, с США видится здесь в нацеленности на повышение роли, квалификации юристов-представителей, а точнее адвокатов, что позволяет общим судам не только рассматривать экономические споры, но и слушать экономические споры, сопряженные с установлением фактов, с участием присяжных (позиция, прямо противоположная российской, где подобные споры рассматриваются только единолично профессиональным судьей).

Несмотря на то, что российское построение судебной системы идет по противоположному пути относительно англо-американского судопроизводства, все более сужая специализацию судов и судей, следует позаимствовать позитивные начала в повышении роли профессиональных представителей, адвокатов, требуя от них такого исследования в суде доказательств, которое делало бы его понятным и непрофессионалам. Видится, что такой подход является определенной мерой в совершенствовании работы правосудия. Подобное требование можно отметить в праве Германии, где в судах среднего уровня обязательно участие адвоката (и только его).

Использование информационных и коммуникационных технологий в системе правосудия нацелено на оказание помощи судам в оперативном получении правовой информации и ее обработке, проведение научных исследований посредством свободного доступа к законам, судебным решениям. Применение информационных технологий — это еще один безусловный инструмент в работе государственных органов, и в частности судебной системы.

Основными направлениями в данной сфере являются в настоящий момент технологии электронного правосудия, использование которого позволяют производить обмен документами между судами в электронном виде, получать информацию о движении дел в режиме реального времени и получать доступ к другим функциям электронного документооборота. При этом подразумевается ведение дел как на привычном бумажном носителе, так и в электронной версии (все документы, находящиеся в деле, сканируются и вносятся в базу). Это позволяет сэкономить время на запрашивание дел из других судов и денежные средства на копирование материалов. К тому же хранение материалов дела в электронном виде способствует и более надежной их сохранности. Высказывается мнение, что пока не разрешенным вопросом является опасность утечки информации через несанкционированный доступ.

Однако в данном аспекте Высший арбитражный суд РФ уверенно заявляет, что вся обработка и хранение данных сосредоточены на сервере. Это позволяет обеспечить централизованное управление, требуемую производительность, надежность хранения информации, эффективность обработки данных и защиту от несанкционированного доступа.

При реализации технологии электронного правосудия необходимо учитывать конфиденциальность некоторой информации, которая находится в материалах дела. Если открыть доступ к материалам дела для всех желающих, то в определенных случаях могут быть затронуты личные права человека, подвергнута разглашению коммерческая тайна субъекта хозяйствования либо дискредитирована деловая репутация.

Судебная система США раньше, чем Российская Федерация, наладила электронное правосудие, которое подразумевает там прежде всего доступ к судам, получение информации о судебных делах, поиск документов, их направление из одного суда в другой и в пределах одного суда, получение информации о сторонах по делу, о дате подачи и сохранения документа, иной информации, связанной с судопроизводством. Данные направления дополняются технологией «Открытый доступ к судебным электронным данным», позволяющей пользователям получать доступ к электронным файлам дел.

Итак, можно сделать вывод о том, что большинство современных государств англосаксонской системы права, как равно и рома- но-германской, в настоящее время уже либо пользуются информационными и коммуникационными технологиями в системе правосудия, либо активно разрабатывают подобные технологии. Так, в Ирландии решения Верховного Суда помимо фиксации на бумажном носителе полностью переведены в электронный формат и доступны на официальном сайте суда. Кроме того, в районных судах Ирландии действует интерактивная система подачи исков, ведется разработка «Единой базы данных судебных решений».

Действующая в Великобритании и Уэльсе Королевская судебная служба посредством электронной правовой библиотеки предоставляет свободный доступ к правовым базам данных всех судебных учреждений страны.

С 2005 г. в Бельгии реализуется проект, позволяющий судам и другим субъектам правовых отношений осуществлять электронный обмен документами или взаимодействовать друг с другом посредством интернет-технологий.

Технология «Электронное правосудие» широко применяется в практике Европейского суда по правам человека. В целях обеспечения унификации информационных процессов единого европейского пространства Советом Европы 28 февраля 2001 г. приняты и реализуются Рекомендации Комитета министров государствам — членам Совета Европы по экономически выгодному устройству и переустройству судебных систем и правовых информационных систем и по предоставлению судебных и иных юридических услуг гражданам с помощью новых технологий. Данные рекомендации реализуются посредством внедрения в судопроизводство систем судебного управления, статистических систем, систем моделирования решений.

Видится, что наше государство, перенимая опыт других стран, должно изучить зарубежные пути преодоления тех проблем, которые у нас пока представляются не решенными. Так, например, подача заявлений и жалоб в суды через Интернет, существенно сокращающая сроки доставки обращений в суд и расходы на них, вызывает затруднения с удостоверением подлинности обращения.

Активно применяется в настоящее время система видео-конференц-связи судов Российской Федерации. В настоящий момент судьи и работники аппаратов более чем 53 арбитражных судов обеспечены возможностью проведения видеоконференций как между судами, так и с подключением внешних абонентов. Подобные современные технологии не только позволяют существенно сократить временные затраты на решение проблем, возникающих в повседневной деятельности судов, а также дают возможность проводить судебные заседания с использованием данного вида связи. В течение более чем 2 лет процесс судебного разбирательства дела фиксируется на установленные в зале судебного заседания цифровые видеокамеры и микрофоны, практически полностью обеспечивающие с помощью установки специального автоматического оборудования невозможность фальсификация результатов видеосъемки.

В настоящее время продолжает формироваться электронное правосудие. Так, под руководством Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации периодически выходят:

— версия «Мобильная картотека» для пользователей мобильных устройств с операционной системой Android, дающая возможность пользователям в любой момент ознакомиться с подробной информацией по любому арбитражному делу;

— информационный ресурс «Президиум онлайн», который позволяет любому желающему увидеть, как рассматриваются дела в Президиуме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации;

— новый специальный информационный ресурс «Мобильная картотека» для пользователей мультимедийных смартфонов iPhone с доступом к информационной системе «Картотека арбитражных дел»;

— новый механизм распространения информации Twitter;

— автоматизированная информационная система «Банк решений арбитражных судов» (БРАС), которая позволяет арбитражной системе занять свое место среди авторитетных зарубежных систем публикации судебных актов.

И, наконец, можно уже говорить о реализации самых сложных технологий в рамках электронного правосудия — разбирательство дела без вызова сторон в суд, разбирательство, осуществляемое только посредством информационной сети Интернет, что требует длительной подготовки нормативной, а также высокотехнологичной материальной базы. В Великобритании нечто подобное представляет собой действующая специальная система ускорения рассмотрения споров — «онлайн-разбирательства», в течение которых участники процесса виртуально присутствуют в арбитраже. Активное использование новых информационно-коммуникационных средств и широкое распространение Интернета сделали необходимым создать такую процедуру.

Информационные технологии, наряду с альтернативными способами несудебного разрешения споров, являются безусловными тенденциями юридической деятельности в современных обществах. Изучение прогрессивного опыта иностранных государств в сфере совершенствования судебной системы, процессов интенсивного внедрения новейших технологий в области отправления правосудия, а также способов избегания встреч с правосудием способствует преодолению проблем, возникающих на пути к наиболее совершенной, слаженной деятельности юристов во имя защиты прав и законных интересов граждан.

ПРИМЕЧАНИЕ
1 Исследование выполнено при поддержке Министерства образования и науки Российской Федерации, соглашение 14.А18.21.2003 «Модернизация технологий юридической деятельности в правовых системах современного мира».

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Джура, В. В. Международные стандарты осуществления правосудия в рамках гармонизации отечественного процессуального права / В. В. Джура // Сибирский юридический вестник. — 2013. — № 1 (60). — С. 10-21.
2. Серегина, О. Л. Сравнительно-правовой подход к технологиям ограничения вмешательства государства в деятельность третейских судов и международных арбитражей / О. Л. Серегина // Порiвняльне правознавство: сучасний стан i перспективи розвит- ку : збiрн. наук. праць / за ред. С. В. Ювалова ; 1нститут держави i права iм. В.М. Корецького НАН Укршни, Нацюнальний ушверситет «Одеська юридична акдемiя». — Одеса : Фешкс, 2013. — С. 309-311.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2013. № 2 (19)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code