ОБОСНОВАННОСТЬ КАК ТРЕБОВАНИЕ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМОЕ К ЗАЯВЛЕНИЮ О ФАЛЬСИФИКАЦИИ (ПОДЛОЖНОСТИ)

О.В.Егорова

Действующее процессуальное законодательство не предъявляет к заявлениям о подложности (фальсификации) такого требования, как обоснованность, и не предусматривает каких-либо последствий несоблюдения данного требования. Однако изучение судебной практики в судах различных регионов Российской Федерации о порядке подачи и разрешения заявлений о подложности (фальсификации) показало, что к таким заявлениям судебными органами предъявляется требование обоснованности, отсутствие которого влечет отклонение такого заявления и невозможность дальнейшей процедуры проверки. Кроме того, возникают вопросы относительного того, как заявление о подложности (фальсификации) должно быть обосновано, какие доводы должны быть приведены заявителем для признания его заявления обоснованным судом признания.

Ключевые слова: заявление, фальсификация, обоснованность, обязанность, требование.

 

Согласно нормам процессуального закона, при подготовке дела к судебному разбирательству либо непосредственно перед началом разбирательства суд выясняет у лиц, участвующих в деле, имеются ли у них какие-либо заявления и ходатайства. Процессуальные обращения к судье, ответственному за производство по делу, в предусмотренных законом формах являются важным средством достижения задач гражданского и арбитражного судопроизводства, охраны прав и законных интересов граждан, а также представляют собой реализацию требований процессуального закона о всестороннем, полном исследовании доказательств, установлении фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел (ч. 2 ст. 12 ГПК РФ, ч. 3 ст. 9 АПК РФ). Исследователи выделяют следующие черты обращений: адресность (т.е. только суд уполномочен его разрешать); перспективная направленность (т.е. направленность на совершение каких-либо действий в будущем); наличие у обращающегося лица права подачи ходатайства <1>.

———————————

<1> Лупинская П.А. Ходатайства и жалобы // Проблемы квалификации уголовно-процессуального права: Сб. статей. М., 1987; Химичева О.В. Ходатайства и жалобы // Уголовный процесс: Сборник учебных пособий. Общая часть. Вып. 1. М.: ИМЦ ГУК МВД России. 2002.

 

Нормативное регулирование вопросов по фальсификации (подложности) доказательств в АПК РФ и ГПК РФ не в полном объеме отвечает потребностям правоприменительной практики и нуждается в дальнейшем разъяснении и совершенствовании. В связи с чем представляются актуальными вопросы детальной проработки норм, посвященных порядку подачи и требованиям, предъявляемым к заявлению о фальсификации (подложности) доказательства в арбитражном и гражданском судопроизводстве, в целях создания эффективного процессуального средства защиты от фальсифицированных доказательств, единообразия норм ГПК РФ и АПК РФ. Прежде всего обратимся к вопросу о необходимости обоснования заявления о фальсификации (подложности) заявителем.

Познание явлений и процессов современности, а также явлений и процессов, предшествующих им, невозможно вне связывающего их исторического обзора. В целях изучения поставленного вопроса обратимся к памятнику русского права XVII в. — Соборному уложению 1649 года, которое содержало комплекс норм, регулирующих важнейшие общественные отношения в сфере уголовного, гражданского, семейного права и судопроизводства (глава 10 «О суде», состоящая из 287 статей). Некоторые нормы указанного источника показывают явную озабоченность законодателя вопросом обоснованности заявления о подложности доказательств. Так, в ст. 259 главы X Соборного уложения 1649 года предусматривалась ответственность за необоснованность заявления о подлоге доказательства в денежном эквиваленте. В случае установления судом необоснованности заявления о подлоге доказательства с такого заявителя взыскивалась двукратная сумма долга, в случае признания заявителем голословности своего заявления о подлоге доказательства с него подлежал взысканию долг, равный цене иска <2>. В Соборном уложении 1649 года впервые в истории процессуального законодательства России был предложен порядок подачи заявления о подложности: в ст. 251 и ст. 253 главы X Соборного уложения 1649 года лицо, поневоле принужденное к подписанию фальшивого письменного документа, должно было заявить об этом в суд на лицо, заставившее его подписать, в тот же день, после подписания такого документа. Если же оно не делало такого заявления до суда, и в суде впервые заявляло о подложности письменного доказательства, то таким заявлениям веры не было и решение выносилось в пользу истца. При этом за принуждение к подписанию фальшивого письменного документа предусматривалась ответственность от прилюдного избиения кнутом до тюремного заключения, а лицу, составившему фальшивое доказательство, предусматривалось наказание в виде казни путем отсечения руки (ст. 251 главы X Соборного уложения 1649 года).

———————————

<2> Тихомиров М.Н., Епифанов П.П. Соборное уложение 1649 года. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1961.

 

Историческую значимость в целях настоящего исследования представляет документ периода реформирования российского судоустройства и судопроизводства относительно правил проверки письменных доказательств — Устав гражданского судопроизводства 1864 г. В силу ст. 544 Устава обязанность доказывать подложность акта лежит на тяжущемся, предъявившем спор о подлоге, тогда как при заявлении сомнения вся тяжесть доказывания возлагалась на сторону, представившую доказательство. Комментируя положения Устава гражданского судопроизводства 1864 г. о порядке назначения проверки подлинности письменных доказательств в случаях заявления спора против подлинности актов, выдающийся дореволюционный процессуалист К. Анненков писал: «Для определенности подобного заявления необходимо, чтобы предъявитель спора подробнее обозначил в своем заявлении те фактические данные, которыми, по его мнению, искажается подлинность оспариваемого документа», а также «существенным признаком определенности спора против подлинности должно быть именно указание заявителя спора на те деяния, которыми, по его мнению, искажается подлинность оспариваемого документа, означает с точностью необходимые признаки, присущие тому или другому спору против подлинности» и далее «при малейшей неопределенности заявления за судом право опровергать на этом основании de plano, без всякого производства, спор против подлинности» <3>. Необоснованное заявление о подлоге, равно как и непредставление доказательств подложности акта, наказывалось штрафом от 10 до 300 руб. (ст. 559, 562 Устава). Таким образом, законодатель предусматривал не только требование обоснованности заявления о подлоге, но и ответственность в денежном эквиваленте как достаточную гарантию заявления именно обоснованных споров о подлоге, поскольку данные споры связаны с обвинением в преступлении и последствиями в виде передачи материалов дела в правоохранительные органы для проведения проверки и в уголовный суд.

———————————

<3> Анненков К. Опыт комментария к Уставу гражданского судопроизводства. Том II. О доказательствах. 2-е изд., испр. и доп. СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1887. С. 409 — 412.

 

Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, принятый 7 июля 1923 г. <4> II сессией ВЦИК X созыва, существенно упростил правила судебного производства, в том числе и в отношении порядка рассмотрения споров о подложности доказательств. Следует отметить, что гражданское судопроизводство за период с 1923 по 1995 г. отличалось высокой процессуальной активностью суда над распорядительными правами лиц, участвующих в деле, наличием обязанности суда принимать все меры по установлению объективной (материальной) истины по делу над активностью лиц, участвующих в деле, в представлении доказательственного материала. В ст. 5 ГПК РСФСР 1923 г. было зафиксировано: «Суд обязан всемерно стремиться к уяснению действительных прав и взаимоотношений тяжущихся, почему, не ограничиваясь представленными объяснениями и материалами, он должен посредством предложенных сторонам вопросов способствовать выяснению существенных для разрешения дела обстоятельств и подтверждению их доказательствами, оказывая обращающимся к суду трудящимся активное содействие к ограждению их прав и законных интересов». Суд не был связан заявлениями сторон и обладал правом устанавливать любые факты, существенные для дела <5>. «Суд, — писал А.Г. Гойхбарг, — в гражданском процессе у нас не только может, но и обязан руководить сторонами, указывая им на то, что они не обосновали своих прав фактами, что они не представили надлежащих доказательств действительного существования тех фактов, которыми они свои права обосновывают» <6>. Анализ и сравнение статей ГПК РСФСР 1923 г. с положениями Устава гражданского судопроизводства 1864 г. позволяет обнаружить, что законодатель исключил возможность ответственности за неисполнение обязанности по представлению доказательства подложности документа.

———————————

<4> СУ РСФСР. 1923. N 46 — 47. Ст. 478.

<5> Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. М.; Л., 1950. С. 32. См., напр.: Лесницкая Л. Доказательства (Комментарий главы IV Закона СССР «О порядке разрешения хозяйственных споров Высшим Арбитражным Судом СССР») // Хозяйство и право. 1991. N 11. С. 20. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР (с постатейными материалами). М., 1956. С. 157 — 158.

<6> Гойхбарг А.Г. Курс гражданского процесса. М., 1928. С. 96.

 

1 октября 1964 года вступил в законную силу ГПК РСФСР 1964 года <7>. В отличие от Устава гражданского судопроизводства 1864 г. и предыдущего процессуального кодекса, ГПК РСФСР 1964 г. объединил все нормы, связанные с заявлением о подложности документа, в одну статью (177 ГПК РСФСР 1964 г.). Следует отметить, что закон прямо не говорил об обязанности заявителем обосновать заявление о подлоге. Однако комментаторы ГПК РСФСР 1964 г. отмечали, что лицо, заявившее спор о подлоге, «обязано четко указать, в чем выражается подложность документа. Утверждение о том, что факты и обстоятельства, изложенные в письменном доказательстве, не соответствуют действительности, само по себе не является возбуждением спора о подложности, а представляет собой отрицание наличия фактов, на которых основаны требования или возражения на них» <8>.

———————————

<7> Ведомости ВС РСФСР. 1964. N 24. Ст. 407.

<8> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР / под ред. М.К. Треушникова. М.: Издательство «Спарк», Юридическое бюро «Городец», 1997; Гражданское процессуальное законодательство: комментарий / под ред. М.К. Юкова. М.: Юридическая литература, 1991.

 

Анализ норм ГПК РСФСР 1923 г. и ГПК РСФСР 1964 г. позволяет сделать вывод о том, что заявление о подлоге в гражданском процессе России не только должно было быть четко аргументировано, но и подкреплено соответствующими доказательствами подложности заподозренного доказательства. Отсутствие в нормах процессуальных кодексов прямого указания на необходимость обосновывать заявление о подлоге восполнялось процессуальной активностью суда, наделенного достаточно широким кругом прав по установлению фактических обстоятельств дела, в целях выяснения у заявителя соответствующих аргументов подачи такого заявления. Руководствуясь принципом объективной истины, судья просто не мог оставить без надлежащего обоснования со стороны заявителя столь важное для разрешения гражданского дела заявление, что следует признать правильным.

Дальнейшее развитие нормотворческого процесса выразилось в формулировании статьи 186 ГПК РФ 2002 г. о подложности доказательств в самом упрощенном виде. Более подробно порядок подачи и рассмотрения заявления о фальсификации доказательства изложен в ст. 161 АПК РФ 2002 г. Вместе с тем анализ содержания данных статей показывает не только различие в терминологии и порядке рассмотрения заявлений о подложности (фальсификации), но и недостаточное урегулирование вопросов о подложности (фальсификации) в целях правоприменительной практики и эффективности законодательства.

В основе действующего процессуального законодательства лежит принцип состязательности. В силу ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (ч. 1 ст. 65 АПК РФ). «Сегодня суд исключен из субъектов собирания доказательств по делу, эта обязанность полностью переложена на плечи сторон» <9>. Представление о состязательности как об обязанности каждой стороны доказывать обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений, может привести к тому, что стороны будут предоставлены сами себе, а суд будет вправе занять свою позицию стороннего наблюдателя, констатировать факты и доводы, предоставленные сторонами, и основывать на них свое решение. Однако следует согласиться с мнением В.М. Жуйкова, что это не означает, «что суд должен превратиться в безучастного наблюдателя и механического регистратора этих действий» <10>.

———————————

<9> Решетникова И.В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного ун-та, 1997. С. 5.

<10> Жуйков В.М. Новое в гражданском процессуальном праве (комментарий законодательства). Бюллетень ВС РФ. 1996. N 4. С. 14.

 

В процессуальных законах предпринята попытка разумного сочетания активности сторон, направленной на защиту своих прав, и инициативы суда, направленной на управление процессом (ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, ч. 2 ст. 65 АПК РФ). Суд с учетом заявленных требований и возражений и подлежащих применению норм материального права определяет совокупность фактов, установление которых необходимо для разрешения спора по существу.

Таким образом, если заявление о подложности (фальсификации) направлено на создание условий для исключения соответствующего доказательства из числа доказательств по делу и фактическое понуждение стороны, представившей доказательство, основывать свои доводы и возражения относительно предмета и основания иска на иных доказательствах (а исследование такого доказательства может привести к получению судом ложных сведений о фактических обстоятельствах дела), то суд в силу своих процессуальных обязанностей, установленных ч. 2 ст. 56 ГПК РФ (ч. 2 ст. 65 АПК РФ), должен поставить вопрос о наличии у заявителя соответствующего обоснования такого заявления. С учетом изложенного процессуальный закон устанавливает обязанность суда рассмотреть поданное заявление на предмет его обоснованности.

Изучение судебной практики в судах различных регионов Российской Федерации о порядке подачи и разрешения заявлений о подложности (фальсификации) показало, что к таким заявлениям судебными органами предъявляется требование обоснованности, отсутствие которого влечет отклонение такого заявления и невозможность дальнейшей процедуры проверки <11>. Представляется правильной существующая позиция судебных органов, поскольку сообщение о несоответствии содержания доказательства обстоятельствам дела не является заявлением о подложности (фальсификации) из-за неясности своей формулировки при отсутствии указания на признаки фальсификации, способы проверки оспариваемого доказательства.

———————————

<11> Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 13 марта 2015 г. по делу N А56-78965/2014; решение Арбитражного суда Челябинской области от 16 февраля 2015 г. по делу N А76-10202/2014; решение Арбитражного суда Свердловской области от 22 июля 2015 г. по делу N А60-18042/2015; решение Арбитражного суда Саратовской области от 16 октября 2014 г. по делу N А57-9411/2014; решение Арбитражного суда Оренбургской области от 20 марта 2015 г. по делу N А47-10275/2014; решение Арбитражного суда Новосибирской области от 17 июня 2015 г. по делу N А45-23492/2014; Апелляционное определение Омского областного суда от 13 мая 2015 г. по делу N 33-2433/2015; Апелляционное определение Омского областного суда от 13 мая 2015 г. по делу N 33-2577/2015; Апелляционное определение Владимирского областного суда от 15 января 2015 г. по делу N 33-28/2015; Апелляционное определение Кировского областного суда от 28 октября 2014 г. по делу N 33-3808; Апелляционное определение Московского городского суда от 22 июля 2014 г. по делу N 33-29334/14; Определение Санкт-Петербургского городского суда от 28 января 2014 г. N 33-1540/2014; Определение Санкт-Петербургского городского суда от 25 февраля 2014 N 33-2261/2014 // СПС «КонсультантПлюс».

 

По своей правовой природе любое процессуальное ходатайство предполагает его мотивированность и обоснованность, а также возможность суда в отсутствие должной мотивации и обоснованности отказать в удовлетворении ходатайства. В силу ч. 1 ст. 159 АПК РФ заявления и ходатайства участвующих в деле лиц по остальным вопросам, связанным с разбирательством дела, непременно должны быть ими обоснованны. «Право заявить спор о подлоге в отношении любого документа предоставлено при условии обоснования факта подложности» <12>.

———————————

<12> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный), 2-е изд. / под ред. М.А. Викут. Юрайт, 2014; Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Жуйкова, М.К. Треушникова. Городец, 2007.

 

В этой связи обоснованность заявления о подложности (фальсификации) должна быть реализована на основе доводов, касающихся именно подлога (фальсификации), признанных судом убедительными. То есть сторона, заявляющая о подложности (фальсификации) доказательства, должна иметь соответствующие доводы, подтверждающие обоснованность заявления, являющиеся необходимым условием для последующей его проверки судом. Вместе с тем на заявителя не должно быть возложено чрезмерных обязанностей по доказыванию обоснованности заявления о фальсификации, подлоге, нивелирующих саму возможность реализации предусмотренных процессуальным законом прав.

В этом случае доводы в пользу фальсификации (подлога) доказательств касаются подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл и содержащих ложные сведения, а также создания новых доказательств. Лицу, заявляющему о фальсификации доказательств, в заявлении о фальсификации необходимо указать обстоятельства, которые заставляют усомниться в подлинности доказательств либо содержащихся в них сведений, и сведения о том, в чем именно выражается фальсификация доказательства, поставленного под сомнение: в искажении формы (средства доказывания) либо информации, носителем которой является поставленное под сомнение доказательство. Заявителем должно быть четко указано, в какой части доказательство подвергнуто фальсификации: сфальсифицирован один из реквизитов документа (дата, подпись), фальсификации подвергнуто содержание документа по причине подчисток, дописок в тексте либо доказательство содержит недостоверную информацию в отсутствие видимых дефектов.

Для реализации этой задачи лицом, заявившим о фальсификации доказательства, должны быть приведены основания, свидетельствующие о фальсификации, указано, что сфальсифицировано, кем сфальсифицировано и как сфальсифицировано, подтверждены данные факты должны быть определенными доказательствами. Обосновывая заявление о фальсификации, заявителю необходимо указать на иные представленные в деле доказательства, свидетельствующие с определенной долей вероятности о недостоверности представленного в материалы дела материального носителя либо опровергающие (ставящие под сомнение) содержащуюся в нем информацию. Заявление о фальсификации не может быть подкреплено только убеждением стороны, не основанном на конкретных доводах и фактах, которые подлежат оценке судом в соответствии с правилами ст. 71 АПК РФ.

Заявителем должны быть приведены доводы либо представлены доказательства, вызывающие сомнение в возможности составления (подписания) документа в указанную в нем дату или указанным в нем лицом, либо приведенные доводы должны вызывать обоснованные сомнения в действительности обстоятельств, о наличии которых призвано свидетельствовать представленное суду доказательство. В качестве таких доводов могут быть приведены доводы о смене единоличного исполнительного органа в период, максимально приближенный к моменту составления оспариваемого документа; довод об отсутствии у подписавшего документ лица физической возможности его подписания ввиду болезни, командировки; довод о том, что поставленный товар не мог быть использован получателем с учетом целей его производственно-хозяйственной деятельности; довод о том, что в спорный период на указанном объекте работы выполнялись не одной, а несколькими подрядными организациями и составленные унифицированные формы имеют близкий по содержанию либо идентичный перечень выполненных работ.

Лицу, представившему поставленное под сомнение доказательство, должно быть предоставлено право на опровержение приведенных заявителем доводов с использованием процессуальных средств: дача объяснений, представление дополнительных доказательств (ст. 75, 81 АПК РФ).

Доказательства, свидетельствующие о наличии обстоятельств, косвенно свидетельствующих о фальсификации представленного в материалы дела доказательства, как и доказательства, опровергающие указанные обстоятельства, должны быть исследованы судом с учетом принципов, изложенных в ст. 71 АПК РФ. На этой стадии рассмотрения заявления о фальсификации доказательств допустимо отказать в удовлетворении ходатайства как немотивированного, заявленного с целью затягивания судебного разбирательства. Мотивы, явившиеся основанием для отказа в удовлетворении заявления, должны быть полно и всесторонне отражены в мотивировочной части судебного акта с приведением анализа доводов и возражений сторон.

Наличие обоснования заявления о фальсификации доказательств необходимо для определения судом процессуальных способов проверки заявления о фальсификации доказательств.

Современное процессуальное законодательство не предъявляет к заявлениям о подложности (фальсификации) такого требования, как обоснованность, и не предусматривает каких-либо последствий несоблюдения данного требования. Таким образом, если ставить сейчас задачу по созданию эффективного процессуального средства защиты от фальсифицированных (подложных) доказательств, то необходимо дополнить АПК РФ и ГПК РФ соответствующими нормами об обязанности лиц, участвующих в деле, обосновывать заявление о фальсификации (подложности), указывая, что сфальсифицировано, в чем именно выражается фальсификация доказательства, поставленного под сомнение; в какой части доказательство подвергнуто фальсификации. Последствием несоблюдения такого требования является отклонение заявления как необоснованного.

Литература

  1. Анненков К. Опыт комментария к Уставу гражданского судопроизводства. Том II. О доказательствах. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1880.
  2. Гойхбарг А.Г. Курс гражданского процесса. М., 1928.
  3. Гражданское процессуальное законодательство: комментарий / под ред. М.К. Юкова. М.: Юридическая литература, 1991.
  4. Жуйков В.М. Новое в гражданском процессуальном праве (комментарий законодательства). Бюллетень ВС РФ. 1996. N 4.
  5. Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. М.; Л., 1950.
  6. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). 2-е изд. / под ред. М.А. Викут. Юрайт, 2014.
  7. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. В.М. Жуйкова, М.К. Треушникова. Городец, 2007.
  8. Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР / под ред. М.К. Треушникова. М.: Издательство «Спарк», Юридическое бюро «Городец», 1997.
  9. Лесницкая Л. Доказательства (Комментарий главы IV Закона СССР «О порядке разрешения хозяйственных споров Высшим Арбитражным Судом СССР») // Хозяйство и право. 1991. N 11. С. 20. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР (с постатейными материалами). М., 1956.
  10. Лупинская П.А. Ходатайства и жалобы // Проблемы квалификации уголовно-процессуального права: Сб. статей. М., 1987.
  11. Тихомиров М.Е., Епифанов П.П. Соборное уложение 1649 года. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1961.
  12. Решетникова И.В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Екатеринбург: Изд-во Гуманитарного ун-та, 1997.

13. Химичева О.В. Ходатайства и жалобы // Уголовный процесс: Сборник учебных пособий. Общ. часть. Вып. 1. М.: ИМЦ ГУК МВД России, 2002.

Арбитражный и гражданский процесс №2 — 2016

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code