Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 22.04.2016 N С01-206/2016 по делу N СИП-661/2015

Требование: Об оспаривании решения Роспатента, признании недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку.

Обстоятельства: Оспариваемым решением в удовлетворении возражения отказано, правовая охрана товарного знака оставлена в силе в связи с тем, что графическое изображение является придуманным и оригинальным, вследствие чего не может быть признано не обладающим различительной способностью.

Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку отсутствует предусмотренная законом совокупность условий для признания ненормативного акта недействительным.Дополнительно: Исключительные права сами по себе являются допустимым законом ограничением конкуренции и легальной формой монополии (исключительного права).

ПРЕЗИДИУМ СУДА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 22 апреля 2016 г. по делу N СИП-661/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 18 апреля 2016 года.

Полный текст постановления изготовлен 22 апреля 2016 года.

Президиум Суда по интеллектуальным правам в составе: председательствующего — заместителя председателя Суда по интеллектуальным правам Корнеева В.А.,

членов президиума: Данилова Г.Ю., Уколова С.М.,

при участии судьи-докладчика Рассомагиной Н.Л.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Пашина Александра Юрьевича (пос. Пестяки, Ивановская обл., ОГРНИП 304371811800022) на решение Суда по интеллектуальным правам от 04.02.2016 по делу N СИП-661/2015 (судьи Снегур А.А., Силаев Р.В., Тарасов Н.Н.)

по заявлению индивидуального предпринимателя Пашина Александра Юрьевича об оспаривании решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, корп. 1, Москва, 123995, ОГРН 1047730015200) от 07.09.2015, принятого по результатам рассмотрения возражения от 04.02.2015 против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 455972.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено открытое акционерное общество «Набережночелнинский хладокомбинат «Челны Холод» (промзона Промышленно-Коммунальная зона, д. А-2, г. Набережные Челны, Республика Татарстан, 423800, ОГРН 1021602010913).

В судебном заседании приняли участие представители:

от Федеральной службы по интеллектуальной собственности — Шеманин Я.А. (по доверенности от 11.08.2015 N 01/32-525/41);

от открытого акционерного общества «Набережночелнинский хладокомбинат «Челны Холод» — Черкасов А.В. (по доверенности от 11.01.2016).

Президиум Суда по интеллектуальным правам

установил:

индивидуальный предприниматель Пашин Александр Юрьевич (далее — предприниматель) обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением к открытому акционерному обществу «Набережночелнинский хладокомбинат «Челны Холод» (далее — хладокомбинат) об оспаривании решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 07.09.2015, принятого по результатам рассмотрения возражения от 04.02.2015 против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 455972. Кроме того, предприниматель просил признать недействительным полностью предоставление правовой охраны товарному знаку по свидетельству Российской Федерации N 455972.

Определением Суда по интеллектуальным правам от 11.01.2016, вынесенным по результатам проведения предварительного судебного заседания, с учетом пояснений предпринимателя относительно процессуального статуса лиц, привлеченных к участию в деле, Роспатент привлечен в качестве заинтересованного лица, хладокомбинат — в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Решением Суда по интеллектуальным правам от 04.02.2016 заявление предпринимателя оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе, поданной в президиум Суда по интеллектуальным правам, предприниматель, ссылаясь на несоответствие выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам, а также на нарушение судом норм материального права при принятии решения, просит это решение отменить и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

В отзыве на кассационную жалобу хладокомбинат возражает против доводов, изложенных в ней, и просит оставить обжалуемый судебный акт без изменения.

Роспатент отзыв на кассационную жалобу в суд не представил.

В судебное заседание явились представители Роспатента и хладокомбината.

Предприниматель, надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы в соответствии со статьей 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе путем публикации указанных сведений на официальном сайте арбитражного суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», а также посредством направления в его адрес копии определения о принятии кассационной жалобы к производству и назначении судебного заседания, в судебное заседание не явился, явку представителя не обеспечил, что в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в его отсутствие.

В судебном заседании президиума Суда по интеллектуальным правам представители Роспатента и хладокомбината против удовлетворения кассационной жалобы возражали, ссылаясь на законность и обоснованность принятого судом первой инстанции решения.

Законность обжалуемого судебного акта проверена президиумом Суда по интеллектуальным правам в порядке, предусмотренном статьями 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, изобразительный товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 455972, представляющий собой фигуру красного цвета в виде горизонтально ориентированного прямоугольника с вырезом в левом верхнем углу, образованным горизонтальной волнистой и вертикальной прямой линиями, был зарегистрирован в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации 12.03.2012 по заявке N 2011735962 с приоритетом от 02.11.2011 на имя хладокомбината в отношении товаров 30-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее — МКТУ) «мороженое; фруктовое мороженое; равиоли; вареники; манты; пельмени; хинкали».

Согласно материалам заявки оспариваемое обозначение представляет собой сложную геометрическую фигуру в виде стилизованного изображения сапожка, носок которого направлен влево.

В Роспатент 04.02.2015 поступило возражение предпринимателя против предоставления правовой охраны названному товарному знаку, мотивированное его несоответствием требованиям пункта 1 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), как обозначения, не обладающего различительной способностью.

Роспатент при рассмотрении возражения пришел к выводу, что исходя из вида деятельности, осуществляемой предпринимателем, его заинтересованность в оспаривании предоставления правовой охраны товарному знаку хладокомбината распространяется только на часть товаров 30-го класса МКТУ, в отношении которых он зарегистрирован, а именно в отношении товаров «мороженое; фруктовое мороженое».

Решением Роспатента от 07.09.2015 в удовлетворении возражения от 04.02.2015 отказано, правовая охрана товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 455972 оставлена в силе. При этом государственный орган пришел к выводу о том, что лицом, подавшим возражение, не приведены какие-либо источники, подтверждающие, что оспариваемый товарный знак представляет собой изображение известной, распространенной или простой геометрической фигуры, а представленные документы не подтверждают того, что этот товарный знак не обладает различительной способностью как представляющий собой геометрическую фигуру, не несущую в себе смысловой нагрузки и не образующую композицию, дающую качественно иной уровень восприятия.

Роспатент пришел к выводу о том, что исследуемое графическое изображение является придуманным и оригинальным, вследствие чего не может быть признано не обладающим различительной способностью, а также указал на использование этого обозначения правообладателем задолго до даты приоритета товарного знака для маркировки мороженого, производимого и реализуемого в значительных объемах.

Не согласившись с решением Роспатента, предприниматель обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании решения Роспатента от 07.09.2015 недействительным.

Дело рассмотрено судом первой инстанции по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Установив отсутствие в материалах дела доказательств производства и введения в гражданский оборот предпринимателем каких-либо иных товаров, помимо мороженого, суд первой инстанции признал обоснованной позицию Роспатента о наличии у предпринимателя заинтересованности в оспаривании предоставления правовой охраны товарному знаку хладокомбината лишь в части товаров 30-го класса МКТУ «мороженое; фруктовое мороженое».

Исходя из даты приоритета оспариваемого товарного знака, суд первой инстанции счел правильным вывод Роспатента о том, что применимым законодательством для оценки охраноспособности оспариваемого товарного знака являются ГК РФ (в редакции, действовавшей на дату подачи заявки на регистрацию товарного знака) и Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденные приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 05.03.2003 N 32 (далее — Правила N 32).

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из отсутствия предусмотренной законом совокупности условий для признания ненормативного акта недействительным.

При этом суд первой инстанции согласился с выводами Роспатента о том, что спорное обозначение нельзя считать не имеющим различительной способности, поскольку оно не может быть отнесено к простым геометрическим фигурам, обладает определенной степенью оригинальности и носит фантазийный характер.

Суд также указал, что подателем возражения не было представлено надлежащих документов, подтверждающих, что спорное обозначение является простой геометрической фигурой или композицией простых фигур, не дающей качественно иного уровня восприятия.

Кроме того, суд первой инстанции признал обоснованным вывод Роспатента о том, что обозначение, зарегистрированное в качестве оспариваемого товарного знака, активно использовалось правообладателем задолго до даты приоритета этого товарного знака, в связи с чем у потребителей имелось представление как о самом товаре, маркированном этим обозначением, так и об изготовителе этого товара (правообладателе).

Доводы предпринимателя о злоупотреблении хладокомбинатом правом путем регистрации оспариваемого обозначения в качестве товарного знака и монополизации красно-белого цветового сочетания для определенного рода товаров также были отклонены судом первой инстанции ввиду отсутствия в материалах дела каких-либо документов, очевидно свидетельствующих о намерении хладокомбината таким образом причинить вред другим хозяйствующим субъектам (отсутствие иных недобросовестных целей).

При указанных обстоятельствах суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемого решения Роспатента не соответствующим законам и иным нормативным актам и в удовлетворении заявленных требований отказал.

При рассмотрении дела в порядке кассационного производства президиумом Суда по интеллектуальным правам на основании части 2 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации проверено соблюдение судом первой инстанции норм процессуального права, нарушение которых является в соответствии с частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основанием для отмены судебного акта в любом случае, и таких нарушений не выявлено.

Исследовав доводы, изложенные в кассационной жалобе, президиум Суда по интеллектуальным правам установил, что ее заявителем не оспариваются выводы суда первой инстанции о наличии у Роспатента полномочий по принятию оспариваемого решения, о законодательстве, применяемом при оценке охраноспособности оспариваемого товарного знака, равно как и вывод суда о наличии у предпринимателя заинтересованности в оспаривании предоставления правовой охраны товарному знаку хладокомбината только в части товарных позиций 30-го класса МКТУ «мороженое; фруктовое мороженое».

Поскольку в силу части 1 статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции проверяет законность обжалуемых судебных актов в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, решение суда первой инстанции в отношении вышеназванных выводов суда первой инстанции президиумом Суда по интеллектуальным правам не проверяется.

По мнению заявителя кассационной жалобы, суд первой инстанции пришел к неверному и не соответствующему фактическим обстоятельствам дела выводу о том, что оспариваемое обозначение самостоятельно, без каких-либо иных отличительных элементов, способно выполнять индивидуализирующую функцию для маркированных указанным обозначением товаров и их производителя.

Предприниматель указал, что оспариваемый товарный знак используется правообладателем путем его нанесения на упаковку товара в качестве фона, что не может придавать ему различительной способности, тогда как индивидуализация этого товара и его производителя достигается с помощью размещения на упаковке иных дополнительных элементов.

Кроме того, предприниматель выразил несогласие с выводом суда о восприятии оспариваемого обозначения в виде стилизованного изображения «сапожка», полагая, что такое сравнение является в корне неверным и не соответствующим действительности. По мнению предпринимателя, указанное обозначение в принципе не вызывает каких-либо ассоциаций с реальными предметами (объектами), равно как и с самим правообладателем (производителем товаров).

Названные доводы, содержащиеся в кассационной жалобе, отклоняются президиумом Суда по интеллектуальным правам в связи со следующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью.

Положения этого пункта не применяются в отношении обозначений, которые приобрели различительную способность в результате их использования.

Согласно пункту 2.3.1 Правил N 32 к обозначениям, не обладающим различительной способностью, могут относиться, в частности линии, простые геометрические фигуры, а также их сочетания, не образующие композиций, дающих качественно иной уровень восприятия, отличный от восприятия отдельных входящих в них элементов.

Из указанного следует, что различительной способностью не обладают обозначения, представляющие собой простые геометрические фигуры, либо их композиции, которые не могут привести к качественно иному уровню восприятия названных фигур в глазах потребителей.

Суд первой инстанции обоснованно указал, что зарегистрированное обозначение не является простой геометрической фигурой, и этот вывод заявителем кассационной жалобы не опровергнут.

В свою очередь, любая сложная геометрическая фигура представляет собой сочетание, совокупность отдельных элементов простых геометрических фигур. В связи с этим при определении охраноспособности конкретной геометрической фигуры следует учитывать, что различительной способностью могут обладать сложные геометрические фигуры, хотя и составленные из отдельных элементов простых геометрических фигур, однако воспринимающихся в целом в качестве самостоятельной геометрической фигуры (например — в качестве сложного многогранника), либо композиции простых геометрических фигур, объединенных общим замыслом. При этом такие композиции простых геометрических фигур либо сложные геометрические фигуры воспринимаются в целом и приобретают иной, отличный от набора составляющих элементов уровень восприятия.

Судом первой инстанции правильно установлено, что оспариваемое обозначение представляет собой сложную геометрическую фигуру в оригинальном исполнении, в которой усматривается определенная графическая проработка (фантазийность), позволяющая отличать это обозначение от каких-либо простых геометрических фигур и их композиций.

Предпринимателем в суде первой инстанции также не были приведены ссылки на какие-либо источники информации, из которых бы следовало, что оспариваемое обозначение представляет собой изображение известной, распространенной или традиционной для обозначения конкретных товаров геометрической фигуры.

На основании изложенного президиумом Суда по интеллектуальным правам отклоняется довод предпринимателя о том, что оспариваемое обозначение само по себе не обладает различительной способностью и не может применяться с целью индивидуализации товара, равно как и его производителя.

Кроме того, в материалы административного дела правообладателем были представлены документы, подтверждающие введение в гражданский оборот мороженого, маркированного оспариваемым обозначением, до даты приоритета оспариваемого товарного знака, в связи с чем Роспатент, а затем и суд первой инстанции обоснованно признали факт приобретения оспариваемым обозначением дополнительной различительной способности (узнаваемости) в глазах потребителей.

Президиумом Суда по интеллектуальным правам не может быть признана обоснованной ссылка предпринимателя на то, что спорное обозначение не могло приобрести различительную способность, поскольку использовалось хладокомбинатом для маркировки мороженого не самостоятельно, а в совокупности с иными графическими и словесными элементами.

Гражданским законодательством не установлено каких-либо требований и правил применительно к непосредственному способу размещения товарного знака на маркируемой продукции. Представленные в материалы административного дела документы свидетельствуют о том, что хладокомбинатом на упаковках вводимого в гражданский оборот мороженого применялись различные комбинации дополнительных графических и словесных элементов, и лишь использование спорного обозначения носило постоянный характер. Поскольку использование постоянного, повторяющегося элемента (обозначения) для маркировки вводимой в гражданский оборот продукции дает эффект узнаваемости этой продукции в глазах потребителя, президиум Суда по интеллектуальным правам считает правильным вывод суда первой инстанции о приобретении спорным обозначением узнаваемости, известности для потребителей в отношении выпускаемого мороженого.

Не может быть принят во внимание довод заявителя кассационной жалобы о неправильном сравнении судом оспариваемого обозначения со стилизованным изображением «сапожка» ввиду того обстоятельства, что само определение «сапожок» является не следствием оценки суда, а цитированием описания изображения, представленного правообладателем в Роспатент при регистрации оспариваемого обозначения в качестве товарного знака.

В отношении довода предпринимателя относительно наличия в действиях хладокомбината по регистрации и использованию оспариваемого товарного знака злоупотребления правом в форме ограничения конкуренции президиум Суда по интеллектуальным правам полагает необходимым отметить следующее.

В соответствии с положениями статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах; не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В случае допущения злоупотребления лицом своим правом, арбитражный суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично.

При этом разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается.

По смыслу приведенных норм для признания действий какого-либо лица злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел такого лица был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной его целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей). При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений. В этом случае выяснению подлежат действительные намерения лица, приобретающего исключительное право на товарный знак.

С учетом изложенного и в силу части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лицо, заявляющее о наличии в действиях противной стороны признаков злоупотребления правом, должно представить доказательства, опровергающие приведенную выше презумпцию добросовестности. Вопреки этому, возражения предпринимателя, касающиеся злоупотребления правом со стороны хладокомбината не нашли объективного подтверждения в материалах настоящего дела.

Как указано в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 22.04.2004 N 171-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб общества с ограниченной ответственностью «К-2» и гражданки Бузулуцкой Виктории Викторовны на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 2 статьи 4 Закона Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», запрещение законным правообладателем использования товарного знака другими лицами, направленное на реализацию статьи 44 (часть 1) Конституции Российской Федерации, ограничивает права хозяйствующих субъектов, закрепленные в статье 34 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой согласно ее статье 55 (часть 3) это необходимо в целях защиты здоровья, прав и законных интересов других лиц, является допустимой законом формой монополии (исключительного права).

Таким образом, довод предпринимателя о злоупотреблении хладокомбинатом правом в виде ограничения конкуренции, стремления к занятию доминирующего положения на рынке обоснованно отклонен судом первой инстанции, так как исключительные права сами по себе являются допустимым законом ограничением конкуренции и легальной формой монополии (исключительного права).

В своей кассационной жалобе предприниматель также сослался на неправомерность вывода суда о наличии в материалах дела документальных подтверждений длительного использования правообладателем оспариваемого товарного знака при маркировке производимой им продукции и о приобретении указанным товарным знаком различительной способности и узнаваемости в глазах потребителей.

По существу, данный довод направлен на переоценку выводов суда первой инстанции и представленных доказательств, что не входит в компетенцию суда кассационной инстанции. В силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации у суда кассационной инстанции отсутствуют полномочия для переоценки установленных судом первой инстанции фактических обстоятельств дела и представленных участниками спора доказательств.

Оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта, поскольку этот акт принят уполномоченным органом, соответствует требованиям действующего законодательства, в связи с чем требование предпринимателя о признании указанного ненормативного правового акта недействительным удовлетворению не подлежало.

Президиум Суда по интеллектуальным правам, изучив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, заслушав явившихся в судебное заседание представителей Роспатента и хладокомбината, проверив в порядке, предусмотренном статьями 286 и 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в судебном акте, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся доказательствам, пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Согласно статье 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы относятся на заявителя этой жалобы.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, президиум Суда по интеллектуальным правам

постановил:

решение Суда по интеллектуальным правам от 04.02.2016 по делу N СИП-661/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Пашина Александра Юрьевича — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий В.А.КОРНЕЕВ

Члены президиума Г.Ю.ДАНИЛОВ, С.М.УКОЛОВ, Н.Л.РАССОМАГИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code