Решение Суда по интеллектуальным правам от 22.04.2016 по делу N СИП-79/2016

Требование: О признании недействительным решения Роспатента, обязании аннулировать регистрацию товарного знака.

Обстоятельства: Оспариваемым решением было отказано в удовлетворении возражения и оставлена в силе правовая охрана товарного знака по свидетельству РФ в связи с тем, что оспариваемый товарный знак и противопоставленные товарные знаки не являются сходными до степени смешения в отношении однородных товаров.

Решение: В удовлетворении требования отказано, поскольку представленные доказательства не могут свидетельствовать о введении потребителя в заблуждение оспариваемым товарным знаком, так как сравниваемые товарные знаки не являются сходными, в связи с чем отсутствует ассоциативная связь между оспариваемым товарным знаком и товарными знаками общества.

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ

Именем Российской Федерации

РЕШЕНИЕ

от 22 апреля 2016 г. по делу N СИП-79/2016

Резолютивная часть решения объявлена 19 апреля 2016 года.

Полный текст решения изготовлен 22 апреля 2016 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий судья — Рогожин С.П.,

судьи — Кручинина Н.А., Пашкова Е.Ю.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Шовть Е.А., рассмотрев в открытом судебном заседании заявление закрытого акционерного общества «Мясная галерея» (ул. П. Осипенко, д. 65, г. Владимир, 60009, ОГРН 1033302016615) о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Бережковская наб., д. 30, к. 1, Москва, ОГРН 1047730015200) от 07.12.2015, с участием третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора открытого акционерного общество «Набережночелнинский хладокомбинат «Челны-Холод» (Промкомзона, А-2, г. Набережные Челны, Республика Татарстан, ОГРН 1021602010913), при участии в судебном заседании представителей:

от закрытого акционерного общества «Мясная галерея» — Якунченков Д.И. (по доверенность от 06.04.2016 N 807), Камакина Е.Е. (по доверенность от 06.04.2015);

от Роспатента — Слепенков А.С. (по доверенности от 11.08.2015 N 01/32-529/41);

от открытого акционерного общество «Набережночелнинский хладокомбинат «Челны-Холод» — Черкасов А.В. (по доверенность от 11.01.2016),

установил:

закрытое акционерное общество «Мясная галерея» (далее — общество) обратилось в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности (Роспатента) от 07.12.2015, которым заявителю было отказано в удовлетворении возражения, поступившего 03.04.2015, и оставлена в силе правовая охрана товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 478063; об обязании Роспатента аннулировать регистрацию товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 478063.

Определением Суда по интеллектуальным правам от 10.02.2016, исходя из положений статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено открытое акционерное общество «Набережночелнинский хладокомбинат «Челны-Холод» (далее — хладокомбинат).

В судебном заседании представители общества поддержали заявленные требования в полном объеме, полагая, что регистрация товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 478063 нарушает его права и законные интересы.

По мнению общества, оспариваемый ненормативного правовой акт, вынесенный Роспатентом от 07.12.2015, основан на неверном толковании положений пунктов 3 и 6 статьи 1483 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) и норм Методических рекомендаций по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство, утвержденных приказом Роспатента от 31.12.2009 N 197 (далее — Методические рекомендации).

Одновременно, общество ссылается на то, что административный орган, проводя сравнительный анализ словесного товарного знака «Пуговки» по свидетельству Российской Федерации N 442039 и комбинированного товарного знака со словесным элементом «Чудо Пуговки» по свидетельству Российской Федерации N 478063, не учел более высокое значение в гражданском обороте словесных элементов по сравнению с изобразительными, в связи с этим сделал ошибочный вывод об отсутствии индивидуализирующей функции словесного элемента «Пуговки» в товарном знаке хладокомбината.

Также общество полагает, что принимая оспариваемый ненормативного правовой акт, административный орган не учел полное вхождение охраняемого словесного элемента «Пуговки» по свидетельству Российской Федерации N 442039 в товарный знак, принадлежащий хладокомбинату по свидетельству Российской Федерации N 478063.

Общество указывает на некорректное сравнение словесных элементов, содержащихся в противопоставленных товарных знаках, выразившееся в изложении в решении субъективного мнения административного органа об отсутствии сходства, основанного на преувеличении степени различительной способности товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 478063.

В свою очередь представитель административного органа против удовлетворения заявленных требований возражал по доводам, изложенным в отзыве на заявление (т. 1, л.д. 133-142).

В частности, соблюдая требования, установленные частью 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и поддерживая оспариваемый ненормативного правовой акт, административный орган указывает на то, что в рассматриваемом случае угроза смешения двух товарных знаков отсутствует, поскольку в товарном знаке хладокомбината по свидетельству Российской Федерации N 478063 фактически используется не словесный элемент «ЧУДО ПУГОВКИ», а буквы русского алфавита: «В», «Г», «Д», «И», «К», «П», «У», «Ч».

Одновременно административный орган обращает внимание суда первой инстанции на степень стилизации данных букв, выражающуюся не только в цветовой гамме, но и в самой прорисовке указанных буквенных элементов, в том числе во взаимосвязи с фоном.

Указанные обстоятельства, по мнению административного органа, позволяют констатировать, что, вопреки доводам заявителя, буквенные элементы, используемые в товарном знаке хладокомбината, фактически теряют словесный характер и могут восприниматься потребителями только как одна из неотъемлемых частей единой (неделимой) оригинальной изобразительной композиции.

Также административный орган указывает, что факт использования хладокомбинатом словесного «Чудо пуговки» в своей хозяйствующей деятельности не имеет правового значения в рассматриваемом случае.

Хладокомбинат поддержал правовую позицию Роспатента, возражая против удовлетворения заявленных требований по мотивам, изложенным в отзыве, который был приобщен судом к материалам дела с учетом мнений лиц, участвующих в деле.

Как следует из материалов дела, товарный знак по свидетельству N 478063 был зарегистрирован в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации 10.01.2013 по заявке N 2011736515 с датой приоритета от 08.11.2011 в отношении товаров 30-го класса Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (далее — МКТУ) «равиоли; вареники; манты; пельмени; хинкали» на имя хладокомбината.

Согласно описанию, приведенному в материалах заявки, в качестве товарного знака было зарегистрировано изобразительное обозначение в белом, желтом, зеленом, темно-зеленом, оранжевом, синем, темно-синем, малиновом и красном цветовом сочетании в виде упаковочного листа прямоугольной формы, разделенного на несколько частей, включающих в себя изображения разноцветной сетки, обрамления полями в монохромном колористическом решении и изображения нескольких рядов разноцветных пуговиц.

Общество, будучи не согласным с регистрацией поименованного товарного знака, на основании подпункта 1 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ обратилось 02.04.2015 в административный орган с возражением, мотивированным тем, что регистрация товарного знака была произведена в нарушение требований, установленных пунктами 3 и 6 статьи 1483 ГК РФ.

При этом общество указывало, что оспариваемый товарный знак сходен до степени смешения с принадлежащими обществу товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 442039, 481537 в отношении однородных товаров 30-го класса МКТУ.

Кроме того оспариваемый товарный знак способен ввести в заблуждение потребителя относительно изготовителя соответствующих товаров 30-го класса МКТУ, так как сходен до степени смешения с принадлежащим обществу товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 442039, интенсивно используемым им для индивидуализации своей продукции (пельменей) уже с 2010 года.

Отказывая в удовлетворении возражения, административный орган, применив методику сравнения обозначений, изложенную в пунктах 14.4.2, 14.4.2.2, 14.4.2.3, 14.4.2.4, 14.4.3 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания, утвержденных приказом Российского агентства по патента и товарным знакам от 05.03.2003 N 32 (далее — Правила), пришел к выводу о том, что оспариваемый товарный знак и противопоставленные товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 442039 и 481537 не являются сходными до степени смешения в отношении однородных товаров.

Также Роспатент установил, что довод возражения о наличии у оспариваемого товарного знака способности ввести в заблуждение потребителя относительно изготовителя товаров представляется умозрительным и бездоказательным.

Отказ в удовлетворении упомянутых возражений на решение Роспатента и послужил основанием для обращения общества в Суд по интеллектуальным правам с настоящим заявлением.

Выслушав доводы представителей лиц, участвующих в деле, исследовав и оценив в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, доказательства, представленные в материалы дела, суд пришел к выводу о том, что заявленные требования не подлежат удовлетворению, в силу нижеследующего.

Согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом (пункт 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Исходя из даты поступления настоящего заявления (08.02.2016) суд полагает, что срок заявителем соблюден, равно как и не оспаривается административным органом.

В соответствии с частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений, оспариваемых решений и действий (бездействия) и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, решение или совершили оспариваемые действия (бездействие), а также устанавливает, нарушают ли оспариваемый акт, решение и действия (бездействие) права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

При проверке оспариваемого решения Роспатента от 07.12.2015 на соответствие законам и иным нормативно-правовым актам судом установлено, что юридически значимые действия совершены Роспатентом в рамках своих полномочий, закрепленных статьей 1513 ГК РФ и пунктом 5 Положения о Федеральной службе по интеллектуальной собственности, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 21.03.2012 N 218, равно как и не оспариваются обществом, в то же время доводы общества сводятся к несоответствию решения Роспатента от 07.12.2015, положениям подпункта 1 пункта 3 и подпункта 1 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ.

Таким образом, общество фактически не согласно с правовой оценкой данной Роспатентом при сравнительном анализе противопоставленных товарных знаков.

Между тем, Суд по интеллектуальным правам, осуществляя проверку оспариваемого ненормативного акта по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей как проверку полномочий органа, принявшего оспариваемый ненормативный акт, так и соответствие оспариваемого акта требованиям законодательства, полагает указанные доводы заявителя несостоятельными в связи со следующим.

Принимая во внимание, разъяснения данные в пункте 2.3 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 5/29 от 26.03.2009 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», суд полагает, что Роспатент обоснованно исходил из того, что с учетом даты (08.11.2011) поступления заявке N 2011736515, правовая база для проверки охраноспособности заявленного обозначения в качестве товарного знака включает ГК РФ, Правила.

Согласно статье 1482 ГК РФ (здесь и далее в редакции, действовавшей на момент подачи возражения) в качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации. Товарный знак может быть зарегистрирован в любом цвете или цветовом сочетании.

Как ранее указывалось, оспариваемый ненормативный правовой акт мотивирован тем, что административный орган не усмотрел несоответствие спорного товарного знака положениям подпункта 1 пункта 6 статьи 1483 ГК РФ и, как следствие, положению подпункта 1 пункта 3 названного Кодекса.

 

Примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: в статье 1486 Гражданского кодекса РФ пункт 6 отсутствует, имеется в виду подпункт 1 пункта 6 статьи 1483.

 

В соответствии с подпунктом 1 пункта 6 статьи 1486 ГК РФ не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с товарными знаками других лиц, заявленными на регистрацию в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет, если заявка на государственную регистрацию товарного знака не отозвана или не признана отозванной.

При этом, вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы (пункт 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного Информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 N 122).

Как установлено судом, оспариваемый товарный знак представляет собой изобразительное обозначение, включающее изобразительные элементы, выполненные в белом, желтом, зеленом, темно-зеленом, оранжевом, синем, темно-синем, малиновом и красном цветовом сочетании в виде упаковочного листа прямоугольной формы, разделенного на несколько частей, включающих в себя изображения разноцветной сетки, которая также может восприниматься как изображение разноцветных лоскутков ткани, простроченных в нескольких местах двойной строчкой, на которые нашиты разноцветные пуговицы с нанесенными на них различными буквами либо просто прошитые крестом.

В соответствии с пунктом 14.4.2 Правил обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

Пунктом 14.4.2.4 Правил предусмотрено, что комбинированные обозначения сравниваются с комбинированными обозначениями и с теми видами обозначений, которые входят в состав проверяемого комбинированного обозначения как элементы. При определении сходства комбинированных обозначений используются признаки, приведенные в пунктах 14.4.2.2 и 14.4.2.3 Правил, а также исследуется значимость положения, занимаемого тождественным или сходным элементом в заявленном обозначении.

Согласно пункту 14.4.2.2 Правил сходство словесных обозначений может быть звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим) и определяется на основании признаков, перечисленных в подпунктах (а) — (в) настоящего пункта.

Признаки, перечисленные в подпунктах (а) — (в) настоящего пункта, могут учитываться как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях (пункт 14.4.2.2 (г) Правил).

В соответствии с пунктом 14.4.2.3 Правил сходство изобразительных и объемных обозначений определяется на основании следующих признаков: внешняя форма, наличие или отсутствие симметрии, смысловое значение, вид и характер изображений (натуралистическое, стилизованное, карикатурное и т.д.), сочетание цветов и тонов.

Перечисленные признаки могут учитываться как каждый в отдельности, так и в различных сочетаниях.

Как указано в пункте 14.4.3 Правил, при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному производителю. Для установления однородности товаров принимается во внимание род (вид) товаров, их назначение, вид материала, из которого они изготовлены, условия сбыта товаров, круг потребителей и другие признаки.

Первый противопоставленный товарный знак «ПУГОВКИ» по свидетельству Российской Федерации N 442039 (дата приоритета 23.12.2009) является словесным, выполнен стандартным шрифтом кириллицей, зарегистрирован в отношении однородных товаров 30-го класса МКТУ.

Второй противопоставленный товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 481537 (дата приоритета 31.05.2011) является комбинированным, зарегистрирован в отношении однородных товаров 30-го класса МКТУ, включает в себя словесные элементы «УМЕЛЫЙ ПОВАР», «ПЕЛЬМЕНИ», «Пуговки», выполненные стилизованным шрифтом буквами кириллицы, и изобразительные элементы виде изображения повара и фонового орнамента виде желто-белых клеток и неопределенных геометрических форм зеленого, белого и голубого цветов.

Оспариваемый товарный знак и оба противопоставленных товарных знака зарегистрированы в отношении товаров 30-го класса МКТУ, однородность которых сторонами по делу не оспаривается.

Согласно пункту 3 Методических рекомендаций, оценка сходства обозначений производится на основе общего впечатления, при этом формирование общего впечатления может происходить под воздействием любых особенностей обозначений, в том числе доминирующих словесных или графических элементов, их композиционного и цветографического решения и др.

В соответствии с пунктом 6.3.1 Методических рекомендаций по проверке заявленных обозначений на тождество и сходство при исследовании положения словесного и изобразительного элемента в комбинированном обозначении учитывается фактор визуального доминирования одного из элементов. Такое доминирование может быть вызвано как более крупными размерами элемента, так и его более удобным для восприятия расположением в композиции (например, элемент может занимать центральное место, с которого начинается осмотр обозначения). Изображение одного из элементов в цвете может способствовать доминированию этого элемента в композиции.

В оспариваемом товарном знаке доминирующее положение занимают изобразительные элементы, представляющие собой вышеописанный орнамент, а также пуговицы с нанесенными на них отдельными буквами кириллицы.

Суд, оценив и сопоставив товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 478063 и противопоставленные товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 481537, 442039, принадлежащие обществу, соглашается с выводом административного органа об отсутствии между ними сходства до степени смешения в связи со следующим.

Судом установлено, что оспариваемый товарный знак представляет собой оригинальную изобразительную композицию в виде стилизованного изображения разноцветных лоскутков ткани, простроченных в нескольких местах двойной строчкой, на которые нашиты разноцветные пуговицы с нанесенными на них различными буквами кириллицы либо просто прошитые крестом, которые только при внимательном рассмотрении и домысливании могут быть прочитаны как словесный элемент «Чудопуговки» в изобразительном обозначении, в то время как первоначальное впечатление состоит в том, что на некой стилизованной подложке (лоскуты ткани) разбросаны или пришиты пуговицы с нанесенными на них буквами кириллицы, представляющие из себя шараду для привлечения потребительского спроса.

При этом крайне высокая степень стилизации соответствующих буквенных единиц этого словесного элемента, их оригинальная художественная проработка, использование достаточно мелкого шрифта и отсутствие нескольких обязательных букв (ЧУД_ПУГ_ВКИ) порождают определенные затруднения при прочтении такого словесного элемента и обусловливают вывод о том, что данный словесный элемент, несомненно, теряет в оспариваемом товарном знаке свой словесный характер и, соответственно, воспринимается только как одна из неотъемлемых частей единой (неделимой) оригинальной изобразительной композиции, то есть никак не является доминирующим в товарном знаке словесным элементом, который подлежал бы самостоятельному сопоставительному анализу с противопоставленными товарными знаками.

Данное обстоятельство подтверждается и социологическим опросом ВЦИОМ, проведенным в период с 2 по 5 апреля 2016, согласно которому 64% опрошенных потребителей затруднились ответить какой словесный элемент присутствует в спорном товарном знаке.

С учетом положения, предусмотренного абзацем 2 подпункта 7 пункта 2 статьи 1512 ГК РФ, указанные обстоятельства принимаются судом при рассмотрении доводов заявителя относительно пункта 6 статьи 1483 ГК РФ, так как в данном случае речь идет о мнение потребителя при выявлении в оспариваемом товарном знаке наличия или отсутствия словесного элемента, а не сходства товарных знаков общества и хладокомбината.

Исходя из указанных обстоятельств, решающее значение при сравнении оспариваемого товарного знака с противопоставленными товарными знаками имеет именно визуальный критерий сходства сравниваемых обозначений.

По указанным мотивам также нельзя принять во внимание довод общества о доминировании словесного элемента «Пуговки» в товарном знаке хладокомбината по свидетельству Российской Федерации N 478063.

В свою очередь, ссылка общества на использование хладокомбинатом в хозяйствующей деятельности словесного элемента «Чудопуговки» в отношении однородных товаров, для которых зарегистрированы товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 442039, 481537, исходя из предмета заявленных требований, не принимается судом, поскольку не имеет правового значения для рассматриваемого спора, поскольку данные обстоятельства не подлежат установлению при рассмотрении настоящего спора, исходя из предмета и основания заявленных требований.

Анализ оспариваемого товарного знака и противопоставленного товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 481537 показал, что они существенно различаются внешней формой акцентирующих на себе внимание изобразительных элементов, их цветовым исполнением и смысловым значением (разноцветные простроченные лоскутки ткани с нашитыми разноцветными пуговицами — повар на кухне), характером этих изображений в составе соответствующих композиций, графическим исполнением шрифтовых единиц, их цветом, количеством и составом, а противопоставленный товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 442039 является только словесным.

В силу данных обстоятельств сравниваемые товарные знаки производят разное общее зрительное впечатление, они не ассоциируются друг с другом в целом, что обусловливает вывод об отсутствии между ними сходства.

Вывод о сходстве делается на основе восприятия не отдельных элементов, а товарных знаков в целом, а также презумпции разумности и добросовестности участников правоотношений (Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.07.2006 N 2979/06, от 17.04.2012 N 16577/11).

Соглашаясь с выводом административного органа об отсутствии сходства до степени смешения товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 478063 и противопоставленных товарных знаков по свидетельствам Российской Федерации N 481537, 442039, принадлежащих обществу, суд считает необходимым отметить, что согласно пункту 4.2.2.3 Методических рекомендаций, оригинальное графическое исполнение словесного обозначения может привести к восприятию его как изобразительного обозначения, а не словесного.

Первоначальное впечатление при сравнении оспариваемого и противопоставленных товарных знаков показало, что они существенно различаются внешней формой акцентирующих на себе внимание изобразительных элементов, их цветовым исполнением и смысловым значением, что само по себе обуславливает вывод об отсутствии сходства сравниваемых обозначений по общему зрительному впечатлению, и как следствие говорит об обоснованности аналогичного вывода административного органа.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.07.2006 N 2979/06, угроза смешения имеет место, если один товарный знак воспринимается за другой или если потребитель понимает, что речь идет не об одном и том же товарном знаке, но полагает, что оба товарных знака принадлежат одному и тому же предприятию.

В настоящем случае Суд по интеллектуальным правам с учетом всех вышеуказанных обстоятельств признает, что такая угроза отсутствует.

Таким образом, оспариваемый товарный знак и противопоставленные товарные знаки по свидетельствам Российской Федерации N 442039, 481537 не являются сходными до степени смешения в отношении однородных товаров.

В то же время вывод Роспатента о том, что сложное слово «ЧУДО-ПУГОВКИ» относится к часто встречаемым в произведениях художественной литературы словесным образованиям, содержащим особый оценочный компонент «чудо» и занимающим особое положение в уровневой системе русского языка — промежуточное между сложносоставным словом (с предметно-признаковым значением) и аппозитивным словосочетанием (см. Вестник ОГУ N 6, 2002 г., с. 111, 113, http://vestnik.osu.ru/2002_6/23.pdf), что обусловливает восприятие данного сложного слова как особой лексической единицы, отличающейся от простого слова «ПУГОВКИ» своим смысловым значением за счет соответствующей чувственно-эмоциональной окраски этого сложного слова («чудесные, необыкновенные, волшебные пуговицы»), противоречит правовой позиции, сформированной Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлении от 18.06.2013 N 2050/13, согласно которой добавление к товарному знаку, принадлежащему иному лицу, уточняющего или характеризующего слова не делает это обозначение не сходным до степени смешения с данным товарным знаком.

Относительно довода заявителя о том, что регистрация товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 478063 противоречит пункту 3 статьи 1483 ГК РФ, суд отмечает следующее.

Согласно подпункту 1 пункта 3 статьи 1483 ГК РФ не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя.

Как указано в пункте 2.5 Правил, к таким обозначениям относятся, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствует действительности. Обозначение признается ложным или вводящим в заблуждение, если ложным или вводящим в заблуждение является хотя бы один из его элементов.

Способность введения в заблуждение элементами обозначений и обозначением в целом не является очевидной и, как правило, определяется через ассоциативный ряд при восприятии потребителем обозначения, вызывая у него различные представления о товаре и его изготовителе. Такая способность может возникнуть в результате ассоциаций с иным производителем или свойством товара, основанных на предшествующем опыте.

В соответствии с пунктом 3 (1) Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы заявленных обозначений, утвержденных приказом Российского агентства по патентам и товарным знакам от 23.03.2001 N 39 (далее — Рекомендации по отдельным вопросам экспертизы), отражающих многолетнюю практику экспертизы заявленных обозначений, обозначение может содержать элементы, как прямо указывающие на сведения об изготовителе или месте происхождения товара, так и элементы, порождающие у потребителя представление об этих сведениях через ассоциации.

Элементы обозначений, содержащие сведения об изготовителе или месте происхождения товара через ассоциации, которые они вызывают у потребителя, относят к способным ввести в заблуждение.

Способность введения в заблуждение элементами обозначений и обозначением в целом не является очевидной и, как правило, определяется через ассоциативный ряд при восприятии потребителем обозначения, вызывая у него различные представления о товаре и изготовителе.

Таким образом, исходя из вышеизложенных норм ГК РФ и Правил, а также Рекомендаций по отдельным вопросам экспертизы, для отказа в регистрации заявленного обозначения в качестве товарного знака экспертизе Роспатента необходимо установить, что при восприятии данного обозначения, через ассоциации, вызванные этим обозначением, в сознании потребителя может создаться представление об изготовителе товара, о месте нахождения изготовителя или производства товара, которое не соответствует действительности, и тем самым потребитель может быть введен в заблуждение.

По мнению заявителя, оспариваемый товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 478063 способен ввести потребителя в заблуждение, поскольку с учетом активной деятельности общества на рынке продуктов питания (пельменей) есть вероятность возникновения в сознании потребителя ассоциаций в отношении обозначения «Чудо-пуговки» именно с обществом и используемыми им товарными знаками по свидетельствам Российской Федерации N 481537, 442039.

Проанализировав представленные заявителем материалы, суд полагает, что Роспатент пришел к правильному выводу о том, что эти доказательства не могут свидетельствовать о введении потребителя в заблуждение оспариваемым товарным знаком по свидетельству Российской Федерации N 478063, поскольку сравниваемые товарные знаки не являются сходными, в связи с чем отсутствует ассоциативная связь между оспариваемым товарным знаком и товарными знаками общества.

Представленные заявителем материалы, касающиеся использования им противопоставленных товарных знаков в гражданском обороте, не подтверждают того, что оспариваемый товарный знак при его использовании в гражданском обороте в том виде как он зарегистрирован в отношении товаров 30-го класса МКТУ (в том числе пельменей) может ассоциироваться с заявителем.

Представленные обществом документы содержат упоминание о товарном знаке «Умелый повар» и не содержат сведений, вопреки доводам заявителя, о рекламировании обозначения «Пуговки».

Представленные в суд сведения об отгрузках закрытым акционерным обществом «АБИ Продакт» (являющегося согласно представленной документации единственным акционером заявителя) пельменей, маркированным обозначением «Пуговки», является внутренним документом аффилированного с заявителем лица, в связи с этим не может являться доказательством введения потребителя в заблуждение.

Также не может являться достоверным доказательством письмо общества с ограниченной ответственностью «Трейд-Сервис» в адрес заявителя, поскольку отсутствуют документы, подтверждающие введение обществом в гражданский оборот товара, маркированного обозначением «Пуговки».

Представленная единственная товарная накладная от 03.03.2010 не может свидетельствовать о том, что у потребителя сложилась устойчивая ассоциативная связь между заявителем и/или закрытым акционерным обществом «АБИ Продакт» и обозначением «Пуговки».

Обществом, не были представлены какие-либо сведения о широкой известности как производителя пельменей, маркированных обозначением «Пуговки», об осведомленности российских потребителей относительно выпускаемых им конкретных товаров, о проведении широкой рекламной кампании и/или наличии доступной соответствующей информации в СМИ и Интернете, которые позволили бы прийти к выводу о способности оспариваемого товарного знака на дату его приоритета породить в сознании российского потребителя стойкую ассоциацию о заявителе, как единственном производителе товаров 30-го класса МТКУ, маркированных обозначением «пуговки».

Представленный в судебном заседании 19.04.2016 отчет ВЦИОМ, проведенный 2 — 5 апреля 2016 года, с учетом возражений представителей Роспатента относительно его относимости, допустимости и достоверности, не может быть принят судом в качестве доказательства введения в заблуждения потребителей, так как соцопрос не являлся ретроспективным, при том, что значение для настоящего спора имеет отношение потребителей к противопоставляемым обозначениям, услугам, сопровождаемым ими, репутация (широкая известность) правообладателя противопоставленного обозначения именно на дату приоритета спорного товарного знака (08.11.2011).

Суд также отмечает, что оспариваемый товарный знак по свидетельству Российской Федерации N 478063 сам по себе не содержит ложных или способных ввести в заблуждение потребителя сведений, поскольку его элементы не содержат сведений об услугах, в отношении которых он зарегистрирован, и о лице, оказывающем такие услуги.

Кроме того, Суд по интеллектуальным правам учитывает положение статьи 6-quinquies Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20.03.1883 (в редакции 1967 года), согласно которой чтобы определить, может ли знак быть предметом охраны, необходимо учитывать все фактические обстоятельства, особенно продолжительность применения товарного знака.

Как разъяснено в пункте 6 совместного Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Таким образом, для признания недействительным ненормативного акта необходимо установление одновременно двух указанных оснований.

Суд, оценив в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные доказательства, пришел к выводу о законности и обоснованности оспариваемого ненормативного правового акта, поскольку оспариваемое решение принято уполномоченным органом, соответствует требованиям действующего законодательства, доводы заявителя фактически сводятся к несогласию с выводами Роспатента, изложенными в обжалуемом ненормативном правовом акте, при ином толковании норм права и документов, представленных в административное дело, что не может являться достаточным основанием для отмены оспариваемого решения.

Судебные расходы распределены судом в соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 110, 167 — 170, 176, 180, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Суд по интеллектуальным правам

решил:

требования закрытого акционерного общества «Мясная галерея» о признании недействительным решения Федеральной службы по интеллектуальной собственности от 07.12.2015 оставить без удовлетворения.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу немедленно и может быть обжаловано в президиум Суда по интеллектуальным правам в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья С.П.РОГОЖИН

Судья Н.А.КРУЧИНИНА

Судья Е.Ю.ПАШКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code