ГОСУДАРСТВЕННАЯ РЕГИСТРАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ И ИХ РЕГИОНАЛЬНЫХ ОТДЕЛЕНИЙ: АНАЛИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

Г.Г.Аминова

Государственная регистрация политических партий и их региональных отделений является одной из важнейших стадий институционализации политических партий в политико-правовом пространстве. Политические партии получают право на участие в выборах только после государственной регистрации в Министерстве юстиции России. В статье, с учетом последних изменений законодательства о политических партиях, рассмотрены вопросы применения положений Закона о политических партиях в практике Конституционного Суда, Верховного Суда, региональных верховных судов и судов общей юрисдикции, положений о минимальной численности членов и региональных отделений политических партий. Статья затрагивает и вопрос о запрете на создание политических партий по признакам национальной или религиозной принадлежности, на создание региональных партий. На основе анализа практики разрешения судами дел о приостановлении деятельности и ликвидации политических партий и региональных отделений показан противоречивый характер деятельности судов. Практически все дела по приостановлению и ликвидации партий возникали лишь по поводу несоблюдения формальных требований (недостаточная численность членов партий и региональных отделений, недостаточное количество зарегистрированных региональных отделений партии, непредставление сведений об изменении юридических данных и др.).

Ключевые слова: политические партии; региональные отделения политических партий; региональные партии; государственная регистрация политических партий; Конституционный Суд Российской Федерации; суды; судебная практика.

 

В 1990-е годы по действовавшему тогда законодательству СССР для регистрации политических партий достаточно было иметь 5000 членов. В 2001 году российским законодателем минимум численности для создания партий был увеличен до 10000 членов. В 2003 году в стране насчитывалось 46 партий. В 2004 году были ужесточены требования к минимальной численности членов и числу региональных отделений политических партий. Общая численность членов политической партии была увеличена с 10000 до 50000. Не менее чем в половине субъектов Федерации региональные отделения должны насчитывать минимум 500 человек, в остальных регионах — минимум 250 человек <1>. Закон вступил в силу с 1 января 2005 года. На приведение численности в соответствие с требованиями партиям был дан один год. И к 2007 году после произведенных изменений в России осталось 15 партий <2>. 28 апреля 2009 года в Закон о политических партиях были внесены новые изменения: установлены периоды, в течение которых требования к общей численности партий и численности региональных отделений постепенно снижались <3>. Так, с 1 января 2010 года до 1 января 2012 года в политической партии должно было состоять не менее 45000 членов партии, при этом более чем в половине субъектов Российской Федерации политическая партия должна иметь региональные отделения с численностью не менее 450 членов. В остальных региональных отделениях численность каждого из них не могла составлять менее 40000 членов, при этом более чем в половине субъектов Федерации она должна была иметь региональные отделения численностью не менее 400 человек. В остальных региональных отделениях численность каждого из них не могла составлять менее 150 членов. Таким образом, к 2012 году осталось 7 политических партий.

———————————

<1> См.: Федеральный закон от 20 декабря 2004 года N 168-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О политических партиях» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. N 52 (ч. I). Ст. 5272.

<2> См.: Узунян Т.Т. К вопросу о численности политической партии // Конституционное и муниципальное право. N 22. 2009. С. 23 — 25, 24.

<3> См.: Федеральный закон от 28 апреля 2009 года N 75-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О политических партиях» в связи с поэтапным снижением минимальной численности членов политических партии» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. N 18 (ч. I). Ст. 2155.

 

4 апреля 2012 года вступил в силу Федеральный закон от 2 апреля 2012 года N 28-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О политических партиях» <4>. Поправки были направлены на упрощение государственной регистрации политических партий. Так, в политической партии должно состоять не менее 500 членов, причем региональные отделения должны быть представлены не менее чем в половине субъектов Российской Федерации, в то время как предыдущий порядок предусматривал обязательность представительства более чем в 50 субъектах России.

———————————

<4> Собрание законодательства Российской Федерации. 2012. N 15. Ст. 1721.

 

Как справедливо отмечает М.С. Саликов, «история российского (включая советские годы) партийного строительства не изобилует сколько-нибудь продолжительными периодами, в течение которых политические партии могли свободно создаваться и развиваться. Это в итоге привело к тому, что не сложилась устойчивая партийная система, состоящая из партий, имеющих сравнительно длительную историю, привлекательную программу и, соответственно, свой электорат, то есть ту социальную базу, которая, собственно, и выступает фундаментом для существования той или иной политической силы, оформленной в политическую организацию» <5>.

———————————

<5> Саликов М.С. Партийная система России: Динамика конституционно-правового регулирования // Российский юридический журнал. 2012. N 4. С. 148 — 155, 148.

 

  1. Определение численности политической партии

 

Анализ разумности требований к регистрации политических партий не раз становился предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Так, Суд признавал разумными и соразмерными требования к минимальной численности политических партий как в 10000, так и в 50000 членов <6>. В своем первом решении Суд указал на то, что федеральный законодатель призван урегулировать вопросы правоспособности политических партий таким образом, чтобы, с одной стороны, численный состав и территориальный масштаб деятельности политических партий не были чрезмерными и не посягали на само существо (основное содержание) права граждан на объединение, а с другой — чтобы они были способны выполнять свои уставные задачи и функции именно в качестве общенациональных (общероссийских) политических партий, то есть в конечном счете законодатель должен руководствоваться критерием разумной достаточности, вытекающим из принципа соразмерности.

———————————

<6> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 1 февраля 2005 года N 1-П «По делу о проверке конституционности абзацев второго и третьего пункта 2 статьи 3 и пункта 6 статьи 47 Федерального закона «О политических партиях» в связи с жалобой общественно-политической организации «Балтийская республиканская партия» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2005. N 6. Ст. 491; Постановление Конституционного Суда РФ от 16 июля 2007 года N 11-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 3, 18 и 41 Федерального закона «О политических партиях» в связи с жалобой политической партии «Российская коммунистическая рабочая партия — Российская партия коммунистов» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2007. N 30. Ст. 3989.

 

В Постановлении от 16 июля 2007 года N 11-П Конституционный Суд указал, что федеральный законодатель вправе устанавливать требования к численному составу политических партий, исходя из конкретно-исторических условий развития Российской Федерации. Требования, предъявляемые к политическим партиям, могут меняться в ту или иную сторону, поскольку они не произвольны, а объективно обусловлены решаемыми в законодательном порядке задачами в сфере развития политической системы и обеспечения ее адекватности принципам конституционного строя Российской Федерации и не влекут отмену или умаление конституционного права граждан на объединение в политические партии или его несоразмерное ограничение.

То обстоятельство, что российский Конституционный Суд оставил определение минимальной численности членов политической партии на усмотрение федерального законодателя, не делает его решения правильными. Так, под термином «федеральный законодатель», которым оперирует Конституционный Суд, в первую очередь следует понимать Государственную Думу Федерального Собрания, которая формировалась по партийным спискам и большинство мест в ней последние десять лет занимает одна партия — «Единая Россия». Таким образом, в существующих условиях, когда одна политическая партия определяет законодательные требования к остальным партиям, Конституционный Суд в своих решениях должен был бы задать правовые рамки, например определить порог той минимальной численности членов политической партии, когда будет нарушаться принцип соразмерности и разумной достаточности. Как справедливо заметила В.В. Лапаева, в вопросе о численности политической партии Конституционный Суд дважды не смог найти верное правовое решение <7>.

———————————

<7> См.: Лапаева В.В. Законодательное требование к численности политической партии как ограничение конституционного права на объединение: критерий правомерности // Журнал российского права. 2007. N 9. С. 25 — 34, 25.

 

Требование к минимальной численности политической партии являлось также предметом рассмотрения и Европейского суда по правам человека в деле «Республиканская партия России против России». В Постановлении от 12 апреля 2011 года Европейский суд по правам человека признал ликвидацию партии по причине несоблюдения требований о минимальной численности членов партии и минимальном количестве региональных отделений незаконной. Суд отметил, что требуемое минимальное количество членов в партии в России — самое высокое в Европе и что наряду с существованием 7-процентного избирательного барьера установление высокого минимального количества членов партии является дополнительным ограничением. По мнению Суда, суды страны не привели «относимые и достаточные» причины в оправдание вмешательства в право партии-заявителя на свободу объединения. Вследствие чего ликвидация партии-заявителя была несоразмерной законным целям, на которые ссылались власти Российской Федерации <8>.

———————————

<8> См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 12 апреля 2011 года по делу «Республиканская партия России [Republican Party of Russia] против России» (жалоба N 12976/07) (I Секция) // СПС «Гарант».

 

Совет Европы занимает последовательную позицию по вопросу развития партийной системы и выборов. В пункте 13 Свода рекомендуемых норм в сфере политических партий (Code of Good Practice in the Field of Political Parties), принятого в 2008 году Европейской комиссией за демократию через право (Венецианской комиссией Совета Европы), отмечается, что государственные органы должны воздерживаться от участия в создании политических партий и не должны ограничивать право на создание политических партий на государственном, региональном и местном уровнях <9>. К тому же государства, применяющие процедуру регистрации к политическим партиям, должны воздерживаться от наложения чрезмерных требований к территориальному представительству политических партий, а также к минимальной численности их членов <10>.

———————————

<9> См.: Code of good practice in the field of political parties (Venice, 12 — 13 December 2008), CDL-AD(2009)002. URL: http://www.venice.coe.int/webforms/documents/default.aspx?pdffile=CDL-AD(2009)002-e (дата обращения: 29.11.2015).

<10> См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 12 апреля 2011 года по делу «Республиканская партия России против России».

 

Так, согласно результатам сравнительного анализа законодательства о политических партиях, проведенного Европейским судом по правам человека, в 13 из 21 государств — членов Совета Европы законодательством предъявляется требование о минимальной численности членов политической партии. Требуемое минимальное число членов колеблется от 30 в Турции и 100 в Хорватии до 5000 в Молдове и 25000 в Румынии. В пяти странах (Австрия, Франция, Германия, Италия и Испания) не налагается никаких ограничений по минимальному числу членов политической партии <11>.

———————————

<11> См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 12 апреля 2011 года по делу «Республиканская партия России против России».

 

  1. Отказы в государственной регистрации политических партий

 

Государственная регистрация политических партий является обязательной стадией в процессе приобретения партией официального правового статуса, в том числе права юридического лица.

В зарубежных государствах, в зависимости от национального законодательства, государственная регистрация партий может осуществляться в различных органах: в министерстве внутренних дел (Австрия, Испания, Италия, Франция), в министерстве юстиции (Бельгия, Нидерланды), в органе, ответственном за обеспечение проведения выборов (Бразилия, Перу), в министерстве по делам территорий (Конго), в судах общей юрисдикции (Ангола, Болгария, Португалия, Польша) <12>.

———————————

<12> См.: Заславский С.Е. Политические партии России: Проблемы правовой институционализации. М.: Институт права и публичной политики, 2003. С. 173.

 

Несмотря на то что требования к созданию политических партий в России были смягчены, на практике все же возникают споры в связи с отказами в государственной регистрации партий, которые могут быть обжалованы в суд.

В районные суды могут быть обжалованы решения Министерства юстиции РФ и его территориальных подразделений об отказе в государственной регистрации политической партии и ее региональных отделений. В данном случае необходимо привести пример с Партией прогресса (ранее — Народный альянс). 17 ноября 2013 года состоялся Учредительный съезд политической партии «Народный альянс», на котором было принято решение о создании партии под этим названием. В дальнейшем, 8 февраля 2014 года, на втором съезде партии, было принято решение о принятии Устава в новой редакции, в котором было изменено в том числе прежнее наименование партии на новое — Партия прогресса, и о соответствующем переименовании всех ее региональных отделений. 25 февраля 2014 года Партия прогресса была зарегистрирована российским Министерством юстиции. Однако одной регистрации в Министерстве юстиции недостаточно: в течение 6 месяцев необходимо зарегистрировать региональные отделения не менее чем в половине субъектов Федерации. В части 6 статьи 15 Закона о политических партиях указано, что в случае, если политическая партия в течение месяца со дня истечения срока (6 месяцев) не представит в федеральный уполномоченный орган копии документов о государственной регистрации ее региональных отделений не менее чем в половине субъектов Федерации, документ о государственной регистрации политической партии признается федеральным уполномоченным органом утратившим силу, а данная политическая партия и ее региональные отделения по решению федерального уполномоченного органа исключаются из единого государственного реестра юридических лиц путем внесения в него соответствующих записей.

В процессе регистрации региональных отделений Партия прогресса получила более 160 отказов от территориальных отделений Министерства юстиции. Большинство отказов было основано на нарушениях формального характера (технические недочеты).

Территориальными отделениями Министерства юстиции для отказа в регистрации региональных отделений приводились следующие основания:

— на регистрацию были представлены копии не протоколов, а уточненных протоколов Общего собрания регионального отделения политической партии «Народный альянс» от 7 декабря 2013 года, кроме того, решение Учредительного съезда политической партии «Народный альянс» было оформлено с использованием двусторонней печати, вследствие чего форма документа оказалась не соответствующей Требованиям к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, утвержденных Приказом ФНС России от 25 января 2012 года N ММВ-7-6/25 «Об утверждении форм и требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств» <13>;

———————————

<13> См.: Решение Центрального районного суда г. Красноярска от 13 ноября 2014 года N 2-6102/2014. URL: http://sudact.ru/regular/doc/K3C5jjyhIPHd/ (дата обращения: 29.01.2016).

 

— отсутствие полномочий на обращение с заявлением о государственной регистрации регионального отделения у уполномоченного лица партии Л. и наличие противоречий протоколов общего собрания регионального отделения партии уставу партии <14>;

———————————

<14> См.: Решение Советского районного суда г. Рязани от 27 июня 2014 года N 2-2108/2014. URL: http://sudact.ru/regular/doc/5xEV3OHBU6dJ/ (дата обращения: 29.01.2016).

 

— у уполномоченного лица партии А. недостаточно полномочий на подписание заявления, к тому же в представленном заявлении содержатся недостоверные сведения, а именно неверно указан адрес места жительства учредителя партии <15>;

———————————

<15> См.: Решение Ленинского районного суда г. Владивостока от 21 июля 2014 года N 2-4579/2014. URL: http://sudact.ru/regular/doc/TKVC4iMjQjxT/ (дата обращения: 29.01.2016).

 

— отсутствие полномочий у уполномоченного лица партии А. на подписание заявления (решением Учредительного съезда партии А. был уполномочен на подписание и заверение документов политической партии, но не документов региональных отделений) <16>;

———————————

<16> См.: Решение Кировского районного суда г. Астрахани от 28 мая 2014 года N 2-2728/2014. URL: http://sudact.ru/regular/doc/ssxOcfLxHEQ1/ (дата обращения: 29.01.2016).

 

— в протоколах учредительного съезда партии отсутствовали сведения о времени начала и окончания съезда, а также отсутствовали сведения о лицах, проводивших подсчет голосов; на обратной стороне протоколов отображено содержание первого вопроса повестки дня, рассмотрение вопроса, итоги голосования и принятое решение <17>;

———————————

<17> См.: Решение Ленинского районного суда г. Костромы от 8 сентября 2014 года N 2-1567/2014. URL: http://sudact.ru/regular/doc/TtcXENakjmrN/ (дата обращения: 29.01.2016).

 

— адрес постоянно действующего исполнительного органа не соответствует месту нахождения руководящих органов, указанных в протоколе общего собрания регионального отделения, в представленном для государственной регистрации заявлении неточно указан адрес места жительства, неверно указана должность руководителя регионального отделения <18>;

———————————

<18> См.: Решение Ленинского районного суда г. Чебоксары от 26 мая 2014 года N 2-3217/2014. URL: http://sudact.ru/regular/doc/4ocmZmsyBJO/ (дата обращения: 29.01.2016).

 

— в представленных на регистрацию документах имелись неточности оформления (вторая строка, которую пришлось перенести, начиналась не с пробела) <19>.

———————————

<19> См.: Решение Ленинского районного суда г. Курска от 15 октября 2014 года N 2-6268/13-2014. URL: http://sudact.ru/regular/doc/ddgPIeNWP5xx/ (дата обращения: 29.01.2016).

 

Суды, в свою очередь, отказывали в удовлетворении заявлений политической партии о признании незаконными решений территориальных отделений Министерства юстиции об отказе в регистрации региональных отделений партий.

В итоге, несмотря на то что к 26 сентября 2014 года Партия прогресса зарегистрировала 43 региональных отделения, Министерство юстиции 28 апреля 2015 года приняло решение о лишении партии государственной регистрации. Основанием явилось то, что партия не уложилась в шестимесячный срок для регистрации региональных отделений в не менее чем половине субъектов Федерации. При этом регистрирующий орган не учитывал того, что отказы в регистрации региональных отделений обжаловались партией в суд, вследствие чего срок в шесть месяцев должен был быть продлен. Данный случай демонстрирует административный произвол (избирательное правоприменение) со стороны государственных органов при реализации своих функций, поскольку политическая партия, созданная на учредительном съезде (причем было проведено два съезда), зарегистрировавшая необходимое количество региональных отделений в субъектах Российской Федерации (в основном через судебное обжалование отказов в регистрации), лишается государственной регистрации федеральным Министерством юстиции. Лишение государственной регистрации партии фактически означает ликвидацию уже созданной политической партии. Требование регистрации политической партии, в частности ее региональных отделений в не менее чем половине субъектов Федерации, открывает широчайшее поле для произвола со стороны регистрирующих органов. В настоящее время порядок создания политических партий упрощен, в частности отменено требование о минимальной численности членов регионального отделения политической партии. В связи с этим регистрация регионального отделения в целях учета численности членов отделения на сегодня не имеет практического значения, поскольку региональное отделение может состоять даже из одного члена. Регистрация регионального отделения партии необходима в целях ее постановки на учет в качестве самостоятельного юридического лица. Поэтому возникает необходимость совершенствования порядка регистрации политических партий, в частности нужно было бы освободить политические партии от необходимости регистрации региональных отделений не менее чем в половине субъектов Федерации в течение шести месяцев. Региональные отделения могут быть зарегистрированы в качестве структурных подразделений политической партии. Достаточным при регистрации политической партии можно признать предоставление в регистрирующий орган документов о создании региональных отделений политической партии в форме структурных подразделений, а также протоколов общих собраний и конференций региональных отделений.

Таким образом, несмотря на то что принципы политического плюрализма и многопартийности, провозглашенные в российской Конституции, получили свое практическое воплощение в виде либеральных требований к созданию политических партий, до сих пор остаются проблемы с регистрацией политических партий и их региональных отделений. При этом необходимо отметить, что после короткого периода либерализации политической системы в 2012 — 2013 годах вновь возобновился процесс ужесточения требований к политическим партиям, в том числе к их участию в избирательном процессе. Так, на выборах в Государственную Думу возвращена смешанная избирательная система; для регистрации федерального списка партии необходимо 200000 подписей избирателей. От сбора подписей освобождается партия, если на последних выборах в Государственную Думу ее список был допущен к распределению мандатов или получил не менее 3% голосов избирателей или если список ее кандидатов был допущен к распределению мандатов в законодательном (представительном) органе субъекта Федерации хотя бы одного региона. К 2014 году были ужесточены и требования на выборах в региональные законодательные органы. Таким образом, многие политические партии фактически лишаются возможности участвовать в выборах. Так, по данным аналитического доклада Комитета гражданских инициатив, в сентябре 2012 года в региональных выборах участвовало в среднем 13,2 партийных списков, в сентябре 2013 года — 17,2 списков, а в сентябре 2014 года — 8,5 списков на регион.

Кроме того, во втором чтении был принят закон о запрете называться партиями всем юридическим лицам, кроме зарегистрированных политических партий. Одновременно исключается возможность преобразования общественных движений в новые политические партии. По замыслу идеологов, партии должны создаваться «с нуля», путем организации учредительных съездов, а не путем преобразования общественных движений в партии. Таким образом, создаются очередные препятствия на пути развития адекватной политической системы так же, как в целом создаются препятствия для развития в России гражданского общества.

Предложения к изменению и дополнению законодательства о выборах и партиях могут основываться на разных подходах: консервативном, исходящем из идеи относительного ограничения политического поля определенным кругом политических партий, и либеральном, исключающем такие ограничения. Представляется, что для России в сложившихся социально-политических условиях и с учетом всех контекстов (исторического, международного и др.) более приемлемым является все же либеральный подход. При этом данный подход должен быть сопряжен с наличием благоприятных институциональных условий для развития партий: одинаковые условия для участия в выборах, равный доступ к освещению деятельности партий в СМИ, возможность создания избирательных блоков и др.

 

  1. Вопрос о допустимости региональных, национальных и конфессиональных партий

 

В законодательстве о политических партиях необходимо предусмотреть возможность создания региональных и межрегиональных политических партий. Однако существующее законодательство и практика препятствуют реализации такой возможности.

Требование о том, что политическая партия может быть создана только на общефедеральном (общероссийском) уровне, появилось в связи с принятием Закона о политических партиях в 2001 году. До этого на политическом пространстве России действовали как общероссийские, так и межрегиональные, региональные и местные политические общественные объединения. В рассмотренном выше Постановлении Конституционного Суда РФ от 1 февраля 2005 года N 1-П оспаривался также запрет на создание региональных политических партий. Суд своим Постановлением признал конституционным запрет на создание и деятельность региональных политических партий. В Постановлении отмечено, что российское общество еще не приобрело прочный опыт демократического существования, поскольку имеются серьезные вызовы со стороны сепаратистских, националистических, террористических сил. Поэтому создание региональных политических партий, поскольку они стремились бы к отстаиванию преимущественно своих, сугубо региональных и местных интересов, могло бы привести к нарушению государственной целостности и единства системы государственной власти как основ федеративного устройства России.

Вызывает сомнение логичность запрета региональных партий в 2001 году, а не, например, в 1993 году, поскольку сколь-нибудь серьезные угрозы единству страны могли возникать в начале 90-х годов, в период «парада суверенитетов». Причем вопрос об отделении или обособлении от России (или о некоем особом статусе внутри Федерации) в ранние 90-е годы ставился только двумя субъектами России — Чеченской Республикой и Татарстаном. Остальные же субъекты Федерации безоговорочно подписали Федеративный договор <20>. Несвоевременность данного ограничения подтверждена и в Постановлении Европейского суда по правам человека по делу «Республиканская партия России против России». Европейский суд по правам человека отметил в этом документе, что запрет на создание региональных политических партий мог быть оправдан непосредственно после распада Советского Союза. К тому же применение ограничения не должно опираться на общее допущение, в соответствии с которым все региональные партии представляют угрозу национальной безопасности, а должны быть выявлены действительные угрозы национальным интересам.

———————————

<20> Федеративный договор РФ от 31 марта 1992 года // СПС «Гарант».

 

Современная история России последних десяти лет доказала, что явных угроз сепаратизма нет, в связи с этим данное ограничение не соответствует современным политическим реалиям. В своем Постановлении Конституционный Суд сделал важную оговорку, что ограничение на создание региональных политических партий носит временный характер и с отпадением породивших его обстоятельств должно быть снято. Однако не совсем понятно, когда указанные обстоятельства перестанут существовать, поскольку данное ограничение действует уже более 10 лет. И в 2012 году Председатель Конституционного Суда В.Д. Зорькин, выступая на одной из конференций, еще раз подчеркнул целесообразность данного запрета и отметил, что социально-политические последствия «парада суверенитетов» отнюдь еще не стали перевернутой страницей прошлого <21>.

———————————

<21> См.: Зорькин В.Д. Правовые основы российской многопартийности и практика Конституционного Суда // Политические партии в демократическом обществе: правовые основы организации и деятельности: Материалы международной конференции, Санкт-Петербург, 27 — 28 сентября 2012 года / Под ред. В.Д. Зорькина. М.: НОРМА, 2013. С. 22 — 44, 32.

 

Не совсем убедителен и аргумент Конституционного Суда о том, что политические партии создаются для обеспечения участия граждан в политической жизни всей Российской Федерации, а не только ее отдельной части, о том, что они призваны формировать политическую волю многонационального российского народа как целого, выражать прежде всего общенациональные интересы, а цели их деятельности не должны ассоциироваться исключительно с интересами отдельных регионов. Можно поспорить и с тезисом о том, что нет необходимости региональных политических партий в российских условиях, поскольку «у нас слишком много регионов и у них слишком мало собственной специфики» <22>, тем самым отрицается все многообразие 85 субъектов многонациональной и многоконфессиональной России. Деятельность политических партий на региональном, местном уровне должна, в первую очередь, учитывать интересы населения, проживающего на территории определенного географического района. Данное обстоятельство важно и в связи с тем, что в настоящее время наметилась тенденция на использование существующих партий, имеющих представительство в местных и региональных законодательных собраниях для выражения местных и региональных интересов.

———————————

<22> Любарев А.Е. Проблемы законодательного регулирования участия политических партий в выборах // Политические партии в демократическом обществе: правовые основы организации и деятельности: Материалы международной конференции, Санкт-Петербург, 27 — 28 сентября 2012 года. С. 166 — 172, 167.

 

В то же время российский Конституционный Суд оговаривает, что, осуществляя свою деятельность непосредственно в регионах, политические партии должны обеспечивать сочетание общенациональных и региональных интересов. В Положении о запрещении и роспуске политических партий и аналогичных мерах (Doc. CDL-INF(2000)1), принятом Европейской комиссией за демократию через право 10 января 2000 года, содержится требование о том, что государства-участники не должны ограничивать право на объединение в политическую партию национальным уровнем. Должна существовать возможность создания партий на региональном и местном уровнях, поскольку некоторые категории граждан могут желать объединения в группы, ограничивающие свою деятельность местным и региональным уровнем и местными и региональными выборами. В большинстве стран мира нет ограничений по созданию партий на региональном уровне. Сильные региональные партии существуют даже в странах, формально являющихся унитарными, например в Италии. Наличие региональных партий является вызовом для общенациональных партий, заставляя их уделять больше внимания проблемам конкретных территорий в борьбе за голоса региональных избирателей <23>.

———————————

<23> См.: Кынев А.В., Любарев А.Е. Партии и выборы в современной России: Эволюция и деволюция. М.: Фонд «Либеральная миссия»; Новое литературное обозрение, 2011. С. 140 — 141.

 

Таким образом, российское законодательство, а также Конституционный Суд в своих решениях переоценивают угрозу от некоей предположительно «нежелательной» деятельности региональных партий, и запрет таких партий является несоразмерным по отношению к охраняемым конституционным принципам, в частности единству страны. Поэтому законодательством должна быть предусмотрена свобода создания региональных, а также межрегиональных политических партий.

В соответствии с пунктом 3 статьи 9 Закона о политических партиях не допускается создание политических партий по признакам национальной или религиозной принадлежности. Конституционный Суд в Постановлении от 15 декабря 2004 года N 18-П <24> признал данную норму конституционной. Под признаками профессиональной, расовой, национальной или религиозной принадлежности в Законе о политических партиях понимается указание в уставе и программе политической партии целей защиты профессиональных, расовых, национальных или религиозных интересов, а также отражение указанных целей в наименовании политической партии. По мнению Конституционного Суда, в многонациональной и многоконфессиональной России такие понятия, как «христианский», «православный», «мусульманский», «русский», «татарский» и т.п., ассоциируются в общественном сознании скорее с конкретными конфессиями и отдельными нациями, чем с общей системой ценностей российского народа в целом.

———————————

<24> Постановление Конституционного Суда РФ от 15 декабря 2004 года N 18-П «По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 9 Федерального закона «О политических партиях» в связи с запросом Коптевского районного суда города Москвы, жалобами общероссийской общественной политической организации «Православная партия России» и граждан И.В. Артемова и Д.А. Савина» // Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. N 51. Ст. 5260.

 

В связи с этим требует анализа и осмысления регистрация политической партии «Казачья партия Российской Федерации». Согласно Всероссийской переписи населения 2010 года, казаки выделяются как этническая подгруппа русского народа <25>. В.Д. Зорькин, говоря о целесообразности запрета на создание политических партий по признакам национальной или религиозной принадлежности, также ссылается на данные Всероссийской переписи населения о том, что в стране проживают 193 этнические общности <26>. Поскольку казаки входят в число этих этнических общностей, стало быть, речь в данном случае как раз и идет о создании в Российской Федерации политической партии по национальному признаку вопреки требованию Закона о политических партиях. В то же время Конституционный Суд не считает достаточным основанием для запрета политической партии только лишь использование в наименовании политической партии каких-либо указаний на национальные или религиозные интересы. Для запрета такой политической партии необходимо установить, являются ли цели, указанные в уставе и программе партии, целями защиты национальных и религиозных интересов и насколько используемые в наименовании партии понятия и слова отражают эти цели. В качестве приоритетных направлений политической программы Казачьей партии Российской Федерации определены поддержка и представительство российского казачества <27>. Таким образом, следует говорить о необходимости запрета Казачьей партии Российской Федерации как партии, созданной по национальному признаку.

———————————

<25> См.: Всероссийская перепись населения 2010 года. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis_2010/croc/perepis_itogii612.htm (дата обращения: 04.04.2014).

<26> См.: Зорькин В.Д. Указ. соч.

<27> Программа и Устав политической партии «Казачья партия Российской Федерации». URL: http://minjust.ru/ru/node/4475 (дата обращения: 12.12.2013).

 

Также следует отметить, что на российском политическом пространстве действуют политические партии, которые не образованы по национальному и религиозному признаку, однако «разыгрывают» национальный вопрос в борьбе за власть. Например, в рассмотренном выше Постановлении Конституционного Суда РФ отмечается, что подобное обстоятельство недопустимо не только при создании политических партий, но и в предвыборной борьбе за голоса избирателей, поскольку такая деятельность способна привести вместо консолидации общества к расслоению многонационального народа России, противопоставлению этнических и религиозных ценностей, возвеличиванию одних и принижению других и в конечном счете — к приданию доминирующего значения не общенациональным ценностям, а какой-либо этнической идеологии или религии, что противоречило бы Конституции РФ, ее статьям 13 и 14. Однако российская политическая действительность демонстрирует факты подобной деятельности партий. Например, политическая партия ЛДПР на выборах в Государственную Думу в 2011 году выступала под лозунгом «За русских!». Данный лозунг не рассматривался компетентными органами с точки зрения его правомерности. К тому же секретарь ЦИК России Н. Конкин заявил, что Избирательная комиссия не может оценивать лозунги в соответствии с их содержанием, а также не вправе править их, комментировать, требовать изменений. Вместе с тем он добавил, что рассмотрение агитационных материалов должно происходить в суде <28>. Поскольку правозащитники, которые вынесли на общественную дискуссию данный факт <29>, не обратились в суд, вопрос о правомерности лозунга ЛДПР так и остался неразрешенным. С лозунгами «Россия — и для русских тоже!», «Хорошо русским — хорошо всем» ЛДПР проводила митинги в российских городах. Так, например, в городе Белово Кемеровской области администрация города вначале отказала в проведении митинга с такими лозунгами, поскольку усмотрела в них оскорбление для представителей других национальностей, а также призывы к экстремизму. Однако затем данный отказ был оспорен в суде. Суд признал отказ администрации незаконным, а также обязал дать активистам ЛДПР согласование на проведение митинга, посвященного «русскому вопросу» <30>.

———————————

<28> См.: Решать вопрос о законности предвыборного лозунга ЛДПР может только суд — Центризбирком. URL: http://www.echomsk.spb.ru/news/politika/reshat-vopros-o-zakonnosti-predvybornogo-lozunga-ldpr-mozhet-tolko-sud-tsentrizbirkom.html (дата обращения: 12.04.2014).

<29> См.: Правозащитники объявили лозунг «За русских!» антиконституционным и разжигающим. URL: http://www.rus-obr.ru/days/13553 (дата обращения: 12.04.2014).

<30> См.: ЛДПР отстояла русских в суде. URL: http://oldpr.ru/sobytiya/ldpr-otstoyala-russkix-v-sude.html (дата обращения: 12.04.2014).

1   2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code