Постановление ЕСПЧ от 27.03.2014 «Дело «Матыцина (Matytsina) против Российской Федерации» (жалоба N 58428/10) Часть 2

1   2   3   4   5   6   7   8

  1. Судебное разбирательство
  1. Первый этап судебного разбирательства

 

(a) Позиция защиты

  1. Дело заявительницы рассматривал судья Ш. Центрального районного суда г. Хабаровска.
  2. В суде заявительница и ее сообвиняемая М.С. не признали себя виновными. Они согласились, что ни они, ни другие инструкторы организации не имели медицинских степеней. Они также признали, что предполагаемая потерпевшая была их ученицей и что по завершении двух программ у нее возникли проблемы со здоровьем. Однако они отрицали причинение вреда предполагаемой потерпевшей и настаивали на том, что ее психическое расстройство было связано с ранее существовавшим состоянием или иными жизненными обстоятельствами.
  3. В частности, заявительница и ее сообвиняемая М.С. утверждали, что предполагаемая потерпевшая и ее сестра родились и воспитывались в очень религиозной семье, имели проблемы с адаптацией в школе, и у них были сложные отношения со своей матерью. Несколько членов семьи предполагаемой потерпевшей имели психические расстройства, поэтому ее проблемы могли объясняться наследственной предрасположенностью. Она начала посещать программы организации по причине личных социальных и психологических проблем.
  4. Кроме того, заявительница утверждала, что «программы» организации не могли рассматриваться как «медицинская помощь». С самого создания организацию несколько раз проверяло Управление юстиции Хабаровского края, которое не усмотрело ничего незаконного в его деятельности.
  5. Защита также утверждала, что программы организации не были «медицинскими» по природе и, таким образом, не требовали специального образования или лицензирования. Их цель заключалась в содействии достижению социальной и психологической гармонии людей, пониманию истинного смысла жизни и так далее. Инструкторы не получали вознаграждения за свою работу, и их участие в программах было добровольным.

(b) Доказательства, представленные стороной обвинения

  1. На первом этапе разбирательства суд допросил нескольких свидетелей. Они дали показания о психическом и физическом состоянии предполагаемой потерпевшей до, во время и после ее участия в программах организации. Все они связывали проблемы С.Д. со здоровьем с ее участием в программах.
  2. Из материалов и объяснений, предоставленных властями Российской Федерации, следует, что ни сама С.Д. (предполагаемая потерпевшая), ни ее сестра-близнец Н.Д. не явились в суд. Так, в заседании 27 марта 2007 г. судья Ш. отметил, что согласно медицинским справкам от 19 января 2006 г. и 22 марта 2007 г. врачи не рекомендовали С.Д. принимать участие в судебном разбирательстве, поскольку это могло вызвать рецидив. Обе медицинские справки были выданы по просьбе С.Д. и не содержали дополнительных сведений о состоянии ее здоровья или обследовании, проведенном в этой связи.
  3. Суд заслушал нескольких других свидетелей, вызванных по ходатайству стороны обвинения, а именно О.Л., президента организации, Л.П., члена организации и бывшего преподавателя С.Д. в университете, Е.Б., члена организации, которая посещала программу вместе с С.Д. (предполагаемой потерпевшей), С.Ч. и В.З. Показания этих свидетелей в основном соответствовали позиции защиты.
  4. Суд заслушал эксперта со стороны обвинения Н., которая участвовала в работе экспертной комиссии, ранее оценивавшей материалы дела. Н. не была категоричной в своих выводах и пояснила, что не имела информации или материалов о личности предполагаемой потерпевшей, общественной и семейной жизни или истории болезни, и ее выводы о связи программы и состоянии С.Д. носили предположительный характер.
  5. Иг., которая участвовала в подготовке заключения N 1170, была вызвана в суд, но не явилась. Судья попытался обеспечить ее явку 27 марта 2007 г. через региональную больницу, в которой она работала. Однако согласно письму из больницы Иг. находилась в отпуске до 29 марта 2007 г., после этой даты ее контракт с больницей расторгался в связи с ее планами выезда за границу. На слушании 27 марта 2007 г. суд по ходатайству стороны обвинения решил огласить ранее полученные показания Иг. В своих показаниях Иг. утверждала, что имелась прямая связь между психическим состоянием С.Д. и ее участием в программах организации.
  6. Суд рассмотрел письменные показания из материалов дела, представленные стороной обвинения, в частности, протоколы допроса И.Г., бывшей учительницы, которая являлась классным руководителем С.Д. в школе, другие документальные доказательства и официальную переписку. Суд исследовал письмо от 17 июня 2003 г. исполняющего обязанности начальника Управления здравоохранения г. Хабаровска. В этом письме проблемы С.Д. связывались с деятельностью организации, которая характеризовалась как «секта». Суд изучил протоколы обыска и предметы, изъятые при обыске, включая брошюры, книги и аудиокассеты, выпущенные организацией для своих членов, а также историю болезни С.Д., экспертное заключение БСМЭ от 19 ноября 2003 г., экспертное заключение от 23 ноября 2004 г. и экспертное заключение врача Ив. от 1 апреля 2005 г.
  7. Суд также заслушал других свидетелей, которые дали обстоятельные показания по делу.

(c) Показания, представленные стороной защиты

  1. Суд допросил ряд свидетелей защиты, а именно Д., бывшего члена организации и знакомой С.Д., юриста организации К. и врача Л., который контактировал с матерью С.Д. в связи с психическим состоянием последней. Все они утверждали, что психическое состояние С.Д. было вызвано ранее существовавшими факторами.
  2. Подобные показания дал и врач А., который представил письменное экспертное заключение по делу С.Д. 5 мая 2004 г. Врач А. был допрошен в качестве «специалиста».
  3. Суд также рассмотрел письменное заключение профессора З.

(d) Первый приговор и кассационное производство

  1. 23 июля 2007 г. Центральный районный суд г. Хабаровска оправдал заявительницу и М.С. В частности, суд заключил, что заявительница и М.С. не сознавали, что их деятельность может относиться к сфере медицинской практики или что она может причинять вред здоровью других лиц. Суд также решил, что программы организации не являются медицинской практикой.
  2. Суд исключил экспертные заключения от 25 июля и 19 ноября 2003 г., 9 апреля 2004 г. <11> и 1 апреля 2005 г. как неполные, противоречивые и недостоверные. Суд также усмотрел многочисленные нарушения в назначении и проведении экспертиз. Что касается экспертиз врача Ив. (заключения от 23 ноября 2011 г. и 1 апреля 2005 г.), суд, в частности, отметил, что они основаны на законодательстве, введенном в действие после событий, вменяемых в вину заявительнице и М.С.

———————————

<11> Дата в Постановлении указана как 8 апреля 2004 г.

 

  1. Суд также отказал в принятии заключения профессора З. в качестве доказательства, поскольку оно было получено в нарушение национального законодательства, и следователь или председатель суда <12> не разъяснил профессору З. положение об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

———————————

<12> Имеется в виду председательствующий по делу судья (примеч. переводчика).

 

  1. Сторона обвинения обжаловала приговор.
  2. 20 декабря 2007 г. оправдательный приговор был отменен Хабаровским краевым судом, и дело возвращено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Краевой суд не согласился с оценкой доказательств судом первой инстанции и его решением о признании недопустимыми некоторых доказательств, а именно экспертных заключений. Краевой суд также указал на различные процессуальные недостатки в разбирательстве дела судом первой инстанции. Краевой суд отметил, что врач А. не подлежал допросу, так как ранее он участвовал в разбирательстве в качестве эксперта. В числе прочего краевой суд рекомендовал суду первой инстанции провести новое психиатрическое обследование предполагаемой потерпевшей С.Д.

 

  1. Второй этап разбирательства

 

  1. На втором этапе судебного разбирательства дело рассматривалось районным судом в составе одного судьи: вначале судьи З., впоследствии — судьи М.

(a) Рассмотрение доказательств

(i) Судебные слушания под председательством судьи З.

  1. На слушаниях стороны обвинения и защиты представили суду доказательства. Обвинитель представил письменные экспертные заключения и свидетельские показания, документальные и вещественные доказательства, полученные ранее на стадии следствия и судебного разбирательства. Сторона обвинения также представила медицинские справки от 19 января 2006 г. и 22 марта 2007 г., в которых врачи рекомендовали предполагаемой потерпевшей воздержаться от посещения судебных заседаний во избежание рецидива.
  2. Предполагаемая потерпевшая (С.Д.) не явилась в суд. Как следует из материалов, представленных властями Российской Федерации, ее имя было внесено в перечень свидетелей обвинения. Вместо этого С.Д. направила в суд письменное заявление, в котором просила суд прекратить уголовное преследование заявительницы и ее сообвиняемой в связи с «примирением». Она также уведомила суд, что не желает участвовать в разбирательстве.
  3. Районный суд заслушал З.Д. (мать потерпевшей) и нескольких других свидетелей. Эксперт Иг. не явилась, при этом, как отметил суд, повестка не была ей вручена и возвращена почтой. Защита настаивала на том, чтобы с Иг. связались через ее работодателя.
  4. 29 июля 2008 г. судья направил в городскую психиатрическую больницу <13> запрос о состоянии здоровья С.Д., потерпевшей. Больница ответила, что не имеет контактов с С.Д. с сентября 2007 года и что С.Д. отказалась продолжать амбулаторное лечение у врачей этой больницы. Больница также уведомила судью о том, что брат С.Д. (Е.Д.) и сестра (Н.Д.) ранее проходили лечение в больнице в связи с определенными психическими расстройствами.

———————————

<13> Так в тексте. По-видимому, имеется в виду Краевая психиатрическая больница Министерства здравоохранения Хабаровского края (примеч. переводчика).

 

  1. Согласно протоколу судебного заседания сторона обвинения просила разрешения на оглашение показаний С.Д., данных на стадии следствия. Сторона защиты не возражала против оглашения ее показаний. Как утверждает заявительница, сторона защиты просила допросить этих свидетелей лично. Суд решил огласить протокол допроса С.Д., а также показания ее матери, брата и сестры, данные на первом этапе судебного разбирательства и перед следственными органами.
  2. Свидетельница защиты Е.К. лично дала показания суду. Суд также заслушал нескольких других свидетелей защиты, а именно Е.Д. и Е.Ив. Они дали показания, соответствующие линии защиты.
  3. Суд допросил эксперта Н., который участвовал в экспертизе 25 июля 2003 г. (N 1170). Суд также допросил врача Ч., который участвовал в экспертизах 19 ноября 2003 г. и 9 апреля 2004 г. (N 197 и 36). Они подтвердили выводы экспертных заключений и сообщили дополнительные сведения по делу.
  4. Сторона защиты просила исключить экспертные заключения, представленные стороной обвинения, на том основании, что М.С. (сообвиняемая) не знала о постановлении следователя по поводу назначения экспертизы. Однако суд отказал на том основании, что сторона защиты имела возможность отвести экспертов и их выводы после окончания экспертиз или потребовать проведения дополнительной экспертизы в ходе судебного разбирательства.
  5. 1 октября 2008 г. адвокат М.С. (сообвиняемой заявительницы) просил суд о назначении дополнительной экспертизы состояния здоровья С.Д. (потерпевшей). Представляется, что такое же ходатайство подал адвокат заявительницы.
  6. 31 октября 2008 г. прокурор просил суд назначить новую экспертизу материалов дела в целях выяснения того, включали ли «программы» организации медицинские услуги. Сторона защиты просила судью поручить производство экспертизы государственному учреждению, расположенному в г. Москве, но судья отказал в этом и поручил экспертизу местному судебно-медицинскому центру, находящемуся в г. Хабаровске. Однако суд согласился включить в состав комиссии эксперта, предложенного стороной защиты. Материалы дела были направлены в компетентное экспертное учреждение на исследование.
  7. 14 апреля 2009 г. материалы были возвращены в суд без рассмотрения. Экспертное учреждение указало, что невозможно ответить на вопросы, сформулированные судьей в слишком общих выражениях, и что для производства такой экспертизы требуются дополнительные эксперты.

(ii) Судебные слушания под председательством судьи М.

  1. В первой половине 2009 года судья З. взял самоотвод по неизвестным причинам. Его заменил судья М. Судебное разбирательство возобновилось 3 июня 2009 г. Представляется, что в связи с заменой судьи дело вновь стало рассматриваться с самого начала (см. статью 242 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в разделе «Соответствующее внутригосударственное законодательство»).
  2. На слушании 3 июня 2009 г. сторона обвинения объявила, что согласна на прекращение дела в связи с тем, что истекли сроки давности для преследования подсудимых. Однако заявительница и М.С. настаивали на продолжении судебного разбирательства, подчеркивая, что хотят доказать свою невиновность.
  3. Рассмотрев список свидетелей, вызванных в суд, судья М. отметил, что Иг. уведомлена, но суд «не получил сведений о ее надлежащем уведомлении».
  4. Сторона обвинения вновь просила суд об оглашении показаний С.Д. и Н.Д., полученных на стадии предварительного следствия, но сторона защиты возражала против этого и просила судью запросить информацию о способности этих свидетелей давать показания лично.
  5. 2 июля 2009 г. судья М. решил огласить показания С.Д., полученные на предварительном следствии. На основании материалов дела и «полученной информации» судья пришел к выводу, что состояние здоровья С.Д. препятствует ее участию в судебном разбирательстве.
  6. Судья также отметил, что невозможно допросить свидетельницу Иг., не объяснив, по какой причине, и распорядился об оглашении ее показаний, данных следователю.
  7. 4 июля 2009 г. судья М. запросил заключение Краевой психиатрической больницы Хабаровского края относительно того, допускает ли состояние здоровья С.Д. и Н.Д. их участие в судебном разбирательстве. 11 июля 2009 г. больница ответила, что, поскольку С.Д. и Н.Д. не лечатся в этой больнице, невозможно утверждать, могут ли они участвовать в судебном разбирательстве.
  8. Впоследствии судья огласил показания нескольких других свидетелей, которые были допрошены на более ранних стадиях разбирательства, включая З.Д. (мать потерпевшей) и Е.Д. (брата потерпевшей).
  9. Представляется, что на последующих заседаниях судья заслушал нескольких свидетелей, а именно Е.Ив. и Д. Однако власти Российской Федерации не предоставили копии протоколов соответствующих заседаний.
  10. 7 декабря 2009 г. судья М. заслушал двух экспертов — врача Ч. (который участвовал в составлении экспертных заключений N 197 и 36) и Н. (который участвовал в составлении экспертного заключения N 1170). Во время допроса врач Ч., в частности, сообщил, что пробелы предыдущих экспертиз могли быть восполнены проведением нового психиатрического обследования С.Д. Врач Н. придерживался того же мнения.
  11. Сторона защиты просила судью огласить показания эксперта А., который составлял заключение от 5 мая 2004 г. и был допрошен в первом судебном заседании. Судья согласился, и показания врача А. были исследованы.
  12. В тот же день сторона защиты просила суд назначить дополнительную экспертизу причин психического расстройства С.Д. и его связи с ее участием в программах организации. Сторона защиты утверждала, что ранее выполненные экспертизы противоречивы и не рассмотрели некоторые важные вопросы.
  13. Это ходатайство было отклонено: судья заключил, что ранее полученные экспертные заключения достаточны для разрешения существа дела. Исследование доказательств было окончено, и судья предложил сторонам приступить к прениям.

(b) Второй приговор и кассационное производство

  1. 25 декабря 2009 г. Центральный районный суд г. Хабаровска признал заявительницу и М.С. виновными в соответствии с частью 1 статьи 235 УК РФ.
  2. Районный суд решил, что с 24 апреля по 23 июня 2002 г. под видом «программ» и «учебных курсов» заявительница и М.С. оказывали С.Д. медицинские услуги по «психологической адаптации», «аутогенной тренировке», «диетической терапии», «медицинской гимнастике» и «психотерапевтической помощи». Все эти виды деятельности относились к различным отраслям медицины (психотерапии, психиатрии и наркологии). Характер деятельности обвиняемых сам по себе указывал на умышленные действия. Для оказания этих услуг требовались специальное образование и лицензия. Подсудимые действовали без лицензии и не имели медицинской подготовки. Имелась причинная связь между участием С.Д. в программе и ее проблемами со здоровьем, возникшими в 2003 году. Таким образом, незаконное и легкомысленное поведение заявительницы и М.С. причинило здоровью С.Д. вред средней тяжести.
  3. В поддержку своих заключений суд сослался на следующие доказательства: показания С.Д., полученные 24 марта 2003 г. и 22 апреля 2004 г., показания Н.Д., сестры предполагаемой потерпевшей, полученные на предварительном следствии 9 сентября 2003 г., и показания З.Д. (матери предполагаемой потерпевшей) и Е.Д. (брата), полученные в судебном разбирательстве.
  4. Суд также сослался на экспертные заключения, а именно на экспертные заключения от 25 июля 2003 г. (N 1170), от 19 ноября 2003 г. (N 197) и 9 апреля 2004 г. (N 36), экспертное заключение врача Ив. от 1 апреля 2005 г. и протокол допроса эксперта Иг. следователем. Суд также сослался на устные показания экспертов Н. и врача Ч., данные в судебном заседании.
  5. Суд также сослался на другие доказательства, а именно на показания Е.К., О.Л., Е.Б., И.Г. и других, полученные следователем на стадии предварительного следствия или в первом судебном разбирательстве. Суд также ссылался на документальные доказательства, включая историю болезни С.Д., устав организации, брошюры и листовки, изданные последней.
  6. Суд отклонил как неубедительные свидетельские показания свидетелей защиты К. и Д. и не проанализировал показания врача Л. Суд также не принял показания свидетелей, которые сами участвовали в программах организации, на том основании, что их мнение о природе и последствиях этих программ было «субъективным».
  7. Экспертные заключения, представленные стороной защиты, были признаны недопустимым доказательством. В частности, районный суд указал, что экспертные заключения профессора З. и НАРП были недопустимыми, поскольку получены в нарушение статей 58, 251 и 270 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ). Суд отметил, что согласно закону «сторона не может по своей инициативе и вне судебного заседания заказывать и получать суждение специалиста» (страницы 25 — 26 приговора).
  8. Письменные показания врача А. были исключены на том основании, что врач А. ранее представлял экспертное заключение по делу. Следовательно, согласно части 2 статьи 72 УПК РФ он не мог быть допрошен в качестве «специалиста».
  9. Что касается ссылок в заключении врача Ив. от 1 апреля 2005 г. на правовые акты, принятые после событий, вменяемых заявительнице, суд отметил, что эти ссылки не противоречат выводам врача Ив., а лишь подкрепляют их, и что врач Ив. также сослалась на правовые акты, действовавшие в период данных событий (страница 27 приговора).
  10. В заключительной части приговора суд указал следующее:

«Суд полагает, что доказательства, [представленные сторонами], являются допустимыми, относимыми и достоверными в степени, в которой не противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным судом».

Районный суд приговорил заявительницу к двум годам лишения свободы, но она была освобождена от отбытия наказания в связи с истечением срока давности. М.С. был приговорен к одному году и шести месяцам лишения свободы.

  1. Сторона защиты обжаловала приговор. Она жаловалась, в частности, на то, что судья М. основал приговор на показаниях свидетелей, которых не заслушал лично. Она также жаловалась на отказ суда первой инстанции в принятии экспертных заключений, представленных стороной защиты в качестве доказательств, и в назначении новой экспертизы состояния С.Д. 25 марта 2010 г. Хабаровский краевой суд оставил обвинительный приговор без изменения. Суд кассационной инстанции не усмотрел нарушений материального или процессуального права в разбирательстве дела судом первой инстанции. Краевой суд, в частности, указал, что сторона защиты согласилась на оглашение ранее полученных показаний предполагаемой потерпевшей и ее родственников. Краевой суд отметил, что протокол допроса С.Д. следователем являлся достоверным источником информации, поскольку, когда она давала эти показания, она не имела психического заболевания.

 

  1. Соответствующее внутригосударственное законодательство
  1. Ответственность за шарлатанство <14>

———————————

<14> Так в тексте. По-видимому, имеется в виду ответственность за занятие незаконной медицинской деятельностью (примеч. переводчика).

 

  1. Статья 235 УК РФ в редакции, действовавшей в период, относящийся к обстоятельствам дела, устанавливала ответственность за незаконную частную медицинскую или фармацевтическую практику. Она сформулирована следующим образом:

«Статья 235. Незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности

  1. 1. Осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности лицом, не имеющим лицензии на данный вид деятельности, при условии, что такая лицензия обязательна, если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека, — наказывается штрафом… либо ограничением свободы на срок… либо лишением свободы на срок до трех лет.
  2. 2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, — наказывается ограничением свободы на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок».
  3. Статья 15 Основ законодательства об охране здоровья граждан 1993 года (Федеральный закон N 5487-I), действовавшая в период, относящийся к обстоятельствам дела, установила требование лицензирования медицинской деятельности, порядок и основные критерии получения такой лицензии. Постановление Правительства Российской Федерации от 21 мая 2001 г. (действовавшее до 4 июля 2002 г.) установило дополнительные правила и рекомендации о порядке получения медицинской лицензии. Кроме того, оно содержало перечень «медицинской деятельности», которая включала, в частности, восстановительную гимнастику, психотерапию и диетологию. Статья 57 Основ законодательства об охране здоровья граждан 1993 года определяла «народную медицину» как «методы оздоровления, профилактики, диагностики и лечения, основанные на опыте многих поколений людей, утвердившиеся в народных традициях и не зарегистрированные в порядке, установленном законодательством Российской Федерации». Правом на занятие народной медициной обладали граждане Российской Федерации, получившие диплом «целителя», выдаваемый органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в области здравоохранения. Согласно последнему пункту статьи 57 «незаконное занятие народной медициной» влекло за собой уголовную ответственность.

 

  1. Заключения экспертов и документальные доказательства

 

  1. Статья 74 УПК РФ содержит перечень источников информации, которые могут быть использованы в качестве доказательств в уголовном деле. В этом перечне упоминаются, в частности, заключения и показания экспертов, а также «иные документы» (пункты 2 и 6 части 2 статьи 74). Часть 1 статьи 84 УПК РФ предусматривает, что «иные документы» могут быть приняты в качестве доказательств, если они содержат сведения, которые могут иметь значение для установления фактов, подлежащих доказыванию в уголовном судопроизводстве.
  2. Статьи 57 и 58 УПК РФ различают два вида экспертов: «экспертов» как таковых и «специалистов». Их роли в разбирательстве имеют много общего, но не являются одинаковыми. В то время как «эксперты» часто привлекаются к проведению сложных экспертных исследований на досудебной стадии (например, дактилоскопические или посмертные исследования), «специалист» вызывается для содействия стороне обвинения или суду в использовании технического оборудования, исследовании вещественных доказательств, понимании результатов «экспертизы», оценке методов, примененных «экспертами», их квалификации и так далее. И те, и другие могут представлять суду письменные заключения и/или давать показания лично (статья 80 УПК РФ). В соответствии со статьей 57 УПК РФ (с дополнительными отсылками) право на назначение экспертизы имеет следователь или суд первой инстанции. Суд может назначать экспертизу по своей инициативе или по ходатайству сторон.
  3. Часть 1 статьи 58 УПК РФ определяет функции «специалиста» (насколько это относимо к настоящему делу) следующим образом:

«Специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях… для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств… для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию».

  1. Часть 2 статьи 58 УПК РФ предусматривает, что вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются статьями 168 и 270 Кодекса (см. ниже).
  2. Согласно части 4 статьи 58 УПК РФ специалист не вправе уклоняться от явки по вызовам следователя, прокурора или в суд.
  3. Статья 168 УПК РФ регулирует участие специалиста в следственном действии. Она предусматривает со ссылкой на часть 5 статьи 164 УПК РФ, что следователь должен разъяснить специалисту его права и ответственность, удостовериться в его компетентности и выяснить его отношения к сторонам.
  4. Статья 251 УПК РФ устанавливает, что специалист, вызванный в суд, должен принимать участие в разбирательстве в соответствии со статьями 58 и 270 УПК РФ.
  5. Статья 270 УПК РФ предусматривает, что председательствующий судья должен разъяснить специалисту его права и ответственность до допроса.
  6. Согласно статье 75 УПК РФ доказательства, полученные в нарушение положений указанного Кодекса, являются недопустимыми. В силу части 2 статьи 50 Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.
  7. В соответствии со статьей 286 УПК РФ суд может приобщать к материалам дела документы, представленные сторонами.

 

  1. Экспертные заключения, полученные следствием

 

  1. Глава 27 УПК РФ регулирует производство судебной экспертизы на стадии следствия (то есть до суда). Часть 2 статьи 195 УПК РФ предусматривает, что «судебная экспертиза» (то есть предназначенная для использования в суде) «производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями». Часть 3 статьи 193 <15> УПК РФ предусматривает, что следователь знакомит с постановлением о назначении судебной экспертизы подозреваемого, обвиняемого. Согласно статье 198 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, представитель вправе ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении, заявлять отвод эксперту, ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту, присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту.

———————————

<15> Имеется в виду статья 195 УПК РФ (примеч. переводчика).

 

  1. Собирание доказательств стороной защиты

 

  1. Старый УПК (действовавший до 2002 года) возлагал обязанность доказывания на следственные органы. Новый УПК РФ (применимый к делу) признает право стороны защиты на сбор доказательств, хотя и с существенными ограничениями. Так, часть 2 статьи 53 УПК РФ устанавливает, что защитник вправе «собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в порядке, установленном частью 3 статьи 86 Кодекса». В числе других полномочий защитника часть 3 <16> статьи 53 УПК РФ упоминает право на «привлечение специалиста в соответствии со статьей 58 Кодекса». Однако это не дает стороне защиты права на назначение и проведение «экспертизы».

———————————

<16> В настоящем параграфе имеются в виду пункты 2 и 3 части 1 статьи 53 УПК РФ (примеч. переводчика).

 

  1. Статья 86 УПК РФ формулирует право сбора доказательств следующим образом:

«1. Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства… следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом.

  1. 2. [Обвиняемый]… и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.
  2. 3. Защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;

2) опроса лиц с их согласия;

3) истребования… документов от органов государственной власти… и иных организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии».

  1. Право защитника на получение экспертных данных закреплено подпунктом 4 пункта 3 статьи 6 Федерального закона N 63-ФЗ 2002 года «Об адвокатуре» <17>:

———————————

<17> Так в тексте. Правильнее «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (примеч. переводчика).

 

«…3. Адвокат вправе… (4) привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, [связанных] с оказанием юридической помощи».

  1. В соответствии с частью 4 статьи 271 УПК РФ суд не может отказать в допросе свидетеля или «специалиста», который явился в суд по просьбе одной из сторон.

 

  1. Позиция Верховного Суда Российской Федерации по вопросам экспертизы

 

  1. 21 декабря 2010 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление N 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» (далее — Постановление N 28). Это Постановление заменило старое Постановление, принятое Верховным Судом СССР в 1971 году, которое было основано на советском Уголовно-процессуальном кодексе.
  2. Согласно пункту 1 Постановления N 28, если судья нуждается в использовании специальных знаний в науке, технике, искусстве или ремесле, он может назначить производство судебной экспертизы. Если же проведение исследования не требуется, то возможен допрос «специалиста». Суд может обращаться к экспертам негосударственных судебно-экспертных учреждений, а также к лицам, не работающим в судебно-экспертных учреждениях, и Постановление N 28 не устанавливает дополнительных условий для такой экспертизы. Согласно пункту 6 Постановления N 28 справки, акты, заключения и иные подобные документы не могут рассматриваться как заключение эксперта.
  3. Согласно пункту 19 Постановления N 28 суд по ходатайству стороны или по своей инициативе может привлекать специалиста для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта. Специалист дает разъяснения в форме устных показаний или письменного заключения. Согласно пункту 20 Постановления N 28 заключение и показания специалиста являются доказательствами по делу, однако Верховный Суд Российской Федерации подчеркнул, что специалист не проводит исследования вещественных доказательств и «не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами». Поэтому в случае необходимости проведения «исследования» должна быть произведена судебная «экспертиза».
  4. Согласно пункту 22 Постановления N 28 суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста, явившегося в судебное заседание по инициативе любой стороны, если данное лицо обладает специальными знаниями в вопросах, являющихся предметом судебного разбирательства.

 

  1. Оглашение свидетельских показаний в суде

 

  1. Статья 281 УПК РФ («Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля») в соответствующей части предусматривает следующее:

«…2. При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний в случаях:

1) смерти потерпевшего или свидетеля;

2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд;

3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда;

4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.

  1. 3. По ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний… свидетеля… при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде…».

 

  1. Замена судьи

 

  1. Статья 242 УПК РФ («Неизменность состава суда») устанавливает следующее:

«1. Уголовное дело рассматривается одним и тем же судьей или одним и тем же составом суда.

  1. 2. Если кто-либо из судей лишен возможности продолжать участие в судебном заседании, то он заменяется другим судьей и судебное разбирательство уголовного дела начинается сначала».

 

ПРАВО

  1. Предполагаемое нарушение статьи 6 Конвенции

 

  1. Заявительница жаловались на то, что судебное разбирательство по ее делу не было справедливым и что сторона защиты находилась в неблагоприятном положении по отношению к стороне обвинения в части получения и исследования доказательств. Заявительница ссылалась на пункт 1 и подпункт «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции, которые предусматривают следующее:

«1. Каждый… при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое… разбирательство дела…

  1. 3. Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет как минимум следующие права:

…d) допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него…».

1   2   3   4   5   6   7   8

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code