Постановление ЕСПЧ от 23.11.2010 «Дело «Гринс и М.Т. (Greens and M.T.) против Соединенного Королевства» (жалобы N 60041/08 и 60054/08) Часть 2

1   2   3

III. Соответствующие резолюции и решения Комитета Министров Совета Европы

 

  1. 3 декабря 2009 г. в контексте надзора за исполнением Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу «Херст против Соединенного Королевства (N 2)» Комитетом министров Совета Европы была принята промежуточная Резолюция N CM/ResDH (2009)160, в которой было указано следующее:

«Комитет министров…

напоминая, что в настоящем Постановлении Европейский Суд установил, что общее, автоматическое и неизбирательное ограничение права голоса осужденных, находящихся под стражей, выходит за рамки приемлемых пределов усмотрения и несовместимо со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции;

напоминая, что Европейский Суд, признавая, что права, предоставленные статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции, не являются абсолютными, прямо отметил, что в настоящем деле безоговорочное ограничение применяется автоматически ко всем категориям заключенных независимо от срока наказания, характера или тяжести совершенных ими преступления и их индивидуальных обстоятельств;

напоминая далее, что Европейский Суд «не нашел каких-либо доказательств тому, что парламент стремился сбалансировать конкурирующие интересы или оценить соразмерность полного запрета на право голоса осужденного»;

отмечая, что безоговорочное ограничение, налагаемое статьей 3 Акта о народном представительстве 1983 года остается в силе и действует;

напоминая, что власти Соединенного Королевства в пересмотренном плане действий, представленном в декабре 2006 года, обязались ввести двухэтапный процесс консультаций с целью определить меры, необходимые для осуществления данного Постановления Европейского Суда с целью внесения в парламент необходимых законопроектов в мае 2008 года;

отмечая, что власти Соединенного Королевства предоставили подробную информацию относительно процесса консультаций и что они полны решимости продолжать его;

отмечая вместе с тем, что второй этап консультаций завершился 29 сентября 2009 г., и власти Соединенного Королевства в настоящее время проводят детальный анализ ответов на свои вопросы для того, чтобы определить, как лучше внедрить систему избирательных прав заключенных на основании длительности срока лишения свободы, назначенного заключенным,

выражает серьезную обеспокоенность тем, что существенная задержка в реализации Постановления порождает значительный риск того, что следующие всеобщие выборы в Соединенном Королевстве, которые должны состояться в июне 2010 года, будут проводиться способом, не соответствующим Конвенции;

настоятельно призывает государства-ответчика после окончания второго этапа консультационного периода оперативно принять необходимые меры, чтобы реализовать данное Постановление Европейского Суда…».

  1. 4 марта 2010 г. Комитет министров принял решение, в котором отметил, что, несмотря на Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Херст против Соединенного Королевства (N 2)», в судебной декларации о противоречии с Конвенцией по Акту о правах человека, принятой высшим апелляционным судом по гражданским делам в Шотландии по делу «Смит против Скотта», и большое количество затронутых лиц, автоматическое и неизбирательное ограничение избирательных прав заключенных остается в силе. Комитет министров вновь заявил о своей серьезной обеспокоенности тем, что невыполнение постановления Европейского Суда перед всеобщими выборами и увеличение количества лиц, потенциально затронутых ограничением, могут привести к подобным нарушениям, затрагивающим значительную категорию лиц, порождает существенный риск подачи повторных жалоб в Европейский Суд. Комитет министров настоятельно призвал власти срочно принять меры, даже если и промежуточного характера, для обеспечения исполнения постановления Европейского Суда прежде, чем состоятся всеобщие выборы.
  2. 3 июня 2010 г. Комитет министров принял еще одно решение, в котором он выразил глубокое сожаление, что, несмотря на неоднократные призывы Комитета, всеобщие выборы в Соединенном Королевстве были проведены 6 мая 2010 г. с тем, что все еще действовал безоговорочный запрет на право голоса осужденных, находящихся под стражей, и выразил уверенность, что новое Правительство Соединенного Королевства примет общие меры по реализации указанного Постановления Европейского Суда в преддверии выборов, запланированных в 2011 году в Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии, и тем самым предотвратит дальнейшие, повторяющиеся жалобы в Европейский Суд.
  3. 15 сентября 2010 г. Комитет министров принял свое последнее по времени решение об исполнении Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу «Херст против Соединенного Королевства (N 2)», изложив его в следующих выражениях:

«Заместители министров

1) напомнили, что в настоящем Постановлении, вынесенном 6 октября 2005 г., Европейский Суд установил, что общее, автоматическое и неизбирательное ограничение права голоса осужденных, находящихся под стражей, выходит за любые приемлемые пределы усмотрения и несовместимо со статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции;

2) напомнили, что с момента своего 1059-го заседания (в июне 2009 года) Комитет призвал Соединенное Королевство предотвратить будущие повторяющиеся жалобы путем принятия общих мер по реализации постановления;

3) глубоко сожалеют, что, несмотря на призывы Комитета министров к Соединенному Королевству в течение многих лет реализовать Постановление, риск повторных жалоб в Европейский Суд стал реален, так как Европейский Суд коммуницировал три жалобы правительству государства-ответчика с целью применения процедуры вынесения пилотного постановления и получил более 1 340 жалоб;

4) отметили, что согласно информации, предоставленной властями Соединенного Королевства в ходе заседания, новое правительство активно рассматривает, как наилучшим образом выполнить Постановление;

5) сожалеют, что Комитету министров не было представлено ощутимой и конкретной информации о том, как Соединенное Королевство намерено исполнять Постановление;

6) призвали Соединенное Королевство определить приоритетность реализации этого Постановления без каких-либо дальнейших задержек и информировать Комитет министров о существенных мерах, предпринятых в этом отношении;

7) подчеркнули в этой связи, что подлежащие принятию меры в пределах усмотрения государства должны гарантировать, что, если сохраняется ограничение на право голоса осужденных, находящихся под стражей, то такое ограничение является соразмерным с наличием явной и достаточной связи между наказанием и поведением и обстоятельствами соответствующего лица…».

 

  1. Соответствующие материалы Европейского Союза
  1. Договор о функционировании Европейского Союза

 

  1. Пункт «b» части второй статьи 20 Договора о функционировании Европейского союза (далее — ДФЕС) предусматривает:

«…2. Граждане союза пользуются правами и несут обязанности, предусмотренные в договорах. Они наделены, в частности:

… (b) правом голосовать и баллотироваться в качестве кандидатов в выборах в Европейский парламент и на муниципальных выборах в государстве-члене проживания на тех же условиях, что и граждане этого государства…».

  1. Часть вторая статьи 22 ДФЕС устанавливает:

«Без ущерба части первой статьи 223 и положениям, принятым для ее осуществления, каждый гражданин союза, проживающий в государстве-члене, гражданином которого он не является, имеет право голосовать и баллотироваться в качестве кандидата на выборах в Европейский парламент в государстве-члене, в котором он проживает, на тех же условиях, что и граждане этого государства. Это право осуществляется при соблюдении конкретных условий, принятых Советом, действующим единогласно в соответствии со специальной законодательной процедурой и после консультаций с Европейским парламентом; эти условия могут предусматривать отступления там, где этого требуют конкретные проблемы государства-члена».

  1. Согласно статье 223 ДФЕС:

«1. Европейский парламент разрабатывает предложение о положениях, необходимых для избрания его членов прямым всеобщим голосованием в соответствии с единообразной процедурой во всех государствах-членах или в соответствии с принципами, общими для всех государств-членов.

Совет Европейского союза, действуя единогласно в соответствии со специальной законодательной процедурой и после получения согласия Европейского парламента, который должен действовать большинством составляющих его членов, устанавливает необходимые положения…».

  1. На сегодняшнюю дату Совет Европейского союза не принял документа, устанавливающего единообразный порядок выборов. Тем не менее определенные согласованные принципы изложены в Акте 1976 года (см. ниже).

 

  1. Акт об избрании членов Европейского парламента всеобщим прямым голосованием от 20 сентября 1976 г., с последними поправками, внесенными Решением Совета Европейского союза 2002/772/ЕС

 

  1. Статья 1 Акта 1976 года предусматривает:

«1. В каждом государстве-члене члены Европейского парламента избираются на основе пропорционального представительства, используя списочную систему или голосование с указанием кандидатов в порядке предпочтения.

  1. Государства-члены могут разрешить голосование на основе системы предпочтительного списка в соответствии с процедурой, которую они принимают.
  2. Выборы производятся путем всеобщего прямого голосования и должны быть свободными и тайными».
  3. Акт 1976 года также содержит положения, касающиеся, в частности, распределения мест, расходов на предвыборную агитацию, срока и характера мандатов депутатов и организации выборов.
  4. Статья 8 Акта 1976 года разъясняет, что:

«С учетом положений настоящего закона избирательная процедура регулируется в каждом государстве-члене национальными нормами.

Эти национальные нормы, которые могут, если необходимо, принимать во внимание особенности ситуации в государствах-членах, не затрагивают по существу пропорционального характера избирательной системы».

 

  1. Директива Совета Европейского союза от 6 декабря 1993 г. 93/109/ЕС, устанавливающая детальный порядок осуществления права голоса и права баллотироваться в качестве кандидата на выборах в Европейский парламент для граждан союза, проживающих в государстве-члене, гражданами которого они не являются

 

  1. Статья 1 Директивы 93/109/ЕС предусматривает, что директива устанавливает детальный порядок, согласно которому граждане союза, проживающие в государстве-члене, гражданами которого они не являются, могут осуществлять свое право голоса и право баллотироваться в качестве кандидата на выборах в Европейский парламент.
  2. Статья 3 предусматривает:

«Любое лицо, которое по состоянию на дату сбора сведений:

(a) является гражданином союза…

(b) не является гражданином государства-члена проживания, но отвечает тем же условиям в отношении права голоса и права баллотироваться в качестве кандидата, которые это государство налагает на своих граждан законом,

имеет право голоса и право баллотироваться в качестве кандидата на выборах в Европейский парламент в государстве-члене проживания, если он не лишен этих прав в соответствии со статьями 6 и 7».

  1. В частях, имеющих отношение к настоящему делу, статья 9 гласит:

«…2. Для того, чтобы его фамилия была внесена в список избирателей, избиратель сообщества предъявляет те же документы, что и избиратель, который является гражданином. Он должен также сделать официальное заявление…

  1. Государство-член проживания может также потребовать от избирателя сообщества:

(а) указать в своем заявлении в пункте 2, что он не был лишен права голоса в своем родном государстве-члене…».

  1. Статья 6 касается права выставлять свою кандидатуру. Статья 7 разрешает государству места жительства проверять, не было ли лицо, стремящееся осуществить свое право на голосование в соответствии с директивой, лишено этого права в его родном государстве. Если предоставленная информация обесценивает содержание заявления, сделанного согласно статье 9, то государство места жительства обязано принять соответствующие меры для недопущения голосования этого лица.

 

  1. Принцип дела «Марлизинг»

 

  1. В предварительной ссылке на Суд Европейского союза по делу C-106/89 «Компания «Марлизинг СА» против компании «Ла комерциаль интернасиональ де алиментасьон СА» (Marleasing SA v. La Comercial Internacional de Alimentacion SA), Суду Европейского союза было предложено рассмотреть, в какой степени суды страны должны толковать внутригосударственное законодательство в свете формулировок и цели той или иной директивы Совета Европейского союза, которая не была реализована соответствующим государством-членом. Суд Европейского союза постановил, что:

«…Обязательство государств-членов, следующее из директивы для достижения результата, предусмотренного директивой, и их обязанности в соответствии со статьей 5 Договора принимать все надлежащие меры общего или частного характера, чтобы обеспечить выполнение этого обязательства, являются обязательными для всех органов государств-членов, в том числе, по вопросам, относящимся к их юрисдикции, судам. Отсюда следует, что в применении внутригосударственного законодательства, будь то положения, о которых идет речь, приняты до или после директивы, внутригосударственные суды призваны толковать его, насколько это возможно, в свете формулировки и цели директивы, чтобы достичь результата, преследуемого последней…».

 

ПРАВО

  1. Приемлемость жалобы
  1. Доводы сторон
  1. Власти государства-ответчика

 

  1. Власти государства-ответчика утверждали, что заявители не исчерпали внутригосударственные средства правовой защиты в том, что после отклонения их жалобы шерифом (см. § 15 настоящего Постановления) они не просили, чтобы шериф доложил дело для рассмотрения Апелляционным судом по делам о регистрации избирателей, или впоследствии не обратились за приказом суда сессий, чтобы шериф доложил дело. Власти государства-ответчика указали, что Беггс выполнил эти действия и его заявление еще находится на рассмотрении суда сессий (см. § 16 настоящего Постановления).
  2. Власти государства-ответчика далее ссылались на производство в порядке судебного надзора, возбужденное Честером (Chester) в Высоком суде (см. § 34 — 40 настоящего Постановления). Власти государства-ответчика опирались на требование Честера о благожелательном толковании статьи 8 Акта 2002 года, в отношении которой разрешение на подачу жалобы было недавно выдано как свидетельствующее о потенциально эффективном средстве правовой защиты, которое заявители не исчерпали. Власти государства-ответчика добавили, что право голоса на выборах в Европарламент не зависит от осуществления прав на свободное передвижение лица, но гарантировано всем гражданам государств — членов Европейского союза. Соответственно, заявители могли полагаться на их права в соответствии с правом Европейского союза, несмотря на тот факт, что они не осуществляли каких-либо прав на свободное передвижение лица. Власти государства-ответчика подчеркнули, что суды Шотландии не имели возможности изучить аргументы, основанные на праве Европейского союза.
  3. Власти государства-ответчика признали, что от заявителей не требовалось воспользоваться средствами правовой защиты, которые в реальности не давали какого-либо шанса на устранение предполагаемого нарушения, но отметили, что, если есть сомнение относительно перспективы успеха в конкретном деле, оно должно быть представлено во внутригосударственные суды для разрешения до обращения в Европейский Суд. В частности, Европейский Суд имел возможность учесть свое Постановление по делу «Херст против Соединенного Королевства (N 2)» в недавно рассмотренных делах «Кальмановичи против Румынии» (Calmanovici v. Romania) (Постановление от 1 июля 2008 г., жалоба N 42250/02) и «Фродль против Австрии» (Frodl v. Austria) (Постановление от 8 апреля 2010 г., жалоба N 20201/04). По мнению властей государства-ответчика, каждое из этих постановлений может оказать существенное влияние на подход, принятый в судах Шотландии. Соответственно, власти государства-ответчика пришли к выводу, что доступные заявителям средства правовой защиты были потенциально эффективными и поэтому требовалось, чтобы они были исчерпаны заявителями.

 

  1. Заявители

 

  1. Заявители оспаривают тот факт, что любые дальнейшие средства правовой защиты были доступны им в отношении их жалобы. В частности, они отметили, что Беггс являлся гражданином Ирландии, и представляется, что его дело основано на том факте, что, проживая в Соединенном Королевстве, он воспользовался своим правом свободного передвижения в рамках права Европейского союза. В связи с этим он утверждал, что был вправе непосредственно рассчитывать на свое право голосовать и баллотироваться в качестве кандидата на выборах в Европейский парламент в своей стране проживания, как того требует пункт «b» части второй статьи 20 ДФЕС (см. § 48 настоящего Постановления). Позиция Беггса, следовательно, отличалась от позиции заявителей, которые являются британскими подданными и не реализовывали свое право на свободу передвижения в соответствии с правом Европейского союза. Далее, никакого права, производного от права Европейского союза, не существует в отношении внутригосударственных выборов. В любом случае судьи суда сессий, заседавшие в качестве Апелляционного суда по делам о регистрации избирателей по делу «Смит против Скотта», уже недвусмысленно заявили, что УРВ действовал на законных основаниях, отказывая отбывающим наказание заключенным во включении в список избирателей (см. § 29 настоящего Постановления). Единственно возможной компенсацией вреда, которую заявители могли бы получить, если бы они решили обжаловать решение шерифа по их делам, была бы еще одна судебная декларация о противоречии, которая, как утверждали заявители, не является средством правовой защиты, которое они были обязаны исчерпать, прежде чем подавать свои жалобы в г. Страсбург.
  2. Что касается довода властей государства-ответчика о том, что исковое требование благожелательного толкования статьи 8 Акта 2002 года является потенциальным эффективным средством правовой защиты, которое они не исчерпали, то, во-первых, заявители подчеркнули, что даже в случае успеха подобное исковое требование предоставит им право голосовать только на европейских выборах и не окажет влияния на лишение их права голоса на общенациональных выборах или на выборах в Парламент Шотландии. Во-вторых, заявители считали утверждение властей государства-ответчика сомнительным в свете соображений, высказанных судьями суда сессий по делу «Смит против Скотта» (см. § 29 настоящего Постановления). Эти соображения дали понять, что суды Шотландии не будут даже рассматривать, а тем более отстаивать далее любой аргумент, основанный на сочувственном толковании однозначного законодательства, запрещающего заключенным голосовать на каких-либо выборах. В отношении предположения о том, что дело «Честер против министра юстиции и других ответчиков» следует рассматривать как свидетельство того, что осталось эффективное средство правовой защиты, которое не было исчерпано, заявители считали его неправильным, учитывая, что правовая система Шотландии отличается от английской правовой системы, и решения судов Соединенного Королевства необязательны для суда сессий. Суд сессий ясно выразил собственное мнение по данному вопросу и тому факту, что сочувствующие взгляды судов Соединенного Королевства могут более не иметь значения.

 

  1. Комиссия по равенству и правам человека

 

  1. Комиссия по равенству и правам человека (далее — КРПЧ) отметила, что судебная декларация о противоречии были принята Апелляционным судом по делам о регистрации избирателей по делу «Смит против Скотта», и в ней указывалось, что, как только одна судебная декларация принята, суды, как правило, отказывают в предоставлении какой-либо дальнейшей помощи. КРПЧ ссылалась на постановление суда сессий по делу «Трейнор и другие против министра по делам Шотландии» и постановление Высокого суда по делу «Честер против министра юстиции и других ответчиков» (см. § 32 и 37 настоящего Постановления). КРПЧ пришла к выводу, что у заключенных отсутствует какая-либо возможность подавать дальнейшие жалобы в суд, добиваясь признания их права голоса.

 

  1. Мнение Европейского Суда

 

  1. Европейский Суд повторяет, что, если власти государства-ответчика утверждают о неисчерпании внутригосударственных средств правовой защиты, они должны доказать Европейскому Суду, что предлагаемое средство правовой защиты было эффективным, доступным теоретически и практически в соответствующее время, то есть что оно было доступным, способным обеспечить компенсацию вреда в отношении жалобы заявителя и предлагало разумные перспективы успеха (см., в частности, Постановление Европейского Суда по делу «Акдивар и другие против Турции» (Akdivar and Others v. Turkey) от 16 сентября 1996 г., § 68, Reports of Judgments and Decisions 1996-IV, Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Сейдович против Италии» (Sejdovic v. Italy), жалоба N 56581/00, § 46, ECHR) 2006-II, и Постановление Европейского Суда по делу «Кеннеди против Соединенного Королевства» (Kennedy v. United Kingdom), жалоба N 26839/05, § 109, ECHR 2010-…).
  2. В настоящем деле власти государства-ответчика утверждали, что заявители могли продолжать свои жалобы на отказ УРВ зарегистрировать их имена в списке избирателей и могли возбудить иск по статье 3 Акта о правах человека, добиваясь «прочтения» статьи 8 Акта 2002 года.
  3. Что касается первого из двух указанных предложенных средств правовой защиты, то Европейский Суд ссылается на постановление Апелляционного суда по делам о регистрации избирателей по делу «Смит против Скотта», в котором он твердо отказался «прочесть» часть первую статьи 3 Акта 1983 года в пользу апеллянта. Подача жалобы на Апелляционный суд по делам о регистрации избирателей, который состоит из трех судей суда сессий, не допускается. Даже если судебная декларация о противоречии должна была бы рассматриваться как эффективное средство правовой защиты, Европейский Суд напоминает в этой связи, что он недавно подтвердил, что практика придания силы внутригосударственными судами судебным декларациям о противоречии путем внесения изменений в правонарушающее законодательство еще недостаточно определенна, чтобы это было так (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу «Кеннеди против Соединенного Королевства», § 109), Европейский Суд отмечает, что Апелляционный суд по делам о регистрации избирателей по делу «Смит против Скотта» уже принял такую судебную декларацию. Не было какой-либо пользы для заявителей в получении второй судебной декларации, как предлагали суд сессий по делу «Трейнор и другие против министра по делам Шотландии» и Высокий суд по делу «Честер против министра юстиции и других ответчиков» (см. § 32 и 37 настоящего Постановления). В этих обстоятельствах заявители ничего не смогли бы достигнуть, настаивая на своих жалобах на решение УРВ в надежде добиться принятия дополнительной судебной декларации о противоречии.
  4. Что касается возможности добиться «прочтения» статьи 8 Акта 2002 года ссылкой на статью 3 Акта о правах человека и обязательств, следующих из права Европейского союза, то Европейский Суд подчеркивает прежде всего, что данное заявление представляет интерес только в отношении жалобы заявителей на то, что они не были допущены к голосованию в Европейский парламент на выборах в июне 2009 года. Даже в случае успеха это не имело бы какого-либо отношения к действующему запрету, что касается национальных выборов.
  5. По существу предлагаемого средства правовой защиты Европейский Суд отмечает, что статья 8 Акта 2002 года постольку, поскольку она касается заявителей, устанавливает права голоса на выборах в Европейский парламент, «если в день голосования (лицо) будет иметь право голосовать как избиратель на парламентских выборах». Согласно статье 4 Акта 1983 года лицо имеет право быть зарегистрированным в списке избирателей на парламентских выборах, если, в частности, оно не подлежит какой-либо юридической неправоспособности голосовать. Часть первая статьи 3 этого же Акта предусматривает, что осужденный юридически неправоспособен голосовать во время содержания под стражей в учреждении исполнения наказания во исполнение вынесенного ему приговора. Очевидно, что, как указал судья Бертон по делу «Честер против министра юстиции и других ответчиков», обжалование статьи 8 Акта 2002 г. является «чисто паразитическим» по отношению к реальному обжалованию статьи 3 Акта 1983 года (см. § 38 настоящего Постановления). С учетом выводов Апелляционного суда по делам о регистрации избирателей по делу «Смит против Скотта», что касается возможности прочтения статьи 3 Акта 1983 года (см. § 29 настоящего Постановления), и подхода Внешней палаты суда сессий к аргументу, основанному на Акте о Шотландии 1998 года, по делу «Трейнор и другие против министра по делам Шотландии» (см. § 31 настоящего Постановления), Европейский Суд придерживается мнения, что возможность попытки обойти запрет на голосование заключенных на европейских выборах путем подачи «паразитической» жалобы на статью 8 Акта 2002 г. не предлагает заявителям разумных шансов на успех. Придя к данному выводу, Европейский Суд далее ссылается на мнение судьи Бертона в Высоком суде, хотя и не зависит от него (см. § 35 — 36 настоящего Постановления), и выводы судьи Гиллен в Высоком суде Северной Ирландии как к рамкам возможности для внутригосударственных судов предоставить право голоса заключенным в ожидании внесения поправок в законодательство (см. § 33 настоящего Постановления).
  6. Европейский Суд отмечает, что истцу по делу «Честер против министра юстиции и других ответчиков» было предоставлено разрешение обжаловать постановление судьи Бертона и что жалоба была заслушана (см. § 40 настоящего Постановления). Постановление о предоставлении разрешения не было представлено Европейскому Суду, следовательно, неясны и основания для предоставления разрешения. В любом случае предоставление разрешения в деле «Честер против министра юстиции и других ответчиков» произошло после выборов в Европейский парламент в июне 2009 года и почти через два года после того, как заявители подали свои жалобы в Европейский Суд. В той степени, в какой предоставление разрешения может в настоящее время считаться указывающим на наличие потенциального средства правовой защиты, до начала выборов 2009 года было невозможно предвидеть, что оно могло бы предложить разумные шансы на успех, поэтому это средство защиты не являлось тем, которое заявители были обязаны исчерпать.
  7. Исходя из изложенного Европейский Суд приходит к заключению, что заявители выполнили требования пункта 1 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является явно необоснованной по смыслу пункта 3 статьи 35 Конвенции, ни неприемлемой для рассмотрения по существу по любым другим основаниям. Соответственно, она должна быть объявлена приемлемой для рассмотрения по существу.

 

  1. Предполагаемое нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции

 

  1. Заявители жаловались, что на них как на осужденных, находящихся под стражей, распространял свое действие безоговорочный запрет на голосование на выборах, поэтому они были лишены права голосовать на выборах в Европейский парламент в июне 2009 года и на всеобщих выборах в мае 2010 года, и им может быть потенциально запрещено голосовать на выборах в Парламент Шотландии в мае 2011 года в нарушение их прав, гарантированных статьей 3 Протокола N 1 к Конвенции, которая гласит следующее:

«Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются проводить с разумной периодичностью свободные выборы путем тайного голосования в таких условиях, которые обеспечивали бы свободное волеизъявление народа при выборе законодательной власти».

  1. Власти государства-ответчика признали, что, если жалобы будут признаны приемлемыми для рассмотрения по существу, то имеет место нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции по делам заявителей в результате их неправоспособности голосовать на европейских и всеобщих выборах.
  2. Комиссия по равенству и правам человека подвергла власти государства-ответчика критике за волокиту в исполнении Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу «Херст против Соединенного Королевства (N 2)», указывая на озабоченность, выраженную объединенным комитетом по правам человека в отношении его длительного неисполнения (см. § 41 настоящего Постановления). Согласно статистическим данным, предоставленным КРПЧ, в Соединенном Королевстве в феврале 2009 года насчитывались около 70 000 отбывающих наказание заключенных. Комиссия по равенству и правам человека подсчитала, что более 100 000 заключенных, скорее всего, были затронуты запретом в тот или иной момент времени после вынесения Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу «Херст против Соединенного Королевства (N 2)».
  3. Прежде всего Европейский Суд напоминает, что заявители не были допущены к голосованию на европейских выборах в июне 2009 года и на всеобщих выборах в мае 2010 года ввиду их статуса заключенных. Вместе с тем Гринс 29 мая 2010 г. получил право на освобождение, и М.Т. должен быть выпущен на свободу в ноябре 2010 года. Европейский Суд отмечает, что обе даты приходятся на время задолго до выборов в Парламент Шотландии 5 мая 2011 г. Соответственно, Европейский Суд рассмотрит жалобы заявителей на нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции только в результате их неправоспособности голосовать на выборах в Европейский парламент и на всеобщих выборах.
  4. Европейский Суд напоминает, что в упоминавшемся выше Постановлении Большой Палаты по делу «Херст против Соединенного Королевства (N 2)» он пришел к выводу, что:

«…82. Европейский Суд напоминает, что свобода усмотрения государств (применимого к статье 3 Протокола N 1 к Конвенции) широка, но не безгранична. Далее, несмотря на то, что с принятием Акта 2000 года, который впервые наделил правом голосовать на выборах лиц, содержавшихся в предварительном заключении, ситуация в какой-то мере улучшилась, статья 3 Акта 1983 года остается неизбирательным инструментом. Она лишает конвенционного права голосовать на выборах значительную категорию лиц, не делая между ними каких-либо различий. Эта статья предусматривает безоговорочное ограничение, действующее по отношению ко всем заключенным, отбывающим по приговору суда наказание в виде лишения свободы. Она автоматически применяется ко всем заключенным, независимо от срока назначенного им наказания, характера и степени тяжести совершенных ими преступлений и обстоятельств, в которых каждый из них оказался. Такое общее, автоматическое и безоговорочное ограничение чрезвычайно важного конвенционного права следует считать выходящим за рамки любой допустимой свободы усмотрения государства, какой бы широкой она ни была, и нарушающим статью 3 Протокола N 1 к Конвенции…».

  1. Закон, о котором идет речь по делу, а именно статья 3 Акта 1983 года, не был изменен после вынесения Постановления Большой Палаты Европейского Суда по делу «Херст против Соединенного Королевства (N 2)». В результате заявители по настоящему делу не имели права голосовать на всеобщих выборах в Соединенном Королевстве в мае 2010 года. Безоговорочное ограничение, установленное статьей 3 Акта 1983 года, было продлено до выборов в Европейский парламент посредством статьи 8 Акта 2002 года, которая является паразитической по отношению к статье 3 Акта 1983 года. В итоге заявители не имели права голосовать на выборах в Европейский парламент в июне 2009 года.
  2. На основании изложенных доводов Европейский Суд приходит к выводу, что в обоих случаях по делу властями государства-ответчика было допущено нарушение статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции.

 

III. Предполагаемое нарушение статьи 13 Конвенции

 

  1. Заявители далее жаловались на то, что у них не было эффективного средства правовой защиты в отношении их жалоб по статье 3 Протокола N 1 к Конвенции в нарушение статья 13 Конвенции, которая предусматривает:

«Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве».

  1. Власти государства-ответчика оспорили данный довод.

 

  1. Доводы сторон
  1. Заявители

 

  1. Заявители ссылались на ряд дел против Италии, рассмотренных Европейским Судом, в которых, как они утверждали, было установлено, что отсутствие эффективного средства правовой защиты с целью оспорить ограничения на банкротов, не освобожденных от обязательств, которые были изложены в первичном законодательстве и применяются в отношении всех тех, кто объявлен банкротом, составляет нарушение статьи 13 Конвенции (ссылаясь, в частности, на Постановление Европейского Суда по делу «Нерони против Италии» (Neroni v. Italy) от 22 апреля 2004 г., жалоба N 7503/02, Постановление Европейского Суда по делу «Альбанезе против Италии» (Albanese v. Italy) от 23 марта 2006 г., жалоба N 77924/01, Постановление Европейского Суда по делу «Кампаньяно против Италии» (Campagnano v. Italy), жалоба N 77955/01, ECHR 2006-IV, а также Постановление Европейского Суда по делу «Де Блази против Италии» (De Blasi v. Italy) от 5 октября 2006 г., жалоба N 1595/02). Поэтому они утверждали, что факт того, что нарушение в настоящем деле возникло в результате первичного законодательства, не препятствовал установлению нарушения статьи 13 Конвенции.
  2. Заявители считали, что единственным средством правовой защиты, доступным заключенным для обжалования их неправоспособности голосовать на выборах, является судебная декларация о противоречии. Заявители утверждали, что судебная декларация не представляет собой эффективное средство правовой защиты. В частности, заявители подчеркнули, что они не могли добиться получения компенсации за нарушение своих конвенционных прав.

 

  1. Власти государства-ответчика

 

  1. Власти государства-ответчика утверждали, что прочно установлено, что статья 13 Конвенции не требует, чтобы средство правовой защиты предоставлялось для того, чтобы позволить лицам оспаривать положения внутригосударственного законодательства на том основании, что оно противоречит Конвенции (со ссылкой на Постановление Европейского Суда по делу «Леандер против Швеции» (Leander v. Sweden) от 26 марта 1987 г., § 77, Series А, N 116, и на Постановление Европейского Суда по делу «P.M. против Соединенного Королевства (P.M. v. United Kingdom) от 19 июля 2005 г., жалоба N 6638/03, § 32 — 34). Власти государства-ответчика считали, что это относится и к настоящему делу, в котором заявители жаловались на применение статей 8 и 3 Актов 2002 и 1983 годов, соответственно. Следовательно, требуется наличие какого-либо средства правовой защиты в соответствии со статьей 13 Конвенции. Дела против Италии отличаются, так как жалобы по ним касались индивидуальных мер по применению внутригосударственного законодательства, а не внутригосударственного законодательства самого по себе, и ключевым моментом для целей статьи 13 Конвенции было то, что имелось средство для оспаривания мер, но срок для обращения к средству правовой защиты был слишком коротким, чтобы быть эффективным.
  2. Далее, несмотря на общий принцип о том, что статья 13 Конвенции не требует средства правовой защиты в делах, касающихся первичного законодательства, власти государства-ответчика утверждали, что два средства правовой защиты были фактически доступны заявителям в отношении их жалобы по поводу неправоспособности голосовать на европейских выборах в июне 2009 года, а именно возможность обратиться во внутригосударственные суды с просьбой о «прочтении» статьи 8 Акта 2002 года и возможность опереться на права граждан Европейского союза для того, чтобы обжаловать «непропорциональное» ограничение их избирательных прав.
  3. В отношении жалобы относительно отсутствия бесплатной юридической помощи в делах на внутригосударственном уровне власти государства-ответчика считали, что не существует закона или политики, препятствующих заявителям обращаться за предоставлением бесплатной юридической помощи в обстоятельствах настоящего дела, заявители не обращались за бесплатной юридической помощью, а в случае отказа в ней они могли его обжаловать. В любом случае власти государства-ответчика полагали, что, даже если бесплатная юридическая помощь была недоступна, это само по себе не порождало нарушение статьи 13 Конвенции в конкретных обстоятельствах настоящего дела, учитывая значение дела для заявителей, его сложность и способности заявителей эффективно представлять самих себя. Было ясно, что у заявителей была возможность воспользоваться некоторой юридической консультацией: их жалобы шерифу содержали убедительно аргументированные юридические доводы.

87. В заключение власти государства-ответчика предложили Европейскому Суду не устанавливать нарушения статьи 13 Конвенции по делу заявителей.

1   2   3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code