Решение Суда ЕС (Большая Палата) от 26.02.2013 по делу N C-399/11 Часть 2

1   2

РАССМОТРЕНИЕ УКАЗАННЫХ ВОПРОСОВ

 

Допустимость запроса для вынесения предварительного решения

 

27 Некоторые заинтересованные стороны представили замечания в Суд, утверждая, что настоящий запрос для вынесения предварительного решения должен быть отклонен как недопустимый на том основании, что Статья 4 Рамочного решения 2002/584 неприменима с точки зрения ratione temporis к процедуре выдачи в ходе основного судебного разбирательства. Они утверждают, что срок 12 сентября 2008 г., дата приказа, по которому Высокий суд принял решение о передаче г-на Меллони итальянским властям, предшествует дате, на которую приходится предельный срок для преобразования в национальное право Рамочного решения 2009/299, назначенный на 28 марта 2011 г. Статьей 8(1) данного Рамочного решения, истек. Они утверждают, что в любом случае Итальянская Республика воспользовалась возможностью, которую дает Статья 8(3) отсрочить до 1 января 2014 г. применение Рамочного решения 2009/299 к отношениям по признанию и приведению в исполнение решений, вынесенных в отсутствие заинтересованного лица в ходе судебного разбирательства, компетентными итальянскими властями. Условия выдачи г-на Меллони испанскими властями итальянским властям, следовательно, по-прежнему регулируются Статьей 5(1) Рамочного решения 2002/584.

28 В этом отношении следует напомнить прежде всего, что в производстве по Статье 267 TFEU исключительная прерогатива национального суда, в который был подан спор и который должен взять на себя ответственность за последующее судебное решение, — определять в свете конкретных обстоятельств дела необходимость вынесения предварительного решения для того, чтобы суд мог вынести судебное решение, и релевантность вопросов, которые он представляет Суду. Следовательно, в тех случаях, когда представленные вопросы касаются толкования права ЕС, Суд принципиально обязан вынести судебное решение (см., inter alia, Объединенные Дела C-78/08 — C-80/08 Paint Graphos и другие [2011] ECR I-7611, параграф 30 и упоминаемые судебные решения).

29 Презумпция релевантности, свойственная вопросам, переданным для вынесения предварительного решения национальным судом, может не учитываться только в тех исключительных случаях, когда совершенно очевидно, что искомое толкование положений права ЕС не имеет никакого отношения к фактическим обстоятельствам основных действий или его цели, когда проблема является гипотетической или когда суд не имеет в своем распоряжении фактические или юридические материалы, необходимые для того, чтобы дать эффективный ответ на вопросы, переданные ему на рассмотрение (см. соответственно, inter alia, Graphos и другие параграф 31 и упоминаемые судебные решения).

30 В настоящем деле не вполне очевидно, что толкование Статьи 4a Рамочного решения 2002/584, искомое национальным судом, не имеет никакого отношения к фактическим обстоятельствам основных действий или его цели или что проблема является гипотетической.

31 В отношении применимости с точки зрения ratione temporis Статьи 4 Рамочного решения 2002/584, в первую очередь, следует отметить, что сама формулировка Статьи 8(2) Рамочного решения 2009/299 дает понять, что с 28 марта 2011 г. данное решение «применяется для признания и приведения в исполнение решений, вынесенных в отсутствие заинтересованного лица на судебном разбирательстве», без проведения каких-либо различий между решениями, вынесенными до или после этой даты.

32 Буквальное толкование подтверждается тем фактом, что, поскольку положения Статьи 4a Рамочного решения 2002/584 должны рассматриваться как процессуальные нормы (см., по аналогии Объединенные Дела C-361/02 и C-362/02 Tsapalos и Diamantakis [2004] ECR I-6405, параграф 20, и Дело C-296/08 PPU Santesteban Goicoechea [2008] ECR I-6307, параграф 80), они применимы к процедуре передачи в ходе основного разбирательства по делу, которое находится в процессе рассмотрения. Согласно прочно установившейся судебной практике процессуальные нормы, как правило, применяются ко всем судебным процедурам, осуществляемым в то время, когда они вступают в силу, тогда как материально-правовые нормы, обычно толкуются как неприменимые к ситуации, существующей до их вступления в силу (см., inter alia, Объединенные Дела 212/80 — 217/80 Meridionale Industria Salumi и другие [1981] ECR 2735, параграф 9; Дело C-467/05 Dell’Orto [2007] ECR I-5557, параграф 48; и Santesteban Goicoechea, параграф 80).

33 Во-вторых, тот факт, что Итальянская Республика воспользовалась возможностью, которую дает Статья 8(3) Рамочного решения 2009/299, отложить на самый поздний срок — до 1 января 2014 г. — применение компетентными итальянскими властями Рамочного решения о признании и приведении в исполнение решений, вынесенных в отсутствие заинтересованного лица в ходе судебного разбирательства, не делает настоящий запрос для вынесения предварительного решения недопустимым. Из приказа, на который дается ссылка, очевидно, что, для того чтобы толковать основные права, признанные в рамках Конституции Испании в соответствии с международными договорами, ратифицированными Королевством Испания, национальный суд стремится учитывать релевантные положения права ЕС для определения основного содержания права на справедливое судебное разбирательство, гарантированное Статьей 24(2) Конституции.

34 Из всего вышеуказанного рассмотрения следует, что запрос для вынесения предварительного решения от Конституционного суда является допустимым.

 

РАССМОТРЕНИЕ ПО СУЩЕСТВУ

 

Первый вопрос

35 Первым вопросом Конституционный суд в сущности спрашивает, должна ли Статья 4a(1) Рамочного решения 2002/584 толковаться как запрещающая в указанных в ней случаях обусловливать осуществление исполнения исполнительными судебными органами Европейского ордера на арест, выданного в целях исполнения приговора, возможностью пересмотра обвинительного приговора, вынесенного в отсутствие обвиняемого, в государстве-члене ЕС, выдавшем ордер.

36 Следует напомнить, что, как следует, в частности из Статьи 1(1) и (2) Рамочного решения 2002/584 и из частей 5 и 7 его преамбулы, цель данного решения — заменить многостороннюю систему экстрадиции осужденных лиц или подозреваемых, действующую между государствами-членами ЕС, системой передачи, действующей в отношениях между судебными органами, для исполнения судебных решений или осуществления уголовного преследования, чтобы данная система выдачи основывалась на принципе взаимного признания (см. Дело Radu [2013] ECR, параграф 33).

37 Рамочное решение 2002/584, таким образом, требует создания новой упрощенной и более эффективной системы передачи лиц, осужденных или подозреваемых в нарушении уголовного законодательства, для облегчения и ускорения сотрудничества в судебной сфере с целью содействия задаче, поставленной перед Европейским Союзом — стать пространством свободы, безопасности и правосудия, опираясь на доверие высокой степени, которое должно существовать между государствами-членами ЕС (Radu, параграф 34).

38 В соответствии со Статьей 1(2) Рамочного решения 2002/584 государства-члены ЕС принципиально обязаны действовать в соответствии с Европейским ордером на арест. Согласно положениям данного Рамочного решения государства-члены ЕС могут отказаться от исполнения такого ордера только в случаях обязательного неисполнения, предусмотренных в Статье 3, и в случаях факультативного неисполнения, перечисленных в Статьях 4 и 4a. Кроме того, исполняющий судебный орган может осуществлять исполнение Европейского ордера на арест исключительно на условиях, изложенных в Статье 5 данного Рамочного решения (Radu, параграфы 35 и 36).

39 Для того чтобы определить сферу применения Статьи 4(1) Рамочного решения 2002/584, которая является предметом настоящего вопроса, необходимо изучить ее формулировку, систему и цель.

40 Из формулировки Статьи 4a(1) Рамочного решения 2002/584 очевидно, что она предусматривает факультативные основания для неисполнения Европейского ордера на арест, выданного в целях исполнения приговора к лишению свободы или ареста, в тех случаях, когда заинтересованное лицо не явилось лично в судебное разбирательство, по итогам которого вынесено решение. Данный факультатив, тем не менее, сопровождают четыре исключения, согласно которым исполняющий судебный орган не может отказаться от исполнения рассматриваемого Европейского ордера на арест. Таким образом, Статья 4a(1) запрещает исполняющему судебному органу в четырех установленных в ней ситуациях обусловливать осуществление выдачи лица, осужденного заочно, возможностью пересмотра обвинительного приговора в его присутствии.

41 Данное буквальное толкование Статьи 4a(1) Рамочного Решения 2002/584 подтверждается анализом целей данной нормы. Предметом Рамочного Решения 2009/299 является, во-первых, отмена Статьи 5(1) Рамочного Решения 2002/584, которая при соблюдении определенных условий разрешала обусловливать осуществление исполнения Европейского ордера на арест, выданного в целях исполнения приговора, вынесенного в отсутствие обвиняемого, наличием гарантии на повторное рассмотрение дела в присутствии заинтересованного лица в выдавшем ордер государстве-члене ЕС, и, во-вторых, замена указанной нормы Статьей 4a. Со времени замены данная норма ограничивает возможности отказа в исполнении такого ордера посредством установления, как указано в пункте 6 преамбулы Рамочного решения 2009/299, «условий, при которых не должно быть отказано в признании и исполнении решения, вынесенного по итогам судебного разбирательства на которое заинтересованное лицо не явилось лично».

 

Примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: вместо «Статья 4(1) «a» и «b» следует читать «Статья 4a(1) «a» и «b».

 

42 В частности, Статья 4(1) «a» и «b» Рамочного Решения 2002/584 устанавливает в сущности, что в случае, если лицо, осужденное заочно, было своевременно осведомлено о назначенном судебном разбирательстве или было проинформировано о том, что решение может быть вынесено в случае его неявки на судебное разбирательство, или, зная о назначенном судебном разбирательстве, дало полномочия адвокату для своей защиты в суде, исполнительный судебный орган обязан передать данное лицо, в результате чего он не может обусловливать осуществление данной передачи наличием возможности на повторное рассмотрение дела в присутствии данного лица в запрашивающем выдачу государстве-члене ЕС.

43 Такое толкование Статьи 4a подтверждается и целями, преследуемыми законодательством ЕС. Из частей 2 — 4 преамбулы, а также из Статьи 1 Рамочного решения 2009/299 очевидно, что Европейский Союз, приняв это решение, предназначенное для содействия сотрудничеству судебных органов по уголовным делам, с помощью улучшения взаимного признания судебных решений между государствами-членами ЕС посредством гармонизации оснований для отказа в признании решений, вынесенных по итогам судебного разбирательства, на которое заинтересованное лицо не явилось лично. Как следует, в частности, из части 4 преамбулы, законодательный орган ЕС в определении тех общих оснований пожелал разрешить «органам исполнительной власти исполнять решение, несмотря на отсутствие лица в ходе судебного разбирательства, при полном соблюдении права данного лица на защиту».

44 Как отметил Генеральный адвокат в пунктах 65 и 70 своего Заключения, исключение, которое устанавливает законодательство ЕС, заключается в предоставлении исчерпывающего перечня обстоятельств, при которых исполнение Европейского ордера на арест, выданного для приведения в исполнение решения, вынесенного заочно, должно рассматриваться как не нарушающее права на защиту, несовместимое с каким-либо сохранением возможности для исполняющего судебного органа обусловить осуществление такого исполнения наличием возможности пересмотра рассматриваемого обвинительного приговора в целях обеспечения гарантий прав на защиту заинтересованного лица.

45 Что касается довода национального суда о том, что обязательство по соблюдению фундаментальных прав, закрепленное в Статье 6 TEU, позволяет исполнительным судебным органам отказаться от исполнения Европейского ордера на арест, в том числе в ситуациях, указанных в Статье 4a(1) Рамочного решения 2002/584, в тех случаях, когда данное заинтересованное лицо не имеет права на пересмотр дела, следует отметить, что указанный довод в действительности вызывает вопрос о соответствии Статьи 4 Рамочного решения 2002/584 основополагающим правам человека, закрепленным в правовом порядке Европейского Союза, который является предметом второго вопроса.

46 Из всех вышеуказанных оснований следует, что Статья 4a(1) Рамочного решения 2002/584 должна толковаться как исключающая в случаях, указанных в ее положениях, осуществление исполнительными судебными органами исполнения Европейского ордера на арест, выданного в целях исполнения приговора, вынесенного в отсутствие обвиняемого, при условии, что обвинительный приговор будет открыт для пересмотра в запрашивающем выдачу государстве-члене ЕС.

 

Второй вопрос

 

47 Вторым вопросом национальный суд в сущности спрашивает Суд, соответствует ли Статья 4a(1) Рамочного решения 2002/584 требованиям, вытекающими из права на эффективную судебную защиту и на справедливое судебное разбирательство, предусмотренного в Статье 47 Хартии, и из права на защиту, гарантированного Статьей 48(2) Хартии.

48 При этом следует иметь в виду, что согласно Статье 6(1) TEU Европейский Союз признает права, свободы и принципы, изложенные в Хартии, «которые имеют такое же юридическое значение, как Международные договоры».

49 Что касается области применения права на эффективную судебную защиту и на справедливое судебное разбирательство, предусмотренного в Статье 47 Хартии, и права на защиту, гарантированного Статьей 48(2) Хартии, следует отметить, что, хотя право обвиняемого лично присутствовать на суде является важнейшей составляющей права на справедливое судебное разбирательство, данное право не является абсолютным (см., inter alia, Дело C-619/10 Торговое Агентство (Trade Agency) [2012] ECR, параграфы 52 и 55). Обвиняемый может отказаться от этого права по своей воле, явно или молчаливо, при условии, что данный отказ выражен недвусмысленно и сопровождается минимальными гарантиями, соразмерными важности такого отказа, и данный отказ не противоречит какому-либо существенному общественному интересу. В частности, нарушение права на справедливое судебное разбирательство не устанавливается даже в том случае, когда обвиняемый не явился в суд лично, если он был извещен о дате и месте судебного разбирательства или защищался адвокатом, которому он дал полномочия на свою защиту.

50 Указанное толкование Статей 47 и 48(2) Хартии существует в соответствии с объемом, который был признан для прав, гарантированных Статьей 6(1) и (3) ECHR по судебной практике Европейского Суда по правам человека (см., inter alia, ECtHR, Medenica против Швейцарии, N 20491/92, § 56 до 59, ECtHR 2001-VI; Sejdovic против Италии [GC], N 56581/00, § 84, 86 и 98, ECtHR 2006-II; и Haralampiev против Болгарии, N 29648/03, § 32 и 33, 24 апреля 2012 г.).

51 Более того, как указано в Статье 1 Рамочного решения 2009/299, целью гармонизации установленных данным рамочным решением условий исполнения Европейского ордера на арест, выданного в целях исполнения решений, вынесенных по итогам судебных разбирательств, на которые заинтересованное лицо не явилось лично, является расширение процессуальных прав лиц, подлежащих уголовному преследованию, а также улучшение взаимного признания судебных решений между государствами-членами ЕС.

52 Соответственно, Статья 4(1) «a» и «b» Рамочного решения 2002/584 определяет условия, при которых заинтересованное лицо должно рассматриваться как отказавшееся добровольно и недвусмысленно от своего права присутствовать на рассмотрении его дела, в результате чего исполнение Европейского ордера на арест, выданного в целях исполнения приговора, вынесенного лицу, осужденному заочно, не может быть подчинено условию о том, что данное лицо может требовать повторного рассмотрения дела в его присутствии в выдавшем ордер государстве-члене ЕС. Это также применимо в тех случаях, когда, как указано в Статье 4a(1) «a», лицо не присутствует лично в судебном разбирательстве, несмотря на то, что оно было лично извещено о нем повесткой или официально проинформировано о назначенных дате и месте судебного разбирательства или, как указано в Статье 4а(1) «b», лицо, зная о назначенном судебном разбирательстве, намеренно выбрало быть представленным адвокатом вместо того, чтобы явиться лично. Статья 4а(1) «c» и «d» ссылается на обстоятельства, при которых исполняющий судебный орган обязан исполнить Европейский ордер на арест, даже если заинтересованное лицо имеет право на повторное рассмотрение дела, поскольку в ордере на арест устанавливается, что заинтересованное лицо либо не просит о повторном рассмотрении дела, либо что оно будет прямо проинформировано о его праве на повторное рассмотрение дела.

53 В свете вышеизложенного, Статья 4a(1) Рамочного решения 2002/584 не нарушает ни право на эффективную судебную защиту и на справедливое судебное разбирательство ни право на защиту, гарантированные соответственно Статьями 47 и 48(2) Хартии.

54 Из всех вышеуказанных оснований следует, что ответ на второй вопрос заключается в том, что Статья 4a(1) Рамочного Решения 2002/584 соответствует требованиям, предъявляемым в соответствии со Статьями 47 и 48(2) Хартии.

 

Третий вопрос

 

55 Третьим вопросом национальный суд в сущности спрашивает, должна ли Статья 53 Хартии толковаться как разрешающая исполняющему государству-члену ЕС осуществлять выдачу лица, осужденного заочно, при условии, что обвинительный приговор будет открыт для пересмотра в запрашивающем выдачу государстве-члене ЕС, чтобы избежать неблагоприятного воздействия на право на справедливое судебное разбирательство и право на защиту, гарантированные его Конституцией.

56 Толкование, предусмотренное национальным судом, прежде всего заключается в том, что Статья 53 Хартии дает общее разрешение государству-члену ЕС применять стандарт защиты основных прав, гарантированных его Конституцией, когда указанный стандарт выше, чем вытекающий из Хартии, и при необходимости отдавать ему преимущество над положениями законодательства ЕС. Такое толкование, в частности, могло бы разрешать государству-члену ЕС осуществлять исполнение Европейского ордера на арест, выданного в целях исполнения приговора, вынесенного заочно на условиях, предназначенных для избегания толкования, которое ограничивает основные права, признанные Конституцией, или отрицательно влияет на них, хотя применение таких условий не допускается в соответствии со Статьей 4a(1) Рамочного Решения 2002/584.

57 Такое толкование Статьи 53 Хартии не может быть признано.

58 Данное толкование Статьи 53 Хартии подорвало бы принцип примата права ЕС, ввиду того, что это позволило бы государству-члену ЕС не применять правовые нормы ЕС, которые приняты полностью в соответствии с Хартией, в тех случаях, когда они нарушают основные права гарантированные Конституцией данного государства.

59 Прочно установившейся практикой является то, что в силу принципа примата права ЕС, который является существенным признаком правового порядка ЕС (см. Заключение 1/91 [1991] ECR I-6079, параграф 21, и Заключение 1/09 [2011] ECR I-1137, параграф 65), нормам национального права, даже нормам конституционного порядка, не может быть позволено подрывать эффективность права ЕС на территории данного государства (см. в этой связи, inter alia, Дело 11/70 Internationale Handelsgesellschaft [1970] ECR 1125, параграф 3, и Дело C-409/06 Winner Wetten [2010] ECR I-8015, параграф 61).

60 Действительно, Статья 53 Хартии подтверждает, что в тех случаях, когда правовой акт ЕС требует национальных мер по его имплементации, органы государственной власти и национальные суды сохраняют свободу применения национальных стандартов защиты основных прав при условии, что уровень защиты, предусмотренный Хартией, в интерпретации суда и примат, единство и эффективность права ЕС не ставятся тем самым под угрозу.

61 Тем не менее, как следует из параграфа 40 указанного решения, Статья 4(1) Рамочного решения 2002/584 не позволяет государствам-членам ЕС отказаться от исполнения Европейского ордера на арест, если соответствующее лицо находится в одной из ситуаций, предусмотренных в данной Статье.

62 Следует также иметь в виду, что принятие Рамочного решения 2009/299, которое дополнило данным положением Рамочное решение 2002/584, призвано устранить трудности, связанные с взаимным признанием решений, вынесенных в отсутствие заинтересованного лица при рассмотрении его дела, вытекающие из таких различий как, например, различия, возникающие между государствами-членами ЕС в области защиты основных прав человека. Данное рамочное решение обеспечивает гармонизацию условий исполнения Европейского ордера на арест в случае, если обвинительный приговор вынесен заочно, и отражает согласие, достигнутое государствами-членами ЕС в отношении установленной в соответствии с законодательством ЕС области применения процессуальных прав, которыми пользуются лица, осужденные заочно, являющиеся объектом Европейского ордера на арест.

63 Соответственно, разрешение государству-члену ЕС использовать Статью 53 Хартии для того, чтобы обусловить осуществление передачи лица, осужденного заочно, наличием возможности пересмотра обвинительного приговора в запрашивающем выдачу государстве-члене ЕС, — возможность, не предусмотренная Рамочным решением 2009/299 в целях избегания неблагоприятного воздействия на право на справедливое судебное разбирательство и право на защиту, гарантированные Конституцией исполняющего ордер государства-члена ЕС, вызывающая сомнения в единообразии уровня защиты основных прав, как они определены в данном рамочном решении, это подорвало бы принципы взаимного доверия и признания того, что цель данного решения — осуществление поддержки, и, следовательно, сказалось бы на эффективности данного рамочного решения.

64 В свете вышеизложенного ответ на третий вопрос заключается в том, что Статья 53 Хартии должна толковаться как не разрешающая государству-члену ЕС осуществлять передачу лица, осужденного заочно, при условии, что обвинительный приговор будет открыт для пересмотра в запрашивающем выдачу государстве-члене ЕС, чтобы избежать неблагоприятного воздействия на право на справедливое судебное разбирательство и право на защиту, гарантированные Конституцией.

 

ИЗДЕРЖКИ

 

65 Поскольку настоящее судопроизводство для сторон основного производства является этапом рассмотрения национальным судом, решение о расходах принимает указанный суд. Расходы, понесенные при представлении Суду своих замечаний, за исключением расходов сторон, не подлежат возмещению.

 

НА ОСНОВАНИИ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО СУД (БОЛЬШАЯ ПАЛАТА) НАСТОЯЩИМ ПОСТАНОВЛЯЕТ:

 

  1. Статья 4a(1) Рамочного решения 2002/584/ПВД Совета ЕС от 13 июня 2002 г. о Европейском ордере на арест и процедурах передачи лиц между государствами-членами ЕС с изменениями, внесенными Рамочным решением 2009/299/ПВД Совета ЕС от 26 февраля 2009 г., должна толковаться как запрещающая в случаях, указанных в ее положениях, исполняющим ордер судебным органам обусловливать исполнение Европейского ордера на арест, выданного в целях исполнения приговора, вынесенного в отсутствие обвиняемого, наличием возможности пересмотра обвинительного приговора в запрашивающем выдачу государстве-члене ЕС.
  2. Статья 4a(1) Рамочного решения 2002/584 в редакции Рамочного решения 2009/299 соответствует требованиям, предъявляемым в соответствии со Статьями 47 и 48(2) Хартии Европейского Союза об основных правах.
  3. Статья 53 Хартии Европейского Союза об основных правах должна толковаться как не разрешающая государству-члену ЕС обусловливать выдачу лица, осужденного заочно, наличием возможности пересмотра обвинительного приговора в запрашивающем выдачу государстве-члене ЕС в целях избегания неблагоприятного воздействия на право на справедливое судебное разбирательство и право на защиту, гарантированные его Конституцией.

[Подписи]

1   2

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code