К ВОПРОСУ О КАТЕГОРИЗАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ


О.Ю.Сиялко

На протяжении длительного времени в России проводятся различные реформы, которые влияют не только на политику и экономику нашей страны, но и на законотворческую и правоприменительную деятельность. Важным этапом таких изменений стал отказ государства от идеологии прошлых лет. Показателем этого является то, что в Конституции РФ (ст. 2) и в действующем уголовном законодательстве приоритетное место отведено правам и свободам человека и гражданина. В прежних кодексах, вплоть до УК РСФСР 1960 г., на первое место ставились государственные интересы. Помимо этого, изменения произошли во многих институтах уголовного закона, появились новые. Таким новшеством стало появление нормы о категориях преступлений, значение которой нельзя переоценить, так как именно категории преступлений устанавливают пределы уголовной ответственности за совершённое деяние.

Ключевые слова: уголовное право, преступления, категоризация преступлений, категории преступлений, уголовный закон.

 

Впервые на законодательном уровне было дано понятие «преступление» с присущими ему признаками (ст. 14 УК РФ), а также определены его категории в зависимости от характера и степени общественной опасности. Отнесение общественно опасного, уголовно-противоправного, виновного и наказуемого деяния к категории преступного поведения не означает, что характер и степень общественной опасности всех преступлений одинаковы. Напротив, характер и степень общественной опасности одних преступлений могут существенно отличаться от других. В этой связи не могут не отличаться наказание и другие меры уголовно-правового характера, применяемые к лицам, совершающим такие преступления. Юридическим инструментом позволяющим учесть различие в характере и степени общественной опасности преступлений, и является категоризация преступлений, закрепленная в ст. 15 УК РФ.

Разделение преступлений на категории имеет большое значение для решения многих вопросов уголовно-правового характера. Прежде всего, категоризация преступлений обеспечивает дифференциацию уголовной ответственности и индивидуализацию наказания. Она также способствует усвоению принципов, заложенных в системе уголовного права, уяснению системы Особенной части в её неразрывной связи с Общей частью, тем самым помогает систематизировать уголовное законодательство.

Важным является и то, что деление преступлений в зависимости от их тяжести исключает необходимость использования в законе громоздких перечней преступлений при характеристике отдельных уголовно-правовых институтов, таких как: рецидив (позволяет разграничить простой, опасный и особо опасный рецидив) (ст. 18 УК РФ), освобождение от уголовной ответственности (ст. 75-78 УК РФ) и наказания (ст. 79-83 УК РФ), определение вида исправительного учреждения для отбывания осуждёнными наказания в виде лишения свободы (ст. 58 УК РФ), погашения судимости (ст. 86 УК РФ) и т.д.

Категоризация преступления является основой для правильного решения многих вопросов не только уголовного права, но и криминологии, уголовно- исполнительного и уголовно-процессуального права, поскольку даёт общую ориентацию в борьбе с преступностью, помогает усвоить содержание основных направлений уголовной политики, служит ориентиром в определении тяжести конкретных общественно опасных деяний и тем самым обеспечивает необходимое единство в реализации их правовых последствий.

Помимо названных достоинств категоризации преступлений, теория и практика её применения позволила выделить явные недостатки, которые по настоящее время не были устранены законодателем. Поскольку категоризация преступлений представляет собой разделение всех общественно опасных деяний, охватываемых общим понятием «преступление», на определённые категории, обладающие специфическими признаками и влекущие определённые правовые последствия, она, прежде всего, должна подчиняться всем логическим правилам деления объёма понятия [1, с. 19]. Без соблюдения этих правил невозможно решение спорных вопросов, как о критериях категоризации, так и о самих категориях преступлений, их последствиях.
Одним из основных правил формальной логики является то, что в одной и той же классификации (категоризации) необходимо применять одно и то же основание деления.

Закреплённое в ст. 15 УК РФ деление преступлений этому правилу не вполне соответствует, так как анализ данной статьи позволяет выявить два основания, это характер и степень общественной опасности, которые законодатель сам определил вч. 1 ст. 15 УК РФ, а внутри категорий все преступления ещё поделены по форме вины на умышленные и неосторожные. Более того, законодатель недооценивает значение последствий неосторожных преступлений, относя их только к категориям небольшой и средней тяжести. Практика показывает, что в результате совершения ряда неосторожных преступлений их последствия являются более опасными, чем последствия, наступившие после совершения умышленных преступлений. Примером могут служить аварии и катастрофы (Саяно-Шушенская ГЭС, Чернобыльская АС и др.), которые возникли в результате неправомерных действий (бездействия) должностных лиц и привели к большому количеству человеческих жертв. Думается, что законодатель должен отказаться от деления преступлений по формам вины, тем более что в понятии преступления, данном в ч. 1 ст. 15 УК РФ такого деления не содержится.

Ещё одним правилом формальной логики является то, что объём членов классификации должен равняться объёму классифицируемого явления, в частности, должна быть полнота деления преступлений на группы. Это правило также нарушено законодателем.

Известно, что в основе разделения преступлений на группы взята типовая санкция в виде лишения свободы. В то же время в санкциях ряда статей Особенной части данный вид наказания вообще не существует (ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 118, ч. 1 ст. 121, ч. 1 ст. 123, ч. 1 ст. 124, ст. 128.1, ст. 140 УК РФ и др.). В результате, преступные деяния, за которые уголовным законом установлено менее строгое наказание, чем лишение свободы, оказались вне категоризации преступлений. Ряд учёных, в частности: П. Коробов [2, с. 49], А. Трухин [3, с. 122], предпочли решить данную проблему путём включения в санкции названных статей Особенной части наказание в виде лишения свободы. Думается, что данное предложение не соответствует политике государства о гуманизации уголовного законодательства. Для решения данной проблемы наиболее целесообразно внести дополнения в ч. 2 ст. 15 УК РФ «…или более мягкое наказание».

Помимо отмеченных недостатков, анализируемая категоризация преступлений не удовлетворяет ещё одному правилу логики, в соответствии с которым группы категорий должны взаимно исключать друг друга. Данное правило означает, что каждая категория преступлений, выделяемая в категоризации, должна быть чётко определена, иметь свою специфику и строго определённый круг уголовно-правовых последствий. Значение каждой категории должно быть однозначным, т.е. не допускать двусмысленного толкования. Помимо этого, при категоризации важно определить порядок её построения в зависимости от возрастания либо убывания категорий.

Поскольку уровни общественной опасности преступлений разных категорий не совпадают друг с другом, то типовое наказание для них тоже должно носить индивидуальный характер. Это требование в уголовном законе выражено в отношении лишь преступлений небольшой тяжести и особо тяжких, так как они занимают крайние положения и при их индивидуализации достаточно указать всего лишь один предел типового наказания. Для преступлений небольшой тяжести верхний предел «не превышает трёх лет лишения свободы» (ч. 2 ст. 15 УК РФ), а для особо тяжких преступлений — нижний «…свыше десяти лет лишения свободы или более строгое наказание» (ч. 5 ст. 15 УК РФ). Что касается двух других категорий, то здесь возникают определённые сложности в индивидуализации типовой санкции, так как, например, в ч. 4 ст. 15 УК РФ, сказано, что тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы. Такое типовое наказание, в отсутствии указания на его нижний предел, полностью распространяется и на преступления небольшой тяжести и на преступления средней тяжести (ч. 2 и ч. 3 ст. 15 УК РФ).

Для решения данной проблемы необходимо определить и нижний предел типовой санкции для категории средней тяжести и категории тяжких преступлений путём редакции данных норм. Для преступлений средней тяжести внести следующие изменения: «…за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более трёх лет, но не свыше пяти лет»; для тяжких преступлений «…за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более пяти лет, но не свыше десяти лет».

На основании проведённого исследования с учётом названных недостатков можно предложить следующую редакцию ч. 2-5 ст. 15 УК РФ:
«2. Небольшой тяжести признаются преступления, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не свыше трёх лет или более мягкое наказание.
3. Средней тяжести признаются преступления, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более трёх лет, но не свыше пяти лет.
4. Тяжкими признаются преступления, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более пяти лет, но не свыше десяти лет.
5. Особо тяжкими признаются преступления, за совершение которых настоящим Кодексом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание».

Данная редакция позволит усовершенствовать уголовно-правовую норму, исключив второе основание деления по формам вины, учесть последствия неосторожных преступлений, которые по данной категоризации могут
относиться и к более тяжким преступлениям, а также провести чёткое разграничение каждой категории.

Список литературы

1. Кривоченко Л.Н. Классификация преступлений. Киев: Вища школа, 1983. 129 с.
2. Коробов П. Классификация преступлений по уровню их опасности // Российская юстиция. 2004. № 1. С.47-49.
3. Трухин A.M. Тяжесть преступления как категория уголовного права // Уголовное право. 2005. № 2. С. 59-62.

Социогуманитарный вестник Кемеровского института (филиала) РГТЭУ № 2(15). 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code