ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ЗАБОЛЕВАНИЕ КАК ВОЗМОЖНОЕ ПОСЛЕДСТВИЕ ДЕЯНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТАТЬЕЙ 143 УК РФ

А.А.Наумов

Одним из дискуссионных вопросов, касающихся последствий деяний, предусмотренных ст. 143 УК РФ, является вопрос о необходимости включения в число последствий возникновение профессионального заболевания. В статье рассматриваются точки зрения учёных на эту проблему и проводится авторский анализ на основе изучения и сравнения легального толкования соответствующего понятия.

Ключевые слова: нарушение правил охраны труда, общественно опасное последствие, профессиональное заболевание, профессиональная трудоспособность, тяжкий вред здоровью.

 

Проблема профессионального заболевания как последствия деяний, предусмотренных ст. 143 УК РФ, является предметом дискуссии между учёными-криминалистами. Дело в том, что ст. 140 УК РСФСР 1960 г. «Нарушение правил охраны труда» предусматривала в качестве возможных последствий нарушения правил охраны труда «несчастные случаи с людьми или иные тяжкие последствия» (согласно ст. 140 УК РСФСР 1960 г. деяние могло повлечь определенные последствия, однако их наступление не было обязательным). В понятие «иные тяжкие последствия» включались и профессиональные заболевания. Часть 2 ст. 140 УК РСФСР 1960 г. предусматривала в качестве последствий смерть человека или причинение тяжких телесных повреждений нескольким лицам [3].

В то же время ст. 143 УК РФ «Нарушение требований охраны труда» предусматривает в качестве обязательных последствий причинение тяжкого вреда здоровью человека (ч. 1 ст. 143 УК РФ), причинение смерти по неосторожности одному (ч. 2 ст. 143 УК РФ) или более лицам (ч. 3 ст. 143 УК РФ). То есть ст. 143 УК РФ охватывает меньше последствий, чем ст. 140 УК РСФСР 1960 года. Именно поэтому данная проблема стала актуальной только после вступления в силу УК РФ.

Часть исследователей отмечает необходимость включения профессионального заболевания в последствия деяний, предусмотренных ст. 143 УК РФ.

Так, ИВ. Бессонова отмечает: «.Оно не адекватно причинению вреда здоровью. Оно может наступать не одномоментно, как вред здоровью, проявиться после длительного времени и т.д.» [1].

А.А. Великий полагает, что введение в качестве последствий нарушения требования охраны труда любого профессионального заболевания является неверным. По его мнению, «.профессиональные заболевания далеко не всегда могут повлечь последствия, относящиеся к тяжкому вреду. Поэтому простое указание в качестве последствия профессионального заболевания неизбежно расширит рамки уголовной ответственности. Более корректным. будет дополнить ч. 1 ст. 143 УК РФ после слов «тяжкого вреда здоровью» словами «либо профессиональное заболевание, повлекшее значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть» [2].

Другая часть исследователей возражает против включения профессионального заболевания в качестве последствия нарушения требований охраны труда. И.Е. Эмирова пишет: «.Вред здоровью включает в себя: 1) телесные повреждения; 2) заболевания; 3) иные болезненные состояния. Таким образом, профессиональное заболевание является разновидностью вреда здоровью, вид которого определяется характером и продолжительностью заболевания.

Другими словами, профессиональное заболевание охватывается понятием вреда здоровью, поэтому выделение его в качестве самостоятельного последствия преступных нарушений правил охраны труда не представляется целесообразным» [8].
Тем не менее ни один исследователь не изучил эту проблему подробно, ограничившись лишь кратким анализом. Для разрешения данной проблемы необходимо проанализировать понятие «профессиональное заболевание» и его соотношение со смежными понятиями.

В ст. 3 Федерального Закона «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях» сформулировано легальное определение понятия «профессиональное заболевание» — хроническое или острое заболевание застрахованного, являющееся результатом воздействия на него вредного (вредных) производственного (производственных) фактора (факторов) и повлекшее временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности» [7].
Стоит отметить, что к настоящему времени прошёл первое чтение законопроект, подготовленный Правительством РФ, вносящий изменения в понятие «профессиональное заболевание». Пункт «б» ст. 1 проекта ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования законодательства в сфере обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» дополняет понятие профессионального заболевания словами «и (или) смерть» [5]. Таким образом, в случае принятия данного законопроекта понятие профессионального заболевания будет следующим — хроническое или острое заболевание застрахованного, являющееся результатом воздействия на него вредного (вредных) производственного (производственных) фактора (факторов) и повлекшее временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности и (или) смерть.

Ключевым признаком профессионального заболевания является его последствие в виде утраты лицом профессиональной трудоспособности. Законодательное определение понятия «профессиональная трудоспособность» дано в ст. 3 ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях»; сформулировано легальное определение понятия «профессиональное заболевание» — способность человека к выполнению работы определённой квалификации, объёма и качества.

В уголовном законе понятие профессиональной трудоспособности используется только для определения понятия «тяжкий вред здоровью». А собственно понятие «профессиональное заболевание» вообще не встречается в УК РФ.

Понятие «тяжкий вред здоровью» раскрывается в ч. 1 ст. 111 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Под ним понимается вред здоровью, опасный для жизни или повлекший за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или выразившейся в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавший значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или полную утрату профессиональной трудоспособности [7].

При внимательном сопоставлении ст. 3 ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях» и ч. 1 ст. 111 УК РФ обнаруживается различие в употреблении понятия «профессиональная трудоспособность»: ч. 1 ст. 111 УК РФ указывает на полную утрату профессиональной трудоспособности как на признак тяжкого вреда здоровью, в то время как ст. 3 ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях» указывает на признак профессионального заболевания в виде временной или стойкой утраты профессиональной трудоспособности. Таким образом, признаком тяжкого вреда здоровью является только полная утрата профессиональной трудоспособности.

Вышесказанное означает, что российское право признает не только полную, но и частичную потерю профессиональной трудоспособности. Это вывод подтверждается п. 6.12 Приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 апреля 2008 г. № 194н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека» и Постановлением Правительства РФ от 16 октября 2000 г. № 789 «Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности».

Понятие «полная утрата профессиональной трудоспособности» сформулировано в п. 20 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее — Временные критерии) — полная утрата к профессиональной деятельности, в том числе в специально созданных производственных или иных условиях труда, в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания при значительно выраженных нарушениях функций организма у пострадавшего [4].

Однако частичная утрата профессиональной трудоспособности не является признаком ни средней тяжести, ни лёгкого вреда здоровью, т.е. для уголовного права она не имеет значения. При этом установленные во Временных критериях правила определения степени утраты профессиональной трудоспособности (в отличие от Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причинённого здоровью человека) сформулированы в виде примеров, поскольку степень утраты профессиональной трудоспособности зависит от вида работы, следовательно, правила её определения являются оценочными категориями. Следовательно, их невозможно конвертировать, поскольку они являются относительными. Вопрос о необходимости внесения изменений в понятие средней тяжести и лёгкого вреда здоровью в виде включения в них частичной утраты профессиональной трудоспособности либо же отсутствие таковой необходимости заслуживает отдельного исследования.

На основании вышесказанного следует, что профессиональное заболевание входит в понятие «тяжкий вред здоровью» лишь частично, а именно в случае, если оно повлекло полную утрату профессиональной трудоспособности. Что касается профессиональных заболеваний, которые не повлекли причинение тяжкого вреда здоровью либо смерти потерпевшего, то их влияние на здоровье потерпевшего будет оцениваться по другим признакам причинения вреда здоровью, исходя из чего будет определяться тяжесть вреда здоровью. В такой ситуации включения понятия «профессиональное заболевание» в последствия нарушения требований охраны труда будет необоснованно расширять пределы действия рассматриваемого состава преступления, что входит в противоречия с исключением последствия в виде причинения средней тяжести вреда здоровью в качестве последствия ст. 143 УК РФ. Включение профессионального заболевания, повлекшего полную утрату профессиональной трудоспособности, в состав ст. 143 УК РФ не изменит объём охватываемых последствий, поэтому данный шаг будет бессмысленным. Следовательно, правы те учёные, которые считают нецелесообразным включение получения профессионального заболевания в последствия ст. 143 УК РФ.

Список литературы

1. Бессонова И.В. Нарушение правил охраны труда в уголовном праве России. — Дисс. … канд. юрид. наук. — Москва, 2002.
2. Великий А.А. Нарушение правил охраны труда: уголовно-правовые и криминологические аспекты (на материалах Уральского федерального округа). Дисс. … канд. юрид. наук. — Челябинск, 2004.
3. Закон РСФСР от 27.10.1960 г. «Об утверждении Уголовного кодекса РСФСР» вместе с «Уголовным кодексом РСФСР» // Свод законов РСФСР, 1988. — Т. 8. — С. 497.
4. Постановление Минтруда РФ от 18 июля 2001 г. № 56 «Об утверждении Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, формы программы реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве и профессионального заболевания».
5. Проект ФЗ № 797841-6 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования законодательства в сфере обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» // СПС «Консультант Плюс».
6. Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. — 17.06.1996. — № 25. — Ст. 2954.
7. ФЗ от 24.07.1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» // Собрание законодательства РФ. — 03.08.1998. — № 31. — Ст. 3803.
8. Эмирова И.Е. Уголовно-правовое обеспечение реализации трудовых прав граждан: По законодательству Российской Федерации и Республики Казахстан. — Дисс. … канд. юрид. наук. — Москва, 2005.

Социогуманитарный вестник Кемеровского института (филиала) РГТЭУ № 2(15). 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code