ПРИНЦИП ДОБРОСОВЕСТНОСТИ КАК ПРАВОВАЯ ОСНОВА РАЗРЕШЕНИЯ ДОМЕННЫХ СПОРОВ

Д.В. Кожемякин

Статья посвящена вопросам применения общих норм гражданского права при разрешении доменных споров. Автором подчеркивается важность оценки притязаний сторон исходя из соблюдения ими принципа добросовестности и отсутствия в их действиях злоупотребления правом. Анализируя российское и зарубежное законодательство, а также судебную практику, автор приходит к выводу о возможности прямого применения принципа добросовестности при разрешении доменных споров.

Ключевые слова: принципы права, добросовестность, злоупотребление правом, доменное имя, доменные споры, обратный захват, киберсквоттинг, товарный знак.

Развитие Интернета и информационных технологий неизбежно привело к появлению новых правовых конфликтов, разрешение которых затруднено отсутствием как специального законодательства, так и единообразной судебной практики, и требует от судей применения наиболее общих норм гражданского права. Одним из таких конфликтов является проблема соотношения прав владельцев средств индивидуализации и администраторов доменных имен.

Доменное имя, являясь фундаментом технологии адресации в глобальной сети, позволяет подменить IP-адрес, состоящий из безликой последовательности чисел, более информативным словесным обозначением, делая сайт узнаваемым и способствуя привлечению целевой аудитории и рекламе проекта. Это свойство доменного имени стало особенно важно ввиду развития рынка электронной коммерции и обусловило его высокую коммерческую ценность. При этом необходимо отметить, что доменное имя может обладать такой ценностью как само по себе, так и посредством «заимствования» ценности интернет-ресурса или средства индивидуализации, такого как товарный знак, фирменное наименование и др.

В первом случае доменное имя ценно, поскольку представляет собой общеупотребительное слово, словосочетание или их производные, наилучшим образом отражающие характер информационного наполнения сайта. Так, доменное имя auto. ru легко запомнить, а его семантическая составляющая подсказывает пользователю, что по данному адресу он найдет информацию, касающуюся автомобильного транспорта. Аналогично можно говорить о самостоятельной ценности доменных имен mail. ru, pen. ru, home. com и других подобных. На сегодняшний день стоимость такого доменного имени нередко может превысить сумму в один миллион долларов [7, с. 5].

В двух других случаях ценность доменного имени неразрывно связана либо с популярностью интернет-ресурса, адресом которого оно является (примеры таких доменных имен: vkontakte.ru, facebook.com, yandex.ru и др), либо же с ценностью средства индивидуализации, такого как товарный знак, который оно воспроизводит полностью или в части (например, apple.ru). В этом случае доменное имя ценно лишь до тех пор, пока ценен объект, чью значимость оно «заимствует».

Возможность воспроизвести в доменном имени какое-либо средство индивидуализации или же, наоборот, зарегистрировать средство индивидуализации, копирующее доменное имя, приводит к столкновению интересов правообладателей и администраторов доменных имен. Так, широкое распространение получило такое явление, как киберсквоттинг, то есть ситуация, когда лицо приобретает доменное имя, в отношении которого оно не имеет законного интереса, с недобросовестным намерением получить прибыль от продажи или лицензирования его владельцу сходного средства индивидуализации [8, p. 14]. Для защиты правообладателей от подобного недобросовестного поведения законодатель, не рассматривая доменное имя как самостоятельный объект исключительных прав, допускает, что владельцы товарных знаков и места происхождения товара в соответствии с ч. 5 ст. 1484 и ч. 4 ст. 1519 ГК РФ [3] могут реализовать свое исключительное право на данные средства индивидуализации путем отражения их в доменном имени. Кроме того, действующая судебная практика допускает такое использование исключительного права и в отношении фирменного наименования [6].

Данные нормы позволяют передать правообладателю спорное доменное имя в судебном порядке, однако неурегулированность вопроса о соотношении даты приоритета средства индивидуализации и даты регистрации доменного имени порождает возможность злоупотребления правом со стороны правообладателей. Так, возможна ситуация, при которой давно существующее доменное имя популярного ресурса в сети Интернет может быть отобрано у своего законного владельца путем регистрации сходного товарного знака и последующего обращения в суд якобы за защитой нарушенного исключительного права. Такое положение вещей ставит в опасность интересы добросовестных администраторов доменных имен и приводит к неизбежному выводу о невозможности применения судьями при разрешении доменных споров только имеющихся в ГК РФ специальных норм. Необходимо найти такой правовой механизм, который позволил бы сохранить баланс между интересами правообладателей средств индивидуализации и администраторов доменных имен и исключил возможность для злоупотреблений с обеих сторон.

Решением в данном случае может быть применение принципа добросовестности и, как следствие, вытекающей из него концепции злоупотребления правом. Хотя данный принцип не назван в п. 2 ст. 6 ГК РФ [2], многие цивилисты, такие как С.Н. Братусь, В. Вороной, В.П. Грибанов, Т.В. Дерюгина, выделяют его в качестве самостоятельного принципа гражданского права [4, с. 60]. В. Вороной, в частности, выводит данный принцип из положений ч. 3 ст. 10 ГК РФ, в соответствии с которой в тех случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются [1]. В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (раздел II, п. 1.1) добросовестность также рассматривается как один из общих принципов гражданского права, а отсутствие прямого указания на это в законе расценивается как недостаток действующего законодательства [5].

Т.В. Дерюгина определяет принцип добросовестности как «соотношение взвешенных индивидуальных интересов с частными интересами других лиц и общества в целом», указывая, что данный принцип устанавливает общий предел осуществления и защиты гражданских прав [4, с. 62]. Опираясь на данный принцип при разрешении доменных споров, суды, на наш взгляд, смогут избежать недостатков существующего законодательства.

В соответствии с ч. 2 ст. 10 ГК РФ лицу может быть отказано в защите его права, в случае если оно злоупотребляет данным правом, т.е. реализует его исключительно с намерением причинить вред другому лицу. Данная норма в соединении с принципом добросовестности может стать мощным инструментом против злоупотреблений как со стороны администраторов доменных имен, так и со стороны правообладателей средств индивидуализации.

Исходя из принципа добросовестности лицо, регистрирующее доменное имя, регистрирует его для самостоятельного использования и без намерения причинить вред правообладателю сходного средства индивидуализации, вынуждая его выкупить или лицензировать данное доменное имя. Регистрация же доменного имени с целью последующей его продажи владельцу товарного знака, фирменного наименования, применение данного домена для размещения информации с целью повредить репутации правообладателя представляют собой не что иное, как злоупотребление правом. При наличии такого злоупотребления иск правообладателя должен быть удовлетворен даже в том случае, если доменное имя было зарегистрировано ранее даты приоритета средства индивидуализации. И наоборот, в случае если доказана добросовестность администратора доменного имени, последнее не может быть передано правообладателю средства индивидуализации, даже если он претендует на него как на способ реализации своего исключительного права.

Сходную позицию по разрешению доменных споров можно обнаружить в зарубежной практике. Так, в процедуре UDRP (Uniform Domain Name Dispute Resolution Policy = Единая политика разрешения доменных споров) [9], применяемой Всемирной организацией интеллектуальной собственности, а также в судебной практике Великобритании [8, p. 19] обязательным условием для удовлетворения жалобы правообладателя о нарушении его исключительного права на товарный знак является наличие злоупотребления (bad faith) со стороны администратора доменного имени. Такое злоупотребление может выражаться в том, что:

— доменное имя зарегистрировано главным образом с целью продажи, сдачи в аренду или передачи его другим способом правообладателю товарного знака или его конкуренту;

— доменное имя зарегистрировано с целью помешать владельцу товарного знака использовать его в доменном имени, если администратор доменного имени заинтересован в этом;

— доменное имя зарегистрировано с целью помешать деятельности конкурента;

— администратор доменного имени использует его с коммерческой целью в надежде привлечь пользователей, создавая иллюзию финансовой, организационной или иной связи с правообладателем товарного знака [9, Article 4 (b)].

При отсутствии злоупотребления со стороны администратора доменного имени жалоба правообладателя подлежит отклонению.

В заключение следует отметить, что даже с учетом отсутствия в нашей стране специального законодательства в области доменных споров суды могут разрешать данные конфликты, сохраняя баланс интересов правообладателей средств индивидуализации и администраторов доменных имен посредством применения общих норм и принципов гражданского права. Ярким примером успешного применения такого подхода может служить опыт Великобритании. К сожалению, на сегодняшний день суды в России стараются избегать прямого применения принципов гражданского права при вынесении решений, что приводит к значительным трудностям при разрешении новых правовых конфликтов. Между тем использование принципа добросовестности в сочетании с концепцией злоупотребления правом может стать ключом для разработки отечественной специализированной процедуры разрешения доменных споров.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Вороной, В. Добросовестность как гражданско-правовая категория / В. Вороной // Законодательство. — 2002. — № 6. — С. 10-21.
2. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 30.12.2012, с изм. и доп., вступающими в силу с 02.01.2013) // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 1994. — № 32, ст. 3301.
3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) от 18.12.2006 № 230-ФЗ (ред. от 08.12.2011) // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 2006. — № 52 (ч. 1), ст. 5496.
4. Дерюгина, Т. В. Добросовестность участников гражданских правоотношений как предел и принцип права / Т. В. Дерюгина // Юристъ-Правоведъ. — 2009. — № 6. — С. 60-63.
5. Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. — 2009. — № 11.
6. Постановление Президиума ВАС РФ № 9833/09 от 08.12.2009 по делу № А40-53937/08 // Картотека арбитражных дел : [офиц. сайт Высш. Арбитраж. Суда]. — Электрон. дан. — Режим доступа: http://kad.arbitr.ru/Card/570a3a83-9b30-4818-b33d- 229ed774c654 (дата обращения: 06.02.2013). — Загл. с экрана.
7. Серго, А. Г. Правовой режим доменных имен и его развитие в гражданском праве : авто- реф. дис. … д-ра юрид. наук / А. Г. Серго. — М., 2011. — 57 с.
8. Singh, S. Conflicts between Trademarks and Domain Names: A Critical Analysis // SSRN : [electronic J]. — 2012. — Electronic text data. — Mode of access: http://papers.ssrn.com/abstract=2045222 (date of access: 06.02.2013). — Title from screen.
9. Uniform Domain Name Dispute Resolution Policy // Internet Corporation for Assigned Names and Numbers. — Electronic text data. — Mode of access: http://www.icann.org/en/help/dndr/udrp/policy (date of access: 06.02.2013). — Title from screen.

Вестник Волгоградского Государственного университета. Серия 5. Юриспруденция. 2013. № 1 (18)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code