Заключение N 6 Консультативного совета европейских судей «По вопросу справедливого судебного разбирательства в разумный срок и роли судьи в судебном процессе с учетом альтернативных способов урегулирования споров» (CCJE (2004) Op. N 6)

КОНСУЛЬТАТИВНЫЙ СОВЕТ ЕВРОПЕЙСКИХ СУДЕЙ (КСЕС)

ДЛЯ КОМИТЕТА МИНИСТРОВ СОВЕТА ЕВРОПЫ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ N 6

ПО ВОПРОСУ СПРАВЕДЛИВОГО СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА В РАЗУМНЫЙ СРОК И РОЛИ СУДЬИ В СУДЕБНОМ ПРОЦЕССЕ С УЧЕТОМ АЛЬТЕРНАТИВНЫХ СПОСОБОВ УРЕГУЛИРОВАНИЯ СПОРОВ

(принято на 5-й сессии КСЕС 22 — 24 ноября 2004 г. в г. Страсбурге)

(CCJE (2004) Op. N 6)

(Страсбург, 24 ноября 2004 года)

———————————

<*> Перевод с английского М.Т. Тимофеева.

 

ВСТУПЛЕНИЕ

 

  1. На протяжении многих лет ведение дел судами в Европе было направлено на более полную защиту интересов участников процесса. Специалисты-практики обращали внимание на способы удовлетворения ожиданий общества, предполагающих, что все желающие правосудия имеют не только легкий доступ к правосудию, но и пользуются преимуществами эффективных процессуальных норм и надежными гарантиями соблюдения установленных правил.
  2. Основополагающим документом в этом вопросе являются Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция), судебная практика Европейского Суда по правам человека (далее — Европейский Суд), который дает разъяснения по вопросам толкования и применения ее положений.
  3. Статья 6 Конвенции, в частности, является основой процессуальных норм, действующих в различных европейских государствах, и содержит общие принципы, которые независимо и вне различий между национальными правовыми системами направлены на защиту права на доступ к правосудию, права на справедливое судебное разбирательство в разумный срок беспристрастным судом, права на исполнение вынесенного по делу решения.
  4. Право на справедливое судебное разбирательство постепенно становится реальным правом жителей Европы, осуществление которого обеспечивает Европейский Суд, а также и национальные суды, например, путем присуждения компенсации в случаях несоблюдения требования о разумном сроке.
  5. В последние годы Совет Европы постоянно уделяет внимание проблеме доступа граждан к правосудию, что отражается в его резолюциях и рекомендациях по вопросам оказания правовой помощи, упрощения процедуры, сокращения судебных издержек, использования новых технологий, снижения загруженности судов и развития альтернативных способов урегулирования споров.
  6. Европейский Суд следит за тем, чтобы правительства соблюдали положения статьи 6 Конвенции, например, постоянно напоминая им о том, что любое лицо, желающее обратиться в суд, должно иметь доступ к правосудию, и о том, что недопустимо какое-либо ограничение этого права, будь то фактическое, или правовое.
  7. Консультативный совет европейских судей (далее — Консультативный совет) изложил свое мнение о том, как судьи могут участвовать в обеспечении гарантии доступа к быстрому и эффективному урегулированию споров.
  8. Он напоминает, что Первая европейская конференция судей «Раннее урегулирования споров и роль судей в этом процессе», проведенная в Совете Европе 24 — 25 ноября 2003 г., показала, что какими бы интересными и полезными ни были альтернативные способы урегулирования споров, такие как медиация или примирительные процедуры, уверенность в надлежащем функционировании именно судебных институтов остается одним из главных признаков демократического общества.
  9. Тем не менее важно, чтобы, сталкиваясь с судебной системой, граждане знали, что они имеют дело с эффективным механизмом.
  10. В этой связи настоящее Заключение будет посвящено (A) доступу к правосудию, (B) качеству судебной системы и способам его оценки, количественным статистическим показателям, процедурам контроля, (C) вопросам загруженности судов и управлению потоками дел и (D) альтернативному урегулированию споров с упором на роль судьи в реализации принципов, установленных Конвенцией и практикой Европейского Суда.

 

  1. ДОСТУП К ПРАВОСУДИЮ

 

  1. Доступ граждан к правосудию предполагает наличие соответствующей информации о функционировании судебной системы.
  2. Консультативный совет полагает, что должны поощряться любые мероприятия, направленные на предоставление населению такой информации.
  3. Граждане должны, в частности, иметь информацию о характере процедур, которые можно инициировать, возможных сроках, стоимости и рисках, связанных с неправильным использованием средства правовой защиты. Также должна предоставляться информация, касающаяся альтернативных способов урегулирования споров, которые доступны сторонам.
  4. Эта общая информация для граждан может дополняться более подробными сведениями, в частности, публикацией наиболее значимых судебных решений, указанием сроков рассмотрения дел в различных судах.
  5. Информация о функционировании судебной системы должна предоставляться из различных источников, таких как департамент юстиции (публикация буклетов, ведение сайтов и т.д.), органы социальной защиты, а также консультационные службы, организованные профессиональными сообществами адвокатов, и из других источников.
  6. Сами суды должны участвовать в распространении такой информации, например, через подразделения по связям с общественностью. Кроме того, некоторые суды распространяют информацию о своей деятельности через свои сайты.
  7. Консультативный совет рекомендует развивать образовательные программы, включающие описание судебной системы, а также предлагающие посещение судов. Он также видит необходимость в публикации справочников для граждан, направленных на понимание потенциальными участниками процесса тонкостей функционирования судебной системы, и на одновременное информирование о процессуальных правах до начала судопроизводства. Наконец, Консультативный совет рекомендует использовать компьютерные технологии в целях предоставления гражданам той же информации о функционировании судов, способах доступа к правосудию, вынесенных основополагающих решениях и статистике работы судов.
  8. Консультативный совет всячески поощряет разработку упрощенных и стандартизированных форм правовых документов, необходимых для инициирования процесса и участия в судебном разбирательстве. Упрощенные формы особенно рекомендуются при спорах незначительного характера, о защите прав потребителей, а также по делам, в отношении которых определение правовых норм и установление фактов не представляет особой сложности (взыскание задолженности). Консультативный совет рекомендует развивать технологии для того, чтобы стороны могли с помощью компьютерных технологий, получать документы, необходимые для начала процесса, или же для того, чтобы они сами или их представители могли связаться с судом напрямую.
  9. Консультативный совет также предлагает, чтобы перед началом процесса через адвокатов или через суды сторонам предоставлялась полная информация о сумме и характере судебных издержек, которые им придется понести, а также о возможной длительности производства по делу вплоть до вынесения окончательного решения.
  10. В пункте 9 Заключения N 2 (2001) Консультативный совет указывал на необходимость адекватного финансирования деятельности любой судебной системы. Вопрос состоит в том, в каких пределах стороны и другие участники процесса могут и должны участвовать в таком финансировании путем уплаты государственной пошлины за судебное рассмотрение их дел. Консультативный совет считает, что не следует препятствовать доступу к правосудию, устанавливая чрезмерные государственные пошлины. Эффективная система правосудия служит интересам общества в целом, а не только тех, кто участвует в производстве по конкретному делу. Торжество закона демонстрируется и утверждается путем эффективного судопроизводства и вынесения решений, а это позволяет обществу в целом функционировать безопасно и стабильно.
  11. Государством должна быть организована система оказания правовой помощи, чтобы гарантировать каждому свободный доступ к правосудию. Данная помощь должна включать в себя не только компенсацию судебных издержек, но и предоставление юридических консультаций о необходимости и перспективах предпринимаемых действий. Она должна предоставляться, прежде всего неимущим гражданам, и должна быть доступна, хотя бы частично, для тех, чей средний доход не позволяет самостоятельно оплатить судебные издержки.
  12. Такая система частичной правовой помощи позволяет увеличить количество людей, которым она может быть оказана, и при этом сохранить баланс между обязанностью государства обеспечить доступ к правосудию и личной ответственностью каждого. Консультативный совет полагает, что судье или иному уполномоченному должностному лицу должно быть предоставлено право участвовать в принятии решения о предоставлении правовой помощи. В случае, если судья, уполномоченный рассматривать ходатайство о предоставлении правовой помощи, вынужден отказать в его удовлетворении на том основании, что жалоба представляется заведомо неприемлемой или необоснованной, необходимо, чтобы он — если сторона, которой было отказано в предоставлении правовой помощи, все же подаст иск — не привлекался для рассмотрения этого дела, в целях соблюдения предусмотренного статьей 6 Конвенции требования объективности и беспристрастности.
  13. Консультативный совет считает, что правовая помощь должна финансироваться публичной властью через отдельный бюджет, с тем чтобы соответствующие расходы не затрагивали текущие счета судов.
  14. Положение о предоставлении правовой помощи сторонам является важной составляющей гарантии доступа сторон к правосудию.
  15. Консультативный совет отмечает, что в некоторых государствах участие адвоката в процессе не является обязательным. Другие государства проводят различия в зависимости от суммы иска, характера спора или вида процесса. Право гражданина на выступление в суде самостоятельно или через представителя, избранного им же, представляется обоснованным при упрощенном порядке судопроизводства, рассмотрении споров с незначительной суммой иска, а также при рассмотрении дел о защите прав потребителей.
  16. Тем не менее даже по делам, в которых нет необходимости в участии адвоката, Консультативный совет считает, что должно существовать положение, позволяющее судье в качестве исключительной меры принимать решение о привлечении адвоката, если дело представляет особенную сложность или существует значительный риск того, что права подзащитного будут нарушены. В этом случае участие в процессе адвоката является залогом эффективности системы предоставления правовой помощи.

 

Примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: вместо «к Резолюции N (78) 81» следует читать «к Резолюции N (78) 8».

 

  1. В пункте 1 Приложения к Резолюции N (78) 81 <*> говорится о том, что «для защиты лицом своих законных прав не должно быть никаких экономических препятствий…».

———————————

<*> Резолюция N (78) 8 о правовой помощи и консультировании.

 

  1. Вместе с тем должны существовать правовые гарантии в отношении фиксированного вознаграждения адвокатам и должностным лицам суда таким образом, чтобы избежать процессуальных действий, которые не являются необходимыми. Кроме того, согласно Рекомендации N R (84) 5 (принцип 2.1 Приложения) <*>, должны быть предусмотрены положения, устанавливающие санкции за нарушение правил судопроизводства.

———————————

<*> Рекомендация N R (84) 5 Комитета министров государствам-членам о принципах гражданского процесса, направленных на улучшение функционирования судебной системы.

 

  1. Правовая помощь не должна быть единственным средством, облегчающим доступ к правосудию. Другие способы, которые могут использоваться, включают, например, страхование судебных издержек, покрывающее судебные расходы стороны и/или другие суммы, выплачиваемые другой стороне, в случае если дело проиграно.
  2. Консультативный совет в настоящем Заключении не намерен детально рассматривать ряд других способов обеспечения доступа к правосудию, такие как требование об условном платеже (депозите) или фиксированной сумме судебных издержек.

 

  1. КАЧЕСТВО СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ И ЕГО ОЦЕНКА, КОЛИЧЕСТВЕННЫЕ СТАТИСТИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ, ПРОЦЕДУРЫ КОНТРОЛЯ

 

  1. Отправление правосудия заключается не только в работе судей и других специалистов-юристов. Оно охватывает ряд действий, осуществляемых в рамках судебной системы представителями государства и гражданами, их осуществление в значительной степени зависит от судебной инфраструктуры (здания, оборудование, обслуживающий персонал и т.д.). Соответственно, качество судебной системы зависит и от качества инфраструктуры, которое можно оценить с помощью критериев, сходных с теми, что используются для оценки качества работы других общественных служб, а также от качества работы юристов-профессионалов (судей, а также адвокатов, прокуроров, работников суда). Даже сегодня работу последних можно оценить исходя из требований права, судебной или профессиональной практик и этических норм.
  2. Однако, поскольку рост обращений в суд в большинстве стран сопряжен с определенными финансовыми ограничениями в судебной системе, теория и практика доказывают возможность оценки качества судебной деятельности также с использованием показателей общественной и экономической эффективности, которые во многом сходны с теми, что используются для оценки работы других общественных служб.
  3. Консультативный совет отмечает, что использование этих критериев без учета специфики судебной деятельности приводит к возникновению ряда проблем. Несмотря на то что при оценке деятельности юридических специалистов могут использоваться похожие критерии, Консультативный совет рассмотрел подробно использование такого подхода применительно к судебной деятельности.
  4. Консультативный совет прежде всего настойчиво подчеркивает, что оценка «качества» системы правосудия, то есть работы системы судов в целом и каждого суда или ряда местных судов в отдельности, нельзя путать с оценкой профессиональных способностей отдельного судьи. Профессиональная оценка судей, особенно направленная на принятие решений, влияющих на их статус или продвижение по службе, имеет иные цели и должна осуществляться на основе объективных критериев с предоставлением всех гарантий правовой независимости (см. Заключение N 1 (2001), особенно § 45).
  5. В практике некоторых стран наблюдается смешение оценки качества осуществления правосудия и профессиональной оценки конкретного судьи, что Консультативный совет считает неприемлемым. Это смешение отражается в методах сбора статистических данных. В некоторых странах статистические данные собираются в отношении конкретного судьи, в других приводятся показатели по суду в целом. Во всех случаях ведется учет количества рассмотренных дел, но в последнем случае эта цифра привязывается к количеству граждан. Системы, которые статистически оценивают судей, обычно включают показатель доли удовлетворенных исков.
  6. В некоторых странах значимым показателем является соотношение количества принятых решений и числа жалоб. Объективная оценка качества судебных решений может быть одним из элементов оценки работы конкретного судьи (но даже в таком ключе следует принимать во внимание принцип внутренней судебной независимости и тот факт, что пересмотр решения должен считаться нормальным исходом процедуры обжалования, без каких-либо нарушений со стороны судьи). Однако использование показателя пересмотра как единственного и даже одного из важнейших показателей качества судебной деятельности представляется Консультационному совету неприемлемым. Среди многих вопросов, которые могут быть затронуты в связи с этой проблемой, Консультативный совет подчеркивает, что тот факт, что результат конкретного дела во многом зависит от качества предыдущих процедурных шагов (предпринятых полицией, государственным обвинителем, частным адвокатом или сторонами), является неотъемлемой чертой судебной системы, базирующейся на «процедуре». Таким образом, оценка качества осуществления правосудия невозможна без учета каждой конкретной процессуальной стадии.
  7. Аналогичные соображения применимы и к другим системам, где производится оценка индивидуального решения, принятого судьей, с использованием иных показателей, чем доля пересмотренных дел.
  8. В некоторых странах оценка качества правосудия проводится путем сбора показателей, характеризующих деятельность суда: длительности рассмотрения дел, количества дел, ожидающих рассмотрения, численности судебного персонала, количества и качества инфраструктуры (в отношении зданий и информационных технологий) и т.д.
  9. Такой подход в принципе приемлем, поскольку он направлен скорее на оценивание «отправления» правосудия в более широком смысле. В то же время лучшим способом, по мнению Консультативного совета, была бы оценка системы правосудия в еще более широком контексте, то есть во взаимодействии системы правосудия с другими составляющими (судьи и адвокаты, судебная система и органы полиции, судебная практика и законодательство и т.д.), поскольку часть сбоев в системе правосудия происходит из-за недостатка координации между разными участниками процесса. Консультативный совет полагает, что также очень важно обратить внимание на корреляцию между качеством осуществления правосудия и наличием надлежащей инфраструктуры и соответствующего обслуживающего персонала.
  10. Даже если современные информационные технологии позволяют собирать и хранить самые разнообразные данные, остаются сложности в определении того, какие переменные должны подлежать учету, а также кто и каким способом должен анализировать и интерпретировать собранные данные.
  11. Что касается сбора данных, сегодня не существует каких-либо общих требований. Это происходит из-за того, что отправление правосудия существенно отличается от осуществления чисто административных задач, типичных для других видов публичной службы, где проводится измерение с использованием ряда показателей, которое может быть довольно эффективным. Например, тот факт, что один суд затрачивает на рассмотрение дела больше времени, чем другой, или имеет количество дел, ожидающих рассмотрения, может и не означать, что этот суд менее эффективен.
  12. В каком бы направлении ни шло разрешение этого вопроса, Консультативный совет считает, что «качество» системы правосудия не должно пониматься лишь как синоним «продуктивности» судебной системы. Качественный подход должен быть направлен скорее на способность системы осуществлять задачи правосудия в соответствии с общими целями и требованиями законодательства, а для этого скорость осуществления процедуры является лишь одним из многих показателей.
  13. Поскольку в настоящий момент невозможно опереться на какие-либо общепринятые критерии, Консультативный совет рекомендует, чтобы показатели качества выбирались путем принятия единодушного мнения ряда специалистов. Консультативный совет предлагает образовать независимый орган самоуправления судебной системы, который будет играть центральную роль в процессе выбора и сбора «качественных» показателей, в разработке правил сбора данных, критериев оценки результатов, в информировании о результатах оценки на конфиденциальной основе участников процесса, а также широкой публики. Подобная причастность может помочь соблюсти разумный баланс между необходимостью проведения качественной оценки и требованием о том, чтобы показатели и методы их оценки согласовывались с принципом независимости судебной власти.
  14. Обычно статистические данные собираются судами и отсылаются в центральный орган, которым может быть верховный суд, верховный совет по вопросам юстиции или министерство юстиции или национальная судебная администрация. В повседневном сборе данных важную роль может играть канцелярия суда. В некоторых случаях в разработке системы качественных показателей и контроля качества могут участвовать частные агентства.
  15. Публикация статистических данных, касающихся общей нагрузки суда, количества дел, рассмотренных каждым судом, доступная в некоторых странах, является следующим шагом в деле обеспечения прозрачности ситуации с загруженностью судов. В целях дальнейшего развития системы должны быть разработаны соответствующие правила, делающие даже закрытую информацию доступной для исследователей и судейского сообщества.
  16. Центральный орган, периодически собирающий данные, проводит постоянный мониторинг. Данный мониторинг, однако, не всегда приводит к немедленным результатам, будь то реорганизация судов или перераспределение человеческих и материальных ресурсов.
  17. Консультативный совет полагает, что в интересах судебной системы сбор данных и мониторинг должны осуществляться на постоянной основе, а соответствующие процедуры должны позволять менять организацию судов в зависимости от изменения нагрузки. Для того чтобы эти задачи не вступали в противоречие с гарантиями независимости судебной системы (а именно с принципом несменяемости судей или запретом изъятия дела из производства конкретного судьи), по мнению Консультативного совета, желательно, чтобы орган, ответственный за сбор данных и мониторинг, о котором упоминалось в §§ 37 и 45 Заключения N 1 (2001) <*>, был бы независимым. Если за сбор данных и мониторинг ответственен иной орган, государство должно гарантировать, чтобы эта деятельность оставалась бы прерогативой государства, дабы обеспечить соответствующие политические интересы, связанные с оборотом данных, касающихся судебной системы. В то же время независимый орган должен иметь полномочия по проведению измерений, необходимых для реорганизации судов в зависимости от изменений их нагрузки.

———————————

<*> См. часть «C», пункт «b».

 

  1. Между всеми участниками, проводящими анализ и распространение данных, должно быть четкое взаимодействие.

 

  1. ЗАГРУЖЕННОСТЬ СУДОВ И СУДЕБНЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ

 

  1. Данный раздел касается мер, которые могут способствовать снижению загруженности судов, а также мер по управлению потоками дел <*>, поступающих в суд. Консультативный совет обращается одновременно к этим двум вопросам, поскольку они оба одинаково важны для исполнения судами их обязанности по осуществлению справедливого судебного разбирательства в разумный срок и частично пересекаются друг с другом.

———————————

<*> Вопрос о потоке дел и управлении им был рассмотрен на Первой европейской конференции судей (см. § 8 настоящего Заключения).

 

  1. Общие положения

 

  1. Меры, снижающие загруженность судов, включают меры, направленные исключительно на это, а также меры, имеющие независимое значение. В Рекомендации N R (86) 12 указаны меры, применяемые в различной степени и в уголовных, и в гражданских судах <1>. Рекомендации NN R (87) 18 <2> и R (95) 12 <3> касаются в основном уголовных дел. Например, такие меры, как изъятие несудебных задач и обеспечение сбалансированной нагрузки, направлены на обеспечение соответствующей нагрузки. Мировое соглашение (по инициативе сторон или в результате медиации <4> в отличие от решений, направленных конкретно на деятельность суда, имеет отдельное значение, отражающее ценность свободы выбора и соглашения. Для уменьшения загруженности может происходить декриминализация незначительных правонарушений, или она может сопровождать вывод о желательности того, чтобы дела в отношении некоторых категорий нарушителей (например, молодежи) разрешались за пределами формальной системы уголовного судопроизводства. Ясность мотивов позволяет легче принять решение о применении конкретной меры.

———————————

<1> Рекомендация N R (86) 12 Комитета министров государствам-членам о мерах предупреждения перегрузки и снижения загруженности судов. Она касается следующих вопросов: (a) процедуры по урегулированию споров (или, если использовать более употребляемый термин, «медиация»), включая обязанность адвоката по проведению урегулирования; (b) иные внесудебные средства урегулирования споров, включая арбитраж (а также, хотя он прямо не упомянут, омбудсман); (c) роль судьи в достижении мирового соглашения; (d) изъятие у судьи несудебных обязанностей; (e) рассмотрение дела в первой инстанции одним судьей (в противоположность коллегиальному рассмотрению); (f) пересмотр компетенции судов, для обеспечения равного распределения нагрузки; (g) оценка эффективности судебной страховки (расходов) на предмет того, насколько это влияет на подачу необоснованных жалоб. Рекомендация Комитета министров N R (94) 12 для государств-членов гласит, что в их обязанность по обеспечению судьям нормальных условий работы входит также обязанность «предпринять соответствующие шаги по передаче внесудебных задач иным лицам» в соответствии с более ранней Рекомендацией.

<2> Рекомендация N R (87) 18 Комитета министров государствам-членам по вопросам упрощения уголовного судопроизводства.

<3> Рекомендация N R (95) 12 Комитета министров государствам-членам по вопросам менеджмента в уголовном судопроизводстве содержит ряд рекомендаций о том, как справиться с ростом числа сложных дел, необоснованными задержками, финансовыми ограничениями и ростом ожиданий общества и персонала. Основные разделы: (I) Постановка целей, (II) Управление нагрузкой, (III) Управление инфраструктурой, (IV) Управление кадрами (V), Информационный и коммуникативный менеджмент.

<4> См. раздел «D» настоящего Заключения.

 

  1. Консультативный совет начнет рассмотрение со смешанных вопросов, где уголовное или гражданское судопроизводство можно рассматривать вместе или в сравнении.

 

(a) Судебное администрирование

  1. Консультативный совет определил две основных модели судебного менеджмента <*>. В первой судьи играют незначительную роль или не имеют непосредственного отношения к управлению судами. Они могут посвящать больше времени собственно судопроизводству, чем тратить время на несудебные задачи, для выполнения которых они могут быть непригодны в силу образования или личных особенностей. Хотя невозможно управлять судами без учета мнения судей по административным вопросам, решения, касающиеся управления бюджетом, кадровых вопросов или эксплуатации зданий, принимаются администрацией. Независимо от того, какова система управления судами, средства на содержание судов должны поступать от центрального правительства, такая система позволяет оградить судей от политического давления, которое связано с осуществлением правосудия.

———————————

<*> См. Заключение N 2 (2001) по вопросам финансирования и управления судами, §§ 12 — 13.

 

  1. Недостатком этой модели является то, что судьи обязаны в первую очередь выполнять задачу судебной системы — эффективное и справедливое разрешение дел, в то время как они мало контролируют среду, в которой исполняют свои обязанности.
  2. В другой системе старший судья суда осуществляет управление им. Он обладает определенной свободой усмотрения в вопросах распределения бюджета, приема на работу и увольнения персонала, а также эксплуатации здания. Достоинства и недостатки такой системы — это зеркальное отражение первой модели: судьи отвлекаются от своих прямых обязанностей и вынуждены выполнять задачи, к решению которых они могут быть не готовы. Высока вероятность возникновения разногласий с публичной властью. С другой стороны, судьи в своих судах осуществляют реальный контроль над средствами отправления правосудия и имеют влияние на процесс распределения ресурсов.
  3. Во многих странах применяются смешанные модели. Следует отметить все возрастающее осознание необходимости того, чтобы судьи могли участвовать и имели возможность высказывать свое мнение при принятии основополагающих решений о структуре современного правосудия и связанных с этим вопросов. Консультативный совет подчеркивает необходимость этого.

 

(b) Колебания в загруженности судов

  1. Загруженность судов со временем может снижаться или возрастать. На это влияют демографические изменения, а также — в сфере уголовного права — изменения в структуре преступности. Колебания могут быть временными. Например, суд в приграничном регионе может столкнуться с растущим количеством дел о нелегальной миграции, а суд, расположенный в районе аэропорта, — дел о контрабанде наркотиков.
  2. В некоторых судебных системах судьи и/или дела могут переходить из одного суда в другой довольно легко, по крайней мере, на временной основе. Консультативный совет считает такую гибкость в принципе желательной, при условии обеспечения независимости судей и, в случае перехода судьи, при его согласии. Он, конечно, признает, что данные переходы должны производиться с учетом практических проблем обеспечения доступа к правосудию. Участники процесса и общество в целом вправе рассчитывать на то, что дела обычно рассматриваются в ближайшем или удобно расположенном суде.
  3. В других судебных системах судья изначально закреплен в конкретном суде, переходы судей производятся с их согласия, а также возможна передача дела в другой суд, но лишь при условии согласия сторон. Однако в рамках конкретного суда может существовать порядок, посредством которого, например, избранный президиум судей решает передать дела от перегруженного судьи другому, работающему в том же суде.
  4. Если загруженность судей постоянно меняется, может возникнуть необходимость в соответствующих штатных изменениях, особенно в судебных системах только что рассмотренной модели. Чисто экономические соображения (указывающие на необходимость закрытия местного суда) могут вступить в конфликт с правом сторон и общества на рассмотрение дела в местном суде или территориально доступном суде. Консультативный совет поощряет государства в изучении и развитии соответствующих критериев, которые помогут учесть эти соображения и привести к определенному балансу, а также гарантировать, чтобы изменения в методах работы в зависимости от изменения загруженности судов не воспринимались как средство ограничения независимости судей.
  5. Тем не менее Консультативный совет обращается к Заключению N 2 (2001), в частности к его §§ 4 и 5, касающимся соответствующих ресурсов. Возможность перехода судей или дел из суда в суд не должна восприниматься как решение проблемы недостаточных ресурсов. Подобная гибкость не должна исключать стремления обеспечить достаточное количество судей, необходимых для работы с потоком дел, что и должно считаться нормой.

 

(c) Единоличный судья

  1. Параграф D.2 Рекомендации N R (87) 18 гласит, что допустимо рассмотрение дела единственным судьей, «если позволяет степень тяжести правонарушения». Но в серьезных делах, касающихся личной свободы, коллегиальность в установлении фактов, которую обеспечивает суд, состоящий из нескольких судей или присяжных заседателей, является важной гарантией против решений, принятых при предвзятом отношении единственного судьи или однобоких взглядов. На практике менее серьезные дела обычно рассматриваются единоличным судьей, а более серьезные — коллегией судей, хотя раздел проходит по-разному, в зависимости от страны.
  2. По гражданским делам в странах системы общего права практика такова, что в суде первой инстанции дело рассматривается судьей единолично (судья назначается из опытных специалистов, обычно достаточно поздно в служебной карьере). В других судебных системах, где изначально имеются профессиональные судьи (в таких странах, как Франция, где трибуналы по коммерческим делам — tribunaux de commerce — состоят из присяжных заседателей), первой инстанцией по-прежнему является коллегиальный суд, хотя наблюдается тенденция к большему использованию единоличных судей.
  3. Коллегиальность суда может компенсировать некоторый недостаток опыта у некоторых из его членов. Это способствует поддержанию качества и передаче опыта молодым судьям. Довольно тяжело отказаться от такой системы, без которой молодой судья и присяжный заседатель был бы единственным членом суда первой инстанции.
  4. Консультативный совет полагает, что государства должны поощрять обучение и профессиональный рост судей, с тем чтобы облегчить переход на рассмотрение дел единоличным судьей в суде первой инстанции, когда этого можно достичь путем приобретения соответствующего опыта и навыков и если характер спора позволяет это сделать.

 

(d) Помощь судьям

  1. Консультативный совет отметил в своем Заключении N 2 (2001), что в ряде стран судьи не имеют в своем распоряжении достаточно средств. Однако Консультативный совет указывает на необходимость реального снижения количества внесудебных обязанностей, исполняемых судьями, что возможно лишь тогда, когда у судей имеются помощники, обладающие достаточными знаниями в области права («клерки» или «секретари»), которым судьи могут делегировать — под свою ответственность и с осуществлением ими контроля — ряд функций, таких как поиск необходимой правовой информации и соответствующей судебной практики, составление проектов несложных или стандартных документов, а также взаимодействие с адвокатами и/или представителями общественности.

 

(e) Внесудебная деятельность

  1. Консультативный совет придерживается мнения о том, что виды внесудебной деятельности, перечисленные в Приложении к Рекомендации N R (86) 12, не должны в обычных условиях осуществляться судьями. Но есть и другие виды деятельности, которые могут отвлекать судей от их прямых обязанностей, включая деятельность по взаимодействию с судебной администрацией, при которой судьям не оказывается (и не финансируется) надлежащая помощь (см. выше пункт «a», а также осуществление функций частного арбитража, что в любом случае в большинстве стран недопустимо.
  2. Порождают критику также и ситуации, когда судья привлекается к работе комиссий и сходных с ними органов. Существует точка зрения, согласно которой «судья должен судить», и поручение ему других задач является напрасной тратой ценных ресурсов.
  3. Консультативный совет не считает, что следует придавать этому особое значение. Если комиссия рассматривает вопрос, имеющий отношение к судебной работе, или судья может повысить авторитет этого органа, время, потраченное на подобную работу нельзя считать потраченным зря. Более того, судья становится более профессиональным, если его кругозор расширяется, чему способствует совместная работа с профессионалами в других областях или работа, которая, хотя и связана с судебной деятельностью, не является привычной и повседневной.
  4. С другой стороны, существует риск того, что судьи вовлекаются в проблему, связанную с политикой, включая принятие решений по внеправовым вопросам, которые лежат за пределами их профессионального опыта. Судьи должны тщательно решать вопрос о том, насколько разумно тратить свои силы и доброе имя на такого рода вопросы <*>.

———————————

<*> Консультативный совет ссылается на Заключение N 3 (2002), где он рассматривает вопросы судебной этики.

 

(f) Представительство в суде и финансирование судебных расходов

  1. В уголовных делах будет правильным, если правовая помощь или бесплатное законное представительство будут доступны независимо от существа позиции обвиняемого. Проблема состоит в больших отличиях в характере и серьезности дел, при которых в различных странах предоставляется такая помощь. В гражданских делах есть опасность того, что финансирование судебных тяжб спровоцирует поток необоснованных жалоб и чрезмерных требований, а это не может покрываться за счет средств судебного страхования <*>. При любой правовой системе люди склонны работать в тех областях, где доступны гонорары. Должна быть введена соответствующая система контроля для предварительной оценки существа жалобы и исключения случаев удовлетворения прошений о предоставлении правовой помощи, когда существо дела и/или сумма иска, возможно, не оправдает предстоящих расходов <**>.

———————————

<*> В отношении последнего см. § 26 настоящего Заключения.

<**> Сходная проблема возникает в отношении соглашений (в настоящее время разрешенных в Соединенном Королевстве) об условном вознаграждении — то есть таких соглашений, при которых причитающееся юристу вознаграждение за услуги, оказанные заявителю, выплачивается только в случае успешного исхода дела, при этом вознаграждение — а также дополнительная плата, которая может достигать 100% от суммы соглашения — платится проигравшим дело ответчиком в пользу адвокатов заявителя. Такие соглашения могут применяться неимущим заявителем для того, чтобы побудить ответчиков к заключению мирового соглашения, поскольку (1) ни заявитель, ни представляющие его интересы адвокаты не заинтересованы договариваться о разумном размере вознаграждения, более вероятна обратная ситуация, и (2) маловероятно, что ответчик в случае положительного для него исхода дела сможет взыскать судебные расходы с заявителя, если только последний не застрахуется на случай необходимости платить судебные расходы. Английские суды в последнее время стали осуществлять более строгий контроль в целях ограничения размера вознаграждения за юридические услуги по таким соглашениям, а также над условиями, при которых последние могут быть заключены.

1   2   3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

code